Судебная практика по налоговым и финансовым спорам (Часть 8)

2.4.4. Расходы, связанные с производством и реализацией

2.4.4.1. Расходы на оплату труда, расходы по негосударственному пенсионному обеспечению

 

(+) 1. По мнению ИФНС, материальная помощь работникам к отпускам при налогообложении прибыли не учитывается.

Как указал суд, признавая данную позицию ИФНС необоснованной, налогоплательщик производил выплаты в виде материальной помощи к отпуску всем работникам, в коллективном договоре предусмотрено, что работодатель вправе оказывать материальную помощь к отпуску на оздоровление в размере двух должностных окладов. Исходя из изложенного, произведенные налогоплательщиком выплаты работникам при их уходе в отпуск связаны с выполнением трудовой функции и не относятся к материальной помощи, не учитываемой при исчислении налога на прибыль (Постановление ФАС ВСО от 10.02.2014 по делу N А69-967/2012).

(+) 2. По мнению ИФНС, налогоплательщик необоснованно отнес на расходы заработную плату с учетом районного коэффициента (1,30), установленного субъектом РФ, поскольку в связи с изменением законодательства у субъектов РФ отсутствует право осуществлять районное регулирование заработной платы на территории, не относящейся к Крайнему Северу и приравненным к нему местностям.

Как указал суд, признавая данную позицию ИФНС необоснованной, признание Постановлением Правительства РФ от 14.06.2011 N 466 утратившим силу Постановления Совета Министров РСФСР от 04.02.1991 N 76 «О некоторых мерах по социально-экономическому развитию районов Севера» свидетельствует о том, что органы исполнительной власти субъектов РФ с момента утраты силы названным Постановлением не обладают полномочиями по установлению (изменению) размера районного коэффициента. Однако это не означает автоматическую утрату нормативной силы документов, которые были законно приняты данным органом ранее в пределах имевшихся полномочий. Акт, ранее принятый в пределах имевшихся полномочий, продолжает действовать до его отмены или утраты им юридической силы по иным основаниям. Поскольку налоговым органом не представлено доказательств отмены спорного Постановления субъекта РФ «Об установлении районного коэффициента к заработной плате» либо признания его судом не соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, и не действующим полностью или в части, суд сделал вывод о том, что предприятие при исчислении заработной платы своим работникам обоснованно применяло районный коэффициент в размере, установленном спорным Постановлением, а расходы должны быть учтены при исчислении налога на прибыль (Постановление ФАС ВСО от 10.02.2014 по делу N А33-20281/2012).

(+) 3. По мнению ИФНС, в 2009 — 2010 гг. обществом неправомерно учтены в расходах на оплату труда, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, суммы единовременных взносов в размере 70 процентов от расчетной величины пожизненной негосударственной пенсии, переведенные с солидарного счета на именные пенсионные счета участников, прекративших трудовые отношения с обществом, то есть на момент перевода средств, не являющихся работниками общества. По мнению инспекции, начисление единовременного взноса произведено обществом после даты увольнения работников за период, когда участник не являлся работником общества.

Суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, исходил из того, что обществом соблюдены все условия, предусмотренные ст. 255 НК РФ, для учета взносов на негосударственное пенсионное обеспечение в расходах по налогу на прибыль; порядок учета обществом взносов на негосударственное пенсионное обеспечение, то есть в момент зачисления средств на именные счета участников, соответствует как действующему налоговому законодательству, так и правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 30.10.2012 N 9061/12; перечисленные лица являлись работниками общества при наступлении у них пенсионных оснований и были уволены из общества в течение четырех месяцев после наступления пенсионных оснований, условием перечисления средств на именные счета участников являлось именно прекращение трудовых отношений с обществом (Постановление ФАС МО от 20.02.2014 N Ф05-358/2014 по делу N А40-44872/13-99-143).

(-) 4. По мнению ИФНС, расходы на доплаты работникам до должностного оклада за период временной нетрудоспособности учтены обществом с нарушением ст. 255 НК РФ, в частности ее п. 15, в соответствии с которым к расходам на оплату труда при исчислении налога на прибыль относятся расходы на доплату до фактического заработка в случае временной утраты трудоспособности, установленную законодательством Российской Федерации.

