Специальные виды мошенничества

П.С.Яни

Автор рассматривает вопросы квалификации деяний по ст. 159.5 УК, предусматривающей ответственность за мошенничество в сфере страхования, то есть хищение чужого имущества путем обмана относительно наступления страхового случая, а равно размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или иному лицу.

Ключевые слова: мошенничество, сфера страхования, страховой случай, размер страхового возмещения.

 

Статья 159.5 УК предусматривает ответственность за мошенничество в сфере страхования, т.е. хищение чужого имущества путем обмана относительно наступления страхового случая, а равно размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или иному лицу.

Пределы действия этой нормы как специального вида мошенничества определяются указанием в ней на такие выраженные специальными юридическими терминами элементы отношений в сфере страхования, как страховой случай, страховое возмещение, подлежащее выплате страхователю или иному лицу в соответствии с законом либо договором. Эти понятия раскрываются прежде всего в гл. 48 ГК, где указано, что страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком) (ст. 927 ГК). В качестве страховщиков договоры страхования могут заключать только юридические лица, имеющие разрешения (лицензии) на осуществление страхования соответствующего вида; требования, которым должны отвечать страховые организации, порядок лицензирования их деятельности и осуществления надзора за этой деятельностью определяются законами о страховании (ст. 938 ГК).

По договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы) (ст. 929 ГК).

По договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая); право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор (ст. 934 ГК).

Страхование может осуществляться не только на основании договора. Так, законом устанавливается обязательное государственное страхование жизни, здоровья и имущества государственных служащих определенных категорий (судей, гражданских служащих, судебных приставов и др.), а данное страхование осуществляется или непосредственно на основании законов и иных правовых актов о таком страховании указанными в этих актах государственными страховыми или иными государственными организациями (страховщиками), или на основании договоров страхования, заключаемых в соответствии с этими актами страховщиками и страхователями. Правила, предусмотренные гл. 48 ГК, применяются к обязательному государственному страхованию, если иное не предусмотрено законами и иными правовыми актами о таком страховании и не следует из существа соответствующих отношений по страхованию (ст. 969 ГК).

Предметом договора страхования являются в том числе определенные в законе виды риска (п. 2 ст. 929 ГК и др.), с чем связана норма об освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением некоторых указанных в законе случаев. Кроме того, законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя (ст. 963 ГК).

Вместе с тем условием выплаты страховой суммы по договору личного страхования могут, как указано выше, выступать такие страховые случаи, как достижение застрахованным лицом определенного возраста или наступление в его жизни иного предусмотренного договором события (ст. 934 ГК), например, рождение ребенка, бракосочетание <1>, что в данном случае исключает определение предметом договора некоего риска. Такие договоры личного страхования в теории гражданского права так и именуются — безрисковые: «В безрисковых договорах страховая выплата производится всегда, поскольку эти договоры конструируются таким образом, что предусмотренное в них в качестве страхового случая событие обязательно должно произойти» <2>.

———————————

<1> См.: Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: В 3 т. / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2011. Т. 3 (пункт 2 комментария к ст. 934 ГК). Если не оговорено иное, в частности не приведены страницы издания, ссылка сделана на источники (нормативные и научные, а также на судебные решения), опубликованные в СПС «КонсультантПлюс».

<2> Худяков А.И. Теория страхования. М.: Статут, 2010.

 

Закон устанавливает ограничения, касающиеся страхового возмещения. Эти ограничения могут быть отражены уже в договоре либо возникнуть на стадии выплаты страхового возмещения. В частности, при страховании имущества, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать действительную стоимость имущества (страховую стоимость) (п. 2 ст. 947 ГК); страховщик освобождается от возмещения убытков, возникших вследствие того, что страхователь умышленно не принял разумных и доступных ему мер, чтобы уменьшить возможные убытки (п. 3 ст. 962 ГК).

