Судебная практика по налоговым и финансовым спорам (Часть 10)

2.7.2.3. Особенности определения налоговой базы и физических показателей. Раздельный учет

 

(+) 1. По мнению ИФНС, обществом необоснованно исчислен налог, исходя из площади торговых залов и залов для обслуживания посетителей значительно меньше той, которая определена в инвентаризационных и правоустанавливающих документах, что привело к занижению ЕНВД, подлежащего уплате в бюджет.

Суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, исходил из того, что обществом доказан факт использования торговой площади и площади залов обслуживания посетителей в меньшем размере, чем это определено в инвентаризационных и правоустанавливающих документах. Обществом представлены схемы использования помещений, приказы о выделении торгового зала (зала обслуживания посетителей). Кроме того, в ходе судебного заседания были проведены допросы лиц, подтвердивших фактическое использование под торговый зал только части спорных помещений (Постановление ФАС МО от 21.02.2014 N Ф05-535/2014 по делу N А41-57760/2012).

(+) 2. По мнению налогового органа, незарегистрированные транспортные средства, транспортные средства, не прошедшие технический осмотр, а также переданные в аренду транспортные средства должны учитываться при определении лимита транспортных средств в соответствии с пп. 5 п. 2 ст. 346.26 НК РФ. Предприниматель неправомерно применял систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход.

Как указал суд, не соглашаясь с позицией налогового органа, инспекция неправомерно учла личные автомобили предпринимателя; автотранспортное средство, переданное в аренду; транспортное средство, поставленное и снятое с учета в один день; транспортные средства, снятые с учета и реализованные по договорам купли-продажи. Данные средства в спорные периоды не использовались и не могли быть использованы предпринимателем в деятельности по оказанию автотранспортных услуг по перевозке пассажиров и грузов. Следовательно, к транспортным средствам, предназначенным для оказания автотранспортных услуг по перевозке пассажиров и грузов, относятся не все принадлежащие налогоплательщику на праве собственности или ином праве транспортные средства (Постановление ФАС ВВО от 05.03.2014 по делу N А29-8986/2012).

 

2.7.3. Единый сельскохозяйственный налог

 

(+) 1. По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно занизил доход от реализации сельскохозяйственной продукции, поскольку представленные им документы составлены исключительно в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, поступившие на расчетный счет налогоплательщика денежные средства учитывались им на счетах бухгалтерского учета как расчеты с покупателями и заказчиками. В ходе выездной налоговой проверки налогоплательщиком были представлены доказательства заключения со спорными контрагентами договоров займа на спорную сумму. Сами контрагенты также подтвердили факт заключения договоров займа и перечисление денежных средств. Более того, ни спорное решение налогового органа, ни материалы проверки не содержат ссылок на первичные документы бухгалтерского учета, которыми подтверждалась бы реализация налогоплательщиком в адрес спорных контрагентов какой-либо произведенной сельхозпродукции. Суд пришел к выводу, что налогоплательщик правомерно не учел в составе доходов денежные средства, получены по договорам займа, в связи с чем признал решение ИФНС неправомерным (Постановление ФАС ЦО от 26.02.2014 по делу N А35-479/2013).

(+) 2. По мнению ИФНС, доход от сдачи в аренду земельного участка является доходом от реализации услуг и поэтому должен быть учтен при определении общего дохода от реализации товаров при исчислении единого сельскохозяйственного налога.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, единственным видом деятельности налогоплательщика является выращивание зерновых, технических и прочих сельскохозяйственных культур. Учитывая, что сдача земельного участка в аренду не является для налогоплательщика основным видом деятельности, доход, полученный им по договору аренды, подлежит включению в состав внереализационных доходов, но и не учитывается при определении общего дохода от реализации товаров (работ, услуг) в целях исчисления единого сельскохозяйственного налога. Таким образом, решение налогового органа о доначислении единого сельскохозяйственного налога является незаконным (Постановление ФАС ПО от 13.03.2014 по делу N А55-13742/2013).