Как указал суд, исходя из анализа во взаимосвязи положений п. 1 ст. 252, п. п. 1, 15 ст. 255, пп. 48.1 п. 1 ст. 264 НК РФ и признавая позицию ИФНС правомерной, отражение в Положении об оплате труда, премировании и льготах в отношении работников общества того, что: «Общество вправе (но не обязано) производить работнику доплату, определяемую как разницу между должностным окладом и суммой пособия по временной нетрудоспособности…», не свидетельствует о том, что каждому работнику общества (а не выборочно, и не в каждом случае, и не в зависимости от должности и личного вклада) гарантирована такая доплата, что не отвечает смыслу о создании условий для справедливого обеспечения экономических интересов (социальной защиты) всех сотрудников организации путем установления дополнительных доплат через закрепление такой дополнительной социальной гарантии в коллективном (трудовом) договоре (Постановление ФАС МО от 26.03.2014 N Ф05-1712/2014 по делу N А40-171364/12).

 

2.4.4.2. Амортизационные отчисления

 

(+) 1. По мнению налогового органа, налогоплательщик-арендатор неправомерно применил амортизационную премию к неотделимым улучшениям арендованного имущества, поскольку они являются неотъемлемой частью арендованного имущества и не остаются на балансе у арендатора; для капитальных вложений в арендованные объекты основных средств установлен особый порядок начисления амортизации.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, капитальные вложения в форме неотделимых улучшений арендованного имущества, произведенные арендатором, когда такие расходы не возмещаются арендодателем, признаются у арендатора амортизируемым имуществом, на которое распространяются в том числе правила п. 9 ст. 258 НК РФ, предусматривающего право на применение амортизационной премии и порядок ее применения. При этом положения гл. 25 НК РФ не содержат запрета или ограничений в отношении применения арендатором амортизационной премии к спорному виду капитальных вложений (Постановление ФАС МО от 03.06.2014 по делу N А40-86219/13).

(-) 2. По мнению налогоплательщика, он на законных основаниях включил стоимость ранее произведенных затрат на реконструкцию в первоначальную стоимость амортизируемого недвижимого имущества и на основании п. п. 1 и 2 ст. 257 НК РФ обоснованно применил амортизационную премию к расходам, понесенным при осуществленной реконструкции объектов основных средств, находящихся в его собственности.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, для применения амортизационной премии необходимо осуществить затраты на приобретение или создание основного средства. Неотделимые улучшения в арендованных объектах являются частью неделимой вещи (арендованных объектов). По завершении срока аренды неотделимые улучшения основных средств, выполненные по условиям договора с согласия арендодателя, подлежащие возмещению, но фактически не возмещенные им, передаются арендодателю вместе с арендованным объектом. Соответственно, механизм амортизационной премии не применяется к неотделимым улучшениям арендованных основных средств (Постановление ФАС ВВО от 03.04.2014 по делу N А28-2330/2013).

(+) 3. По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно уменьшил доходы на сумму амортизации, начисленной по объектам основных средств, не прошедшим государственную регистрацию прав собственности.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, наличие (отсутствие) государственной регистрации права собственности на скважины либо подача документов на такую регистрацию на характеристику скважин как основных средств не влияет. Ссылаясь на правовую позицию Президиума ВАС РФ, изложенную в Решении от 17.10.2007 N 8464/07, суд отметил, что отсутствие государственной регистрации права собственности не является основанием для освобождения налогоплательщика от обязанности учета и налогообложения этого имущества в порядке, установленном законодательством о бухгалтерском учете и налоговым законодательством, поскольку вопрос об учете основных средств в составе бухгалтерского учета и включении в объект налогообложения по налогу на прибыль не может зависеть от волеизъявления налогоплательщика, а должен определяться экономической сущностью используемого имущества. Таким образом, решение налогового органа о доначислении налога на прибыль является незаконным (Постановление ФАС ПО от 26.11.2013 по делу N А55-33785/2012).

(+) 4. По мнению ИФНС, общество в нарушение ст. 258 НК РФ необоснованно завысило расходы по налогу на прибыль организаций на сумму амортизации основных средств (насосных станций над артезианскими скважинами) в результате неправильного определения амортизационных групп и срока полезного использования основных средств за 2009 г., что привело к неполной уплате налога на прибыль.

Суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, указал, что в соответствии с ОК 013-94 «Общероссийский классификатор основных фондов», утв. Постановлением Госстандарта России от 26.12.1994 N 359, установки насосные имеют ОКОФ 14 2928561, что полностью соответствует фактическому наименованию объекта и его функциональному назначению, общество правомерно, руководствуясь Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 N 1 «О Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы», установило 3-ю амортизационную группу (Постановление ФАС МО от 18.02.2014 N Ф05-354/2014 по делу N А40-37278/2013).

(+) 5. По мнению налогового органа, налогоплательщик при расчете амортизации автотранспортных средств, переданных в лизинг, при линейном способе начисления амортизации неправомерно применил специальный коэффициент амортизации, но не выше трех. Уменьшение сроков полезного использования основного средства в бухгалтерском учете привело к увеличению амортизационных отчислений и, соответственно, к уменьшению остаточной стоимости имущества.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что учетной политикой банка определен линейный способ начисления амортизации основных средств, переданных в лизинг. Амортизация транспортных средств рассчитана в соответствии с принятой банком на указанные периоды учетной политикой с применением соответствующего специального коэффициента. Позиция налогового органа основана на несоответствии учетной политики банка нормам, предусмотренным ПБУ 6/01, Планом счетов бухгалтерского учета. Однако налогоплательщик, являясь банком, не относится к тем организациям, на которые распространяются положения указанных нормативных правовых актов. Налогоплательщик правомерно применил специальный коэффициент амортизации, и амортизация по спорному имуществу исчислена правильно (Постановление ФАС СЗО от 17.04.2014 по делу N А13-1602/2013).

(+) 6. По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно включал в состав расходов амортизацию по переданному в лизинг имуществу, поскольку оно не могло быть введено в эксплуатацию лизингополучателем в соответствии с требованием законодательства в сфере промышленной безопасности.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, все необходимые условия для начисления амортизации налогоплательщиком соблюдены: налогоплательщик приобрел имущество для передачи в лизинг по выбору лизингополучателя; передал имущество лизингополучателю в состоянии, пригодном для эксплуатации; после получения имущества лизингополучатель начал вносить лизинговые платежи в соответствии с графиком. Данные факты налоговым органом не оспариваются. Также суд первой инстанции установил, что имущество было введено в эксплуатацию, что подтверждается актами по вводу в эксплуатацию буровых установок. Несоблюдение правил о промышленной безопасности при вводе буровых установок в эксплуатацию лизингополучателем не влечет изменения налогообложения лизингодателя (Постановление ФАС МО от 06.03.2014 N Ф05-1207/2014 по делу N А40-32182/13).

(+) 7. По мнению ИФНС, из технического паспорта на спорное здание склада следует, что до приобретения предпринимателем последним и единственным его собственником являлось ПО «К», а из инвентарной карточки учета основных средств по форме ОС-6 и передаточного акта к договору купли-продажи от 07.12.2007 следует, что срок полезного использования здания склада ПО «К.» установлен в размере 30 лет (360 месяцев), поэтому срок фактической эксплуатации ПО «К» спорного объекта равен 9 годам и 6 месяцам (02.06.1998 — 07.12.2007). Поскольку срок фактического использования здания не равен и не превышает срок полезного использования, предприниматель не вправе был самостоятельно определить срок полезного использования основного средства.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, согласно Классификации основных средств спорное имущество относится к восьмой амортизационной группе со сроком полезного использования более 240 месяцев (20 лет), поскольку данное средство построено в 1953 г., то есть фактически используется с указанного срока. Следовательно, срок фактического использования данного основного средства у предыдущих собственников превышает срок его полезного использования, что позволило предпринимателю воспользоваться правом самостоятельно определить срок полезного использования этого основного средства с учетом требований техники безопасности и других факторов. Суд сделал вывод о том, что налогоплательщиком соблюдены условия для самостоятельного определения срока использования основного средства (абз. 1 и 2 п. 7 ст. 258 НК РФ) (Постановление ФАС ДВО от 13.03.2014 N Ф03-150/2014 по делу N А24-2537/2013).

