О методах российского уголовного права

Метод российского уголовного права имеет несколько основных характеристик. Во-первых, метод уголовного права может рассматриваться одновременно и как способ теоретического осмысления уголовно-правовой действительности, и как способ практического осуществления уголовного права. Иными словами, выражение «метод уголовного права» объединяет собой и методы уголовно-правовой науки, и методы отрасли уголовного права. Очевидно, что это две самостоятельные, независимые группы методов, смешение которых с методологической, теоретической и практической точек зрения недопустимо[1]. Тем не менее, в доктрине такое различие проводится не всегда. Н.Ф. Кузнецова, например, в качестве методов уголовного права называет юридический, уголовно-статистический, социологический, системный, сравнительно-правоведческий, историко-сравнительный и др.[2]. Однако перечисленные методы являются инструментарием исследования уголовно-правовых явлений и не имеют отношения к методам регулирования уголовно-правовых отношений, на что справедливо обращается внимание в литературе[3]. В этой связи сразу отметим, что в настоящей работе анализу повергаются лишь отраслевые методы уголовного права.

Во-вторых, приведенные выше понятия позволяют считать методом уголовного права и в целом способ уголовно-правового преображения действительности, и конкретные приемы, операции такого воздействия. Между тем, имея сходное смысловое значение, способ и прием обнаруживают различные смысловые оттенки. Как отмечается в литературе, прием подразумевает совершение, исполнение действия за один раз, тогда как способ – образ действия, реальные условия для осуществления чего либо, а метод – систему приемов, способов в какой-либо области. Прием выступает в качестве своеобразной корректировки образца поведения, установленного правовой нормой; в зависимости от продолжительности действия прием – относительно кратковременный акт, тогда как способ – постоянный или, по крайней мере, длительный. Метод же остается стабильным в пределах неизменной сущности правового регулирования. По структуре образующих компонентов способы и методы имеют более комплексную структуру, чем приемы, но цель последнего более конкретна по сравнению с целью метода[4].

Отраслевая уголовно-правовая наука не всегда учитывает эти особенности. Так, А.В. Наумов и Р.Р. Галиакбаров методами регулирования уголовно-правовых отношений называют такие приемы реагирования на факт совершения преступления, как применение санкций уголовно-правовых норм, освобождение от уголовной ответственности, освобождение от уголовного наказания, применение принудительных мер воспитательного воздействия, применение принудительных мер медицинского характера, применение специальных форм освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ.[5] Представляется, что описание возможных вариантов содержания судебного (или иного процессуального) решения по тому или иному конкретному уголовному делу при освещении вопроса о методах уголовного права является не вполне обоснованным. Авторы, по сути дела, излагают именно операции, приемы разрешения уголовно-правового конфликта. Но это – лишь часть проблемы методов уголовно-правового регулирования; своего рода – эмпирический уровень, за которым, по логике вещей, должно следовать обобщение, систематизация конкретных приемов и операций, отраженных в уголовно-правовых нормах, и формулирование некоего общего подхода, собственно отраслевого метода, отражающего уже не только эмпирически заданные приемы, но и форму их изложения в законе, принципы осуществления, что, в свою очередь, отражает связь этих операций с предметом правового регулирования и юридическим режимом.

В литературе попытку учесть оттенки анализа категории «метод уголовного права» можно встретить лишь у А.И. Бойцова, который предлагает разграничивать методы и способы уголовно-правового регулирования, понимая под первыми «способ воздействия со стороны государства на поведение участников общественных отношений в целях обеспечения состояния защищенности», а под вторыми – «конкретные приемы воздействия уголовно-правовых норм на поведение людей»[6]. Приветствуя такой подход как наиболее перспективный в плане познания проблемы методов уголовного права, нельзя не отметить, что и он не в полной мере учитывает обозначенную выше триаду: метод – способ – прием (операция). (Операциональный уровень понимания методов в работе А.И. Бойцова, на наш взгляд, неоправданно игнорируется).

