Судебная практика по налоговым и финансовым спорам (Часть 9)

2.5. Налог на доходы физических лиц

2.5.1. Уплата НДФЛ предпринимателями

 

(+) 1. По мнению налогового органа, им правомерно доначислен предпринимателю НДФЛ в связи с принятием в качестве «иного дохода» денежных средств, внесенных физическими лицами на расчетный счет предпринимателя.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что физические лица, вносившие спорные денежные средства на расчетный счет предпринимателя в банке, получали их непосредственно от предпринимателя, происхождение же указанных средств им неизвестно. Со слов предпринимателя, данные денежные средства вносились на его расчетный счет для исполнения обязанности по погашению кредитов, полученных по договорам кредитной линии с банком. Налоговый орган не доказал, что поступившие на расчетный счет предпринимателя денежные средства являются его доходом, подлежащим обложению НДФЛ (Постановление ФАС СЗО от 07.02.2014 по делу N А42-1855/2013).

(-) 2. По мнению предпринимателя, доход от продажи помещения, являющегося совместной собственностью супругов и используемого одним из них в своей предпринимательской деятельности, принадлежит супругам в равных долях, в связи с чем налогообложению подлежит только 1/2 стоимости реализованного помещения.

Как указал суд, признавая позицию предпринимателя необоснованной, для целей налогообложения доходов предпринимателя при исчислении НДФЛ и НДС имеет значение характер использования имущества, а не его гражданско-правовой статус (находится оно в совместной собственности или нет). В данном случае реализованное помещение использовалось предпринимателем для получения дохода от осуществления предпринимательской деятельности (осуществления индивидуального ремонта и пошива одежды и розничной торговли непродовольственной группой товаров), следовательно, доход от продажи помещения включается в налоговую базу по НДФЛ и НДС в полном объеме (Постановление ФАС ВСО от 14.02.2014 по делу N А78-3644/2013).

(-) 3. По мнению предпринимателя, налоговым органом неправомерно доначислен НДФЛ с деятельности, осуществляемой им в качестве арбитражного управляющего, поскольку он является индивидуальным предпринимателем и находится на упрощенной системе налогообложения.

Как указал суд, признавая позицию предпринимателя неправомерной, законодатель разграничил профессиональную деятельность арбитражных управляющих и предпринимательскую деятельность, тем самым установив, что регулируемая законодательством о банкротстве деятельность арбитражных управляющих не может признаваться предпринимательской деятельностью. Следовательно, начиная с 2011 г. доходы арбитражных управляющих, полученные от частной практики, осуществляемой в соответствии с Законом «О несостоятельности (банкротстве)», подлежат налогообложению НДФЛ в соответствии с гл. 23 НК РФ (Постановление ФАС ВВО от 25.02.2014 по делу N А79-2371/2013).

(-) 4. По мнению ИФНС, доначисление НДФЛ правомерно, поскольку предприниматель получил доход в виде экономии от бесплатного использования земельного участка, переданного ему его матерью.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, образовавшаяся у предпринимателя экономия денежных средств за счет использования в своей деятельности земельного участка, предоставленного ему в пользование на безвозмездной основе, является доходом предпринимателя, полученным в натуральной форме, следовательно, предпринимателем получен облагаемый НДФЛ доход в связи с экономией денежных средств за счет бесплатного пользования не принадлежащим ему земельным участком (Постановление ФАС СКО от 25.03.2014 по делу N А53-35116/2012).

(-) 5. По мнению налогового агента, поскольку неустойка носит компенсационный характер, не является средством обогащения, следовательно, не отвечает понятию дохода как экономической выгоды, которое заложено в ст. 41 НК РФ, и не подлежит включению в облагаемый доход.

Как указал суд, отклоняя доводы налогоплательщика, в соответствии с п. 3 ст. 217 НК РФ предусмотрено, что не подлежат налогообложению НДФЛ все виды установленных законодательством Российской Федерации компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), связанных, в частности, с возмещением вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья. Таким образом, неустойка, выплаченная за ненадлежащее исполнение условий договора купли-продажи автомобиля на основании решения суда, не носит компенсационного характера, следовательно, подлежит обложению НДФЛ (Постановление ФАС УО от 31.03.2014 N Ф09-826/14 по делу N А60-21768/2013).

(+) 6. По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно занизил налоговую базу по НДФЛ, поскольку представленные им документы не подтверждают факта приобретения автомобиля в предпринимательских целях.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, ею не оспаривался факт совершения налогоплательщиком реальных хозяйственных операций, понесенных предпринимателем, при этом расходы документально подтверждены, имеют производственный характер и направлены на получение дохода от реально осуществляемой предпринимательской деятельности. Расценивая в качестве недопустимых доказательств представленные предпринимателем первичные документы в отношении приобретения автомобилей, ИФНС не воспользовалась своим правом на изъятие подлинников данных документов после завершения налоговой проверки, в то время как на ней лежала обязанность по определению реального размера налогового обязательства предпринимателя. Это, в свою очередь, привело к необоснованному исчислению спорного налога в сумме, не соответствующей размеру фактических обязательств предпринимателя (Постановление ФАС ЦО от 25.03.2014 по делу N А64-730/2013).

