Судебная практика по налоговым и финансовым спорам (Часть 11)

2.12. Платежи за пользование водными биологическими ресурсами

 

(-) Налогоплательщик осуществлял добычу (вылов) рыбы в объемах, установленных разрешениями, ее первичную и последующую переработку с целью получения рыбной продукции. Помимо этого, он осуществлял переработку рыбы, приобретенной по договору поставки и добытой иными лицами. Суммируя доходы от реализации рыбной продукции, произведенной из самостоятельно добытой и приобретенной у третьих лиц рыбы, он полагал, что процент этого дохода в общем объеме от доходов от реализации товаров (работ, услуг) позволяет ему применять пониженную ставку за пользование объектами водных биологических ресурсов.

По мнению налогового органа, плательщик сбора ВБР для целей применения пониженной ставки сбора не вправе учитывать доход от продукции, произведенной из биоресурсов, добытых третьими лицами.

Как указал Президиум ВАС, соглашаясь с позицией налогового органа, из толкования п. 7 ст. 333.3 НК РФ в совокупности и взаимосвязи с п. 2 ст. 333.1 и п. 1 ст. 333.2 усматривается, что плательщиками сбора признаются организации, получившие разрешение на добычу (вылов) водных биологических ресурсов, в котором указывается допустимый объем их улова, и рыбохозяйственные организации вправе применить пониженную ставку сбора исключительно в пределах такого объема при соблюдении критерия, установленного последним абзацем п. 7 ст. 333.3 НК РФ. Учет доли дохода от переработанной и реализованной продукции из приобретенного сырья для целей применения пониженной ставки сбора, указанной в п. 7 ст. 333.3 НК РФ, не предусмотрен (Постановление Президиума ВАС РФ от 18.03.2014 N 18736/13).

 

  1. Банкротство и арбитражный процесс

 

(+) 1. По мнению налогового органа, общество в нарушение п. 4.1 ст. 161, ст. 172 НК РФ необоснованно включило в состав вычетов суммы НДС по эпизоду приобретения имущества ОАО, признанного банкротом. Общество является налоговым агентом, и право на вычет сумм НДС, возникает у него только после уплаты налога в бюджет. В случае перечисления должнику обществом стоимости имущества без уплаты налога в бюджет данные суммы у последнего вычету не подлежат.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, согласно Постановлению Пленума ВАС РФ от 25.01.2013 N 11 «Об уплате налога на добавленную стоимость при реализации имущества должника, признанного банкротом» для конкурсного производства предусмотрены особые правила распределения имеющегося у должника имущества (конкурсной массы), в том числе очередность удовлетворения требований всех его кредиторов. Цена, по которой имущество должника было реализовано, подлежит перечислению полностью (без удержания НДС) покупателем имущества должнику или организатору торгов, а также организатором торгов — должнику; эта сумма распределяется по правилам ст. ст. 134 и 138 Закона о банкротстве (Постановление ФАС СЗО от 28.02.2014 по делу N А26-3134/2013).

(+) 2. По мнению ИФНС, определение об утверждении мирового соглашения по делу о банкротстве подлежит отмене, поскольку его представитель не голосовал за утверждение мирового соглашения, которое не подлежало утверждению в связи с тем, что оно устанавливает рассрочку по уплате должником обязательных платежей сроком на один год, в то время как задолженность по обязательным платежам должна быть погашена не позднее 30 дней со дня утверждения мирового соглашения.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, установлено, что у представителя ФНС не сформирована позиция по вопросу об утверждении мирового соглашения, поскольку не поступил ответ на запрос, в том числе и повторный, направленный в вышестоящий налоговый орган. Мировым соглашением предусмотрено удовлетворение на одинаковых условиях требований уполномоченного органа и всех кредиторов, чьи требования включены в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов. Условия утвержденного судом мирового соглашения соответствуют требованиям ст. ст. 150, 151, 155, 156, 158 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Установленное мировым соглашением изменение срока уплаты налогов в виде рассрочки платежей на один год с поэтапной уплатой суммы задолженности не противоречит налоговому законодательству (Постановление ФАС СЗО от 25.02.2014 по делу N А13-2664/2013).