 

2.4.5. Прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией

2.4.5.1. Суммы уплаченных налогов, сборов, пошлин

 

(-) По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно не включил в состав внереализационных доходов сумму государственной пошлины, возмещенной ему по определению арбитражного суда об утверждении мирового соглашения, что повлекло завышение убытка по налогу на прибыль.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, поскольку мировое соглашение, утвержденное судом и содержащее условия о распределении судебных расходов, к которым относится уплаченная при обращении в суд государственная пошлина, является сделкой, то условие о выплате истцу 50% государственной пошлины фактически является признанием должником суммы возмещения убытков, к которым подлежит применению п. 3 ст. 250 НК РФ; налогоплательщик обязан был включить полученную от должника государственную пошлину в состав внереализационных доходов (Постановление ФАС МО от 07.03.2014 N Ф05-1372/2014 по делу N А40-154006/12).

 

2.4.5.2. Расходы на рекламу. Представительские расходы

 

(+) По мнению ИФНС, расходы предпринимателя на рекламу продукции с логотипом иных юридических лиц являются для него экономически необоснованными, поэтому не должны учитываться в расходах предпринимателя.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС необоснованной, предприниматель взял на себя обязательство не по рекламированию товара, проданного в рамках какого-либо мероприятия (акции и т.д.), а именно осуществлению мероприятий по рекламированию тех товаров, которых он продает в адрес указанных третьих лиц. Контрагенты вправе в целях поддержания интереса к сотрудничеству с ними включать в договоры условия об оказании дополнительных услуг. В данном случае расходы на проведение рекламных мероприятий (рекламу в газетных изданиях, баннеры) непосредственно связаны с осуществлением деятельности, направленной на получение дохода, являются экономически обоснованными и нацелены на получение положительного экономического эффекта, что свидетельствует о правомерности отнесения их на расходы, уменьшающие налоговую базу по НДФЛ и ЕСН. При этом переход права собственности на реализованную предпринимателем продукцию не влияет на характер расходов для целей применения гл. 23, 24 и 25 НК РФ (Постановление ФАС ВСО от 01.04.2014 по делу N А74-2652/2013).

 

2.4.6. Внереализационные расходы (ст. 265 НК РФ)

2.4.6.1. Расходы в виде процентов по долговым обязательствам

 

(+) По мнению ИФНС, налоговый орган правомерно исключил из внереализационных расходов общества за 2008 и 2009 гг. суммы процентов, подлежащих начислению по договору займа, поскольку изменение условий договора займа осуществлено сторонами после получения акта выездной налоговой проверки, что существенно отразилось на исчислении налоговой базы по налогу на прибыль.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, по условиям договора займа и дополнительных соглашений к нему порядок начисления процентов определен не был, поэтому общество в 2008 и 2009 гг. ежемесячно начисляло проценты на сумму займа и относило их к внереализационным расходам. При определении расходов по методу начисления факт реальной уплаты процентов не является определяющим при разрешении вопроса о моменте признания расходов в соответствии со ст. 272 НК РФ. Только в случае прекращения действия договора (погашения долгового обязательства) до истечения отчетного периода расход признается осуществленным и включается в состав соответствующих расходов на дату прекращения действия договора (погашения долгового обязательства). Следовательно, налоговый орган неправомерно исключил из внереализационных расходов общества за 2008 и 2009 гг. суммы процентов, подлежащих начислению по договору займа, поскольку ежемесячное начисление процентов подтверждается условиями договора и отчетностью общества (Постановление ФАС СКО от 19.02.2014 по делу N А53-29478/2012).

 

2.4.6.2. Дебиторская задолженность, создание резервов по сомнительным долгам

 

(+) 1. Налоговый орган посчитал неправомерным включение обществом в состав внереализационных расходов по налогу на прибыль как безнадежную к взысканию задолженность излишне уплаченного налога на имущество в связи с отсутствием возможности его возврата.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, в целях гл. 25 НК РФ переплата налога в бюджет может быть признана безнадежным долгом, поскольку на данную сумму распространяются все конституционные гарантии права собственности, в том числе право на списание безнадежного долга в установленном порядке, ввиду того что уплата налога в данном случае произведена при отсутствии законного основания (Определение ВАС РФ от 24.03.2014 N ВАС-2849/14).