Страховая деятельность более подробно регламентирована в значительном числе нормативных правовых актов, и прежде всего, в Законе РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации». В частности, в п. 2 ст. 9 указанного Закона страховой случай определяется как совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам. «Страховой случай включает в себя опасность, от которой производится страхование, факт причинения вреда и причинную связь между опасностью и вредом и считается наступившим с момента причинения вреда (утраты, гибели, установления недостачи или повреждения застрахованного имущества) в результате действия опасности, от которой производилось страхование» <3>.

———————————

<3> Пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан».

 

Предметом мошенничества данного вида в соответствии с прямым указанием в законе может быть только имущество, но не право на него, однако данное имущество не ограничивается денежными средствами, поскольку согласно п. 4 ст. 10 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 «условиями страхования имущества и (или) гражданской ответственности в пределах страховой суммы может предусматриваться замена страховой выплаты (страхового возмещения) предоставлением имущества, аналогичного утраченному имуществу…».

Специализирующими данный вид мошенничества способами посягательства в статье назван обман относительно, во-первых, наступления страхового случая и, во-вторых, размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или иному лицу.

Первый способ отражен в следующем уголовном деле.

К.М. и К.Н. с целью хищения денежных средств страховой организации под видом выплаты страхового возмещения для восстановительного ремонта принадлежащего К.Н. автомобиля, получившего механические повреждения в дорожно-транспортном происшествии, вступили в преступный сговор между собой и агентом указанной страховой организации П. Для достижения указанной цели П. незаконно заполнил полис (договор) страхования о страховании указанного транспортного средства на сумму 600 тыс. руб., внес в него заведомо ложные сведения о том, что якобы данный полис оформлен до даты аварии, после чего К.М. и К.Н. представили в страховую организацию заявление о страховом возмещении, справку о ДТП, определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении. П. также представил в страховую организацию указанный заведомо подложный полис и подложную квитанцию об оплате К.Н. страховой премии в сумме 64800 руб. по данному страховому полису. По требованию сотрудников страховой организации П. представил подложные цифровые снимки другого автомобиля, совпадающего по цвету с автомобилем К.Н., не имеющего внешних механических повреждений, с указанием, что снимки сделаны при оформлении полиса (договора) страхования автомобиля К.Н. Введенные в заблуждение осужденными К.М., К.Н. и П. сотрудники страховой организации произвели расчет суммы страхового возмещения в размере 360 тыс. руб. Однако довести преступление до конца и получить денежные средства К.Н. и К.М. не смогли, так как их преступные действия были выявлены <4>.

———————————

<4> Апелляционное постановление Московского городского суда от 25 сентября 2013 г. по делу N 10-8875/13. О спорности данного решения в части вменения признака совершения мошенничества по предварительному сговору группой лиц см. далее.

 

Размер страхового возмещения зависит от четырех компонентов: 1) размера страховой стоимости; 2) размера убытков, причиненных страховым случаем; 3) размера страховой суммы, на которую застрахован предмет страхования; 4) предусмотренной договором системы так называемого страхового обеспечения, что имеет место при неполном имущественном страховании <5>. Совершение страхового мошенничества путем обмана относительно размера страхового возмещения имеет место, в частности, в случае, когда согласно условиям, предусмотренным договором страхования, форма выплаты страхового возмещения определена сторонами при заключении договора в виде компенсации счетов со станции технического обслуживания автомобиля страхователя, т.е. размер страхового возмещения зависит от затрат страхователя, понесенных по восстановлению принадлежащего ему автомобиля, а виновный представляет в страховую организацию документы, содержащие заведомо ложные сведения о понесенных страхователем затратах, которые в действительности оказались меньше указанных в названных документах.

———————————

<5> См.: Худяков А.И. Указ. соч.