В-третьих, приступая к анализу методов уголовного права, состоит в необходимо учесть то крайне важное обстоятельство, что «предметно-практическая деятельность» уголовного права, уголовно-правовое «преобразование» действительности осуществляется в различных направлениях, которые условно можно обозначить как «внешнее» и «внутреннее». Уже отмечалось наличие у отрасли уголовного права предмета охраны, предмета воздействия и предмета регулирования7. Первые два характеризуют внешнюю, социальную направленность отрасли, последний – ее внутренние, собственно правовые характеристики. Каждому из этих предметов соответствует свой специфический набор методов. Однако, учитывая, что вопрос о предмете уголовного права решается в науке  неоднозначно, а в его содержание в различных комбинациях включаются предметы и охраны, и воздействия, и собственно регулирования, проблема методов уголовного права как зеркало отражает представления исследователей о его предмете. В итоге под общей маркой методов уголовного права происходит неоправданное смешение различных по своей природе методов уголовно-правового воздействия.

Ряд авторов утверждает, что методом уголовного права является запрет совершать деяния определенного рода.[8] Однако такое утверждение представляется нелогичным. Если уголовное право регулирует отношения, возникающие в связи с нарушением уголовно-правового запрета, то методом запрета эти отношения урегулировать объективно невозможно, поскольку запрет уже нарушен и необходимы какие-то иные способы правового воздействия на возникшее отношение. Признать запрет методом уголовно-правового регулирования можно лишь в том случае, если включить в предмет уголовно-правового регулирования так называемые «базисные» отношения, поставленные под охрану уголовного закона. Именно на этой позиции стоят И.Э. Звечаровский и Н.А. Лопашенко, указывая, что при регулировании общественных отношений, возникающих по поводу соблюдения уголовно-правовых требований и закрепленных в ч. 1 ст. 2 УК РФ, используется исключительно такой способ правового регулирования, как запрет, т.е. возложение обязанности воздержаться от поведения известного рода или следовать поведению известного рода[9]. Вместе с тем нельзя признать эти отношения собственно уголовно-правовыми, а запрет совершать преступления (общественно опасные деяния) методом уголовно-правового регулирования. Сказанное не означает, что запрет как метод не действует в сфере уголовного права. Будучи универсальным способом регулирования, упорядочения действительности, он применяется в уголовном праве достаточно широко, равно как и в иных правовых отраслях. Речь идет лишь о запрете совершать преступления. Этот метод воздействует на поведение участников базисных отношений вне рамок уголовно-правового регулирования. В данном контексте его, пожалуй, справедливо рассматривать как составную часть системы методов иных (позитивных) отраслей права – конституционного, гражданского, трудового и т.д. Запрет, таким образом, есть метод охраны базисных отношений, а не метод уголовно-правового регулирования.

Еще одним примером смешения представлений о методах — позиция. согласно которой, единственным методом регулирования уголовно-правовых отношений являются угроза применения наказания, содержащаяся в уголовно-правовых санкциях, и его применение в случае совершения уголовно наказуемого деяния[10]. Однако представляется очевидным, что угроза наказанием – это метод не столько правового, сколько информационного, психологического воздействия. Она рассчитана на действие не правовых средств (они в данном случае выступают лишь  орудием угрозы), а средств психического принуждения. И в связи с этим угроза направлена на регулирование не уголовно-правовых отношений, а правомерного поведения людей, выступая наряду с убеждением, методом такого регулирования. Угрозе как методу корреспондирует, таким образом, не предмет регулирования, а предмет уголовно-правового воздействия.

Наконец, четвертая  (не по значению) проблема, которая возникает при исследовании теоретических основ понимания методов уголовного права, заключается в признании того, что метод – величина производная от иных параметров отрасли уголовного права. Общим местом всех рассуждений на эту тему в литературе является тезис о тесной связи метода с предметом правового регулирования. Оспорить эту методологическую позицию невозможно. Методы как способы деятельности напрямую определяются характером предмета этой деятельности. «Нельзя «разводить» предмет и метод, видеть в последнем только внешнее, независимое средство по отношению к предмету и лишь «налагаемое» на него внешним образом»[11].