(+) 3. По мнению налогового органа, он обоснованно 19.04.2013 обратился в суд с требованием о включении в реестр требований кредиторов задолженности по уплате НДС за II квартал 2009 г.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что в связи с наличием задолженности по НДС за II квартал 2009 г. решением налогового органа от 17.12.2010 налогоплательщик привлечен к ответственности. Если бы налоговый орган обратился с требованием о взыскании соответствующей задолженности, то срок исполнения этого требования истек бы 15.02.2011, а совокупный срок взыскания задолженности в бесспорном порядке — 15.02.2013. Между тем заявление ФНС о включении в реестр требований кредиторов должника поступило в суд лишь 19.04.2013. При таких обстоятельствах, поскольку заявление ФНС о включении в реестр требований кредиторов должника поступило в суд за пределами сроков принудительного взыскания задолженности, у суда первой инстанции отсутствовали основания для признания требований ФНС обоснованными и включения их в реестр требований кредиторов должника (Постановление ФАС СЗО от 25.03.2014 по делу N А56-78146/2009).

(+) 4. По мнению налогового органа, налогоплательщик — конкурсный управляющий не осуществлял платежи по НДФЛ в период конкурсного производства в соответствии с п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве (в старой редакции от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ), что повлекло убытки налогового органа.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, несмотря на то что в соответствии с п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве требования об уплате обязательных платежей, возникших после открытия конкурсного производства, подлежали удовлетворению после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, получение текущих платежей в ином режиме, нежели предусмотрено в ст. 142 Закона о банкротстве, не привело к нарушению прав налогового органа на получение НДФЛ и не повлекло убытков (Постановление ФАС ЗСО от 16.04.2014 по делу N А27-6313/2013).

 

  1. Гражданско-правовые аспекты, связанные с налогообложением

 

(-) 1. Сторонами договора поставки заключено дополнительное соглашение о новации обязательств, в соответствии с которым денежные средства, перечисленные в счет предстоящих поставок товара, считаются займом.

Налоговый орган пришел к выводу о занижении поставщиком налоговой базы по НДС в нарушение п. п. 1 и 2 ст. 153, п. 1 ст. 154, п. 1 ст. 167 НК РФ, переквалифицировав заемные средства в предоплату по договору поставки.

Как указал суд, соглашаясь с позицией налогового органа, заключенное соглашение не соответствует понятию новации. Достижение соглашения о замене одного обязательства другим означает намерение сторон новым обязательством прекратить предыдущее, что влечет невозможность требовать исполнения первоначального обязательства. Тогда как в данном случае обязательства по договору поставки не прекратились.

Суд расценил намерения сторон по новации обязательств по договорам поставки на обязательства по договорам займа как попытку получения необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения налоговой базы по НДС (Определение ВАС РФ от 28.01.2014 N ВАС-364/14).

(+) 2. По мнению налогового органа, налогоплательщиком неправомерно учтены в целях исчисления налога на прибыль расходы по договору оказания услуг, поскольку они документально не подтверждены и необоснованны, так как услуги оказаны до заключения договора.

Установлено, что договор оказания услуг был заключен между налогоплательщиком и исполнителем 30.11.2010, однако реальные отношения между сторонами возникли ранее, что подтверждается актами выполненных работ от 14.12.2010 N 1 (за период с 01.07.2010 по 30.09.2010) и от 31.12.2010 N 2 (за период с 01.10.2010 по 31.12.2010). Налогоплательщик и контрагент руководствовались п. 2 ст. 425 ГК РФ, согласно которому стороны вправе установить, что условия заключенного договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора.

Суд отметил, что договор оказания услуг установил фактически сложившиеся между сторонами отношения; стороны указали, что действие договора распространяется на период с 01.07.2010, более того, оплата услуг в любом случае произведена после полученных услуг. Кроме того, ни налоговое, ни гражданское законодательство не обязывает стороны каким-либо образом пояснять или обосновывать причины более позднего заключения договора (Постановление ФАС МО от 16.05.2014 по делу N А40-122536/13).

