Статья 8.1. Государственная регистрация прав на имущество

Комментарий к статье 8.1 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями и дополнениями

1. Впервые в Гражданский кодекс включена специальная статья, посвященная общим правилам о государственной регистрации имущественных прав. Необходимость развития института государственной регистрации и его важная роль в вопросе укрепления гражданских прав и обязанностей отмечались в Концепции развития гражданского законодательства РФ. При этом обращалось внимание на то, что «целесообразно включить общие положения о государственной регистрации имущественных прав, единые для различных объектов, в отношении которых предусмотрена правоустанавливающая (не учетная) регистрация, установив, в частности, принципы регистрации: проверки законности оснований регистрации, публичности реестра, презумпции его достоверности; правило о том, что право возникает с момента регистрации права в реестре» <1>.

———————————

<1> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. С. 31 — 32.

 

Указанные тезисы в полной мере получили развитие в комментируемой статье. Однако нельзя не отметить, что институт государственной регистрации прав на имущество, конечно, имел хотя и не целостное, но достаточно широкое развитие как в статьях Кодекса, так и в других законах. В литературе изначально признавалась высокая значимость института государственной регистрации, хотя преимущественно такая регистрация связывалась исключительно с недвижимым имуществом. К примеру, М.И. Брагинский подчеркивал: «Гражданский кодекс Российской Федерации изменил отношение к государственной регистрации. Именно она стала носить, при том, как правило, самостоятельно, правообразующий характер. Именно с нею в первую очередь стали связываться необходимая определенность правового статуса отдельных объектов недвижимости, а также государственный контроль за законностью совершаемых с недвижимостью сделок в интересах как самих их участников, так и третьих лиц» <1>. Особую роль государственной регистрации в укреплении прав отмечает В.С. Ем, указывая, что «государственная регистрация действий, событий и прав, делая их публично достоверными, является средством публичного контроля за гражданским оборотом в целях обеспечения наиболее полной охраны важнейших имущественных и личных прав, благ и свобод субъектов» и далее «только зарегистрированные в соответствии с требованиями закона действия и события являются юридическими фактами, порождающими гражданско-правовые последствия, и что только зарегистрированные права считаются существующими» <2>.

———————————

<1> Брагинский М.И. Комментарий к Закону Российской Федерации «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». М.: Юстицинформ, 1998.

<2> Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2011. С. 335, 336.

 

2. Основой для комплексного нормативного развития выступило ранее закрепленное в основных положениях Гражданского кодекса правило (п. 2 ст. 8), действовавшее до 1 марта 2013 г., о том, что права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом. Учитывая установленную в ст. 130 ГК РФ презумпцию об исключении «обязательной» государственной регистрации прав на движимые вещи, приведенный в ст. 131 Кодекса перечень подлежащих государственной регистрации прав был соответственно установлен для недвижимого имущества. Согласно названной статье регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты. Данный перечень не является закрытым, иные подлежащие государственной регистрации права могут быть предусмотрены как в статьях ГК, так и в других законах. К примеру, согласно ч. 3 ст. 33 ЖК РФ по требованию отказополучателя государственной регистрации подлежит право пользования жилым помещением, возникающее из завещательного отказа. Согласно ч. 15 ст. 3 Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» в качестве обременения права собственности концедента государственной регистрации подлежат права владения и пользования концессионера недвижимым имуществом, входящим в состав объекта концессионного соглашения.

Долгое время государственная регистрация иных имущественных прав дополнительно к уже предусмотренным не вводилась. Только через 13 лет после вступления в силу части первой ГК РФ отнесение ряда исключительных прав к имущественным приобрело бесспорный характер и в итоге установлена государственная регистрация результата интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации. Вместе с тем следует отметить обратную последовательность процедуры государственной регистрации по сравнению с определенной в настоящей статье. В соответствии с предусмотренной в законе процедурой только при условии государственной регистрации результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации будет признаваться и исключительное право на них (см. комментарий к ст. 1232 ГК).