 

2.5.2. Удержание и перечисление НДФЛ налоговыми агентами

2.5.2.1. Общие положения

 

(-) 1. По мнению общества, при выплате материальной помощи своему работнику оно не являлось по отношению к нему налоговым агентом, обязанным удержать НДФЛ, поскольку работник выполнял трудовые функции исключительно за пределами РФ, а значит, не имел доходов от источников в РФ.

Как указал суд, признавая позицию общества неправомерной, установлено, что работнику общества, не являющемуся налоговым резидентом РФ, на основании его заявлении оказана материальная помощь в размере более 6 млн руб. Полученные денежные средства отражены в отчетности общества. При таких обстоятельствах денежные средства получены работником от источника в РФ, соответственно, общество в силу ст. ст. 207 — 209, 217 и 224 НК РФ являлось налоговым агентом и должно было удержать и перечислить НДФЛ с сумм дохода, выплаченного работнику (Постановление ФАС СЗО от 16.01.2014 по делу N А13-2639/2013).

(-) 2. По мнению налогового агента, налоговый орган неправомерно не возвратил ему излишне уплаченную сумму НДФЛ, поскольку денежные средства, выплаченные им налогоплательщику, подлежали налогообложению в соответствии с международным Соглашением на территории Германии. Данное Соглашение предусматривает, что доходы от работы по найму могут облагаться в государстве, где они выполняются. При этом под работой по найму понимается работа только по трудовому, а не по гражданско-правовому договору.

Как указал суд, признавая позицию налогового агента неправомерной, установлено, что последний выплатил налогоплательщику — физическому лицу агентское вознаграждение, удержал и перечислил в бюджет НДФЛ, а затем обратился с требованием о его возврате. Исходя из смысла Федерального закона от 25.07.2002 N 115-ФЗ, под трудовой деятельностью понимается работа на основании трудового или гражданско-правового договора. Следовательно, понятие «работа по найму» охватывает работу как по трудовому, так и по гражданско-правовому договору. Соответственно, доходы, полученные налогоплательщиком от выполнения функций агента на территории РФ, подлежали налогообложению в порядке, закрепленном российским налоговым законодательством. Налоговый агент изначально правомерно удержал и перечислил НДФЛ в бюджет (Постановление ФАС СЗО от 03.02.2014 по делу N А56-20669/2013).

(+) 3. По мнению налогового органа, налогоплательщик (в качестве налогового агента) в нарушение требований п. 7 ст. 226 НК РФ перечислил НДФЛ, удержанный из доходов работников обособленных подразделений в Московской области, в бюджет по месту нахождения головной организации (Москва). В связи с этим у налогоплательщика, образовались переплата по НДФЛ в бюджет по месту нахождения головной организации в субъекте РФ (Москве) и задолженность по перечислению НДФЛ в бюджеты субъектов РФ по месту нахождения обособленных подразделений.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, инспекция, обнаружив при проведении проверки у налогового агента переплату по НДФЛ по головной организации и недоимку по обособленным подразделениям, должна была провести зачет по итогам налогового периода. При таких обстоятельствах доначисление инспекцией налогоплательщику за налоговый период НДФЛ и пени является неправомерным, поскольку начисление налога и пеней возможно только в том случае, если у налогоплательщика имеется фактическая задолженность перед бюджетом (Постановление ФАС СЗО от 31.01.2014 по делу N А56-72308/2012).

(-) 4. По мнению ИФНС, общество как налоговый агент в нарушение ст. 226 НК РФ неправомерно не исчислило, не удержало, не перечислило в бюджет НДФЛ с вознаграждения, полученного физическими лицами от общества за предоставленные в аренду транспортные средства.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, общество на основании договоров аренды транспортных средств произвело выплату вознаграждения (арендной платы) физическим лицам, что подтверждается расходными кассовыми ордерами, в связи с чем общество должно было в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 226 НК РФ, исчислить, удержать и перечислить в бюджет суммы НДФЛ. Таким образом, вывод налогового органа об обязанности общества как налогового агента исчислить, удержать и перечислить в бюджет НДФЛ с вознаграждения, полученного физическими лицами от сдачи в аренду транспортных средств, является правомерным (Постановление ФАС ПО от 23.01.2014 по делу N А06-3662/2012).

