Статья 20. Место жительства гражданина

Комментарий к статье 20 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями и дополнениями

1. В соответствии со ст. 27 Конституции РФ каждый, кто на законных основаниях находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. При этом данное право, как и иные конституционные права и свободы человека и гражданина, согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях:

— защиты основ конституционного строя;

— защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц;

— обеспечения обороны и безопасности государства.

Цели, по которым могут быть ограничены гражданские и жилищные права граждан, «продублированы» в абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ и ч. 3 ст. 1 ЖК РФ.

2. Комментируемая статья посвящена месту жительства гражданина. В соответствии с ней «местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает», а «местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов». В свою очередь, ЖК РФ в ч. 4 ст. 1 указывает на то, что граждане, законно находящиеся на территории Российской Федерации, имеют право свободного выбора жилых помещений для проживания в качестве собственников, нанимателей или на иных основаниях, предусмотренных законодательством.

Закон РФ от 25 июня 1993 г. N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» <1> (далее — Закон о праве граждан на свободу передвижения) конкретизирует содержание понятия «место жительства» и устанавливает, что местом жительства являются: жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и др.), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Местом жительства гражданина, относящегося к коренному малочисленному народу Российской Федерации, ведущего кочевой и (или) полукочевой образ жизни и не имеющего места, где он постоянно или преимущественно проживает, в соответствии с названным Законом может быть признано одно из поселений, находящихся в муниципальном районе, в границах которого проходят маршруты кочевий данного гражданина.

———————————

<1> Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ (далее — Ведомости СНД и ВС РФ). 1993. N 32. Ст. 1227.

 

Чаще всего определить место, где гражданин постоянно проживает, достаточно просто. С некоторой степенью условности можно сказать, что это то место, где гражданин проживает всегда. Гораздо сложнее определить место жительства, если гражданин живет в разных местах. В этом случае требуется определить то место, где он проживает чаще всего (преимущественно).

Место жительства следует отличать от места пребывания. Под последним обычно разумеются гостиница, санаторий, пансионат, дом отдыха и т.п. В таких ситуациях все достаточно просто — понятно, что гражданин не может постоянно проживать в профилактории или в охотничьем домике (если, конечно, ему не предоставлено служебное жилье в этих объектах). Есть, однако, и более сложные ситуации, когда гражданин где-либо длительное время проживает и тем не менее местом жительства место его пребывания не считается. Так, местом жительства военнослужащих срочной службы признается то место, где они постоянно проживали до призыва. Местом жительства лиц, обучающихся в высших учебных заведениях, средних специальных учебных заведениях, учебных заведениях системы профессионально-технического образования и т.п., находящихся не в том месте, где граждане проживали до поступления в соответствующее учреждение, по общему правилу считается то место, из которого они прибыли. Местом жительства лиц, находящихся в следственных изоляторах, местах лишения свободы и т.п., считается то место, где они постоянно проживали до взятия под стражу.

3. С местом жительства гражданское и другое законодательство связывает вопросы исполнения обязательств, открытия наследства, подачу ряда исковых заявлений, получение пенсий и т.д. и т.п. При этом в отличие от правовой ситуации до принятия Конституции РФ 1993 г. отечественная правовая система менее жестко привязывает осуществление гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей к административному прикреплению граждан к определенному жилому помещению (прописке).

Вплоть до недавнего времени действовали многочисленные подзаконные акты, регулирующие пресловутую прописку. Закон о праве граждан на свободу передвижения вместо прописки ввел регистрационный учет граждан России. При этом важно подчеркнуть, что данный Закон указывает на то, что регистрация или отсутствие таковой не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан.