3. Существо государственной регистрации и ее значение определены в п. 1 комментируемой статьи. При государственной регистрации осуществляется фиксация имущественного права участника гражданского оборота на конкретный объект гражданских прав. Государственная регистрация устанавливается законом, защищает интересы и обеспечивает потребности и защиту прежде всего участников гражданского оборота. Конечно, существенное влияние на востребованность института государственной регистрации оказывает высокая заинтересованность такого публичного субъекта, как государство, которому крайне необходима достоверная информация об объектах гражданских прав и правообладателях в целях эффективного администрирования в экономической, градостроительной, налоговой и других сферах государственного управления.

Формализованная законом процедура государственной регистрации выступает юридическим актом, обеспечивающим признание и защиту принадлежащих определенному лицу имущественных прав, закрепляющих конкретный объект гражданских прав за этим лицом. Учитывая место размещения данной статьи в структуре ГК РФ и общие принципы государственной регистрации прав, предусмотрено, что государственной регистрации подлежат имущественные права, закрепляющие принадлежность объекта гражданских прав определенному лицу. Данный подход позволяет распространить единые требования государственной регистрации прав, основываясь на собирательном характере термина «имущество», учитывающего изменяющиеся со временем потребности гражданского оборота в «новых», ранее не востребованных объектах. Следует отметить и в достаточной степени универсальную формулировку подлежащих государственной регистрации прав. В данном случае без конкретизации определенного вида прав указываются подлежащие государственной регистрации любые права, которые закрепляют принадлежность определенному лицу объекта гражданских прав, а также ограничения этих прав и обременения имущества.

4. В комментируемой статье устанавливаются принципы осуществления государственной регистрации имущественных прав и элементы, составляющие содержание такого реестра. Определены три основных принципа государственной регистрации: законность оснований регистрации, публичность и достоверность реестра. Как уже отмечалось выше, целесообразность включения указанных принципов в ГК РФ отмечалась в Концепции развития гражданского законодательства РФ. Провозглашение принципа законности как основополагающего фактора государственной регистрации направлено на обеспечение незыблемости сведений государственного реестра как информационного ресурса. Принципы публичности и достоверности государственного реестра направлены на обеспечение свободного доступа любых лиц к содержащимся в государственном реестре сведениям, повседневное поддержание достоверности которых гарантирует высокую юридическую чистоту и актуальное юридическое содержание.

Открытый доступ к информации был и ранее предусмотрен в ГК РФ применительно к объектам недвижимого имущества. Согласно п. 4 ст. 131 Кодекса орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней, обязан предоставлять информацию о произведенной регистрации и зарегистрированных правах любому лицу. Указанные принципы получили соответствующее развитие в специальных законах. В частности, согласно п. 1 ст. 8 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» <1> (далее — Закон о регистрации прав) сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре прав (далее — ЕГРП), являются общедоступными (исключение составляют сведения, доступ к которым ограничен федеральным законом) и предоставляются органом, осуществляющим государственную регистрацию прав, по запросам любых лиц, в том числе посредством почтового отправления, использования сетей связи общего пользования или иных технических средств связи, а также посредством обеспечения доступа к информационному ресурсу, содержащему сведения ЕГРП. В сравнительно усеченном виде регламентирован данный вопрос в Федеральном законе от 14 марта 2009 г. N 31-ФЗ «О государственной регистрации прав на воздушные суда и сделок с ними», согласно п. 1 ст. 6 которого сведения о государственной регистрации прав на воздушные суда являются открытыми. При этом орган государственной регистрации прав на воздушные суда обязан предоставлять сведения, содержащиеся в ЕГРП, о правах на воздушные суда любому лицу, предъявившему документ, удостоверяющий личность (юридическому лицу, предъявившему документы, подтверждающие регистрацию данного юридического лица и полномочия его представителя), и заявление в письменной форме.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.