(+) 2. По мнению налогового органа, налогоплательщик неправомерно включил в состав внереализационных расходов 2008 г. дебиторскую задолженность контрагента с истекшим сроком давности.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что налогоплательщик на основании пп. 1 п. 2 ст. 265 НК РФ по итогам инвентаризации при исчислении налога на прибыль за 2008 г. включил во внереализационные расходы спорную сумму дебиторской задолженности, хотя она подлежала включению в состав внереализационных расходов 2005 г. Приняв во внимание, что невключение дебиторской задолженности во внереализационные расходы 2005 г. повлекло за собой излишнюю уплату налога на прибыль за этот период, налогоплательщик на основании положений ст. 54 НК РФ (в редакции, действующей после изменений, внесенных Федеральным законом от 26.11.2008 N 224-ФЗ) вправе учесть эту задолженность во внереализационных расходах 2008 г. (Постановление ФАС СЗО от 04.02.2014 по делу N А13-15091/2012).

(+) 3. По мнению налогового органа, налогоплательщик завысил внереализационные расходы при исчислении налога на прибыль при формировании резерва по сомнительным долгам, поскольку документы, подтверждающие наличие дебиторской задолженности перед налогоплательщиком, включенной в состав резерва по сомнительным долгам контрагента, отсутствуют. Необходимость создания резерва должна быть подтверждена актами сверок, решениями судов, претензионными письмами.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что налогоплательщиком выполнены все требования законодательства относительно формирования резерва по сомнительным долгам: резерв по сомнительным долгам на 2009 г. сформирован по итогам инвентаризации, результаты которой оформлены соответствующим актом; сумма созданного резерва по сомнительным долгам не превышает 10 процентов от выручки 2009 г. Довод налогового органа о необходимости подтверждения созданного резерва по сомнительным долгам первичными документами, такими как акты сверок, решения судов, претензионные письма, правомерно отклонен судами ввиду того, что указанные документы не являются первичными. Налоговый орган не привел правового обоснования, в соответствии с которым налогоплательщику надлежит включать в состав резерва по сомнительным долгам суммы задолженности согласно сведениям контрагентов, а не на основании данных налогоплательщика (Постановление ФАС СЗО от 20.03.2014 по делу N А42-8052/2011).

(-) 4. По мнению налогоплательщика, налоговый орган необоснованно привлек его к ответственности по эпизоду, касающемуся завышения внереализационных расходов за счет списания безнадежных долгов при наличии неиспользованного резерва по сомнительным долгам.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, установлено, что по данным налогоплательщика сформированный резерв использован организацией на покрытие убытков от безнадежных долгов только частично. Создание резерва по сомнительным долгам не исключает возможности включения во внереализационные расходы безнадежной задолженности, непокрытой за счет этого резервного фонда. В то же время, если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, списание долгов, признаваемых безнадежными, осуществляется за счет суммы созданного резерва. Только в случае, если сумма созданного резерва меньше суммы безнадежных долгов, подлежащих списанию, разница (убыток) подлежит включению в состав внереализационных расходов (Постановление ФАС СЗО от 15.04.2014 по делу N А42-3919/2013).

(-) 5. По мнению налогоплательщика, ИФНС необоснованно отказала ему в праве учесть в составе расходов дебиторскую задолженность, по которой истек срок исковой давности.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, нормы НК РФ не предоставляют налогоплательщику права на произвольный выбор налогового периода, в котором в состав внереализационных расходов включается безнадежная ко взысканию задолженность. Нормы ст. ст. 265, 266 НК РФ, в совокупности с нормами законодательства о бухгалтерском учете, предусматривают обязанность налогоплательщика учесть суммы обязательств дебиторов, по которым истек срок исковой давности, в составе внереализационных расходов в определенный налоговый период (год истечения срока исковой давности). Период, произвольно выбранный налогоплательщиком, правомерно оценен ИФНС как незаконный (Постановление ФАС МО от 07.03.2014 N Ф05-1444/2014 по делу N А40-46678/13).

 

2.4.7. Порядок учета расходов (убытков)

2.4.7.1. Период учета расходов

 

(-) 1. По мнению ИФНС, налогоплательщик в нарушение положений ст. ст. 252, 254 и 268 НК РФ включил в расходы по налогу на прибыль полную стоимость МПЗ, выявленных при разборе основного средства, что привело к занижению налоговой базы по налогу на прибыль и неуплате налога.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, при реализации МПЗ, выявленных в ходе инвентаризации либо полученных при демонтаже или разборке выводимых из эксплуатации основных средств, их стоимость определяется как сумма налога, исчисленная с полученного от их реализации дохода, предусмотренного п. п. 13 и 20 ст. 250 НК РФ. Доход от реализации таких МПЗ может быть уменьшен на сумму уплаченного налога. Включение в расходы по налогу на прибыль полной стоимости МПЗ, выявленных при разборке основного средства, противоречит положениям ст. ст. 252, 254 и 268 НК РФ (в редакции, действовавшей в 2009 г.) (Постановление ФАС МО от 23.01.2014 N Ф05-17090/2013 по делу N А40-76788/12-90-411).