 

2.5.2.2. Оплата командировочных расходов, а также включение в налоговую базу денежных средств, выданных под отчет

 

(+) По мнению ИФНС, денежные средства, выданные работникам налогоплательщика под отчет на приобретение товарно-материальных ценностей, являются материальной выгодой работников, с которой должен быть исчислен НДФЛ по ставке 35%.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, денежные средства, выданные физическим лицам под отчет на приобретение материальных ценностей, не могут подпадать под понятие «доход». Налоговым органом не учтен тот факт, что данные подотчетные денежные средства не относятся к доходам для целей обложения НДФЛ, поскольку, если подотчетные суммы не израсходованы работником либо израсходованы не полностью, они образуют задолженность физического лица перед организацией и подлежат возврату. И только по истечении срока исковой давности невозвращенные суммы будут являться доходом физического лица и облагаются НДФЛ. Кроме того, подотчетные суммы полностью возвращены налогоплательщику, о чем свидетельствуют оборотно-сальдовые ведомости по счету 71.1, вкладные листы кассовой книги и приходные кассовые ордера. Таким образом, у налогового органа отсутствовали законные основания для правовой оценки подотчетных сумм как доходов физических лиц или выплат и иных вознаграждений в пользу работников и исчисления НДФЛ (Постановление ФАС ПО от 13.03.2014 по делу N А65-15313/2013).

 

2.5.3. Выплаты, не подлежащие налогообложению (ст. 217 НК РФ)

 

(+) По мнению налогового органа, возмещение морального вреда следует оценивать как компенсацию за работу с вредными условиями труда, поскольку при равных степени вредности условий труда и фактически отработанном времени работники получают различные суммы либо не получают их совсем; выплаты возмещения морального вреда, производимые обществом, не зависят от степени вредности условий труда на каждом конкретном рабочем месте. Инспекция считает, что выплаты, производимые работникам налогоплательщика, соответствовали понятию «доплаты и надбавки стимулирующего характера», установленному в коллективном договоре и приложениях к нему.

Как указал суд, признавая решение ИФНС недействительным, так как НК РФ не содержит определения термина «компенсационные выплаты», то в силу п. 1 ст. 11 НК РФ этот термин используется в смысле, который придает ему трудовое законодательство в ст. 164 ТК РФ. Спорные выплаты следует квалифицировать как компенсацию морального вреда, поскольку материалами дела не подтверждены факты причинения вреда здоровью работников неправомерными действиями или бездействием работодателя, а компенсация морального вреда по существу является дополнительными компенсационными выплатами работникам за вредные условия труда, возможность установления которых предусмотрена абз. 15 ст. 219 ТК РФ. Таким образом, спорные выплаты не подлежат включению в налоговую базу по НДФЛ как установленные действующим законодательством РФ компенсационные выплаты, связанные с исполнением налогоплательщиком трудовых обязанностей (абз. 11 п. 3 ст. 217 НК РФ) (Постановление ФАС УО от 07.03.2014 N Ф09-401/14 по делу N А47-4706/2013).

 

2.5.4. Вопросы предоставления налоговых вычетов

2.5.4.1. Имущественный налоговый вычет

 

(+) 1. По мнению налогового органа, НДФЛ, удержанный с доходов налогоплательщика до представления им заявления и уведомления, подтверждающего право на имущественный налоговый вычет, не может считаться излишне удержанным и, соответственно, не подлежит возврату налоговым агентом в соответствии со ст. 231 НК РФ. Следовательно, у налогового агента не имелось законных оснований для возврата налогоплательщику сумм налога, удержанных с начала налогового периода до представления налогоплательщиком подтверждения его права на имущественный налоговый вычет.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, при рассмотрении дела было установлено, что установлено, что в проверяемом периоде налоговый агент (банк) предоставлял имущественные налоговые вычеты своим сотрудникам. При этом уведомления налогового органа о подтверждении права налогоплательщиков на применение имущественного налогового вычета и соответствующие заявления были представлены банку как работодателю сотрудниками не с первого месяца налогового периода, а в феврале — марте этого периода. На основании этих документов банком произведен перерасчет налоговой базы по НДФЛ данных сотрудников и возврат удержанной суммы налога с начала налогового периода.

Суд отметил, что уведомление, которое налоговый орган выдает налогоплательщику для получения имущественного налогового вычета у работодателя, подтверждает его право на вычет по НДФЛ за целый год, а не за его отдельные месяцы, что следует из формы уведомления, утвержденной Приказом ФНС от 25.12.2009 N ММ-7-3/714@. Таким образом, работодатель как налоговый агент обязан предоставить налогоплательщику такой налоговый вычет с начала календарного года независимо от того, в каком месяце налогоплательщик получил уведомление налогового органа и представил его совместно с заявлением на получение имущественного вычета (Постановление ФАС СЗО от 21.04.2014 по делу N А56-40817/2013).

(-) 2. По мнению общества, если работник подал работодателю заявление о предоставлении имущественного вычета в течение налогового периода, то работодатель вправе вернуть работнику НДФЛ, перечисленный за предшествующий подаче заявления о предоставлении имущественного вычета период.