 

Указание в числе квалифицирующих комментируемое деяние признаков на причинение значительного ущерба гражданину (ч. 2 ст. 159.5 УК) ставит вопрос о том, каким образом в рамках состава данного преступления может произойти противоправное и безмездное изъятие имущества не страховой компании (страховщиком согласно ст. 927 ГК может быть только организация), а физического лица. Поскольку в законе не указан адресат обмана, то получается, что деянием может быть охвачена «автоподстава», связанная с имитацией ДТП путем механического воздействия на автомобиль <6>. В этом случае мошенник может создать у потерпевшего впечатление наступления страхового случая по вине последнего и добиться от него путем обмана немедленной компенсации. Получается, однако, что если в указанном случае автомобиль потерпевшего от мошенничества не застрахован, то содеянное будет квалифицироваться по общей норме о мошенничестве.

———————————

<6> См.: Бадюков В.Ф., Дендиберя М.Ю. Риски мошенничества в страховании и методы их оценки // Безопасность бизнеса. 2012. N 4.

 

Мошенничество в отношении принадлежащего гражданину имущества путем обмана относительно размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю, может быть совершено сотрудником страховой организации, подделавшим договор с тем, чтобы получить у страхователя страховую премию в большем размере, нежели это предусмотрено договором страхования. В представленном мошенником в страховую организацию договоре будут указаны такая сумма страхового возмещения или иные условия договора, которые соответствуют меньшей, а не фактически полученной у страхователя премии. Предметом хищения здесь будет вся полученная у потерпевшего (страхователя) сумма, если заведомо для мошенника оформленный им договор в силу недействительности не будет влечь для страховщика юридических последствий.

Одним из квалифицирующих преступление признаков является совершение деяния группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 159.5 УК). Однако этот признак нередко вменяется ошибочно.

Пленум указал, что при рассмотрении дел о мошенничестве, совершенном двумя и более лицами, суду надлежит выяснить, какие конкретно действия, непосредственно направленные на исполнение объективной стороны этих преступлений, выполнял каждый из соучастников <7>. Соисполнительство в мошенничестве предполагает, что каждый из участников преступной группы выполняет часть объективной стороны деяния, своими действиями вводя потерпевшего или иное лицо в заблуждение с целью завладения чужим имуществом <8>.

———————————

<7> Пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51.

<8> Кассационное определение Московского городского суда от 6 сентября 2010 г. N 22-11619.

 

Ф. признана виновной в покушении на мошенничество в сфере страхования, т.е. в умышленных действиях, непосредственно направленных на совершение хищения чужого имущества путем обмана относительно наступления страхового случая, совершенных группой лиц по предварительному сговору. Ф., имея умысел, направленный на хищение чужого имущества путем обмана относительно наступления даты страхового случая, вступила в преступный сговор с другим лицом на хищение денежных средств, принадлежащих страховой компании. Зная о том, что 13 января 2013 г. стала участницей произошедшего дорожно-транспортного происшествия, вследствие чего ее автомобиль получил множественные повреждения, 15 января 2013 г. заключила договор страхования на указанное транспортное средство на сумму 560 тыс. руб., оформив полис страхования от 8 января 2013 г. по соответствующим рискам, обеспечив, таким образом, себе возможность последующего обращения с этим полисом в страховую компанию для получения страхового возмещения. В дальнейшем соучастник Ф., действуя на основании доверенности, выданной на его имя Ф., обратился в отдел урегулирования убытков страховой компании, предоставив полис страхования транспортного средства от 8 января 2013 г., и написал заявление о наступлении страхового случая, однако свой преступный умысел Ф. и указанный соучастник не смогли довести до конца по независящим от них обстоятельствам, поскольку их противоправные действия относительно представления недостоверных сведений о дате наступления страхового случая были выявлены сотрудниками страховой компании <9>.

———————————

<9> Апелляционное постановление Московского городского суда от 12 мая 2014 г. N 10-5683/2014. О спорности данного решения в части вменения признака совершения мошенничества по предварительному сговору группой лиц см. ниже.

 

В приведенном примере Ф. лишь оформила поддельный полис, т.е. совместно с уполномоченным сотрудником страховой организации изготовила поддельный официальный документ и передала его соучастнику, который использовал подделку для введения в заблуждение сотрудников компании. Поскольку действия Ф. в объективную сторону мошенничества не входили, содеянное ею должно быть квалифицировано как пособничество в совершении покушения на страховое мошенничество. Действия соучастника не образуют соисполнительства в совершении преступления группой лиц по предварительному сговору.

