ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ДОЛЖНОСТНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ

М.В.Баранникова

В последние годы практически ни один документ, характеризующий социально-экономическую ситуацию в Российской Федерации, а также положение дел в области борьбы с преступностью, не обходится без упоминания о коррупции. Перспективными направлениями уголовно-правовой борьбы с ней являются совершенствование содержащихся в уголовном законе норм об ответственности за коррупционную деятельность и правоприменительной практики по составам коррупционных преступлений1.

Одним из самых распространенных и опасных коррупционных преступлений является злоупотребление должностными полномочиями, поскольку оно существенно подрывает авторитет государственной власти, негативно влияет на эффективность ее отправления, способствует совершению других преступле­ний, обладающих повышенной общественной опасностью, является фактором развития организованной преступности. Определенную настороженность вызывает высокий уровень латентности злоупотреблений по службе, что приводит к безответственности виновных лиц и порождает в обществе неблагоприятную для борьбы с преступностью морально-психоло­гическую атмосферу.

Сегодня назрела необходимость рассмотреть законодательную модель состава преступления, предусматривающего ответственность за злоупотребление должностными полномочиями с позиций современных реалий, механизм реализации которой, как показывает практика, не совершенен.

Применение ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями» на практике сталкивается с целым рядом трудно­стей, обусловленных как несовершенством ее редакции, так и ошибками правоприменителя, привлекающего к уголовной ответствен­ности за должностные злоупотребления.

Уголовный закон определяет злоупотребление должностными полномочиями как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или, иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства.

В настоящее время лица, применяющие уголовный закон, сталкиваются с целым рядом проблем при квалификации злоупотребления должностными полномочиями. Их лишь отчасти решает постановление Пленума Верховного суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», дающее официальное разъяснение особенностей применения уголовно-правовой нормы об ответственности за данный состав.

Особенностью законодательного оформления ст. 285 УК РФ является наличие в ней целого ряда оценочных признаков, уяснение содержания которых затрудняет квалификацию деяния как злоупотребления должностными полномочиями.

Так, используемый в тексте рассматриваемой статьи термин «использование полномо­чий» в юридической литературе толкуется неоднозначно. Общепризнанно, что использование можно совершить путем активных действий виновного. Однако вопрос о возможности злоупотребления должностными полномочиями путем бездействия является дискуссионным.

Официальная позиция Пленума Верховного суда РФ предлагает понимать под использованием должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы совершение таких деяний, которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью и объективно противоречили как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями2.

Между тем совершение преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ, возможно посредством, как действия, так и бездействия. Для вменения бездействия как разновидности злоупотребления полномочиями необходимо определить, какие обязательные предписания необходимо было выполнить должностному лицу, входило ли совершение невыполненных действий в его компетенцию и возлагалась ли на него обязанность их совершения, а также выяснить, имелась ли у соответствующего лица фактическая возможность совершения ожидаемых от него действий. При совокупности всех этих условий может быть поставлен вопрос о должностном бездействии лица.

В силу того, что термин «использовать» означает активные действия, а не пассивные, в ч. 1 ст. 285 УК РФ, на наш взгляд, следует воспользоваться словосочетанием «использование и (или) неиспользование…». Это позво­лит охватить разнообразные формы злоупотреблений должностными полномочиями.

Другой законодательной особенностью ст. 285 УК РФ является указание в наименовании статьи на «должностные полномочия», а непосредственно в диспозиции ст. 285 УК РФ — на «служебные полномочия». Законодатель в диспозиции ч.1 ст. 285 УК РФ конкретизирует, что служебные полномочия принадлежат должностному лицу, определяя тем самым специфику последних.

По мнению Авдеева СВ., понятия «должностные полномочия» и «служебные полномочия должностного лица», представляются равнозначными3. Однако как показывает практика применения ст. 285 УК РФ указанное различие в названии и тексте статьи приводит к расширительному толкованию должностных полномочий, которые превращаются в служебные. Как следствие этого использование служебного положения, которое занимает должностное лицо в соответствующем органе или организации для совершения пре­ступления необоснованно квалифицируется по ст. 285 УК РФ.