(+) 2. По мнению ИФНС, налогоплательщик вправе осуществить перенос убытков, полученных в 2010 г. его правопредшественником, только начиная со следующего налогового периода по налогу на прибыль организаций, то есть с 2011 г.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, в целях исчисления налога на прибыль для организации, в отношении которой принято решение о реорганизации, последним налоговым периодом является период до завершения процесса реорганизации (в данном случае 16.02.2010), а первым налоговым периодом для организации-правопреемника — с 17.02.2010 по 31.12.2010. Следовательно, правопреемником правомерно при исчислении налога на прибыль за 2010 г. учтены убытки, полученные его правопредшественником

(Постановление ФАС ВСО от 30.01.2014 по делу N А33-19851/2012).

(+) 3. По мнению ИФНС, обществом неправомерно включены в состав внереализационных расходов 2009 г. 50% убытка от реализации права требования в 2008 г.

Суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, установив неправильное толкование налоговым органом положений нормы п. 2 ст. 279 НК РФ, исходил из того, что общество правомерно, в соответствии с содержанием п. 2 ст. 279 НК РФ, 50% убытка от уступки права требования долга учло в целях налогообложения прибыли в 2008 г., и 50% — в I квартале 2009 г., то есть по истечении 45 календарных дней с даты уступки права требования (Постановление ФАС МО от 13.02.2014 N Ф05-17979/2013 по делу N А40-22363/13-91-77).

(+) 4. По мнению ИФНС, обществом завышены внереализационные расходы за 2009 г. вследствие неправомерного включения в их состав расходов в виде убытков прошлых лет по работам (услугам), выполненным (оказанным) контрагентами общества в 2007 — 2008 гг.

Суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, исходил из того, что условия для отнесения затрат в виде арендной платы за 2007 — 2008 г. и в связи с оплатой комиссии банка были соблюдены обществом в 2009 г., когда ему были предъявлены документы, служащие основанием для расчетов (Постановление ФАС МО от 13.02.2014 N Ф05-17548/2013 по делу N А40-55068/13).

 

2.4.7.2. Вопросы деления расходов на прямые и косвенные

 

(+) 1. По мнению ИФНС, расходы по выполнению строительно-монтажных работ субподрядными организациями необходимо отнести к прямым расходам в целях исчисления налога на прибыль организаций, поскольку строительство станций метро и все сопутствующие работы по их строительству, которые производились с привлечением субподрядных организаций, являются основной деятельностью налогоплательщика.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, ни в ст. 318, ни в гл. 25 НК РФ не содержится какое-либо указание или рекомендация принимать для целей налогообложения затраты на выполненные субподрядчиками работы именно как прямые расходы. Более того, как видно из ст. 318 НК РФ, затраты на выполненные субподрядчиками работы не входят в рекомендуемый список прямых расходов, приведенный в указанной статье. Кроме того, одним из критериев отнесения расходов, связанных с производством товаров (выполнением работ, оказанием услуг), к прямым является прямое указание на то в учетной политике налогоплательщика. Поскольку в учетной политике расходы по субподрядным организациям в перечне прямых расходов не указаны, соответственно, они правомерно отнесены налогоплательщиком в силу п. 1 ст. 318 НК РФ в состав косвенных расходов (Постановление ФАС ПО от 21.01.2014 по делу N А65-6968/2013).