Нормативные правовые акты и соответственно судебная практика почти всегда связывали право граждан на проживание в жилом помещении с пропиской. По данному вопросу было дано соответствующее разъяснение в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 3 апреля 1987 г. N 2 «О практике применения судами жилищного законодательства» (п. 7) <1>. Однако с принятием Закона о праве граждан на свободу передвижения и Конституции РФ 1993 г. норма, содержащаяся в ч. 1 ст. 54 ЖК РСФСР, вступила в противоречие с указанными актами и, как следствие, признана Конституционным Судом РФ неконституционной. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой» <2> указано, в частности, что поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки Л.Н. Ситаловой на нарушение ее конституционного права на жилище примененными судом в ее деле нормами ЖК РСФСР.

———————————

<1> См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М.: СПАРК, 1995. С. 171.

<2> Собрание законодательства РФ. 1995. N 18. Ст. 1708.

 

По делу было установлено, что гражданка Л.Н. Ситалова в течение пяти лет находилась в фактических брачных отношениях с гражданином В.Н. Кадеркиным и проживала в его квартире, оставаясь прописанной в другом жилом помещении. После смерти родителей В.Н. Кадеркина она поставила вопрос о прописке в его квартире, на что согласия не получила.

В жалобе был поставлен вопрос о нарушении ч. 1 ст. 40 Конституции РФ, согласно которой каждый гражданин имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен такового. Законодатель, осуществляя регулирование этого конституционного права, обязан был следовать требованию ч. 2 ст. 55 Конституции РФ о недопустимости ущемления законами прав и свобод человека и гражданина. Это имело непосредственное отношение к установленному в ЖК РСФСР порядку вселения в жилое помещение.

Положение ч. 1 ст. 54 ЖК РСФСР о праве нанимателя на вселение других граждан в занимаемое им жилое помещение «в установленном порядке» носило бланкетный характер. Неопределенность юридического содержания данного положения не позволяла ответить на вопрос о том, какой орган и каким актом должен устанавливать этот порядок, и порождала произвольное понимание того, что оно означало по своему существу.

Отсутствие указания на вид нормативного акта, который должен устанавливать порядок вселения в жилое помещение, позволяет законодательным и исполнительным органам государственной власти различных субъектов Российской Федерации устанавливать такой порядок по собственному усмотрению, что может привести к нарушению конституционного права граждан на жилище и произвольному лишению их жилья.

Противоречива была также и судебная практика применения ч. 1 ст. 54 Жилищного кодекса РСФСР. При юридически сходных обстоятельствах дела указанной категории разрешались судами по-разному, что влекло неодинаковые правовые последствия для граждан.

Из Конституции РФ и Закона о праве граждан на свободу передвижения следует, что регистрация, заменившая институт прописки, или отсутствие таковой не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан (ст. 3 Закона), в том числе права на жилище. Однако до настоящего времени «установленный порядок», определяющий процедуру вселения в жилое помещение, понимался в правоприменительной практике исключительно как соблюдение положений о прописке, что имело место и при разрешении дела гражданки Л.Н. Ситаловой (со ссылкой на ч. ч. 1 и 2 ст. 54 ЖК РСФСР).

Таким образом, положение ч. 1 ст. 54 ЖК РСФСР, как в его буквальном истолковании, так и в том смысле, который ему придавался сложившейся правоприменительной практикой, приводило к нарушению ст. 18, ч. 1 ст. 19 Конституции РФ, а также основных прав и свобод граждан, предусмотренных ст. 27, ч. 1 ст. 40 Конституции РФ, и не согласовывалось с основаниями и условиями их ограничения, закрепленными в ч. ч. 2 и 3 ст. 55 Конституции РФ. Вместе с тем ч. 2 ст. 54 ЖК РСФСР, определяя условия приобретения равных прав на пользование жилым помещением, не противоречила указанным конституционным нормам <1>.

———————————

<1> См. также: Постановление Конституционного Суда РФ от 4 апреля 1996 г. N 9-П «По делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы» // Российская газета. 17.04.1996. N 73.

