Судебная практика по налоговым и финансовым спорам (Часть 7)

2.2. НДС (экспорт)

2.2.1. Условия применения ставки 0%

 

(-) 1. По мнению общества, оно обоснованно применило нулевую ставку НДС в отношении оказанных им услуг по внутренней перевозке ввозимых на территорию РФ товаров, поскольку эти услуги по перевозке являются частью международной перевозки.

Как указал суд, признавая позицию общества неправомерной, договор был заключен именно на перевозку товара между двумя пунктами, расположенными на территории РФ, и общество (экспедитор) не смогло представить надлежащие документы, подтверждающие правомерность применения нулевой ставки.

Кроме того, пп. 2.1 п. 1 ст. 164 НК РФ разделяет понятия «международная перевозка» и «транспортно-экспедиционные услуги, оказываемые при организации международной перевозки» в связи с различиями хозяйственно-правовых отношений, и факт пересечения границы Российской Федерации имеет значение в целях применения нулевой ставки налога на добавленную стоимость для непосредственного перевозчика, тогда как по настоящему делу установлено, что общество оказывало услуги, связанные с перевозкой товара.

Доказательств того, что перевозка товара по российской территории произведена в рамках общего договора об осуществлении международной перевозки, не представлено (Определение ВС РФ от 22.12.2014 N 305-КГ14-4881).

(+) 2. По мнению ИФНС, неправомерным является вывод о том, что услуги, оказанные налогоплательщиком при транспортировке водным транспортом экспортируемых грузов, носят характер транспортно-экспедиционных услуг, облагаемых по ставке 0%, поскольку налогоплательщиком оказаны только услуги по перевозке указанного груза в пределах территории РФ. При этом положения пп. 2.8 п. 1 ст. 164 НК РФ распространяются только на российские организации, но не на ИП.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, из взаимосвязанных положений ст. 3 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ следует, что под организациями, осуществляющими судоходство и иную связанную с судоходством деятельность, и в частности перевозку грузов на внутренних водных путях РФ, понимаются не только юридические лица, но и индивидуальные предприниматели, взявшие на себя по договору перевозки обязанность доставить груз из пункта отправления в пункт назначения. Следовательно, использование аналогичной терминологии в положениях пп. 2.8 п. 1 ст. 164 НК РФ не дает оснований полагать, что организациями, осуществляющими судоходство и иную связанную с судоходством деятельность, в том числе перевозку грузов на внутренних водных путях для целей применения ставки налогообложения 0 процентов, могут являться только юридические лица (Постановление ФАС СЗО от 27.01.2014 по делу N А66-13960/2012).

(-) 3. По мнению налогоплательщика, для решения вопроса о надлежащей налоговой ставке НДС при налогообложении операций по реализации услуг по организации транспортировки необходимо соотнести даты оказания услуг с датой помещения товара под таможенный режим экспорта и применить необходимые нормы права.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика необоснованной, реализация услуг по предоставлению железнодорожного подвижного состава для осуществления перевозки экспортируемых товаров в силу пп. 2.7 п. 1 ст. 164 НК РФ подлежит налогообложению НДС по ставке 0%. В рассматриваемом случае спорные услуги были оказаны налогоплательщику через посредника. При этом исполнитель выставил в адрес посредника счет-фактуру с применением налоговой ставки 0%. В свою очередь, посредник выставил в адрес налогоплательщика счет-фактуру, отразив стоимость услуг в большей сумме и с учетом НДС по ставке 18%. Суд сделал вывод о том, что налогообложению по ставке 18% подлежало вознаграждение за посредническую деятельность, в то время как стоимость услуг по предоставлению подвижного состава подлежала обложению по ставке 0% (Постановление ФАС ВСО от 07.02.2014 по делу N А19-5756/2013).

(+) 4. По мнению ИФНС, обществом во II квартале 2011 г. неправомерно применена налоговая ставка 0% по НДС, поскольку им не представлен полный пакет документов, соответствующих требованиям пп. 1 п. 1 ст. 164 НК РФ и Протокола от 11.12.2009 «О порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при экспорте и импорте товаров в Таможенном союзе».

Суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, исходил из факта реализации товаров на экспорт в Казахстан и представления обществом полного пакета документов (экспортных контрактов с иностранными покупателями, выписок банка, заявлений о ввозе товаров и уплате косвенных налогов, транспортных (товаросопроводительных) документов), соответствующих требованиям ст. 1 Протокола о порядке взимания косвенных налогов от 11.12.2009. Он отметил, что данный Протокол не устанавливает каких-либо специальных требований в отношении представляемых транспортных (товаросопроводительных) документов. При заполнении заявления о ввозе товаров и уплате косвенных налогов контрагенты общества вправе указывать номера сопровождавших груз товарных накладных формы ТОРГ-12, из содержания которых видно, что экспортируемые товары покупателями были получены (Постановление ФАС МО от 21.02.2014 N Ф05-18001/2013 по делу N А40-24630/2013).

(+) 5. По мнению ИФНС, общество не подтвердило непосредственное оказание им тех услуг, которые облагаются по ставке 0%. Общество не осуществляет вывоз товара за территорию Российской Федерации, не является организатором международной перевозки, поэтому не имеет права на применение ставки 0% при реализации транспортно-экспедиционных услуг.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, общество в спорный период оказало предусмотренные пп. 2.1 п. 1 ст. 164 НК РФ транспортно-экспедиционные услуги при организации международной перевозки экспортируемых товаров, перевозимых в непрямом международном сообщении, где конечным пунктом перевозки являлся порт иностранного государства (Кипра) за пределами территории Российской Федерации, что прямо следует из договоров на оказание транспортно-экспедиционных услуг в отношении товаров, находящихся в режиме экспорта; услуги заявителя осуществлялись с единственной целью — организовать именно международную перевозку. Следовательно, общество правомерно применило ставку 0% по НДС при реализации транспортно-экспедиционных услуг, оказываемых на основании договора транспортной экспедиции при организации международной перевозки (Постановление ФАС СКО от 17.03.2014 по делу N А32-33280/2012).

(+) 6. По мнению ИФНС, применение ставки 0% по НДС по операциям оказания транспортно-экспедиционных услуг возможно исключительно при непосредственной организации обществом международной перевозки. Договор на оказание обществом услуг на территории Российской Федерации ошибочно квалифицирован обществом как «организация международной перевозки». Соответственно, у налогоплательщика отсутствует право на применение ставки 0% в отношении реализованных услуг.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, действия налогоплательщика произведены в отношении затаможенного (импортного) груза, находившегося в зоне таможенного контроля (на борту судна). Экспедиционные услуги являлись неотъемлемой частью и непосредственно связаны с перевозкой груза на судне из иностранного порта в порт Новороссийск, не относились к последующему этапу перевозки уже растаможенного груза (из порта в Новороссийске в пункт назначения на территории Российской Федерации). Следовательно, общество правомерно применило ставку 0% по НДС при реализации транспортно-экспедиционных услуг, оказываемых на основании договора транспортной экспедиции при организации международной перевозки (Постановление ФАС СКО от 27.02.2014 по делу N А32-2108/2012).

(-) 7. По мнению налогоплательщика, налоговый орган неправомерно исчислил НДС по ставке 18 процентов с выручки по экспортным операциям. По операциям по реализации на экспорт товара в адрес контрагента представлен полный комплект документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, установлено, что в ходе камеральной проверки налоговым органом выяснено, что на ГТД и CMR отсутствуют отметки российского таможенного органа места убытия, через которое товар был вывезен с территории РФ и иных территорий, находящихся под ее юрисдикцией. Материалами дела не подтверждается, что в ходе камеральной проверки либо впоследствии одновременно с уточненной налоговой декларацией налогоплательщик представил в налоговый орган полный комплект документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ, в том числе и ГТД с отметкой таможни «Товар вывезен». Довод налогоплательщика о наличии у него права в обоснование своих возражений представить суду доказательства (в данном случае ГТД с отметкой таможни «Товар вывезен»), независимо от их представления налоговому органу, отклоняется как несостоятельный (Постановление ФАС СЗО от 21.03.2014 по делу N А05-6605/2013).