По справедливому утверждению Н.П. Кузнецова «уголовная ответственность исключается за использование должностным лицом авторитета занимаемой должности, служебных связей, доверительных отношений с другими должностными лицами и т.п.4 В связи с этим представляется необходимым привести в соответствие наименование и диспозицию ст. 285 УК РФ в части единообразного использования термина «должностные полномочия».

Для правильной квалификации по ст. 285 УК РФ необходимо выяснять, были ли преступные действия связаны с использованием должностных полномочий, устанавливать, что должностное лицо действовало в пределах своих полномочий. В каждом случае необходимо установить, какие именно права и обязанности и в каком объеме предоставлены данному должностному лицу. Для этого следует выяснить, какими законами и другими нормативными актами (инструкциями, уставами) определен круг полномочий должностного лица.

В процессуальных документах должны содержаться ссылки на правовые акты, в силу которых должностное лицо наделено теми или иными полномочиями, конкретные обязанно­сти и права, злоупотребление которыми вопреки интересам службы ставится ему в вину.

Деяние, предусмотренное ст. 285 УК РФ должно быть совершено вопреки интересам службы, что означает, прежде всего, его незаконность. Любое должностное преступление нарушает определенные правовые предписания, при этом деяние формально может осуществляться в пределах должностных полномочий, однако с нарушением закона либо при противоречии выполненных действий общим задачам, требованиям, предъявляемым к соответствующим государственным органам, органам местного самоуправления, их назначению, принципам и методам функциониро­вания, порядку принятия решения.

Другой проблемой в квалификации злоупотребления должностными полномочиями является установление ущерба, причиняемого преступлением. Обязательным элементом объективной стороны данного состава является причинение существенного вреда охраняемым законом правам и интересам граждан либо государственным или общественным интересам.

Понятие «существенности» охраняемых ст. 285 УК РФ общественных отношений явля­ется оценочным и является более широким, чем материальный ущерб, не имея официально установленных количественных критериев для его исчисления.

Ориентиром для оценки существенности нарушения прав и законных интересов граждан и организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства служит постановление Пленума Верховного Суда от 16 октября 2009 года №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий». Пленум подчеркивает, что под существенным нарушением прав граждан или организаций в результате зло…потребления должностными полномочиями следует понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации (например, права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также права на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного преступлением, и др.). При оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.

Под нарушением законных интересов граждан или организаций в результате зло­употребления должностными полномочиями следует понимать, в частности, создание препятствий в удовлетворении гражданами или организациями своих потребностей, не противоречащих нормам права и обществен­ной нравственности (например, создание должностным лицом препятствий, ограничивающих возможность выбрать в предусмотренных законом случаях по своему усмотрению организацию для сотрудничества)5.

Поскольку существенный вред является оценочным понятием, в соответствующих обвинительных документах органов предварительного следствия и суда такая оценка причиненного ущерба должна быть мотивирована.

Не менее сложным в квалификации зло­употребления должностными полномочиями является установление субъективных признаков данного состава. По смыслу ст. 285 УК РФ злоупотребление должностными полномочиями является умышленным преступлением, совершаемым из корыстной или личной заинтересованности.

Злоупотребление должностными полномочиями характеризуется как преступление, со­вершаемое с прямым или косвенным умыслом. Так, А.В. Галахова отмечает, что виновное лицо сознает общественную опасность деяния, сознает, что совершает его благодаря ис­пользованию своего служебного положения и вопреки интересам службы, предвидит, что в результате этого могут наступить указанные вредные последствия, и желает их наступления либо относится к ним безразлично или сознательно их допускает6.

Подтверждении того, что должностное злоупотребление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, служит тот факт, что должностное лицо, умышленно используя свои служебные полномочия вопреки интересам службы не всегда желает причинения существенного вреда, очень часто относится к последствиям безразлично.

Обязательным признаком преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ является мотив — корыстная или иная личная заинтересованность.

По мнению Б. В. Волженкина: «Злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной заинтересованности следует считать такие неправомерные действия должностного лица, которые совершены с целью получить имущественную выгоду без незаконного безвозмездного обращения чужого имущества в свою собственность или собственность других лиц».7

Понятие корыстной и или иной личной заинтересованности как мотив данного преступления разъяснены в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», согласно которому корыстная заинтересованность — стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т.п.)8.