(+) 2. По мнению инспекции, общество неправильно отнесло суммы начисленной амортизации по основным средствам, используемым для производства продукции, к косвенным расходам, поскольку не привело экономически обоснованных показателей, свидетельствующих об отсутствии реальной возможности отнесения сумм начисленной амортизации к прямым расходам.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, исходя из особенностей технологического процесса общества, отнести суммы начисленной амортизации к конкретному производственному процессу и изготовлению определенной продукции невозможно. Данное обстоятельство не опровергнуто налоговым органом. В случае если отнести прямые расходы к конкретному производственному процессу по изготовлению данного вида продукции (работ, услуг) невозможно, налогоплательщик в своей учетной политике для целей налогообложения самостоятельно определяет механизм распределения указанных расходов с применением экономически обоснованных показателей (ст. 319 НК РФ). Таким образом, общество правомерно относило суммы начисленной амортизации по основным средствам по окончании каждого месяца в полном объеме, а инспекция неправомерно доначислила обществу налог на прибыль в связи с исключением из состава расходов указанных сумм начисленной амортизации по основным средствам, непосредственно участвующим в процессе производства продукции (Постановление ФАС ВВО от 04.02.2014 по делу N А82-12003/2012).

 

2.4.8. Доходы по налогу на прибыль

 

(-) 1. По мнению налогового органа, общество неправомерно не включило в состав внереализационных доходов в соответствии с п. 8 ст. 250 НК РФ денежные средства, полученные от контрагентов в качестве оплаты за предоставление подарочных карт, срок действия которых истек в 2010 — 2011 гг., и которые не были возвращены обществом указанным юридическим лицам по заключенным с ними договорам.

По мнению общества, данные денежные средства являются кредиторской задолженностью перед юридическими лицами, учитываемой, в случае невостребования ее кредитором, в целях налогообложения прибыли в порядке, установленном п. 18 ст. 250 НК РФ.

Как указал ВС, признавая позицию общества неправомерной, на безвозмездный характер денежных средств, остающихся в распоряжении эмитента сертификатов после истечения срока их действия, по мнению Судебной коллегии, указывает экономический смысл, вкладываемый покупателем — юридическим лицом в потраченные на подарочные сертификаты денежные средства (намерения покупателя). Приобретая сертификат, такое лицо преследует цель совершить подарок на определенную сумму денежных средств, не имея намерений (экономических выгод) в отслеживании судьбы подарка. В ином случае условием гражданских правоотношений была бы обязанность возвратить неиспользованную подарочную карту (сертификат) дарителю, который тот мог бы обменять обратно на денежные средства у продавца сертификатов.

Следовательно, в случае, когда в течение установленного в подарочной карте срока она не была предъявлена физическим лицом обществу в целях получения соответствующего товара, сумма предварительной оплаты, полученная продавцом, для целей налогообложения прибыли является безвозмездно полученным имуществом и учитывается в целях налогообложения прибыли в соответствии с п. 8 ст. 250 НК РФ (Определение ВС РФ от 25.12.2014 по делу N 305-КГ14-1498).

(-) 2. По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно не включил суммы кредиторской задолженности с истекшим сроком давности в состав внереализационных доходов того налогового периода, в котором истек срок давности.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, положения п. 18 ст. 250 НК РФ в совокупности с нормами ст. ст. 8 и 12 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» и разъяснениями Президиума ВАС РФ, изложенными в Постановлении от 08.06.2010 N 17462/09, предусматривают обязанность налогоплательщика учесть суммы требований кредиторов, по которым истек срок исковой давности, в составе внереализационных доходов в определенный налоговый период (год истечения срока исковой давности), а не в произвольно выбранный налогоплательщиком. Эта обязанность подлежит исполнению вне зависимости от того, проводилась ли налогоплательщиком инвентаризация задолженности и был ли издан по ее результатам приказ руководителя о списании задолженности (Постановление ФАС ПО от 25.02.2014 по делу N А65-10935/2013).

(-) 3. По мнению общества, вывод ИФНС о неправомерности невключения в состав доходов проверяемого периода кредиторской задолженности перед ликвидированным контрагентом является незаконным, поскольку данная задолженность согласно п. 2 ст. 266 НК РФ включена обществом во внереализационные доходы последующих налоговых периодов, когда истек срок исковой давности.

Как указал суд, признавая позицию общества неправомерной, п. 2 ст. 266 НК РФ в данном случае неприменим, поскольку речь идет не о дебиторской, а о кредиторской задолженности. Периодом, в котором следует отражать кредиторскую задолженность для целей бухгалтерского и налогового учета, признается тот период, в котором наступает событие, связанное с моментом прекращения обязательств. С момента ликвидации кредитора у налогоплательщика прекращается обязательство по оплате, в связи с чем факт ликвидации относится к иным основаниям, по которым спорная сумма кредиторской задолженности подлежала включению в состав внереализационных доходов того налогового периода, когда кредитор был исключен из ЕГРЮЛ (Постановление ФАС МО от 03.04.2014 N Ф05-1769/2014 по делу N А40-17207/13).