(-) 3. По мнению налогоплательщика, он правомерно принял вычет по НДС при новации обязательств по возврату сумм авансовых платежей в заемные обязательства.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, им не соблюдены условия, с которыми налоговое законодательство связывает возможность уменьшения общей суммы НДС на сумму исчисленного налога по авансовым платежам в случае отсутствия возврата авансов, в том числе при замене обязанности по их возврату заемным обязательством (путем заключения соглашения о новации) (Определение ВС РФ от 25.11.2014 N 310-КГ14-4303).

 

  1. Регистрация юридических лиц и ИП

 

(+) 1. По мнению инспекции, при государственной регистрации выхода участника общества из его учредителей заявитель обязан представить регистрирующему органу письменный документ (подлинник или заверенный нотариально), подтверждающий желание вышедшего участника выйти из состава учредителей общества. Обществом была представлена копия заявления о выходе участника, заверенная руководителем общества. Следовательно, инспекция правомерно отказала обществу в регистрации изменений в сведениях о юридическом лице.

Как указал суд, признавая позицию инспекции неправомерной, согласно п. 2 ст. 17 Закона N 129-ФЗ в случаях для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, представляются документы, подтверждающие основание перехода доли или части доли. При этом данной нормой не предусмотрено представление документов, в том числе заявления о выходе из числа участников организации, исключительно в подлиннике или нотариально заверенной копии. Регистрирующий орган не вправе требовать представления других документов, кроме документов, установленных настоящим Федеральным законом. Следовательно, у регистрирующего органа отсутствовали правовые основания для отказа обществу в государственной регистрации изменений (Постановление ФАС ВВО от 11.02.2014 по делу N А43-1912/2013).

(-) 2. По мнению общества, наличие кредиторской задолженности перед налоговым органом нельзя признать основанием для отказа во внесении в ЕГРЮЛ записи о составлении промежуточного ликвидационного баланса и записи о ликвидации. Таким образом, регистрирующий орган неправомерно отказал во внесении в ЕГРЮЛ соответствующих регистрационных записей.

Как указал суд, признавая позицию общества неправомерной, в связи с наличием непогашенной задолженности у общества в период осуществления ликвидационных процедур ликвидация юридического лица не могла быть завершена. Инспекция правомерно отказала в регистрации ликвидации общества и внесении в ЕГРЮЛ записи о составлении промежуточного ликвидационного баланса (Постановление ФАС ВВО от 31.03.2014 по делу N А28-7426/2012).

(+) 3. По мнению ИФНС, предпринимателю правомерно отказано в государственной регистрации прекращения деятельности в качестве ИП, поскольку им не представлено документа, подтверждающего факт направления в территориальный орган ПФР сведений о страховых взносах и страховом стаже в отношении застрахованных лиц.

Как указал суд, признавая решение ИФНС неправомерным, норма п. 1 ст. 22.3 Закона N 129-ФЗ не содержит требований о представлении заявителем в ИФНС документа, подтверждающего факт подачи им в органы ПФР сведений о застрахованных лицах в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 11 Закона N 27-ФЗ, при принятии страхователем решения о прекращении деятельности в качестве индивидуального предпринимателя. Следовательно, требования данных норм Закона N 129-ФЗ и Закона N 27-ФЗ, изложенные в действующих редакциях, по своему содержанию вызывают затруднительность в толковании при их применении, а также содержат взаимоисключающие положения. Поскольку в силу пп. «в» п. 1 ст. 22.3 Закона N 129-ФЗ для принятия ИФНС решения о государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве ИП должен быть подтвержден лишь факт подачи таким лицом в органы ПФР очередных ежеквартальных сведений о застрахованных лицах, суд признал отказ в регистрации неправомерным (Постановление ФАС ЦО от 20.03.2014 по делу N А68-3288/2013).