Как указал суд, признавая позицию общества неправомерной, в случае обращения к работодателю за предоставлением имущественного налогового вычета не с первого месяца текущего налогового периода вычет предоставляется начиная с месяца, в котором налогоплательщик обратился за его предоставлением, в связи с чем у налогового агента не возникают ни право, ни обязанность осуществлять возврат НДФЛ, удержанного ранее, чем им получено заявление о предоставлении налогового вычета.

Поскольку до подачи работником-налогоплательщиком заявления о предоставлении налогового вычета сумма удержанного обществом НДФЛ не могла быть квалифицирована как излишне удержанная, то основания для применения обществом положений ст. 231 НК РФ отсутствуют (Определение ВС РФ от 26.12.2014 N 304-КГ14-6337).

(+) 3. По мнению налогового органа, налогоплательщик неправомерно применил имущественный налоговый вычет в сумме 1 000 000 руб., заявленный по доходам от продажи 1/4 доли квартиры, находившейся в общей долевой собственности менее трех лет. Указанный имущественный вычет заявлен предпринимателем в завышенном размере, поскольку при реализации квартиры указанный вычет подлежал распределению между совладельцами пропорционально их долям собственности этой квартиры.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что приобретена по договору купли-продажи 1/4 доли квартиры, право собственности на которую (долю) было зарегистрировано за налогоплательщиком в 2011 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Впоследствии он реализовал как самостоятельный продавец 1/4 доли по договору купли-продажи квартиры от 11.10.2011 вместе с другим продавцом — собственником 3/4 доли в этой квартире путем отчуждения одному покупателю — физическому лицу. Спорные правоотношения возникли до вступления в силу Федерального закона от 23.07.2013 N 212-ФЗ «О внесении изменения в статью 220 части второй Налогового кодекса Российской Федерации».

Суд отметил, что, несмотря на наличие одного покупателя и совпадение момента отчуждения своих долей в квартире всеми собственниками, что повлекло заключение одного договора купли-продажи, в данном случае имела место реализация каждым продавцом своего индивидуального права собственности — доли квартиры (Определение ВС РФ от 22.12.2014 N 306-КГ14-2867).

 

2.5.4.2. Профессиональный налоговый вычет

 

(-) 1. По мнению предпринимателя, ему необоснованно отказано в применении профессиональных налоговых вычетов по НДФЛ при приобретением транспортных услуг у контрагента.

Как указал суд, признавая позицию предпринимателя неправомерной, установлено, что предприниматель является учредителем и руководителем организации-контрагента. Он передал в аренду свои транспортные средства этой организации, а затем заключил с ней договор об оказании ему транспортных услуг. Суд отметил, что передача предпринимателем собственных транспортных средств в аренду организации, применяющей специальный налоговый режим, руководителем которой является предприниматель, дальнейшая эксплуатация этих транспортных средств в интересах самого предпринимателя обусловлены возможностью получения предпринимателем не экономической, а налоговой выгоды, влекущей необоснованное уменьшение его налоговых обязательств (Определение ВАС РФ от 11.04.2014 N ВАС-3624/14).

(+) 2. По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно включил в состав профессиональных налоговых вычетов, уменьшающих налоговую базу по НДФЛ, затраты по сделкам с контрагентами, поскольку первичные документы содержат недостоверные сведения.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, налогоплательщиком со спорными контрагентами были заключены договоры на приобретение семян подсолнечника и жмыха подсолнечного. В подтверждение заключения и исполнения сделок налогоплательщиком представлены договоры, товарные накладные, счета-фактуры, оформленные надлежащим образом. В подтверждение оплаты — кассовые чеки, приходные кассовые ордера. Судом установлено и налоговым органом не опровергается, что приобретенный предпринимателем товар впоследствии был реализован. При этом суд указал, что довод ИФНС о подписании документов неустановленными лицами сам по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды, тем более при реальности хозяйственных операций (Постановление ФАС ЦО от 10.01.2014 по делу N А64-324/2013).

(-) 3. По мнению предпринимателя, он правомерно включил в состав профессиональных налоговых вычетов по НДФЛ (п. 1 ст. 221 НК РФ) затраты на оплату проектных работ и технической документации по договору с ООО «П» на выполнение работ по проектированию торгового комплекса.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, в силу п. 5 ст. 270 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются расходы по приобретению и (или) созданию амортизируемого имущества, а также расходы, осуществленные в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения объектов основных средств. Кроме того, указанный договор подряда признан незаключенным в судебном порядке, поскольку ООО «П» не исполнены обязательства по договору. Следовательно, у предпринимателя отсутствуют основания для включения указанных расходов в состав налоговых вычетов, а денежные средства, уплаченные ООО «П», предприниматель вправе истребовать в рамках гражданско-правовых отношений (Постановление ФАС ДВО от 13.03.2014 N Ф03-150/2014 по делу N А24-2537/2013).

