Статья 16. Возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления

Комментарий к статье 16 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями и дополнениями

1. В соответствии со ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Это положение имеет чрезвычайно важное значение для отношений государства и общества прежде всего потому, что оно обеспечивает восстановление нарушенных прав граждан в случае неправомерного поведения органов публичной власти или их должностных лиц. Кроме того, юридическая возможность взыскания с государства убытков, причиненных гражданину или юридическому лицу, наряду с мерами, предусмотренными положениями ст. ст. 281 и 306 ГК РФ и иными нормами гражданского права, представляет собой серьезную превентивную меру, создающую правовые гарантии защиты от произвола или безразличия публичной власти.

Указанная конституционная норма конкретизирована в положениях комментируемой статьи, входящих в институт возмещения вреда, причиненного актами власти. В большей степени подробно правила возмещения вреда, причиненного актами власти, установлены ст. ст. 1069 — 1071 ГК РФ. Однако нельзя не признать особое значение того обстоятельства, что сама возможность привлечения государства к гражданско-правовой ответственности была закреплена в части первой ГК РФ в гл. 2 «Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав».

Между тем в нормах публичного права также упоминается об ответственности государства (или его органов) перед гражданами и юридическими лицами. Так, в соответствии со ст. 35 НК РФ «налоговые и таможенные органы несут ответственность за убытки, причиненные налогоплательщикам, плательщикам сборов и налоговым агентам вследствие своих неправомерных действий (решений) или бездействия, а равно неправомерных действий (решений) или бездействия должностных лиц и других работников указанных органов при исполнении ими служебных обязанностей». Глава 18 УПК РФ регулирует порядок так называемой реабилитации, т.е. «возмещения имущественного вреда, устранения последствий морального вреда и восстановления в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах», а в ряде случаев — прекращения уголовного преследования. Однако подобного рода нормы публичного права расходятся с положениями гражданского законодательства и вряд ли могут быть включены в институт возмещения вреда, причиненного актами власти, поскольку деликтные отношения с участием государства являются имущественными, основаны на равенстве сторон и входят в предмет гражданского права (ст. 2 ГК). Как известно, Российская Федерация и иные публично-правовые субъекты выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами.

Основанием ответственности государства за причиненный гражданину или юридическому лицу вред является деликт — незаконные действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издание не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа либо органа местного самоуправления. Особенности условий ответственности публично-правового субъекта определены ст. ст. 1069 и 1070 ГК РФ.

Противоправность деяния органа государственной власти или местного самоуправления может выражаться в том числе и в бездействии, например: в непринятии требуемого индивидуального правового акта, в нарушении установленных законом сроков судебного разбирательства и пр.

Ранее действовавшая ст. 6 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее — ТмК РФ) устанавливала ответственность государства за убытки, причиненные лицам вследствие несвоевременного принятия, введения в действие и опубликования нормативных правовых актов, принятие которых предусмотрено указанным Кодексом. Цитируемая норма не встречается в иных законодательных актах, не известны и случаи применения ее на практике. Между тем проблема понуждения органа государственной власти к своевременному принятию необходимого нормативного правового акта и установления имущественной ответственности за нарушение такой обязанности не исследована в современной науке, не доказана должным образом и ее принадлежность к сфере частного права.

2. Комментируемая статья закрепляет право гражданина или юридического лица на возмещение убытков. Однако возмещение убытков в деликтном правоотношении выступает лишь как способ возмещения имущественного вреда (ст. 1082 ГК). Поэтому более широко последствия причинения вреда актами власти определены в ст. 1069 ГК РФ, в соответствии с которой в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов подлежит возмещению вред, причиненный гражданину или юридическому лицу.

Таким образом, гражданин вправе требовать также компенсации причиненного ему морального вреда, если, разумеется, на то есть основания, установленные ст. 151 ГК РФ. Случаи компенсации морального вреда независимо от вины причинителя вреда закреплены в ст. 1100 ГК РФ. Следует также заметить, что не исключается компенсация морального вреда и в случае нарушения органами государственной власти права гражданина на судебную защиту. Как отмечается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. N 6-П и Определении Конституционного Суда РФ от 3 июля 2008 г. N 734-О-П, право на судебную защиту является личным неотчуждаемым правом каждого человека. В связи с этим существует возможность применения ст. 151 ГК РФ в указанных отношениях.

Имущественный вред, причиненный актами власти, возмещается в соответствии с принципом полного возмещения убытков (п. 1 ст. 15 ГК), при этом размер убытков определяется по общим правилам (п. 2 ст. 15 ГК).