Согласно указанному постановлению иная личная заинтересованность -это стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п.

Отсутствие корыстной или иной личной заинтересованности, даже при наличии суще­ственного вреда, причиненного в результате злоупотребления должностными полномочиями, превращает последнее в дисциплинарный проступок.

Другой проблемой в квалификации злоупотребления должностными полномочия­ми является определение круга субъектов данного преступления. Согласно уголовному законодательству субъектом является должностное лицо, понятие которого раскрывается в примечании к ст. 285 УК РФ. Однако в правоприменительной практике имеют место случаи злоупотребления полномочиями государственными служащими, которые к должностным лицам не относятся. В связи с этим представляется необходимым расширить перечень субъектов злоупотребления должностными полномочиями за счет дополнения ч. 1 ст. 285 УК РФ «использование должностным лицом» словами «а также государственным служащим или служащим органов местного самоуправления, не являющимся должностным лицом». Такое дополнение позволит эффективнее противодействовать должностным злоупотреблениям на различных должностях государственной службы.

Указанные проблемы не являются исчерпывающими в квалификации злоупотребления должностными полномочиями. Трудности вызывают определение специфики субъекта данного преступления, уяснение особо квалифицирующего признака данного состава – причинение тяжких послед­ствий, установление умысла и мотивов виновного в злоупотреблении лица, а также квалификация ст. 285 УК РФ по совокупности с другими должностными преступлениями и хищениями и др. Привлечение к ответственности виновных осложняется процессуальными особенностями расследования уголовных дел о злоупотреблении должностными полномочиями, а также высокой степенью латентности данных преступлений.

Анализ положений уголовного законодательства, разъяснений Пленума Верховного суда РФ позволяет сделать вывод, что вопрос о правильном толковании и квалификации ст. 285 УК РФ остается весьма дискуссионным, а правоприменительная практика далеко не всегда складывается однозначно. Рассмотренные объективные и субъективные признаки должностного злоупотребления, главным образом «существенность нарушения» и «корыстная или иная личная заинтересованность», позволяют судить о степени общественной опасности содеянного и тем самым отграничить его от административного или дисциплинарного правонарушения.

Определенные корректировки уголовного законодательства давно назрели. Решение же проблемы повышения эффективности борьбы с коррупцией видится в обеспечении неотвратимости наказания, особенно для высокопоставленных чиновников, ибо примеры их безнаказанности как ничто другое деморализуют представителей иных, более многочисленных общественных слоев и групп, способствуют повсеместному распространению «низовой» коррупции9.

В определенной степени достижению этих целей будет способствовать знание правоприменителем особенностей толкования и квалификации злоупотребления должностными полномочиями, умение законно и своевременно применить нормы, направленные на борьбу с коррупцией.

Примечания

1. Цепелев В.Ф. Криминальная коррупция и ее место в системе транснациональной организованной преступности //Современная уголовная политика в сфере борьбы с транснациональной организованно преступностью и коррупцией. Сборник статей. — М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2002.   — С. 128-129.

2. П. 15 Постановления Пленума Верховного Суда от 16 октября 2009 года №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Российская газета .№ 5031. 30 октября 2009.

3. Авдеев СВ. Злоупотребление должностными полномочиями: уголовно-правовой и криминологический аспекты. Автореф. дисс. .. к.ю.н. — М., 2006. — С. 5.

4. Кузнецов А.П. Злоупотребление должностными полномочиями: проблемы

квалификации // Следователь. 2009. № 10. – С. 10.

5. Постановление Пленума Верховного Суда от 16 октября 2009 года №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»// Российская газета. № 5031.

6. Галахова А. В. Должностные преступления. М., 1998. —   С. 17.

7. Уголовное право России: Учебник для вузов: в 2 т. Т. 2: Особенная часть / Под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. — М., 2008 — С.   732.

8. Постановление Пленума Верховного Суда от 16 октября 2009 года №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»// Российская газета. № 5031.

9. Скобликов П. А. Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью в современной России. — М.: Норма, 2007. С. 57-58.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code