 

2.6. Налог на добычу полезных ископаемых

 

(+) По мнению налогоплательщика, обязанность по уплате НДПИ у него возникает в связи с осуществлением деятельности по добыче золота. Разведку и добычу серебра он не ведет. Запасов серебра на разрабатываемых обществом участках недр на государственном балансе запасов полезных ископаемых нет. Серебро, выделяемое из золотосодержащего концентрата с применением технологического процесса аффинажа на аффинажном заводе, в силу пп. 13 п. 2 ст. 337 НК РФ не является для налогоплательщика добытым полезным ископаемым.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика правомерной, конечной готовой продукцией для передачи на переработку аффинажным предприятиям для налогоплательщика является золото лигатурное и концентрат гравитационный золотосодержащий. В соответствии с Общероссийским классификатором экономической деятельности, продукции и услуг (ОК 004-93), утвержденным Постановлением Госстандарта России от 06.08.1993 N 17, производимое при разработке месторождений золото лигатурное относится к концентратам и другим полупродуктам. Таким образом, результатом разработки налогоплательщиком россыпных месторождений, определяющим объект налогообложения, является добытое полезное ископаемое — золотосодержащий концентрат. То обстоятельство, что лигатурное золото представляет собой сплав золота с другими металлами, в том числе с серебром, не является основанием для определения стоимости (налоговой базы) добытого полезного ископаемого по правилам п. п. 1, 5 ст. 338 НК РФ. Суд признал неправомерным доначисление налогоплательщику НДПИ в отношении серебра, содержащегося в добытом полезном ископаемом и выделенного при аффинаже (Постановление ФАС ДВО от 26.02.2014 N Ф03-6718/13 по делу N А37-704/2013).

 

2.7. Специальные налоговые режимы

2.7.1. Упрощенная система налогообложения

2.7.1.1. Общие положения. Условия применения УСН

 

(+) 1. Индивидуальный предприниматель являлся арбитражным управляющим и осуществлял профессиональную деятельность, регулируемую Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». За исполнение обязанностей арбитражного управляющего он получал вознаграждение, с которого уплачивал налог по упрощенной системе налогообложения.

По мнению налогового органа, принимая во внимание вступившие в законную силу с 01.01.2011 изменения, внесенные в ст. 20 Закона о банкротстве, согласно которым деятельность арбитражных управляющих, регулируемая законодательством о банкротстве, не является предпринимательской деятельностью, отсутствуют основания для применения в отношении полученных арбитражным управляющим в 2011 г. сумм вознаграждения упрощенной системы налогообложения.

Как указал Президиум ВАС, признавая позицию налогового органа неправомерной, отсутствие у арбитражного управляющего обязанности регистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя не исключает его права на получение такого статуса.

Нормы налогового законодательства не устанавливают прямой запрет на применение упрощенной системы налогообложения для арбитражных управляющих, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, в отличие от существующего запрета для других категорий налогоплательщиков — физических лиц (адвокатов, нотариусов).

Перечень лиц, которые не вправе применять упрощенную систему налогообложения, определен в п. 3 ст. 346.12 НК РФ. Данный перечень является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию, арбитражные управляющие в нем не поименованы (Постановление Президиума ВАС РФ от 04.03.2014 N 17283/13).

(-) 2. Налогоплательщик находился на УСН с объектом налогообложения «доходы», а впоследствии уведомил налоговый орган о переходе на общий режим налогообложения («доходы»). При этом на основании п. 6 ст. 346.25 НК РФ он заявил к вычету суммы НДС, предъявленные ему контрагентами, но в этом ему было отказано, поскольку, применяя УСН, он выбрал доходы, а следовательно, не учитывал для целей налогообложения произведенные им расходы (в том числе уплаченный НДС).

По мнению налогоплательщика, п. 6 ст. 346.25 НК РФ нарушает конституционный принцип равенства, ставя налогоплательщиков, применяющих УСН и выбравших объектом налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, в преимущественное положение перед теми, кто выбрал в качестве объекта налогообложения доходы. В связи с этим оспариваемое законоположение противоречит Конституции РФ, ее ст. ст. 1 (ч. 1), 15 (ч. 1), 19 (ч. 1 и 2) и 57.

Как указал КС РФ, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, переходя в добровольном порядке на УСН, налогоплательщики по общему правилу сами выбирают для себя объект налогообложения (п. 1 ст. 346.11 и п. 2 ст. 346.14 НК РФ). Таким образом, они самостоятельно решают, когда и каким образом им выгоднее распорядиться принадлежащим им правом, в том числе с учетом налоговых последствий своих действий (размера налоговой ставки, особенностей ведения налогового учета и последствий перехода на иную систему налогообложения).

Следовательно, оспариваемая заявителем ст. 346.25 НК РФ, будучи направленной на урегулирование порядка уплаты налогов при переходе с УСН на общую систему налогообложения, рассматриваемая в системе действующего нормативного регулирования, не нарушает конституционные права заявителя в указанном им аспекте (Определение КС РФ от 22.01.2014 N 62-О).