 

2.7.4. Необоснованная налоговая выгода в результате применения специальных режимов налогообложения

 

(-) По мнению налогоплательщика, действующего в качестве агента по сбыту продукции от различных принципалов в одном торговом центре и осуществляющего прием денежных средств с последующей их передачей указанным лицам, налоговый орган необоснованно квалифицировал указанную деятельность в качестве самостоятельного осуществления налогоплательщиком розничной торговли, сложив все площади торговых помещений в торговом центре, и доначислил единый налог, связанный с применением УСН.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика необоснованной, действия налогоплательщика по сдаче в аренду помещений торгового центра различным арендаторам и заключению с ними агентских договоров на сбыт продукции и прием денежных средств от покупателей является схемой уклонения от налогообложения единым налогом по УСН. Суд установил, что во всех отделах торгового центра применялись одинаковые ценники с указанием на супермаркет «П», имелся единый узел расчета с покупателями; на всей торговой и складской площади работал персонал налогоплательщика, все действия по приемке товара, его предпродажной подготовке и реализации производили работники налогоплательщика (за исключением отдела разливных напитков), все работники разных отделов заключили трудовые договоры и договоры материальной ответственности с налогоплательщиком, весь персонал подчинялся директору магазина налогоплательщика, при необходимости кассиры и продавцы налогоплательщика могли заменять друг друга в разных отделах магазина, в том числе в отделах на площади ООО и ИП; персонал в торговом зале имел опознавательные знаки и был одет в единую форменную одежду с фирменным логотипом магазина и пр. При таких обстоятельствах суд сделал вывод о том, что налогоплательщик осуществлял розничную торговлю через магазин с площадью торгового зала более 150 квадратных метров по одному объекту организации торговли, что признается видом предпринимательской деятельности, в отношении которого ЕНВД не применяется (Постановление ФАС ВСО от 10.04.2014 по делу N А58-3592/2013).

 

2.8. Транспортный налог

2.8.1. Общие положения. Объект налогообложения

 

(-) По мнению налогоплательщика, приобретенный им автопогрузчик не подлежал обложению транспортным налогом, поскольку он не был зарегистрирован в качестве транспортного средства.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 N 14341/11 указано, что уклонение общества от совершения действий по государственной регистрации транспортных средств не освобождает его от уплаты транспортного налога. Поскольку налогоплательщик использовал приобретенный автопогрузчик в спорных периодах и должен был его зарегистрировать в установленном законом порядке, то отсутствие государственной регистрации не освобождает налогоплательщика от обязанности по уплате транспортного налога (Постановление ФАС СЗО от 03.02.2014 по делу N А05-957/2013).

 

2.9. Налог на имущество организаций

2.9.1. Общие положения. Объект налогообложения

 

(-) 1. Лизингодатель приобрел и передал в лизинг оборудование, которое подлежит учету на его балансе в течение действия договора лизинга. По условиям договора лизинга обязанность по вводу оборудования в эксплуатацию возложена на лизингополучателя; уплата лизинговых платежей производится независимо от фактического использования лизингового имущества.

По мнению лизингодателя, до ввода в эксплуатацию указанное оборудование не может признаваться основным средством, а его стоимость не включается в налоговую базу по налогу на имущество.

Как указал суд, признавая позицию лизингодателя неправомерной, в период действия договора лизинга имущество находилось в собственности лизингодателя и его перепродажа в период действия договора не предполагалась. Отсутствие акта ввода оборудования в эксплуатацию не препятствовало лизингодателю сформировать первоначальную стоимость имущества и учесть его в качестве основных средств. Поскольку обязанность по вводу оборудования в эксплуатацию возложена на лизингополучателя, осуществление монтажа лизингополучателем не препятствовало лизингодателю сформировать первоначальную стоимость этого оборудования в виде фактических затрат на его приобретение (Определение ВАС РФ от 28.02.2014 N ВАС-1342/14).

(+) 2. По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно не включил в налоговую базу по налогу на имущество стоимость здания, учитывая его на счете 41 как товары, предназначенные для перепродажи. Данное имущество являлось основным средством, находилось на балансе общества более 12 месяцев.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, установлено, что через несколько месяцев после приобретения налогоплательщиком спорного здания оно было реализовано по договору купли-продажи, но через месяц этот договор был расторгнут по инициативе покупателя. Через два года это имущество было вновь реализовано. Указанные обстоятельства свидетельствуют о приобретении имущества с целью его перепродажи. Для признания имущества в качестве основного средства необходимо единовременное соблюдение условий, перечисленных в п. 4 ПБУ 6/01, которые в данном случае отсутствуют (Постановление ФАС СЗО от 16.01.2014 по делу N А13-2639/2013).