(+) 4. По мнению ИФНС, поскольку рыночная цена акций по состоянию на 20.10.2009 была выше аналогичного показателя на 16.10.2009, инспекцией сделан вывод о занижении обществом дохода по сделке реализации акций, в связи с чем заявителю доначислен налог на прибыль исходя из разницы в доходе и с учетом корректировки обществом суммы полученного дохода на 16.10.2009 по правилам п. 5 ст. 280 НК РФ.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, датой согласования всех существенных условий сделки по реализации ценных бумаг (акции) является 16.10.2009, что влияет на определение рыночной стоимости акций для целей налогообложения прибыли. Довод инспекции о регистрации спорной сделки на реализацию акций именно 20.10.2009 отклонен как не опровергающий факт заключения спорной сделки 16.10.2009 (Постановление ФАС МО от 26.03.2014 N Ф05-1712/2014 по делу N А40-171364/12).

(+) 5. По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно не включил в налоговую базу по налогу на прибыль суммы целевых поступлений по причине отсутствия ведения раздельного учета.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, факт ведения налогоплательщиком раздельного учета доходов и расходов, полученных в рамках целевого финансирования, установлен, что отражено в акте проверки. Целевые поступления также отражались налогоплательщиком в листе 07 налоговой декларации по налогу на прибыль, который заполняется организациями при получении средств целевого финансирования, целевых поступлений и других средств, указанных в п. п. 1 и 2 ст. 251 НК РФ, что подтверждается представленными в материалы дела налоговыми декларациями и не отрицается налоговым органом. При названных обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что полученные налогоплательщиком целевые поступления не подлежат учету в составе налогооблагаемых доходов по налогу на прибыль (Постановление ФАС ПО от 25.03.2014 по делу N А65-12018/2013).

 

2.4.9. Налог на доходы иностранных организаций

 

(+) Представительство иностранной организации осуществляло в РФ деятельность в пользу третьих лиц без получения вознаграждения. При этом оно несло расходы в виде курсовых разниц и банковских комиссий.

По мнению налогового органа, указанные расходы включаются в налоговую базу представительства на основании п. 3 ст. 307 НК РФ.

Как указал Президиум ВАС, признавая позицию налогового органа неправомерной, в налоговую базу при применении специального порядка исчисления налога на прибыль постоянного представительства подлежат включению расходы, непосредственно связанные с ведением данной деятельности. К их числу могут быть отнесены как расходы, связанные с производством и реализацией, так и внереализационные расходы.

Соответственно, является правомерным вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии прямой связи расходов в виде отрицательной курсовой разницы, конвертации и оплаты комиссии банка с подготовительно-вспомогательной деятельностью на территории Российской Федерации в интересах третьих лиц, требующей их учета в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 307 НК РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 04.02.2014 N 13976/13).

 

2.4.10. Льготы по налогу на прибыль, в том числе случаи применения ставки 0%

 

(+) По мнению ИФНС, при выплате в 2009 г. дивидендов обществом не были соблюдены требования действовавшего в 2008 г. законодательства и необоснованно применена налоговая ставка 0 процентов. Инспекция полагает, что при выплате дивидендов в 2009 г. источник выплаты мог применить ставку 0% лишь при соблюдении следующих условий: стоимость владения доли у участника, которому выплачиваются дивиденды, превышает 500 000 000 руб.; указанный участник владеет долей в обществе, составляющей не менее 50%; оба условия соблюдены на протяжении свыше 365 рабочих дней.

Суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, исходил из редакции п. 3 ст. 284 НК РФ, действующей с 01.01.2009, в которой в качестве условия для применения ставки 0% был установлен иной срок вместо 365 рабочих дней — 365 календарных дней. Исследуя обстоятельства дела, суд установил, что на момент выплаты обществом дивидендов (12.01.2009) участник владел 100%-ной долей в уставном капитале общества, стоимость которой превышала 500 000 000 руб. на протяжении срока свыше 365 календарных дней (Постановление ФАС МО от 31.03.2014 N Ф05-2233/2014 по делу N А40-69870/13-91-233).

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9   Часть 10   Часть 11   Часть 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code