Вместе с тем, подход, связывающий особенности метода лишь с предметом, представляется крайне ограниченным, а потому неверным. Регулирование правовых отношений тем или иным методом всегда подчинено определенной цели. Цель же всегда конкретизируется в задачах правового регулирования и определяет его функции. В этой связи метод уголовно-правового регулирования должен мыслиться не только как производная от предмета, но и как нечто такое, что определено функциями (задачами) уголовного права. На этот аспект проблемы обратил внимание М.И. Ковалев, указывая, что «специфика метода правового регулирования в известной мере определяется и задачами этого регулирования»[12]. Несколько иначе расставил акценты Ю.И. Ляпунов, отмечая, что метод уголовно-правового регулирования «в значительной степени связан с основными функциями данной отрасли»[13]. Это суждение представляется более точным.

Метод – это способ достижения цели. А потому методы уголовно-правового регулирования определяются не только (а может даже и не столько) предметом, сколько целями и задачами регулирования. Эти цели и задачи выступают элементом системы более высокого уровня – целей и задач уголовного права как отрасли.

По общему правилу цель правового регулирования состоит в том, чтобы упорядочить определенные отношения между субъектами. В ситуации уголовно-правового регулирования это предполагает упорядочение деятельности государства, лица, совершившего преступление, потерпевшего и иных участников уголовно-правового отношения, регламентацию связей, прав и обязательств между ними. Такое упорядочение необходимо для того, чтобы обеспечить справедливое согласование интересов каждого из участников отношения, чтобы гарантировать восстановление порядка и обеспечение безопасности. Эти цели, отражая цивилизованные представления о назначении уголовного права определяют и средства правового воздействия на участников уголовных правоотношений, и способы их использования, и принципы. Иными словами, определяют метод уголовно-правового регулирования.

Значимость целей правового регулирования проявляется еще и в том, что трансформация социальных задач уголовного права, неизбежная в процессе эволюции общества и права, способна порой кардинально изменять содержание методов уголовно-правового регулирования. Но тогда методы по принципу обратной связи модифицируют уже сам круг отношений, который регулируется уголовным правом, его предмет; и как следствие, представление о субъектах уголовного права, характере и содержании связей между ними, принципах организации уголовно-правовых отношений, основаниях их возникновения и т. д.. Таким образом, есть все основания утверждать, что методы уголовного права определяются, задаются как предметом, так и целями уголовно-правового регулирования. Более того, именно степень достижения целей во многом выступает в качеств критерия оценки эффективности методов уголовно-правового регулирования.

Таким образом, изложенное позволяет признать, что проблематика методов уголовного права должна быть ограничена именно правовыми способами регулирования отношений и не включать в себя методы информационного и ценностно-ориентирующего воздействия права; методы уголовного права следует рассматривать как способы регулирования лишь отношений, возникающих в связи с совершением преступления); методы уголовного права, как его операциональная, инструментальная характеристика, должны рассматриваться через призму средств и принципов регулирования, в связи с чем их анализ должен включать в себя исследование триады «прием- способ — метод» уголовно-правового регулирования; анализ

методов уголовного права допустимо лишь в контексте взаимосвязанных рассуждений о предмете и целях уголовно-правового регулирования.

Обратим внимание на дискуссию относительно значения метода для решения вопросов систематизации права. Сегодня общепризнанным является суждение о том, что метод правового регулирования, наряду с предметом, служит одним из критериев деления системы права на отрасли. Однако в общей теории права связка «отрасль – метод» получает неоднозначную оценку. Так, С.С. Алексеев указывает: «Каждая отрасль права отличается своей «юридической» самобытностью, юридическими особенностями, пронизывающими ее содержание, действие. Это юридическое своеобразие отрасли выражается, главным образом, в том, что ей присущ особый метод регулирования, который является основным непосредственным юридическим критерием разграничения отраслей права»[14]. Иную оценку методу дает С.П. Маврин: «Ни одна отрасль не обладает единственным, неповторимым, абсолютно «чистым» и в этом смысле подлинно собственным методом»[15].