(-) 3. По мнению налогоплательщика, им обоснованно не учитывался при исчислении налога на имущество автопогрузчик, поскольку к моменту перехода права собственности на него (30.03.2009) был неисправен, не мог использоваться и, соответственно, не отвечал признакам основного средства.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, установлено, что 30.03.2009 по акту приема-передачи автопогрузчик был принят налогоплательщиком, в акте не было отражено наличие каких-либо неисправностей, следовательно, отсутствуют основания для вывода о том, что на указанную дату автопогрузчик был неисправен. Кроме того, налогоплательщик в целях налогообложения учитывал затраты на приобретение для автопогрузчика запасных частей, дизельного топлива, стоимость страховой премии. Следовательно, налогоплательщик неправомерно не учел в спорные периоды автопогрузчик в качестве объекта обложения налогом на имущество (Постановление ФАС СЗО от 03.02.2014 по делу N А05-957/2013).

(-) 4. По мнению налогового органа, налогоплательщик необоснованно занизил среднегодовую стоимость имущества в связи с исключением стоимости неотделимых улучшений, произведенных в арендованное имущество.

Как указал суд, соглашаясь с позицией налогового органа, установлено, что налогоплательщик арендует офис на основании договора аренды нежилого помещения, п. 2.4 которого установлено, что капитальные вложения арендатора в арендованное помещение (как отделимые, так и неотделимые) являются собственностью арендатора. В связи с этим и поскольку до момента возврата арендованного имущества с неотделимыми улучшениями арендодателю, либо возмещения последним произведенных расходов, либо изменения условий договора аренды (в части распределения права собственности на неотделимые улучшения) именно арендатор признается лицом, произведшим капитальные вложения, приносящие ему экономические выгоды, — на нем лежит обязанность по их отражению в бухгалтерском учете в составе основных средств (Постановление ФАС СЗО от 31.01.2014 по делу N А56-72308/2012).

(+) 5. По мнению ИФНС, факт производства и дальнейшей реализации продукции — проката арматурного — подтвержден в ходе налоговых мероприятий, что является основанием для учета объекта недвижимости на балансе в качестве объекта основных средств и включения его в налогооблагаемую базу по налогу на имущество.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, поскольку первоначальная стоимость объекта сформирована не была, объект недвижимости не был завершен строительством, не обладал одним из признаков основного средства, учитывался на счете 08 «Вложения во внеоборотные активы», следовательно, в указанный период правомерно не учитывался в налоговой базе по налогу на имущество (Постановление ФАС СКО от 03.04.2014 по делу N А53-7013/2013).

 

2.9.2. Льготы по налогу на имущество

 

(+) 1. По мнению налогового органа, налогоплательщик неправомерно применял в проверяемый период налоговую ставку по налогу на имущество организаций в размере 0 процентов как для имущества, созданного и приобретенного при реализации инвестиционного проекта в соответствии с законодательством. Часть обусловленного таким проектом имущества использовалась налогоплательщиком для извлечения дохода, не связанного с целями реализации инвестиционного проекта, вследствие чего он был не вправе применять данную ставку при исчислении спорного налога.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что в рамках инвестиционного проекта налогоплательщиком создано (приобретено) имущество — здание административно-бытового корпуса и кабельная линия «трансформаторное отделение с кабельной линией». Указанное имущество учтено на балансе. Им заключены договоры с субабонентами на подачу через присоединенную сеть электроэнергии и оказание услуг по передаче энергии через технические устройства, принадлежащие налогоплательщику на праве собственности. Суд отметил, что налогоплательщик не являлся для субабонентов энергоснабжающей организацией, поскольку сам в качестве абонента получал от электроснабжающей организации электроэнергию. Соответственно, он не получал дохода от реализации электроэнергии как от деятельности, не предусмотренной инвестиционным проектом. Передача энергоснабжающей организацией электроэнергии субабонентам через трансформаторную подстанцию не свидетельствует об использовании налогоплательщиком имущества (административно-бытового корпуса и кабельной линии) для производства товаров, работ, услуг, на которое не может быть направлен инвестиционный проект (Постановление ФАС СЗО от 27.02.2014 по делу N А21-4200/2013).