 

2.2.2. Общие вопросы возмещения экспортного НДС

 

(+) 1. По мнению ИФНС, налогоплательщику обоснованно отказано в возмещении экспортного НДС, поскольку представленные им ГТД содержат недостоверные сведения в части отметок таможенного органа о фактическом вывозе товаров на экспорт.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, установлено, что в ответ на запрос суда первой инстанции таможня представила в материалы дела заверенные надлежащим образом копии комплектов документов, подтверждающих вывоз товаров, задекларированных по спорным ГТД. Из представленных таможней документов следует, что таможенным оформлением занимался перевозчик товара, что не противоречит действующему законодательству. Представленные налогоплательщиком в налоговый орган в соответствии со ст. 165 НК РФ ГТД содержали отметки таможни «Выпуск разрешен» и «Товар вывезен», а инспекция не воспользовалась полномочиями, предоставленными ей ст. 88 НК РФ, и не запросила у налогоплательщика дополнительные документы в отношении перевозчика (Постановление ФАС СЗО от 30.01.2014 по делу N А56-12800/2013).

(-) 2. По мнению налогоплательщика, отказа налогового органа в вычете НДС неправомерен, так как при непредставлении необходимых документов, подтверждающих ставку налога 0%, в установленный срок, российская организация — экспортер будет обязана уплатить НДС по ставке 10 или 18%.

Суд, отказывая в удовлетворении требований налогоплательщика, исходил из того, что указание продавцом в счете-фактуре вместо ставки 0% ставки 18% (либо указание суммы налога, рассчитанной по ставке 18%) свидетельствует не о формальном характере допущенных нарушений, а о нарушении предусмотренного законом порядка обложения НДС. При таких обстоятельства обществом неправомерно предъявлен к вычету налог по приобретенным услугам, непосредственно связанным с реализацией товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта, что привело к завышению НДС, предъявленного к возмещению из бюджета (Постановление ФАС УО от 04.03.2014 N Ф09-747/14 по делу N А76-12082/2013).

 

2.3. НДС, взимаемый на таможне

 

(+) По мнению таможенного органа, он правомерно отказал налогоплательщику в предоставлении льготы по уплате НДС в отношении ввезенного товара — магнитно-резонансного томографа, поскольку полуприцеп, в который вмонтирован томограф, не указан в сертификате соответствия и регистрационном удостоверении.

Как указал суд, признавая позицию таможенного органа неправомерной, установлено, что ввезенный налогоплательщиком магнитно-резонансный томограф является товаром, который в соответствии с Перечнем медицинской техники, реализация которой на территории РФ не подлежит обложению НДС, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 17.01.2002 N 19, подлежит освобождению от обложения НДС. Право на применение льготы в отношении конкретного товара, в данном случае медицинской техники, не зависит от вариантов его монтажа. Наличие полуприцепа-фургона, не являющегося частью медицинского оборудования, не исключает принадлежность вмонтированного в него томографа к товарам, подлежащим освобождению от уплаты НДС (Постановление ФАС СЗО от 07.02.2014 по делу N А56-23928/2013).

 

2.4. Налог на прибыль организаций

2.4.1. Обоснованность расходов для целей применения ст. 252 НК РФ

 

(+) 1. Согласно договорам аренды арендатор (налогоплательщик, авиаотряд) получал во владение и пользование вертолеты, но до их передачи он компенсировал арендодателю расходы на их ремонт с целью доведения вертолетов до летной годности. Суммы компенсации включались в расходы того периода, в котором они были выплачены (то есть тоже до передачи арендатору вертолетов и получения им доходов от их использования).

По мнению налогового органа, арендатор не вправе учесть в расходах затраты на выплату арендодателю компенсации затрат на доведение последним вертолетов до состояния летной годности, учитывая, что фактическая передача вертолетов в аренду состоялась лишь в последующем периоде. После проведения капитального ремонта указанных вертолетов до фактической их передачи арендатору в бухгалтерском учете они не были отражены в качестве арендованных основных средств, не эксплуатировались арендатором и, следовательно, не участвовали в предпринимательской деятельности в указанные годы.