(-) 4. По мнению ИФНС, налогоплательщику правомерно отказано в государственной регистрации юридического лица, поскольку в заявлении был указан произвольно выбранный адрес.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, к числу сведений о юридическом лице, содержащихся в ЕГРЮЛ, относятся данные об адресе постоянно действующего исполнительного органа юридического лица. Вместе с тем согласно протоколам осмотра помещений указанный налогоплательщиком адрес является адресом массовой регистрации лиц, связь с которыми по этому адресу невозможна по причине их фактического отсутствия по данному адресу. Более того, все объекты недвижимого имущества по указанному адресу находятся в аварийном, заброшенном состоянии; нет подключения к системам отопления, водоснабжения и электросетям; отсутствуют внутренняя отделка, внутренние двери; часть оконных проемов не имеет стекол; признаков нахождения в указанных помещениях каких-либо юридических лиц в ходе осмотров не установлено. Суд пришел к выводу, что налогоплательщик указал недостоверные сведения об адресе нахождения в заявлении о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, следовательно, отказ является правомерным (Постановление ФАС ЦО от 19.03.2014 по делу N А09-5307/2013).

 

Раздел II. ОСОБЕННОСТИ ОТРАСЛЕВОГО НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ И УЧЕТА

 

В рубрике «Особенности отраслевого налогообложения и учета» размещаются материалы, посвященные анализу и рассмотрению вопросов налогообложения и учета, которые характерны только для определенных отраслей экономики. Это рубрика о налоговой и учетной специфике, которая объективно присутствует в каждой сфере хозяйствования.

 

Реформирование системы налогообложения нефтяного сектора России

 

Актуальность статьи обусловлена важностью роли нефтяного сектора в экономике России, его значительным влиянием на социально-экономическое развитие страны. Сложившаяся на сегодняшний день ситуация в нефтяной отрасли еще раз подтверждает актуальность статьи, которая также заключается в необходимости внедрения эффективных моделей (механизмов) в налогообложение нефтяной отрасли. Цель статьи — проанализировать предложенные варианты налоговых механизмов, с целью совершенствования механизма государственного регулирования налоговой политики в нефтяной отрасли России. В статье раскрывается содержание параметров налогового маневра в нефтяной отрасли и налога на добавленный доход. Рассматриваются основные варианты налоговых механизмов, предлагаемые Министерством финансов РФ и Министерством энергетики РФ. Автор считает, что для получения эффективного результата требуется системная работа в отношении реформы налогообложения нефтяной отрасли, поэтапный переход от налогового маневра к налогообложению добавленного дохода нефтяных компаний.

 

На протяжении длительного периода времени российское законодательство о налогообложении нефтяной отрасли было нацелено на обеспечение любой ценой должного уровня налоговых поступлений в бюджет. Экономическая и производительная эффективность при этом уходила на второй план. Следствием этого стал сложившийся крайне неблагоприятный налоговый климат, препятствующий интенсивному развитию отрасли и повышению ее эффективности.

В нынешних условиях Правительство РФ, определившее новые факторы роста российской экономики, пытается не изменить ситуацию, а скорее подкорректировать. И в первую очередь за счет нефтегазовой отрасли.

Так, согласно ст. 96.6 Бюджетного кодекса РФ к нефтегазовым доходам федерального бюджета относятся доходы федерального бюджета от уплаты: налога на добычу полезных ископаемых в виде углеводородного сырья (нефти, газа горючего природного из всех видов месторождений углеводородного сырья, газового конденсата из всех видов месторождений углеводородного сырья), вывозных таможенных пошлин на нефть сырую, вывозных таможенных пошлин на газ природный и вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти.

Нефтегазовые доходы федерального бюджета в 2015 г. составят 7,717 трлн руб., что на 5,8% превысит прогнозную оценку нефтегазовых доходов бюджета на 2014 г., говорится в Федеральном законе от 01.12.2014 N 384-ФЗ «О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов».

Нефтегазовые поступления в бюджет в 2016 г. составят, согласно ожиданиям Министерства финансов РФ, 8,032 трлн руб., в 2017 г. — 8,208 трлн руб.

При этом доля нефтегазовых доходов в общей структуре поступлений в федеральный бюджет будет снижаться с 51% — в 2015 г. до 50,8% — в 2016 г. и до 49,6% — в 2017 г.

Последние несколько лет в России проводится реформа налогообложения в нефтяной сфере. Одним из направлений реформы является введение налогового маневра в отрасль. Введение налогового маневра выглядит оптимальной и своевременной мерой и в новых условиях, поскольку позволяет менее болезненно адаптироваться к резкому падению мировых цен на нефть как производителям нефти, так и бюджету, не создавая дополнительных проблем для внутреннего рынка нефтепродуктов.