(-) 2. По мнению налогоплательщика, он правомерно заявил в уточненных налоговых декларациях о применении льготы по налогу на имущество, предусмотренной п. 11 ст. 381 НК РФ, в отношении сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью линии электропередачи. Ему необоснованно отказано в применении данной льготы в отношении стоимости кабельной распределительной сети, генератора вертикального асинхронного, генератора синхронного.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, объект «кабельная распределительная сеть» в инвентарном учете имеет код ОКОФ — 124526578. Данный код ОКОФ непосредственно в Перечне имущества, указанного в ст. 381 НК РФ, который утвержден Постановлением Правительства РФ от 30.09.2004 N 504, не приведен, но входит в интервал кодов видов, относящихся к подклассу 124526080, который приведен в Перечне непосредственно, но поименован в разделе «Имущество, относящееся к федеральным автомобильным дорогам, а также сооружения, являющиеся их неотъемлемой технологической частью». Следовательно, Перечень N 504 является закрытым и не подлежит расширительному толкованию, поэтому льгота, установленная п. 11 ст. 381 НК РФ, предоставляется исключительно по объектам основных средств, наименование и коды по ОКОФ которых содержатся в Перечне N 504. Таким образом, суды правомерно отказали обществу в удовлетворении заявленных требований (Постановление ФАС ВВО от 27.02.2014 по делу N А82-12171/2012).

(+) 3. По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно воспользовался льготой, предусмотренной п. 10 ст. 4 Закона Липецкой области «О налоге на имущество организаций в Липецкой области», в связи с чем ему была доначислена сумма налога.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, в соответствии с п. 10 ст. 4 Закона Липецкой области от налогообложения освобождаются организации, выделяющие и создающие за счет собственных средств рабочие места в счет квоты, а также сверх установленной квоты — для лиц, особо нуждающихся в социальной защите, пропорционально удельному весу заработной платы категории граждан, определенной в соответствии с Законом Липецкой области «О квотировании рабочих мест для лиц, особо нуждающихся в социальной защите», в общих расходах на оплату труда работающих. Вместе с тем законодательные акты Липецкой области, регламентирующие применение спорной льготы, не содержат обязательного условия для ее применения в виде полного заполнения выделенных по квоте рабочих мест. Более того, льгота по налогу на имущество предоставляется не на всю стоимость имущества, а «пропорционально удельному весу заработной платы категории граждан, определенной в соответствии с Законом Липецкой области «О квотировании рабочих мест для лиц, особо нуждающихся в социальной защите», в общих расходах на оплату труда работающих». Согласно материалам налоговой проверки налогоплательщик правильно определил количество рабочих мест, предназначенных для трудоустройства лиц, особо нуждающихся в социальной защите. Суд указал, что спорная льгота применялась налогоплательщиком с соблюдением условия пропорциональности удельного веса заработной платы работников, занимающих квотированные рабочие места, к общему фонду заработной платы. Правильность данного расчета ИФНС не опровергнута (Постановление ФАС ЦО от 28.03.2014 по делу N А36-1642/2013).

(+) 4. По мнению ИФНС, налогоплательщику правомерно отказано в применении льготы по налогу на имущество на основании п. 15 ст. 381 НК РФ, поскольку он не является государственным научным центром.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, согласно п. 2 ст. 5 Федерального закона «О науке и государственной научно-технической политике» научной организации, которая имеет уникальное опытно-экспериментальное оборудование, располагает научными работниками и специалистами высокой квалификации и научная и (или) научно-техническая деятельность которой получила международное признание, Правительством РФ может присваиваться статус государственного научного центра. Постановлением Правительства РФ от 09.10.1995 N 983 установлено, что отдельным предприятиям и организациям оборонной, ракетно-космической и атомной отраслей промышленности, выполняющим государственный оборонный заказ и являющимся основными разработчиками и изготовителями важнейших видов вооружения, военной и космической техники, а также комплектующих изделий к ним, может присваиваться статус федерального научно-производственного центра. Согласно п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 17.11.2011 N 148, льгота, предусмотренная п. 15 ст. 381 НК РФ, распространяется также на имущество федеральных научно-производственных центров. Признавая решение ИФНС неправомерным, суд указал, что налогоплательщик является научной организацией, соответствует критериям, предъявляемым законом к государственным научным центрам, и обладает статусом федерального научно-производственного центра, который ему присвоен Правительством РФ при его создании (Постановление ФАС ЦО от 27.03.2014 по делу N А14-7255/2013).