 

Уже после вынесения Конституционным Судом РФ названного выше решения Правительство РФ приняло Постановление от 17 июля 1995 г. N 713 «Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию» <1>, Министерство внутренних дел РФ утвердило соответствующую Инструкцию <2>, а Федеральная миграционная служба — Административный регламент <3>, в которых конкретизируются нормы Закона о праве граждан на свободу передвижения. Однако с сожалением приходится отметить, что еще преждевременно говорить об окончательном «уходе» прописки из нашей жизни. Еще действуют региональные документы, которыми местные власти пытаются регулировать прописку вопреки Конституции РФ и другим указанным выше актам.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 1995. N 30. Ст. 2939.

<2> Инструкция о применении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации (утв. Приказом Министра внутренних дел РФ от 23 октября 1995 г. N 393, зарегистрирована в Министерстве юстиции РФ 16 ноября 1995 г. N 980) // Российские вести. 07.12.1995. N 223.

<3> Приказ ФМС РФ от 20 сентября 2007 г. N 208 «Об утверждении Административного регламента предоставления Федеральной миграционной службой государственной услуги по регистрационному учету граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации» // Российская газета. 23.01.2008. N 12.

 

4. Все сказанное о правилах комментируемой статьи главным образом относится к должному. Как это часто бывает, сущее не соответствует должному. В большинстве случаев на практике в качестве места жительства гражданина признается место регистрации. И отнюдь не только в силу юридической неграмотности, правового нигилизма и т.п.

Суд, изучив обстоятельства конкретного дела, может констатировать, что гражданин постоянно или преимущественно проживает (проживал) в определенном месте. Но как быть при принятии на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях (ст. 52 ЖК)? Как поступать нотариусу при определении места открытия наследства, т.е. последнего места жительства наследодателя? Практически в таких и множестве иных ситуаций не остается ничего другого, кроме как считать, что местом жительства гражданина является место регистрации. Не случайно, к примеру, в нотариальной практике в качестве подтверждения факта места открытия наследства, т.е. места последнего постоянного жительства наследодателя, принимаются следующие документы:

— справка жилищно-эксплуатационной организации о регистрации гражданина по месту его жительства;

— справка органа местного самоуправления аналогичного содержания;

— справка с места работы умершего о месте его жительства;

— справка адресного бюро о регистрации гражданина по месту его жительства;

— справка жилищного либо жилищно-строительного кооператива;

— выписка из домовой книги;

— справка рай(гор)военкомата о том, где проживал гражданин до призыва на воинскую службу;

— справка органа социальной защиты населения о том, по какому адресу доставлялась пенсия наследодателю <1>.

———————————

<1> См.: Настольная книга нотариуса: Учебно-методическое пособие: В 2 т. 2-е изд., испр. и доп. М.: БЕК, 2003. С. 198.

 

В случае сомнений, при наличии спора установление факта места открытия наследства, т.е. последнего места жительства наследодателя, может быть произведено в судебном порядке по правилам установления фактов, имеющих юридическое значение (ст. ст. 264 — 268 ГПК).

Это (ориентир на место регистрации) и не хорошо, и не плохо. Просто нет других критериев. Плохо, когда «регистрация по месту жительства» (прописка) воспринимается как нечто определяющее жилищные и иные права, хотя суды неоднократно указывали на то, что регистрация не входит в понятие «место жительства» и не может служить условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией РФ, законами Российской Федерации, конституциями и законами республик в составе Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1998 г. N 4-П «По делу о проверке конституционности пунктов 10, 12 и 21 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 713» <1>, Определение Верховного Суда РФ от 3 октября 2012 г. N 14-АПГ12-5 <2>).

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 1998. N 6. Ст. 783

<2> СПС «КонсультантПлюс».

 

К регистрации нужно относиться примерно так: если гражданин зарегистрирован (прописан) в определенном месте, то, наверное, он там проживает, отдавая себе отчет в том, что, может быть, данный гражданин живет в другом месте.