(+) 3. По мнению ИФНС, налогоплательщик в проверяемом периоде неправомерно применял УСН, поскольку заявление о переходе на УСН в материалы дела им не представлено.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, установлено, что в спорном периоде налогоплательщик при реализации товаров в товарных накладных учитывал их стоимость без НДС, платежными поручениями контрагентов также подтверждается, что счета выставлялись без НДС. Налоговые декларации по НДС не подавались, книги покупок и продаж не велись. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что налогоплательщик в спорном периоде относил себя не к плательщикам налогов по общей системе налогообложения, а единого налога по УСН. Отсутствие заявления налогоплательщика о переходе на УСН при совершении иных действий, свидетельствующих о применении данной системы, не влечет запрета в ее применении и возникновение обязанностей по уплате налогов по общей системе налогообложения (Постановление ФАС СЗО от 28.01.2014 по делу N А56-1486/2013).

(-) 4. По мнению налогоплательщика, устранив причины, препятствующие применению УСН, налогоплательщик вправе применять УСН без дополнительного уведомления налогового органа.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика необоснованной, налогоплательщик со 100%-ной долей участия другой организации в нарушение пп. 14 п. 3 ст. 346.12 НК РФ применял УСН с даты государственной регистрации. Налогоплательщик, утратив право на применение УСН и вновь желая перейти на нее, обязан выполнить требования, установленные п. 2 ст. 346.12 НК РФ, к числу которых относится направление в налоговый орган заявления о переходе на УСН (Постановление ФАС ВСО от 05.02.2014 по делу N А19-6631/2013).

(+) 5. По мнению налогового органа, налогоплательщик в проверяемом периоде не имел права на применение УСН в связи с превышением средней численности работников в 100 человек.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что между налогоплательщиком и контрагентом до проверяемого периода был заключен договор на оказание услуг по предоставлению персонала (договор аутстаффинга). Доказательства его пролонгации на проверяемый период отсутствуют. Налоговый орган произвел расчет средней численности работников налогоплательщика с учетом привлеченного персонала контрагента на основании информационного ресурса «Справки о доходах по форме 2-НДФЛ» по данному контрагенту. Вместе с тем в материалах дела отсутствуют табели учета рабочего времени и расчетные ведомости в отношении контрагента. Свидетельские показания работников контрагента не подтверждают выводы о превышении численности работников налогоплательщика. Кроме того, вывод о превышении этой численности сделан без соблюдения положений Постановления Росстата от 20.11.2006 N 69, которым установлен порядок исчисления средней численности работников (Постановление ФАС СЗО от 20.02.2014 по делу N А21-3124/2013).

(+) 6. По мнению ИФНС, налогоплательщик, применяющий УСН, не вправе переходить на иной режим налогообложения до конца налогового периода, уведомление от 07.05.2010 о том, что предприниматель с 01.10.2010 использует общую систему налогообложения, направлено налоговому органу в нарушение п. 6 ст. 346.13 НК РФ и не является основанием для перехода предпринимателя с УСН на общую систему налогообложения, предприниматель представил «нулевые» налоговые декларации по УСН за 2010 — 2012 гг., чем подтвердил применение УСН в спорном периоде.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, предприниматель письменно уведомлял инспекцию о том, что на систему УСН с 01.01.2010 он не переходил, представлял в налоговый орган отчетность по общей системе налогообложения, декларации по УСН с нулевыми показателями за 2010 и 2011 гг. представил по требованию налогового органа. Следовательно, поскольку фактически предприниматель не перешел на УСН с 01.01.2010, не применял данную систему налогообложения, у него отсутствует обязанность восстановить суммы НДС, правомерно принятые к вычету в III, IV кварталах 2012 г., а также уплатить единый налог по УСН за 2010 и 2011 годы. (Постановление ФАС СКО от 14.03.2014 по делу N А53-10176/2013).

 

2.7.1.2. Доходы и расходы по единому налогу. Порядок признания доходов и расходов

 

(+) 1. По мнению ИФНС, расходы налогоплательщика, которые относятся к периоду применения общего режима налогообложения, не подлежат учету при определении налоговой базы при исчислении налога по УСН.

Как указал суд, признавая данную позицию ИФНС необоснованной, расходы, относящиеся к периоду до перехода, на УСН, но оплаченные после такого перехода не вычитаются из налоговой базы по УСН только в том случае, если такие расходы были учтены налогоплательщиком при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль (Постановление ФАС ВСО от 10.02.2014 по делу N А69-967/2012).