 

2.10. Земельный налог

2.10.1. Общие положения

 

(+) 1. Общество, использующее принадлежащий ему на праве собственности земельный участок для размещения ресторана, уплачивает земельный налог, исчисляемый исходя из кадастровой стоимости земли под размещение плодоовощной базы, а не из кадастровой стоимости земли под объектами общественного питания.

Орган местного самоуправления обратился в арбитражный суд, посчитав, что бюджету города причинены убытки в размере разницы между уплачиваемым и подлежащим уплате налогом на землю.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что правоотношения, связанные с исчислением и уплатой налога, являются публично-правовыми и регулируются законодательством о налогах и сборах. При этом в силу п. 3 ст. 2 ГК РФ к налоговым правоотношениям гражданское законодательство не применяется. Глава 14 НК РФ устанавливает специальный порядок взыскания задолженности по налогам (Определение ВАС РФ от 12.03.2014 N ВАС-2116/14).

(+) 2. По мнению налогового органа, основания для признания решения ИФНС недействительным отсутствуют, так как обязанность по уплате земельного налога не была своевременно исполнена как предпринимателем, а исполнена как физическим лицом.

Суды пришли к выводу о том, что проверяемое лицо не являлось предпринимателем, на него не может быть возложена обязанность ИФНС по исчислению и декларированию земельного налога в отношении принадлежащего ему на праве собственности как физическому лицу земельного участка. Так как налоговым органом не соблюдены требования п. 3 ст. 396 НК РФ о направлении физическим лицам — плательщикам земельного налога налоговых уведомлений с указанием суммы налога, подлежащей уплате, доводы ИФНС признаны несостоятельными (Постановление ФАС УО от 07.04.2014 N Ф09-8580/12 по делу N А47-7033/12).

 

2.10.2. Вопросы кадастровой оценки земель и кадастрового учета. Перерасчет кадастровой стоимости участка и его влияние на исчисление налоговой базы

 

(-) 1. Налогоплательщик оспорил конституционность положений ст. 391 НК РФ, а также конституционность ряда положений Федерального закона от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации». Оспариваемые законоположения не позволяют произвести перерасчет земельного налога, в случае если судебным решением кадастровая стоимость земельного участка признана равной его рыночной стоимости.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, оспариваемые законоположения не лишают права плательщиков земельного налога на установление кадастровой стоимости земельного участка в размере, равном его рыночной стоимости, в том числе для последующего определения налогового обязательства в размере не большем, что это установлено законом. Таким образом, как обеспечивающие необходимый баланс частных и публичных интересов, сами по себе они конституционные права налогоплательщиков не нарушают (Определение КС РФ от 23.10.2014 N 2342-О).

(+) 2. По мнению ИФНС, налогоплательщиком допущено занижение налоговой базы по земельному налогу в результате исчисления налога в соответствии с кадастровой стоимостью земельного участка, соответствующей фактическому виду разрешенного использования, а не установленной управлением Росреестра.

Как указал суд, признавая данную позицию ИФНС необоснованной, присвоение земельному участку вида разрешенного использования должно соотноситься с действительным видом разрешенного использования данного участка, в том числе с учетом функционального назначения расположенных на участке объектов недвижимости. Налогоплательщиком доказан факт использования земельного участка для размещения нежилых зданий производственного и административного назначения в целях осуществления уставной деятельности, а значит, и соответствие земельного участка именно 9-й группе земельных участков. Сам по себе факт отсутствия заявления налогоплательщика о внесении изменений в данные кадастрового учета не исключает необходимость установления актуальной кадастровой стоимости земельного участка исходя из фактического использования земельного участка в соответствии с установленным видом разрешенного использования (Постановление ФАС ВСО от 12.03.2014 по делу N А33-6187/2011).

(-) 3. По мнению налогового органа, при исчислении земельного налога он правомерно руководствовался кадастровой стоимостью, установленной Постановлением Правительства Свердловской области от 19.12.2008 N 1347-ПП.