Так, п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» <1> определено, что место жительства наследодателя может подтверждаться документами, удостоверяющими его соответствующую регистрацию в органах регистрационного учета граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации (п. 1 ст. 20 и ч. 1 ст. 1115 ГК, ч. ч. 2 и 4 ст. 1 ЖК, ч. ч. 2 и 3 ст. 2 и ч. ч. 2 и 4 ст. 3 Закона о праве граждан на свободу передвижения).

———————————

<1> Российская газета. 06.06.2012. N 127.

 

В исключительных случаях факт места открытия наследства может быть установлен судом (п. 9 ч. 2 ст. 264 ГПК). При рассмотрении такого заявления суд учитывает длительность проживания наследодателя в конкретном месте на момент открытия наследства, нахождение в этом месте наследственного имущества и другие обстоятельства, свидетельствующие о преимущественном проживании наследодателя в этом месте.

5. Изложенные ситуации следует отличать от тех случаев, когда гражданин сообщает кредиторам или иным лицам сведения о месте жительства, которые не соответствуют действительности. Причем такие действия гражданина могут быть умышленным введением кредиторов или иных лиц в заблуждение (обманом). Могут быть случаи, когда гражданин обозначает место жительства, следуя традиции, т.е. указывая место регистрации, не преследуя при этом цели обмануть кого-либо. Но во всех случаях, когда гражданин указал в качестве места жительства не то место, в котором он постоянно или преимущественно проживает, он несет риск вызванных этим последствий. Это значит, что при наступлении неблагоприятных последствий вследствие сообщения сведений о месте жительства, которые не соответствуют действительности, несение бремени этих последствий возлагается на данного гражданина. Например, срок исполнения обязательства гражданина определен моментом востребования. Кредитор в установленном порядке направил требование об исполнении обязательства, адресовав его в место жительства должника, указанное им при заключении договора. Должник не исполняет обязательство, поскольку он проживает в другом месте и попросту не знает о требовании кредитора. Как следует из рассматриваемого правила, должник не вправе ссылаться на это обстоятельство (на свое незнание о требовании кредитора) как на основание освобождения от ответственности. Должник считается просрочившим и, следовательно, должен исполнить обязательство, возместить убытки, уплатить неустойку и т.д.

Риск неблагоприятных последствий гражданин несет не только в случаях, когда он сообщает недостоверные сведения о месте жительства кредитору, но также и иным лицам. Например, налоговым органам или, предположим, сособственникам — продавец доли в праве общей собственности постороннему лицу в установленном порядке извещает остальных участников долевой собственности о своем намерении (ст. 250 ГК РФ). Но кто-то из собственников не получил соответствующее извещение, поскольку неверно указал место жительства. Риск последствий возлагается на это лицо, т.е. у него нет права требовать перевода на себя прав и обязанностей покупателя.

Такого рода случаев несения риска последствий, вызванных сообщением недостоверных сведений о месте жительства, немало (в том числе в процессуальных отношениях). Так, в соответствии с ч. 4 ст. 113 ГПК РФ судебное извещение, адресованное лицу, участвующему в деле, направляется по адресу, указанному лицом, участвующим в деле, или его представителем. Согласно ст. 118 ГПК РФ лица, участвующие в деле, обязаны сообщить суду о перемене своего адреса во время производства по делу. При отсутствии такого сообщения судебная повестка или иное судебное извещение посылаются по последнему известному суду месту жительства или месту нахождения адресата и считаются доставленными, хотя бы адресат по этому адресу более не проживает или не находится.

6. Как представляется, правило, сформулированное в п. 2 комментируемой статьи, не следует абсолютизировать. По общему правилу несовершеннолетние граждане (малолетние по ст. 28 ГК) проживают вместе с законными представителями. Вместе с тем нередко бывает и по-другому. Например, ребенок в связи с большой занятостью родителей проживает с бабушкой. Думается, в некоторых случаях возможно признание местом жительства малолетнего иного места, нежели то, где проживают его законные представители.

Комментарий к ГК РФ, 2013, 2014

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code