 

Дополнительно к названным принципам в комментируемой статье установлены также требования к содержанию и составу сведений государственного реестра. Установлено, что в государственном реестре должен содержаться необходимый для идентификации объем сведений об объекте гражданского оборота, позволяющий с достаточной степенью определенности разграничивать имущество. Именно это требование к составу сведений государственного реестра предъявляется установленным в комментируемой статье правилом о том, что в таком реестре должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить объект, на который устанавливается право. В то же время установлено, что государственный реестр должен содержать и сведения об управомоченном лице, а также о закрепленном за данным лицом праве и основании его возникновения. При этом впервые в основных положениях Гражданского кодекса реализован принцип единства сведений государственного реестра об объекте гражданского оборота и связанных с этим объектом правах на имущество. Нужно отметить, что последовательно проводимая реформа системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество, законодательства, регулирующего кадастровый учет недвижимости и регистрацию прав на него, находится в русле установленных принципов. Так, с 1 января 2012 г. вступили в силу изменения в ч. 4 ст. 4 Федерального закона от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости», согласно которым государственный кадастр недвижимости на электронных носителях является частью единой федеральной информационной системы.

5. Исходя из системности и единства нормативно-правового регулирования утратившее силу правило п. 2 ст. 8 в уточненном виде воспроизведено в п. 2 комментируемой статьи. Уточнение устранило изначально допущенную юридическую неточность, поскольку правило затрагивало только определение момента при возникновении прав на имущество и умалчивало о порядке определения момента при изменении и прекращении прав.

Рассматриваемое правило, во-первых, связывает с моментом регистрации всю «линейку» трансформации прав на имущество, во-вторых, при определении момента трансформации прав применяется в отношении любых прав на имущество, подлежащих государственной регистрации. При этом иной порядок определения указанного момента может быть установлен законом, что предполагает возможность установить в законе указание на иное событие (обстоятельство) для определения момента возникновения, изменения и прекращения соответствующих прав. К примеру, согласно п. 4 ст. 218 ГК РФ юридический факт полного внесения паевого взноса членом жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива выступает достаточным основанием для определения момента приобретения таким лицом права собственности соответственно на жилое помещение, дачу, гараж или иное имущество. Конечно, такое лицо без государственной регистрации своего права в отношениях с третьими лицами будет выступать как собственник имущества. Но следует признать, что отсутствие легитимации титула через государственную регистрацию и как следствие скрытый характер публичности сведений об объекте и правах на него будут оказывать влияние на широту свободы действий такого собственника в его отношениях с третьими лицами. В качестве другого примера возникновения прав до их регистрации можно отметить случай принятия наследства, в котором принятое в порядке наследования имущество признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество (п. 4 ст. 1152 ГК) <1>. Вместе с тем вышеназванные практические проблемы возможны в любых других случаях, если сведения о правах не внесены в соответствующий публичный государственный реестр.

———————————

<1> В качестве еще одного предусмотренного законом исключения в вопросе определения момента возникновения, изменения и прекращения прав следует отметить особенности, установленные в Федеральном законе от 1 декабря 2007 г. N 310-ФЗ «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

 