Суд кассационной инстанции, соглашаясь с позицией налогового органа, указал, что установленная судом кадастровая стоимость в размере рыночной подлежит внесению в государственный кадастр на основании вступившего в законную силу судебного акта и перерасчет кадастровой стоимости ретроспективно не осуществляется. То есть кадастровая стоимость спорного земельного участка, принадлежащего предпринимателю, установленная Решением Арбитражного суда от 29.10.2012, не распространяется на ранее возникшие налоговые правоотношения. Таким образом, при исчислении инспекцией земельного налога за 2009 — 2010 гг. в отношении спорного земельного участка инспекцией правомерно применена кадастровая оценка земель, утвержденная Постановлением Правительства Свердловской области от 19.12.2008 N 1347-ПП (Постановление ФАС УО от 27.02.2014 N Ф09-414/14 по делу N А60-18676/2013).

(-) 4. По мнению налогоплательщика, при наличии судебного решения, устанавливающего кадастровую стоимость земельного участка равной рыночной стоимости, налогоплательщик вправе рассчитать земельный налог по новой кадастровой стоимости, в том числе за прошлые периоды, не дожидаясь, пока будут внесены изменения в государственный кадастр.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика необоснованной, установленная решением суда рыночная стоимость земельного участка будет являться основанием для исчисления земельного налога за налоговый период с момента вступления судебного акта в законную силу и внесения соответствующих изменений в государственный кадастр (Постановление ФАС ВСО от 11.04.2014 по делу N А74-4614/2013).

(+) 5. По мнению налогоплательщика, налоговым органом безосновательно произведено доначисление земельного налога за календарный год исходя из прежней кадастровой стоимости земельного участка, а не стоимости, установленной решением суда.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика правомерной, с учетом положений п. 7 ст. 396 НК РФ можно сделать вывод, что, если кадастровая стоимость земельного участка была изменена решением суда, вступившим в силу после 15-го числа текущего месяца, исчисление земельного налога по новой стоимости начинается со следующего месяца, а не со следующего года (Постановление ФАС ЗСО от 31.03.2014 по делу N А27-13761/2013).

 

2.10.3. Ставки земельного налога

 

(+) 1. По мнению ИФНС, налогоплательщику обоснованно доначислен земельный налог с применением коэффициента 2, поскольку право на соответствующие земельные участки возникло у налогоплательщика в 2010 г., после разделения земельных участков (т.е. после того, как с 01.01.2008 был введен повышающий коэффициент для земельных участков, предоставленных под жилищное строительство).

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, установлено, что спорные земельные участки образованы из двух других земельных участков, которые были приобретены в 2006 г. и относились к землям поселений. В 2008 г. при разделении этих участков новые участки получили назначение «для размещения индивидуального жилого дома». При таких обстоятельствах нет оснований считать, что предыдущие земельные участки были изначально приобретены для жилищного строительства. Применение повышающего коэффициента не может быть обусловлено внесением в государственный кадастр недвижимости изменений, не связанных со сменой правообладателя земельного участка, приобретенного до 01.01.2008 (Постановление ФАС СЗО от 30.01.2014 по делу N А56-19469/2013).

(+) 2. По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно применил в отношении спорных земельных участков налоговую ставку 0,3%, поскольку в отношении рассматриваемых земельных участков подлежала применению налоговая ставка 1,5%.

Суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, исходил из того, что спорные земельные участки предоставлялись обществу для комплексной застройки территорий коттеджных поселков, при этом основная цель строительства — строительство жилья, а иные объекты — с целью обеспечения проживания и сопутствующей инфраструктуры, которой ранее на этих землях не существовало, в связи с чем указал, что налогоплательщик правомерно применял при расчете земельного налога ставку 0,3% от кадастровой стоимости. Поскольку согласно пп. 7 п. 2 Решения Совета депутатов сельского поселения в отношении земельных участков приобретенных (предоставленных) в собственность физическими и юридическими лицами на условиях осуществления на них жилищного строительства, за исключением индивидуального жилищного строительства, применяется ставка 0,3% от кадастровой стоимости земельных участков (Постановление ФАС МО от 20.02.2014 N Ф05-502/2014 по делу N А41-34391/11).

 

2.11. Платежи во внебюджетные фонды

 

(+) 1. По мнению управления ПФР, общество неправомерно не включило в базу для исчисления страховых взносов сумму списанной задолженности работников за предоставленные займы.