(+) 2. По мнению ИФНС, налогоплательщиком допущено занижение налоговой базы при исчислении налога по УСН за 2010 г., поскольку не учтен доход в виде субвенций, предоставленных из краевого бюджета для возмещения убытков, связанных с применением регулируемых тарифов (цен) на тепловую энергию, поставляемую населению.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, на основании распоряжения администрации от 06.12.2010 налогоплательщику выделены субвенции, часть из которых была начислена в отчетный период (2010 г.). Однако уведомлением от 31.03.2011 «О финансировании» налогоплательщик был извещен о том, что в целях ведения достоверного бухгалтерского учета на предприятиях, получающих топливо в централизованном порядке, финуправление администрации вносит изменения в реестр на возмещение убытков от применения регулируемых тарифов (цен) на тепловую энергию, поставляемую населению, в счет оплаты топлива по централизованным поставкам. Суд указал, что уведомление финуправления администрации от 31.03.2011 является первичным документом, подтверждающим дату погашения администрацией задолженности перед налогоплательщиком, поэтому после получения данного уведомления в 2011 г. налогоплательщик в силу абз. 1 п. 1 ст. 346.17 НК РФ правомерно отразил в учете данного периода получение субвенции и погашение задолженности (Постановление ФАС ДВО от 14.03.2014 N Ф03-589/2014 по делу N А73-6981/2013).

 

2.7.2. Единый налог на вмененный доход

2.7.2.1. Общие положения

 

(-) 1. По мнению предпринимателя, при исчислении ЕНВД он верно применил физический показатель «площадь торгового зала», а не «площадь торгового места», поскольку его торговая точка имеет торговое оборудование, предназначенное для выкладки и демонстрации товара, проведения денежных расчетов и обслуживания покупателей, проходы для покупателей, отдельный выход. Следовательно, налоговый орган неправомерно доначислил предпринимателю ЕНВД.

Как указал суд, признавая позицию предпринимателя неправомерной, отгороженная арендатором часть помещения торговой точки для хранения (складирования) товара при помощи витрин, прилавков и иных переносных конструкций не может быть признана подсобным (складским) помещением, поскольку само понятие «помещение» предполагает его конструктивную обособленность и специальное оснащение; документов, связанных с переустройством помещения, предприниматель не представил. Спорное помещение не соответствует определению «объекты стационарной торговой сети, в которых выделена площадь торгового зала». Из инвентаризационных документов и договоров не следует, что помещение состоит как из помещений для торговли, так и из подсобных, складских помещений. Таким образом, в спорном периоде предприниматель осуществлял розничную торговлю через объект, признаваемый торговым местом, с использованием всей площади, указанной в договоре аренды (Постановление ФАС ВВО от 03.02.2014 по делу N А38-1162/2013).

(+) 2. По мнению ИФНС, классификацию объекта торговли применительно к рассматриваемому спору необходимо определять на основании инвентаризационных документов. Согласно этим документам спорное помещение не подпадает под определение понятий «магазин» или «павильон», которые приведены в гл. 26.3 НК РФ, а представляет собой расположенное в здании торгового центра торговое место, которое должно применяться в качестве физического показателя при расчете налоговой базы по ЕНВД.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, установлено, что арендуемое налогоплательщиком помещение является обособленным от других помещений торгового комплекса, имеет отдельный вход, свои коммуникации и используется под магазин. В представленных в инспекцию декларациях по ЕНВД за проверяемые налоговые периоды предпринимателем указывался физический показатель по указанному помещению «площадь торгового зала» — 30 кв. м, что соответствует правоустанавливающим документам. Изменения, образовавшиеся в результате перепланировки, отражены в договоре аренды. Поскольку нормами гл. 26.3 НК РФ не установлено, что в целях квалификации объекта торговли должны использоваться исключительно инвентаризационные документы, судебные инстанции обоснованно отклонили довод налогового органа о том, что сведения о перепланировке в 2009 г. арендуемого помещения не внесены в технический паспорт здания (Постановление ФАС СЗО от 13.02.2014 по делу N А52-1513/2013).

 

2.7.2.2. К вопросу о разграничении системы ЕНВД и иных режимов налогообложения

 

(-) 1. По мнению налогоплательщика, реализация товаров, изготовленных третьими лицами по предварительным заказам, относится к розничной торговле и облагается ЕНВД.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, установлено, что в проверяемом периоде налогоплательщик заключал договоры на изготовление печатной продукции, осуществлял заказ полиграфической продукции у третьих лиц и последующую продажу изготовленного заказа с рук. При этом у него отсутствовали торговое место и офис, договоры и заказы оформлялись на территории заказчика. Из содержания договоров и показаний предпринимателя о порядке их исполнения следует, что предметом договоров являлась реализация заказчикам индивидуальной продукции, изготовление которой осуществлялось третьими лицами, то есть заявитель по существу осуществлял реализацию товара по предварительному заказу путем доставки такого товара покупателю. Печатная и бланочная продукция предназначена исключительно для использования в предпринимательской деятельности заказчиков, что не соответствует понятию розничной торговли (Постановление ФАС СЗО от 06.02.2014 по делу N А05-7111/2013).

(-) 2. По мнению предпринимателя, он обоснованно применял систему налогообложения в виде ЕНВД при осуществлении розничной торговли автозапчастями в магазине. Спорные правоотношения по приобретению товара покупателями следует квалифицировать как разовые сделки купли-продажи; покупатели приобретали запчасти для собственных нужд, предварительный заказ на товар не оформлялся, объем приобретенного покупателями товара является незначительным, товары реализовывались по одинаковой цене без скидок и льгот; доказательства заключения договоров поставки в материалах дела отсутствуют.