Налоговый маневр в нефтяной отрасли вступил в силу с 1 января 2015 г. Принципы его действия определяются Федеральным законом от 24.11.2014 N 366-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Согласно введенному режиму налогообложения, вывозные таможенные пошлины на нефть сократятся в 1,7 раза, а на нефтепродукты — в 1,7 — 5 раз в течение трех лет. При этом ставка НДПИ (налога на добычу полезных ископаемых) на нефть вырастет в 1,7 раза и на газовый конденсат — в 6,5 раза.

Реализация налогового маневра, по мнению Министерства финансов РФ, положительно скажется на нефтяной отрасли. Так, при сравнении с действующими налоговыми и таможенно-тарифными условиями на 2015 г. и далее налоговый маневр обеспечит:

— рост маржи переработки нефти на НПЗ Российской Федерации в 2,5 раза;

— усиление экономических стимулов к ускоренной модернизации НПЗ, направленной на максимально полное превращение темных нефтепродуктов в светлые;

— снижение налоговой нагрузки на добычу «традиционной» нефти (в отношении которой не предоставлено никаких льгот) на 3%;

— снижение налоговой нагрузки на добычу льготируемых видов нефти на 5 — 24%.

Эффект от «налогового маневра» для доходов бюджета составляет: 40 млрд руб. в 2015 г., 45 млрд руб. — в 2016 г., 50 млрд руб. — в 2017 году <1>.

———————————

<1> «Налоговый маневр-2014»: благо или зло? // URL: http://www.tpp-inform.ru/analytic_journal/5150.html (17.03.2015).

 

Вместе с тем после вступления в действие налогового маневра реформа нефтяной отрасли не закончилась. В настоящее время обсуждается постепенный переход от НДПИ к налогу на добавленный доход.

Налог на добавленный доход представляет собой разновидность налога на прибыль. В различных странах он уплачивался по-разному, чаще в виде налога на прирост прибыли. Назначение данного налога состоит в ограничении рентабельности отдельных сверхдоходных производств, главным образом монополистов.

Исторически налог на добавленный доход обычно вводился в военное время в качестве временной, чрезвычайной меры с целью мобилизации в бюджет прибылей, получаемых промышленниками, чрезмерно наживающимися на военных поставках. В то же время налог на добавленный доход позволял покрывать постоянный рост военных расходов.

В Советской России конца 20-х гг. XX в. налог на добавленный доход активно использовался как инструмент давления на частный капитал и привел к полному исчезновению частного предпринимательства.

В Российской Федерации налог на добавленный доход пока не используется.

Налогооблагаемой базой налога на добавленный доход будет операционная прибыль от продажи добытой нефти с возможностью уменьшения на размер капитальных затрат. Для нового налога предлагается установить фиксированную ставку 60% (НДПИ при этом обнулится, а пошлина на экспорт нефти составит с 2017 г. 30%) <2>. Предполагается, что за счет этого в объеме фискальной нагрузки будет учитываться не только уровень мировых цен на нефть, как сейчас, но и рентабельность отдельных месторождений. Конечно, новый налог будет сложнее администрировать, но, по мнению государства и представителей нефтяных компаний, он будет стимулировать разработку истощающихся месторождений, число которых будет только расти. В будущем окупаемость инвестиционных проектов в добыче может увеличиться до 10 лет и более. По законодательству все это время компании должны платить НДПИ, несмотря на отрицательный денежный поток. Такой порядок заметно сдерживает внедрение новых, затратных технологий. Этого вполне можно избежать за счет изменения налогового законодательства.

———————————

<2> «Налоговый маневр» зашел в тупик // URL: http://www.energystate.ru/news/5784.html (17.03.2015).

 

При этом разработка механизма налога на добавленный доход от добычи нефти основывается на рентном принципе платности в недропользовании. Налог на добавленный доход от добычи нефти рассматривается в качестве рентного механизма налогообложения недропользования, через который реализуется рентный принцип платности в недропользовании.