Вопрос возможности отнесения страхового полиса к числу официальных документов на практике решается по-разному <10>. Правильным, однако, представляется отнесение страхового полиса не к иным важным личным документам, а к официальным документам <11>. В противном случае важным личным, а не официальным будет считаться любой документ, удостоверенные которым юридические факты наделяют лицо правами, освобождают от обязанностей и т.п.

———————————

<10> См., в частности: Определения Верховного Суда РФ от 25 декабря 2008 г. N 49-Д08-106 и от 6 сентября 2012 г. N 70-Д12-18.

<11> О понятии официального документа см.: п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях».

 

Совершение страхового мошенничества лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК) будет иметь место при участии в качестве исполнителя (соисполнителя) лица, которое использует полномочия представителя власти, организационно-распорядительные или административно-хозяйственные полномочия для непосредственного введения в заблуждение уполномоченных сотрудников страховой компании либо иных лиц, например, суда, которые принимают решение о производстве соответствующих выплат. По одному из уголовных дел по ст. 159.5 УК суд указал: «Использование экспертами филиала ООО «<…>» Звягиным, Тимченко и Прудниковым, чьи заключения являлись обязательным условием для выплаты страховых возмещений, своих служебных полномочий в мошенничестве подтверждает обоснованность указанного квалифицирующего признака как в их действиях, так и в действиях других соисполнителей, которые не являлись должностными лицами, но осознавали, что способом хищения являлось использование служебных полномочий указанных экспертов. По мошенничеству с фиктивным ДТП автомобиля «<…>» рег. знак <…> о наличии признака использования служебного положения свидетельствует факт участия в преступлении сотрудника ГИБДД Шаменкова, чьи служебные полномочия также являлись способом совершения хищения» <12>.

———————————

<12> Кассационное определение Верховного Суда РФ от 1 октября 2013 г. N 48-О13-31.

 

Однако и в этом случае следует заметить, что указанные действия могут квалифицироваться как соисполнительство только при совершении преступления в составе организованной группы, когда фактическая роль участника такой группы — организаторская, пособническая и т.д. — отражается при квалификации как соисполнительство. При квалификации деяния как совершенного группой лиц по предварительному сговору действия, в частности, по изготовлению поддельных протоколов осмотра и т.п. непосредственно в объективную сторону мошенничества не входят, как соисполнительство квалифицироваться не могут, а стало быть, признак использования служебного положения изготовляющему такую подделку должностному лицу (в данном случае — представителю власти) вменен быть как соучастнику не может. Однако его действия при наличии к тому оснований должны квалифицироваться по совокупности как соучастие в совершении страхового мошенничества и как должностное преступление: служебный подлог (изготовление поддельного протокола осмотра места ДТП), злоупотребление должностными полномочиями (выдача справки для страховой организации, заведомо для него содержащей ложные сведения о факте ДТП), взяточничество (если им за названные незаконные действия получено незаконное вознаграждение).

Страховому мошенничеству может предшествовать заведомо ложное заявление в правоохранительные органы о совершении преступления, например, о хищении застрахованной автомашины, являющемся страховым случаем. При таких обстоятельствах данное заявление нельзя рассматривать как способ совершения мошенничества, поскольку оно находится за пределами объективной стороны хищения, являясь подготовительным к нему действием. Содеянное в этом случае подлежит дополнительной квалификации по ст. 306 УК как заведомо ложный донос о совершении преступления <13>.

———————————

<13> Апелляционное определение Московского городского суда от 24 июня 2013 г. по делу N 10-4732/2013.

Пристатейный библиографический список

  1. Бадюков В.Ф., Дендиберя М.Ю. Риски мошенничества в страховании и методы их оценки // Безопасность бизнеса. 2012. N 4.
  2. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: В 3 т. / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2011. Т. 3.

3. Худяков А.И. Теория страхования. М.: Статут, 2010.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code