Анализ такого рода суждений крайне важен для решения вопроса о том, обладает ли уголовное право особым, специфичным, отличающимся от иных отраслей методом (или методами). Пожалуй, одной из первых попыток обосновать самостоятельный, отличный от иных отраслей права, метод уголовно-правового регулирования, является работа В.Г. Смирнова. Исходя из того, что метод регулирования есть организация правовыми средствами общественных отношений, а также из того, что организация отношения, возникшего вследствие совершения преступления, определена санкцией уголовно-правовой нормы, автор приходит к закономерному выводу о том, что специфическим методом, свойственным уголовному праву, является метод охранительных санкций. «Охранительные санкции прежде всего характерны для уголовного законодательства. Они служат средством организации общественных отношений, возникающих вследствие совершения преступлений, то есть тех отношений, которые составляют предмет непосредственного регулирования уголовного права»[16].

Эта точка зрения была развита М.И. Ковалевым. Соглашаясь с тем, что методом всякого правового регулирования является санкция, автор в тоже время справедливо обращает внимание, что по своей сути санкции едины во всех отраслях и объединяют собой средства убеждения и принуждения. Однако это не привело М.И. Ковалева к выводу об общности методов регулирования во всех отраслях. Определяя качественную специфику уголовно-правового метода, он обращается к содержанию, характеру санкций уголовного закона. Они и только они содержат указание на возможность применения к виновному мер уголовного наказания. Никакая иная отрасль права не предполагает такой возможности. Это дает основание для признания методом уголовного права применения или угрозы применения наказания[17]. Такую же позицию занимает и Ю.И. Ляпунов, считая , что метод уголовного права – это метод принудительного воздействия на преступников путем использования специфических средств в виде мер уголовного наказания[18]. В поисках специфических особенностей метода регулирования уголовно-правовых отношений названные ученые незаметно переходят с исследования самого метода на анализ уголовно-правовых средств воздействия.

Еще один характерный пример – позиция А.В. Наумова. Признавая, что применение санкций как метод правового регулирования, присуще не только уголовному, но и иным отраслям, он в тоже время указывает: «Несмотря на внешнее сходство, эти методы в уголовном праве являются сугубо специфическими по содержанию…Уголовное наказание как реализация уголовно-правовых санкций является самым суровым видом государственного принуждения»[19]. Здесь налицо подмена понятий. Кроме того, следует признать, что уголовное наказание (при всем том, что оно уникально именно для уголовного права и никакого иного) не является единственным специфическим средством воздействия на преступника. Ограничение методов уголовного права исключительно принудительными существенно упрощает механизм регулирования уголовно-правовых отношений, поскольку закон, как известно, содержит целый ряд иных (в частности, поощрительных, стимулирующих) предписаний, направленных на урегулирование уголовно-правовых отношений и обеспечение интересов его участников. Более того, эти некарательные средства сегодня признаются одним из перспективных направлений развития уголовного права.

Это обстоятельство учтено в позиции Ю.В. Голика. Он пишет, что основными методами правового регулирования в сфере действия уголовного права являются принуждение и убеждение. «Принуждение применяется к лицам, преступившим грань дозволенного. Оно выражается в лишении человека неких благ (от имущества до свободы и даже жизни). Поощрение – к лицам, испытывающим раскаяние, стремящимся вернуться к честной, законопослушной жизни и предпринимающим в этом направлении конкретные, одобряемые обществом шаги. Выражается оно в освобождении от обременений, налагаемых (или могущих быть наложенных) на лицо в связи с совершенным деянием»[20].

Однако как только мы начинаем рассуждать о многообразии методов уголовно-правового регулирования, вопрос о качественной специфике этих методов уже не выглядит столь значимым. А.К. Романов по этому поводу пишет: «Своеобразие и самостоятельный характер уголовно-правового метода в рамках предлагаемого в литературе общего подхода оказывается как бы размытым. Из анализа уголовно-правовых норм ясно, что здесь применяются те же юридические приемы, что и в иных отраслях права. Оказываемое уголовно-правовыми нормами регулирующее воздействие мало чем отличается от воздействия всех иных отраслей права… На поверку оказывается, что во многом выделение специфического метода правового регулирования даже для тех основных отраслей права, где по общему признанию, он должен быть наиболее ярко выражен, оказывается весьма проблематичным»[21]. В итоге, в некоторых современных работах авторы фактически отказываются от поиска специфики уголовно-правового метода. Эта позиция отчетливо представлена в работе Ю.Е. Пудовочкина: «Общепризнанно, что закрепленное в праве правило поведения может быть облечено в форму либо императивного (выполнить то или иное действие либо воздержаться от его исполнения), либо диспозитивного (предоставление возможности выбора того или иного варианта поведения) требования. В уголовном праве императивные предписания выражаются посредством формулирования норм, устанавливающих определенные запреты и возлагающих определенные обязанности; диспозитивные предписания – через нормы, содержащие дозволительные и поощрительные предписания. Таким образом, и метод уголовного права может быть определен либо через указание на форму воздействия на уголовно-правовые отношения (императивный и диспозитивный), либо через указание на его содержание (запрет, обязывание, дозволение, поощрение)»[22].