По мнению автора, налог на добавленный доход более выгоден компаниям, так как налоговая база сразу уменьшается на капитальные вложения.

Вместе с тем, по мнению министра энергетики РФ Александра Новака, при действующей системе налогообложения эффективному освоению новых месторождений препятствуют значительные затраты на геологоразведку, создание транспортной инфраструктуры, обустройство и бурение. При этом от начала полномасштабных инвестиций до выхода добычи на проектную мощность проходит порядка 4 — 7 лет, а с учетом геолого-разведочных работ — до 10 лет. Льготы по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для отдельных регионов и трудноизвлекаемых запасов (ТрИЗ), а также льготы по экспортной пошлине могут изменить ситуацию лишь отчасти. Основная проблема для действующих месторождений — нерентабельность значительного числа новых скважин на участках залежей со сложными горногеологическими характеристиками <1>.

———————————

<1> «Налоговый маневр» зашел в тупик // URL: http://www.energystate.ru/news/5784.html (17.03.2015).

 

Однако, со слов директора департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Министерства финансов РФ Ильи Трунина, новая система налогообложения добычи нефти должна вводиться только для месторождений, лицензии на которые были выданы незадолго до введения нового налога, опробовать ее на пилотных проектах бессмысленно. При разработке месторождений, затраты на которые уже были понесены в старых налоговых условиях, должна использоваться действующая налоговая система со всеми льготами и освобождениями, которые уже предусмотрены <2>.

———————————

<2> Там же.

В любом случае нужно сказать, что нефтяной сектор остается опорой бюджета России, основным источником дохода, даже учитывая изменившуюся макроэкономическую конъюнктуру. Принципиально ситуация в нефтяном комплексе не изменится, а тенденции, проявившиеся уже в 2014 г., скорее всего, останутся, независимо от налогового маневра или иных механизмов налогообложения данного сектора экономии РФ.

Библиографический список

 

  1. Бюджетный кодекс РФ от 31.07.1998 N 145-ФЗ (в ред. от 26.12.2014, с изм. от 08.03.2015; с изм. и доп., вступ. в силу с 01.03.2015) // СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3823; 2013. N 31. Ст. 4191.
  2. Федеральный закон от 24.11.2014 N 366-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2014. N 48. Ст. 6647.
  3. Федеральный закон от 01.12.2014 N 384-ФЗ «О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов» // Российская газета. N 278. 05.12.2014.

 

Раздел III. НАЛОГОВЫЙ КОНТРОЛЬ

 

В рубрике «Налоговый контроль» размещаются материалы, посвященные процессуально-правовым и иным аспектам эффективной защиты прав налогоплательщиков, налоговых агентов и иных обязанных лиц как в административном (внесудебном), так и в судебном порядке. В частности, рассматриваются практические вопросы применения способов, методов и приемов защиты, особенности выстраивания тактики, позиции и доказательственной базы по налоговым спорам.

 

Когда необходимо повторно представлять документы в ходе встречной проверки?

 

Вопрос о представлении документов по требованию налогового органа не теряет актуальности. В статье рассмотрены случаи, когда необходимо представлять истребуемые документы в рамках встречной проверки и когда это необязательно.

 

Согласно п. 1 ст. 93.1 Налогового кодекса РФ (далее по тексту — НК РФ) должностное лицо, проводящее налоговую проверку, вправе провести встречную проверку и истребовать у контрагента или иных лиц документы (информацию), касающиеся деятельности проверяемого налогоплательщика.

Более того, п. 2 ст. 93.1 НК РФ предоставляет налоговому органу право истребовать у налогоплательщика документы (информацию) относительно конкретной сделки вне рамок проведения проверки.

При истребовании документов (информации) в рамках ст. 93.1 НК РФ налоговый орган ограничен только периодом проведения проверки или конкретной сделкой, обозначенной в требовании.

Однако в ряде случаев налоговый орган запрашивает настолько большой объем документов, что некоторые из них могли бы уже быть затребованы и представлены.