6. В качестве обоснования введения в ГК РФ рассматриваемой статьи отмечалась необходимость исключения дублирования регистрационных действий. Решение данной задачи обосновывалось также в Концепции развития гражданского законодательства РФ. Отмечался не только хаотичный подход в установлении обязательной регистрации для отдельных сделок, но и «смешение различных систем регистрации» <1>. Следует уточнить, что изначально предполагалось провести замещение обязательной государственной регистрации сделок на их обязательную нотариальную форму без каких-либо исключений (вне зависимости от вида сделки, составляющего предмет сделки имущества, субъектов сделки и иных критериев). Поэтому на стадии внесения рассматриваемой статьи в Государственную Думу ее редакция предусматривала, что «если иное не установлено законом, сделка, влекущая возникновение, изменение или прекращение прав, которые подлежат государственной регистрации, должна быть нотариально удостоверена». Предложенный подход по обязательному нотариальному удостоверению сделок вызвал достаточно жесткую дискуссию как в научной среде, так и в обществе <2>. Уже промежуточный вариант редакции предусматривал введение обязательного нотариального оформления сделок только при участии граждан, но в итоге был изменен на рассматриваемую редакцию. В результате был принят прямо противоположный изначальному вариант редакции комментируемой статьи, согласно которому законом предусматриваются не случаи исключения обязательности нотариального удостоверения, а случаи, при которых требуется такое оформление. Конечно, отсутствие в основных положениях требований об обязательном нотариальном удостоверении сделок не препятствует участникам сделки по взаимному согласию обратиться к нотариусу за совершением такого нотариального действия. Вместе с тем в итоге было исключено обязательное нотариальное удостоверение сделок. В рассматриваемой статье предусмотрено, что если соглашением сторон согласовано нотариальное оформление сделки, то такая сделка должна быть нотариально удостоверена. Данное правило корреспондирует п. 2 ст. 163 ГК РФ, предусматривающим аналогичные два случая обязательности нотариального удостоверения сделок. Вместе с тем в комментируемой статье речь идет не о всех сделках, а только о направленных на возникновение, изменение и прекращение подлежащих государственной регистрации прав на имущество.

———————————

<1> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. С. 32.

<2> К примеру, на состоявшихся в Государственной Думе 2 июля 2012 г. парламентских слушаниях В.Ф. Яковлев в поддержку обязательного нотариального оформления отметил, что «во всех странах континентальной Европы используется и то и другое: нотариальное удостоверение, и нотариальное сопровождение, и государственная регистрация. И вместе эти два института работают очень хорошо… обеспечивают то, что называется правовой безопасностью в сфере оборота недвижимости, правовой безопасности для всех участников вот этого оборота…». В качестве противоположной точки зрения можно привести аргументацию А.Н. Шохина: «…мы не можем сейчас прописать все положения закона о нотариате, который должен быть условием введения новых норм регистрации сделок. А во-вторых, что делать с госрегистрацией? Ведь если нотариальное, как говорится, заверение является основой, госрегистрация должна тоже измениться. И Закон о кадастре, и Закон о регистрации должны по-другому выглядеть… правило пункта 3, затрагивающее нотариальную форму как ответственность нотариусов, будет обеспечиваться. Страхованием? Обязательным страхованием ответственности? В каких объемах? В каком-то, как говорится, проценте от сделок, от размера сделок либо в нынешнем объеме, когда фактически у них нет еще того объема работ и тех масштабов сделок, которые могут на них навалиться, так сказать, по новой схеме… если вводить нормы в связи с принятием закона о нотариате, но вводится нотариальное заверение вместо госрегистрации либо с иным типом госрегистрации, по сути дела, автоматическим внесением в реестр, то нам надо базовые положения этих законов уже «на берегу» обсуждать и договариваться по принципу: приняли во втором чтении базовый закон, значит, в первом чтении должен быть готов и специализированный закон. До этого, безусловно, далеко, поэтому переходные нормы нужно прописывать максимально защищенно для участников гражданского оборота».

 

В п. 3 рассматриваемой статьи предусмотрены процедуры, затрагивающие порядок ведения реестра. Во-первых, продекларирован заявительный порядок ведения государственного реестра, с учетом которого записи вносятся в реестр только по заявлению всех сторон сделки. При этом для случая нотариального оформления предусмотрены отличные от общеустановленного порядка альтернативные варианты внесения записей в государственный реестр. При этом запись в государственный реестр может быть внесена на основании заявления одной из сторон сделки, а также нотариуса. Необходимо отметить, что с учетом п. 1 ст. 16 Закона о регистрации прав действующий порядок подачи заявления и документов на государственную регистрацию прав на недвижимое имущество предусматривает возможность совершения нотариального действия по подаче заявления о государственной регистрации права, если право возникает на основании нотариально удостоверенной сделки или иного совершенного нотариусом нотариального действия. В то же время установлено, что заявление в рассматриваемом случае также может быть подано помощником нотариуса. Полагаем, что с учетом положений абз. 2 п. 5 комментируемой статьи процедуры, направленные на упрощение государственной регистрации прав и ускорение сроков регистрации для случаев нотариального удостоверения сделок, могут получить дополнительное развитие.