Так, решением арбитражного суда ОАО было отказано в иске к Министерству РФ по налогам и сборам о взыскании за счет казны Российской Федерации ущерба, в сумму которого истцом были включены расходы на представительство его интересов в суде. Суд указал, что данные расходы являются не убытками, возмещаемыми по правилам, установленным ГК РФ, а судебными издержками, которые возмещаются в особом порядке, установленном процессуальным законодательством, однако ни АПК РФ, ни НК РФ возмещение расходов по ведению дел представителями в судах и оказанию юридических услуг прямо не предусматривают. Рассматривая жалобу ОАО, Конституционный Суд РФ отметил, что «исключение расходов на представительство в суде и на оказание юридических услуг из состава убытков, подлежащих возмещению в порядке статей 15, 16 и 1069 ГК Российской Федерации в системной связи с его статьей 1082, свидетельствует о том, что толкование указанных норм, направленных на обеспечение восстановления нарушенных прав граждан и юридических лиц, в том числе путем возмещения вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти (статья 53 Конституции Российской Федерации), при рассмотрении конкретного дела было осуществлено вопреки их конституционно-правовому смыслу, чего суды не вправе были делать» <1>.

———————————

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2002 г. N 22-О.

 

Этот акт конституционного толкования подчеркивает не только незыблемость принципа полного возмещения убытков, но и несостоятельность ссылок на положения публичного права, определяющие отношения по поводу причинения вреда актами власти. В частности, в силу ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в полном объеме <1>.

———————————

<1> Конституционно-правовой смысл этого положения выявлен в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П, Определениях Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001 г. N 42-О и N 43-О.

 

3. Важным положением комментируемой статьи является указание на субъекта ответственности за вред, причиненный актами власти. Таким субъектом является само публично-правовое образование — Российская Федерация, соответствующий субъект Федерации или муниципальное образование, а убытки возмещаются за счет соответствующей казны. В силу ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если согласно п. 3 ст. 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Как было впервые отмечено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в случае предъявления гражданином или юридическим лицом требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, ответчиком по такому делу должны признаваться Российская Федерация, субъект Федерации или муниципальное образование в лице соответствующего финансового либо иного управомоченного органа. Предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу либо к органу местного самоуправления, допустившему нарушение, не может служить основанием для отказа в принятии искового заявления либо для его возвращения без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган.

Впоследствии Высший Арбитражный Суд РФ дополнительно разъяснил, что при удовлетворении исков к казне в резолютивной части решения суда должно говориться о взыскании денежных средств за счет казны соответствующего публично-правового образования, а не государственного или муниципального органа. При этом недопустимо ограничение источников взыскания путем указания на взыскание только за счет средств бюджета, поскольку такое ограничение противоречит ст. ст. 126, 214, 215 ГК РФ. В данном случае действует общее правило об ответственности публично-правового образования всем принадлежащим ему на праве собственности имуществом, составляющим казну <1>.

———————————

<1> Постановление Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации».

 

4. Специальный вид ответственности государства за причинение вреда — ответственность за вред, причиненный нарушением установленных сроков судопроизводства.

Так, 4 мая 2010 г. был опубликован и с этого же дня вступил в силу Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон о компенсации), в соответствии с которым граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства, российские, иностранные и международные организации, являющиеся в судебном процессе сторонами или заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора третьими лицами, взыскатели, должники, а также подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, осужденные, оправданные, потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики в уголовном судопроизводстве, в предусмотренных федеральным законом случаях другие заинтересованные лица при нарушении их права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ, в разумный срок могут обратиться в суд, арбитражный суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение.

С учетом того, что действующее гражданское законодательство, как уже отмечалось, предусматривает такой способ защиты, как возмещение вреда (как имущественного, так и морального), причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, возникает, пожалуй, главный с практической точки зрения вопрос — вопрос о соотношении существующих способов защиты с указанной «компенсацией». В силу Постановления Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П положения ст. 1070 ГК РФ не могут служить основанием для отказа в возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением.

Пункт 4 ст. 1 Закона о компенсации указывает, что «присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок не препятствует возмещению вреда в соответствии со статьями 1069, 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации. Присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за указанные нарушения». По смыслу названного Закона одновременное взыскание сумм компенсации морального вреда и материальной компенсации за одно и то же нарушение невозможно.

Хотя Закон о компенсации прямо не называет компенсацией морального вреда суммы, выплата которых предполагается в силу этого Закона, приведенное выше положение в совокупности с иными нормами Закона позволяет утверждать, что ничем иным «компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» быть не может.

В соответствии со ст. 3 Закона о компенсации заявление о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок может быть подано в суд, арбитражный суд в шестимесячный срок. В то же время в силу ст. 208 ГК РФ на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ (в том числе на требования о компенсации морального вреда) исковая давность не распространяется.

Таким образом, Закон о компенсации ввел специальные нормы, которые подлежат применению к отношениям по поводу компенсации морального вреда в случаях причинения такого вреда длительным судебным разбирательством в суде общей юрисдикции или арбитражном суде, длительным неисполнением судебного акта, длительным досудебным производством по уголовным делам.

5. Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ дополнил Кодекс новой ст. 16.1 «Компенсация ущерба, причиненного правомерными действиями государственных органов и органов местного самоуправления», положения которой вступили в силу с 1 марта 2013 г. В отличие от мер, предусмотренных комментируемой статьей, институт компенсации ущерба подлежит применению в случаях причинения вреда правомерными действиями.

Комментарий к ГК РФ, 2013, 2014

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code