Как указал суд, признавая позицию предпринимателя неправомерной, предприниматель в проверяемом периоде осуществлял реализацию индивидуальным предпринимателям и организациям по договорам купли-продажи запчастей, которые предназначались для грузовых автомобилей и тракторов (коммерческого транспорта); в договорах купли-продажи определены срок их действия, сроки окончательного расчета за товар, момент перехода права собственности на товар, предусмотрено осуществление покупателем предоплаты за товар, условие доставки товара — выборка товара покупателем; на оплату товара предприниматель выставлял покупателям счета-фактуры; оплата за полученный товар производилась покупателями в безналичной форме; отпуск товара оформлялся товарными накладными, в которых имеются ссылки на договоры купли-продажи; между сторонами составлялись акты сверки расчетов, акты зачета взаимных требований; товар в рамках заключенных договоров приобретался покупателями систематически и в большом количестве; запчасти получали представители покупателей на основании доверенностей; отгрузка товара покупателям осуществлялась предпринимателем со склада. Таким образом, в рассматриваемом случае осуществляемая предпринимателем деятельность по реализации организациям и индивидуальным предпринимателям запчастей по договорам купли-продажи относится к оптовой торговле и не подлежит обложению ЕНВД (Постановление ФАС ВВО от 27.01.2014 по делу N А29-2092/2013).

(-) 3. По мнению налогоплательщика, им правомерно применялась система налогообложения в виде ЕНВД при реализации через магазин товаров по муниципальным контрактам, поскольку продажа осуществлялась без учета НДС, продукты предназначались для целей потребления и обеспечения деятельности муниципальных учреждений (пп. 6 п. 2 ст. 346.26, ст. 346.27 НК РФ).

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, по условиям контрактов предприниматель обязывался поставить покупателям товары в ассортименте, количестве и по цене, установленным в спецификации к договору, а покупатель — принять и оплатить полученную продукцию. На оплату реализованного товара выставлялись счета-фактуры. В контрактах закреплено условие о доставке товаров в адрес покупателя транспортом поставщика. Суд пришел к выводу, что реализация товаров осуществлялась предпринимателем не через магазины, а путем доставки товаров покупателю, на основании договоров поставки. Деятельность по договорам поставки не подпадает под обложение ЕНВД (Постановление ФАС ДВО от 29.01.2014 N Ф03-6216/2013 по делу N А51-14139/2013).

(+) 4. По мнению налогового органа, налогоплательщик неправомерно применял ЕНВД, поскольку его деятельность на основе договоров автотранспортных услуг с применением техники, не являющейся грузовым автотранспортом, не относится к деятельности по оказанию автотранспортных услуг по перевозке грузов.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что в проверяемый период предпринимателем были заключены с юридическими лицами (заказчиками) договоры по перевозке ливневых вод на объектах строительства, с объектов текущего ремонта — тротуаров, дворовых и внутриквартальных проездов, из колодцев при производстве дорожных работ, также он оказывал услуги по откачке и перевозке сточных вод. Грузы являлись наливными и с учетом специфического способа их погрузки и выгрузки (с использованием автомобилей, на которых установлено специальное оборудование) отсутствие в первичных учетных документах сведений о массе перевезенных наливных грузов не является основанием для вывода о том, что фактически перевозка этих грузов не осуществлялась. Налогоплательщик фактически оказывал услуги по перевозке указанных грузов с погрузкой их в пункте отправления, при этом погрузка перевозимых грузов выполнялась предпринимателем не как самостоятельный вид деятельности, а в целях обеспечения деятельности по оказанию автотранспортных услуг по перевозке этих грузов с объектов заказчиков и исполнения условий, предусмотренных указанными выше договорами (Постановление ФАС СЗО от 05.03.2014 по делу N А05-6042/2013).

(-) 5. По мнению ИФНС, предприниматель не вправе применять систему налогообложения в виде ЕНВД на основании пп. 5 п. 2 ст. 346.26 НК РФ, поскольку фактически осуществлял деятельность по передаче во временное пользование транспортных средств с экипажем, которая не подлежит обложению ЕНВД.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, согласно счетам-фактурам стоимость услуг рассчитана исходя из почасовой работы транспорта; в документах фиксировалось только время фактического пользования транспортными средствами, без указания наименования, объема перевозимых грузов, маршрута перевозки и его протяженности. Суд пришел к выводу о том, что предпринимателем не представлены доказательства оказания услуг по перевозке грузов. Фактически предприниматель оказывал услуги по передаче во временное владение и пользование за плату автотранспорта, при оказании которых система ЕНВД не применяется (Постановление ФАС ДВО от 26.02.2014 N Ф03-7213/2013 по делу N А59-83/2013).

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9   Часть 10   Часть 11   Часть 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code