7. Если в п. 3 рассматриваемой статьи установлена зависимость изменения записи государственного реестра только от согласованной воли сторон сделки и процедурно оно реализуется подачей в уполномоченный государственный орган соответствующего заявления всеми участниками такой сделки, то в п. 4 этой статьи предусмотрено исключение из этого общего правила. Как уже говорилось выше, права на имущество возникают, изменяются или прекращаются не только вследствие совершения сделок, но и вследствие наступления обстоятельств, указанных в законе. В последнем случае внесение записи в государственный реестр вносится по заявлению лица, для которого наступили соответствующие правовые последствия. В частности, этим правом на подачу заявления могут воспользоваться члены потребительского кооператива, для которых обстоятельством, указанным в законе, является выплата ими в полном размере своего паевого взноса (п. 4 ст. 218 ГК).

С заявлением о внесении записи в государственный реестр могут обратиться не только стороны сделки и не только в связи с возникновением предусмотренных в законе обстоятельств, но и в других случаях. При этом право отдельных лиц обращаться с заявлением о внесении записи в государственный реестр должно быть предусмотрено в законе. К примеру, согласно п. 1 ст. 16 Закона о регистрации прав государственная регистрация прав проводится на основании требования судебного пристава, а также органов государственной власти, местного самоуправления или иных организаций, если право обращения соответствующих органов и организаций также предусмотрено законом. Дополнительно можно отметить, что согласно п. 1 ст. 29 Закона о регистрации прав с заявлением о государственной регистрации ипотеки вправе обратиться нотариус, удостоверивший договор об ипотеке.

В результате рассмотрения поданного в уполномоченный государственный орган заявления может быть принято решение о государственной регистрации или в такой регистрации может быть отказано. Заявитель с учетом п. 8 рассматриваемой статьи вправе оспорить в суде отказ в государственной регистрации, а также уклонение такого органа от ее проведения. Под отказом обычно понимается оформленное письменно решение уполномоченного органа, отражающее предусмотренные законом причины, препятствующие проведению государственной регистрации. Заявитель вправе либо устранить причины, препятствующие проведению государственной регистрации, либо в случае своего несогласия с принятым решением об отказе обжаловать такое решение в суде. В тех случаях, когда в соответствии с поданным в регистрирующий орган заявлением не осуществлена государственная регистрация в установленные сроки без надлежащего оформления отказа в ней либо регистрирующий орган препятствует подаче документов на регистрацию или по неизвестным причинам бездействует, что, конечно, свидетельствует об уклонении уполномоченного органа от исполнения возложенных на него функций, заявитель также вправе обжаловать в суде такое бездействие регистрирующего органа.

8. В п. 5 комментируемой статьи определены основные элементы компетенции органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на имущество. В отличие от установленных в п. 1 рассматриваемой статьи основных принципов государственной регистрации и ведения реестра в рассматриваемом пункте предусмотрены конкретные процедурные действия уполномоченного на регистрацию органа. В целях осуществления государственной регистрации такой орган обязан обеспечить проведение следующих административных процедур:

1) провести проверку полномочий обратившегося за государственной регистрацией прав лица;

2) определить законность оснований для проведения государственной регистрации.