Как указал суд, признавая позицию управления ПФР неправомерной, правоотношения сторон по договору займа не связаны с выполнением работ и оказанием услуг, а предусматривают переход права собственности на имущество (деньги), подлежащее возврату заимодавцу в такой же сумме. Списание обществом задолженности заемщиков по договорам займа как законный способ прекращения данных гражданско-правовых обязательств не изменяет характера этих правоотношений и не обусловливает новацию заемных обязательств в обязательства, связанные с выполнением работ и оказанием услуг. В связи с этим суммы такого списания не подпадают под обложение страховыми взносами (Определение ВАС РФ от 30.06.2014 N ВАС-7763/14).

(-) 2. По мнению органа ФСС, выплаты работникам, проходившим военные сборы, подлежат обложению страховыми взносами на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Как указал суд, соглашаясь с позицией органа ФСС, в отношении работающих граждан, освобожденных от работы с сохранением за ними места работы (должности) на время исполнения ими государственных обязанностей, в данном случае прохождения военных сборов работодатель несет обязанность по выплате заработной платы с соответствующими отчислениями. В период военных сборов, работающие граждане освобождаются от исполнения трудовых обязанностей, но трудовые отношения между ними и работодателем сохраняются; таким образом, средний заработок, выплачиваемый в период прохождения военных сборов, облагается страховыми взносами (Постановление ФАС СЗО от 06.02.2014 по делу N А13-10624/2012).

(+) 3. По мнению фонда, произведенные обществом работникам выплаты в виде возмещения части стоимости путевки на базу отдыха представляют собой доход работника, полученный в рамках трудовых отношений, который подлежит обложению страховыми взносами на обязательное пенсионное и медицинское страхование.

Как указал суд, признавая позицию фонда неправомерной, сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда. Таким образом, суммы частичной оплаты работникам стоимости путевок не являются объектом для начисления страховых взносов, и обоснованно удовлетворено заявленное обществом требование (Постановление ФАС ВВО от 06.02.2014 по делу N А43-29070/2012).

(-) 4. По мнению общества, начисление ему страховых взносов неправомерно по причине отсутствия трудовых отношений между обществом и индивидуальным предпринимателем Л. Намерением сторон в данном случае являлось заключение и исполнение именно гражданско-правового договора.

Как указал суд, признавая позицию общества неправомерной, установлено, что оно заключило с предпринимателем Л. (управляющий) договор, который регулирует гражданско-правовые отношения между обществом и его управляющим в связи с исполнением последним возложенных на него обязанностей по руководству текущей деятельностью общества. До этого он являлся директором общества, т.е. состоял с ним в трудовых отношениях. При замене трудового договора на гражданско-правовой трудовая функция Л. существенных изменений не претерпела. В спорном договоре содержатся такие элементы трудового договора, как: систематическое, ежедневное выполнение исполнителем работ определенного рода; включение его в производственную деятельность общества; фиксированная оплата труда в виде почасовой ставки; контроль со стороны работодателя; обеспечение ему работодателем условий труда. Суд отметил, что наименование договора не может рассматриваться в качестве достаточного основания для безусловного отнесения его к гражданско-правовому договору (Постановление ФАС СЗО от 27.02.2014 по делу N А66-14670/2012).

(+) 5. По мнению фонда, предприниматель неправомерно применил пониженный тариф страховых взносов, поскольку осуществляемая им деятельность не относится к льготируемой, в связи с чем ему была начислена недоимка.

Как указал суд, признавая позицию предпринимателя правомерной, он применял упрощенную систему налогообложения, что фондом не оспаривалось. Согласно выписке из ЕГРЮЛ основным видом деятельности налогоплательщика является производство спецодежды, код ОКВЭД 18.21 (текстильное и швейное производство). В рамках данного вида деятельности им были заключены государственные контракты на оказание услуг по пошиву и поставке форменной одежды, а также договоры поставки обмундирования. В проверяемый период предприниматель производил пошив изделий как силами собственных работников, так и с привлечением третьих лиц на основании заключенных договоров подряда. Суд пришел к выводу, что осуществляемая предпринимателем деятельность состояла в изготовлении для заказчиков новой форменной одежды (спецодежды) и ее поставке в необходимой комплектации заказчикам. В связи с этим суд указал, что основным видом деятельности предпринимателя является текстильное и швейное производство, а полученный им доход от этого вида деятельности составляет более 70% (Постановление ФАС ЦО от 28.02.2014 по делу N А64-2179/2013).

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9   Часть 10   Часть 11   Часть 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code