Итак, перед нами две противоположные позиции, соответственно, признающие и не признающие отраслевой специфики методов уголовного права. С одной стороны, действительно, уголовное право использует все те приемы регулирования, которые свойственны иным отраслям права; а с другой стороны, оно все же регулирует общественные отношения неким специфическим образом, что не позволяет признать уголовно-правовой метод полностью идентичным иным правовым методам. Примирить эти позиции и, соответственно, углубить представления о методе уголовно-правового регулирования способна, на наш взгляд, уже отмеченная идея о различения понятий «метод», «способ», «прием правового регулирования».

_______________________

[1] См.: Голик Ю.В. Метод уголовного права // Журнал Российского права. 2000. № 1

[2] Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. Учебник для вузов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 2002. С. 7 – 10

[3] См.: Пудовочкин Ю.Е. Уголовное право: понятие, предмет, метод, система и задачи // Энциклопедия уголовного права. Т. 1. Понятие уголовного права , 2-е изд., СПб., 2008,

С. 201; Российское уголовное право. Общая часть. Т.1. Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. 3-е изд. М., 2010, С. 10

[4] См.: Теряевский  С.А. Система методов правового регулирования в юридической практике современного Российского государства. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 18

[5] Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть. Краснодар, 1999. С. 13; Наумов А.В. Введение в уголовное право (лекция)/ Государство и право. 1993. № 11. С. 75

[6] См.: Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб., 2006. С. 37, 41.

[7] Генрих Н. В. Предмет уголовного права: генезис научной мысли и     проблемы  современной интерпретации. М., Юрлитинформ, 2010

[8] Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. М.П. Журавлева, А.И. Рарога. М., 1996. С. 4; Петрова Г.О. Уголовно-правовое регулирование и его средства: норма и правоотношение. Автореферат дис. … д-ра юрид. наук. Нижний Новгород, 2003, С. 19

[9] См.: Звечаровский И.Э. Современное уголовное право России. СПб., 2001. С. 22; Лопашенко Н.А. Введение в уголовное право. М., 2009. С. 8; Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Под ред. И.Э. Звечаровского. М., 2010. С. 19.

[10] Ковалев М.И. Советское уголовное право. Курс лекций. Вып. 1. Введение в уголовное право. Свердловск, 1971. С. 82.

[11] Философия. Учебник для вузов. Ростов-на-Дону, 1995. С. 489.

[12] Ковалев М.И. Указ. работа, С. 77.

[13] Уголовное право. Общая часть/ Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 1997, С. 30.

[14] Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. Свердловск, 1972. С. 134

[15] Маврин С.П. О роли метода правового регулирования в структурировании и развитии позитивного права // Правоведение. 2003. № 1. С. 208

[16] Смирнов В.Г. Функции уголовного права (предмет, задачи и способы уголовно-правового регулирования). Л., 1965. С. 140

[17] См.: Ковалев М.И. Указ. работаС. 80 – 81.

[18] Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 1997. С. 30.

[19] Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций. В 3 т. Т. 1. Общая часть. 4-е изд.,  М., 2007. С. 14 – 15.

[20] Голик Ю.В. Указ. работа, С. 75

[21] Романов А.К. Уголовно-правовое регулирование общественных отношений. М., 1992. С. 74

[22] Пудовочкин Ю.Е. Указ. работа, С. 204.

Н.В.Генрих

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code