Проверка полномочий заявителя, наличия или отсутствия предусмотренных законом обстоятельств, а также представленных документов осуществляется в рамках правовой экспертизы, по результатам которой уполномоченным органом должно быть принято решение, обеспечивающее законность проведения такой регистрации. В рассматриваемом пункте содержательно не раскрывается обозначенная компетенция органа по регистрации прав, в частности процедура проверки полномочий соответствующего лица и иные процедуры, раскрывающие последовательность действий уполномоченного на государственную регистрацию органа. Вместе с тем необходимый порядок проведения правовой экспертизы и, конечно, более детальная компетенция органа по регистрации прав должны быть определены законом на основе принципов проверки законности оснований регистрации, публичности и достоверности государственного реестра, как это указано в п. 1 комментируемой статьи.

9. В п. 6 комментируемой статьи последовательно реализованы провозглашенные в этой же статье принципы законности оснований регистрации, публичности и достоверности государственного реестра. Государственная регистрация как акт укрепления прав признается незыблемой, поскольку установлено, что лицо, указанное в государственном реестре в качестве правообладателя, признается таковым, пока в установленном законом порядке в реестр не внесена запись об ином. Государственная регистрация, основываясь на проводимой уполномоченным органом правовой экспертизе, носит правоподтверждающий характер, что не исключает возможность оспаривания зарегистрированного права в судебном порядке. Однако правообладатель вправе полагаться на законность государственной регистрации, а иные лица — также на достоверность сведений государственного реестра. Исключение составляет только случай, предусмотренный для лиц, которые знали или должны были знать о недостоверности данных государственного реестра. При возникновении спора в отношении зарегистрированного права такие лица не вправе ссылаться на данные государственного реестра. Это правило представляется актуальным, в особенности при отчуждении имущества в отсутствие своевременно внесенных в государственный реестр сведений о государственной регистрации соответствующих ограничений права. Необходимо отметить, что для разрешения спора о зарегистрированном праве на недвижимое имущество в Законе о регистрации прав предусмотрено аналогичное правило. Однако в этом Законе формулировкой «является единственным доказательством существования зарегистрированного права» значению государственной регистрации придается более жесткое и даже безапелляционное значение, что по своему содержанию сопоставимо со вступившим в законную силу решением суда. Рассматриваемая редакция п. 6 направлена на защиту титула правообладателя, а не на фиксацию значимости государственной регистрации при разрешении споров.

В судебной практике длительное время отсутствовал единообразный подход в рассмотрении требований о признании недействительной записи о государственной регистрации права на объект недвижимости как ненормативного акта государственного органа <1>.

———————————

<1> К примеру, ФАС Уральского округа в своем Постановлении от 13 января 2004 г. N Ф09-3957/03-ГК указал, что требование о признании недействительной записи о государственной регистрации права на объект недвижимости как ненормативного акта государственного органа правомерно удовлетворено судом. Однако в значительно большей степени судебная практика, особенно последних лет, основывается на иной позиции. В частности, на том, что государственная регистрация (запись в ЕГРП) и свидетельство о государственной регистрации не могут быть оспорены как ненормативные правовые акты в порядке, предусмотренном ст. ст. 197 и 198 АПК РФ. Эта позиция отражена в Постановлении ФАС МО от 15 декабря 2008 г. N КГ-А40/11595-08 по делу N А40-27683/08-121-229, в котором отмечается, что согласно ст. 12 ГК РФ лицо, права которого нарушены, вправе их защищать одним из способов, указанных в данной норме либо иных законах. При этом, по мнению суда, исходя из буквального толкования п. 1 ст. 2 Закона о регистрации прав допускается лишь оспаривание зарегистрированного права, а не акта государственной регистрации. В Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 13 января 2009 г. N Ф08-7400/2008 по делу N А63-14188/2007-С1-35 обращается внимание на то, что согласно ст. 17 Закона о регистрации прав одним из оснований для государственной регистрации прав на недвижимое имущество являются сделки. Поскольку суд установил, что сделка, явившаяся основанием для регистрации за компанией права собственности на спорные объекты недвижимости, признана недействительной, соответственно признан недействительным и акт государственной регистрации прав на данное имущество. В Постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 сентября 2009 г. N 18АП-7642/2009 по делу N А34-2366/2009 суд, ссылаясь на п. 5 ст. 131 ГК РФ и п. п. 1 и 5 ст. 2 Закона о регистрации прав, отметил, что в судебном порядке могут быть оспорены только отказ в государственной регистрации и (или) уклонение от нее, а также само зарегистрированное право. В последнем из приведенных случаев суд отметил, что оспаривание акта государственной регистрации прав по правилам, определенным гл. 24 АПК РФ, возможно, если оно не связано со спором о праве.