При этом очень часто на практике возникают вопросы надлежащего толкования положений п. 5 ст. 93.1 НК РФ, в соответствии с которыми истребуемые налоговым органом документы представляются с учетом положений, предусмотренных п. п. 2 и 5 ст. 93 НК РФ.

В то же время в соответствии с п. 5 ст. 93 НК РФ в ходе проведения налоговой проверки, иных мероприятий налогового контроля налоговые органы не вправе истребовать у проверяемого лица документы, ранее представленные в налоговые органы при проведении камеральных или выездных налоговых проверок данного проверяемого лица (причем указанное ограничение не распространяется на случаи, когда документы ранее представлялись в налоговый орган в виде подлинников, возвращенных впоследствии проверяемому лицу, а также на случаи, когда документы, представленные в налоговый орган, были утрачены вследствие непреодолимой силы).

В этой связи мы хотим подробно рассмотреть вопрос, в каких случаях при проведении встречной проверки лицо обязано повторно представлять в налоговый орган истребуемые документы, а когда оно вправе отказаться со ссылкой на п. 5 ст. 93.1 НК РФ.

Разберем последовательно несколько самостоятельных ситуаций.

  1. В рамках встречной проверки у лица истребуются документы, которые ранее не истребовались и, соответственно, не представлялись.

В данной ситуации, если требование налогового органа не противоречит иным нормам НК РФ (документы, запрашиваемые налоговым органом, конкретизированы, были составлены или исполнялись в проверяемый период, на их основании проверяемый налогоплательщик производит исчисление и уплату налогов, налоговый орган не требует составления расчетов и т.д.), лицо обязано представить в налоговый орган истребуемые налоговым органом документы (информацию) по сделке в установленные сроки.

  1. В рамках встречной проверки у лица истребуются документы, которые ранее уже представлялись им в налоговый орган при проведении в отношении этого лица камеральной или выездной налоговой проверки.

В такой ситуации лицо не обязано представлять в налоговый орган истребуемые документы (информацию), поскольку в соответствии с п. 5 ст. 93.1 НК РФ истребуемые документы представляются с учетом положений, предусмотренных п. п. 2 и 5 ст. 93 НК РФ. В свою очередь, как мы указывали выше, в соответствии с п. 5 ст. 93 НК РФ налоговые органы не вправе истребовать документы, ранее представленные в налоговые органы при проведении камеральных или выездных налоговых проверок.

Аналогичные выводы содержит Письмо Минфина России от 26.08.2013 N 03-02-07/1/35025, а также Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.01.2012 по делу N А05-4408/2011.

  1. В рамках встречной проверки у лица истребуются документы, которые ранее этим лицом уже предоставлялись налоговым органам, но в рамках другой встречной проверки, т.е. также в порядке ст. 93.1 НК РФ.

В данной ситуации, по нашему мнению, лицо также обязано представить налоговому органу документы (информацию) при условии, что требование налогового органа не нарушает иные нормы НК (как мы уже отмечали ранее).

Данный вывод можно обосновать тем, что п. 5 ст. 93 НК РФ не подлежит расширительному толкованию и не распространяется на случаи представления налогоплательщиком документов в рамках встречных проверок или представления документов вне рамок проведения налоговой проверки. Также в пользу данного вывода свидетельствует тот факт, что в некоторых случаях истребование документов (информации) в рамках ст. 93.1 НК РФ осуществляется во исполнение поручений других налоговых органов. В таком случае полученные от налогоплательщика документы (информация) не хранятся в налоговом органе, а передаются в инспекцию, во исполнение поручения которой они истребовались.

В то же время такое правовое регулирование не исключает случаев повторного истребования документов, ранее представленных в налоговый орган в рамках встречных проверок налогоплательщиков, состоящих на учете в одной инспекции. Однако отказ в представлении документов (информации) в таком случае может повлечь привлечение налогоплательщика к налоговой ответственности по ст. 126 НК РФ, а также ст. 129.1 НК РФ.

В заключение хотелось бы отметить, что при отказе налоговому органу в повторном представлении документов мы рекомендуем указывать, в ответ на какое требование и в рамках каких мероприятий налогоплательщиком уже были представлены в налоговый орган запрашиваемые документы.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9   Часть 10   Часть 11   Часть 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code