 

10. В комментируемой статье в целях повышения информативности государственного реестра в части предупреждения любых заинтересованных лиц о возможных притязаниях на объект гражданских прав предусмотрена возможность внесения возражений в виде отметки в государственном реестре. Под отметкой в рассматриваемом случае понимается запись о наличии судебного спора в отношении зарегистрированного на соответствующий объект права. При этом порядок внесения в государственный реестр указанных отметок о возражении может быть установлен только законом.

Предусмотренная возможность внесения отметок о возражении может быть реализована не безгранично. Предусмотрены ограничения, направленные на исключение злоупотребления правом внесения в государственный реестр отметок о возражении. Во-первых, по кругу лиц, хронологически связанных с определенным объектом гражданских прав. Такое ограничение означает, что отметки о возражении могут быть внесены только по требованию лица, соответствующее право которого было зарегистрировано ранее. Во-вторых, если установлены два ограничения процедурного свойства и при этом оба последовательных ограничения зависят от наличия в установленный срок факта оспаривания зарегистрированного права в суде. Установлено, что если в течение трех месяцев со дня внесения в государственный реестр отметки о возражении в отношении зарегистрированного права лицо, по заявлению которого она внесена, не оспорило зарегистрированное право в суде, отметка о возражении аннулируется. В последующем указанное лицо, которое в предусмотренный срок не оспорило в суде зарегистрированное право, лишается права требовать внесения в государственный реестр отметки о наличии судебного спора.

11. В п. 9 рассматриваемой статьи предусмотрены конкретные виновные действия (бездействие) регистрирующего органа, которые могут послужить основанием для возмещения убытков. К ним отнесены:

— уклонение от государственной регистрации;

— внесение в государственный реестр незаконных или недостоверных данных о праве;

— нарушение предусмотренного законом порядка государственной регистрации прав на имущество.

Может возникнуть мысль о целесообразности введения специальной статьи, посвященной возмещению убытков, учитывая уже давно предусмотренный ГК РФ институт возмещения убытков, причиненных гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания акта, не соответствующего закону или иному правовому акту. Как обоснованно отмечает Л.Ю. Михеева, рассматривая общие правила ст. 16 ГК РФ о возмещении убытков, «юридическая возможность взыскания с государства убытков, причиненных гражданину или юридическому лицу… представляет собой серьезную превентивную меру, создающую правовые гарантии защиты от произвола или безразличия публичной власти» (см. комментарий к ст. 16 ГК). Кроме того, данное правило получило развитие в ст. ст. 1069 — 1071 ГК РФ, специально посвященных возмещению государством причиненного вреда. Вместе с тем особое внимание к ответственности регистрирующего органа представляется вполне оправданным и вызвано следующими факторами. Во-первых, применение уже предусмотренных в ГК РФ статей о возмещении убытков незаконными действиями государственных органов может быть затруднено. Это связано с тем, что если в комментируемой статье идет речь о государственной регистрации имущественных прав в государственном реестре, то его ведение в соответствии с законом может быть возложено не обязательно на государственный орган. Во-вторых, деятельность такого уполномоченного органа непосредственно связана с проведением правовой экспертизы представленных на регистрацию документов, что не исключает предвзятость и необъективность при ее проведении. В-третьих, деятельность органа имеет огромное значение практически для всех участников гражданского оборота.

Комментарий к ГК РФ, 2013, 2014

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code