Как указал Президиум ВАС, признавая позицию налогового органа неправомерной, поскольку затраты авиаотряда в виде упомянутых компенсаций восстановления вертолетов имели целью производственные интересы арендатора, оснований для исключения из расходов соответствующих сумм не имелось. Доказательства, подтверждающие использование авиаотрядом вертолетов в производственной деятельности, были представлены судам (Постановление Президиума ВАС РФ от 18.02.2014 N 12604/13).

(-) 2. По мнению налогового органа, налогоплательщик неправомерно завысил суммы косвенных расходов на сумму начислений средней заработной платы работникам, направленным в командировку для участия в корпоративных мероприятиях, а именно спортивных соревнованиях, конкурсах художественной самодеятельности, для участия в новогоднем празднике.

Как указал суд, соглашаясь с позицией налогового органа, средний заработок за период служебной командировки с учетом толкования п. 1 ст. 252 НК РФ возможно включить в состав расходов по налогу на прибыль только в том случае, если его выплата произведена для осуществления деятельности, направленной на получение налогоплательщиком дохода. Вышеназванные мероприятия проводились в целях укрепления духа, улучшения морально-психологического климата внутри коллектива, налаживания внутрикорпоративных связей между предприятиями холдинга, улучшения физкультурно-массовой, спортивной и оздоровительной работы, а не с целью получения дохода (Определение ВАС РФ от 26.03.2014 N ВАС-2788/14).

(+) 3. По мнению налогового органа, налогоплательщик неправомерно включил затраты на выплату премий некурящим работникам в состав расходов по налогу на прибыль, поскольку данные премии не связаны с выполнением работниками трудовых обязанностей и производственной деятельностью налогоплательщика.

Установлено, что в соответствии с коллективным договором в целях усиления материальной заинтересованности работника в снижении потерь рабочего времени от перекуров установлены премии в отношении некурящих работников, которые производятся ежемесячно в пределах фонда оплаты труда общества на основании заявления работника об отказе от курения.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, поскольку обстоятельства, которые налогоплательщик предусмотрел в качестве оснований спорных выплат, напрямую влияют на эффективное использование работниками рабочего времени, выполнение ими трудовых обязанностей, производительность их труда, соответствующие выплаты являются стимулирующими, связанными с производственной деятельностью общества и соответствующими требованиям п. 1 ст. 252 НК РФ (Постановление ФАС ВСО от 24.06.2014 по делу N А33-16111/2013).

(+) 4. По мнению налогового органа, налогоплательщиком неправомерно учтены в целях исчисления налога на прибыль расходы по договору оказания услуг, поскольку они документально не подтверждены и необоснованны, так как услуги оказаны до заключения договора.

Установлено, что договор оказания услуг был заключен между налогоплательщиком и исполнителем 30.11.2010, однако реальные отношения между сторонами возникли ранее, что подтверждается актами выполненных работ от 14.12.2010 N 1 (за период с 01.07.2010 по 30.09.2010) и от 31.12.2010 N 2 (за период с 01.10.2010 по 31.12.2010). Налогоплательщик и контрагент руководствовались п. 2 ст. 425 ГК РФ, согласно которому стороны вправе установить, что условия заключенного договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора.

Суд отметил, что договор оказания услуг установил фактически сложившиеся между сторонами отношения; стороны указали, что действие договора распространяется на период с 01.07.2010, более того, оплата услуг в любом случае произведена после полученных услуг. Кроме того, ни налоговое, ни гражданское законодательство не обязывает стороны каким-либо образом пояснять или обосновывать причины более позднего заключения договора (Постановление ФАС МО от 16.05.2014 по делу N А40-122536/13).

(+) 5. По мнению ИФНС, затраты общества на приобретение права пользования программными продуктами у индивидуального предпринимателя являются экономически неоправданными. В обоснование выводов решения инспекция ссылается на взаимозависимость общества и указанного индивидуального предпринимателя, разработку программных продуктов лицом, которое одновременно является сотрудником общества и предпринимателя, и на отсутствие документов, подтверждающих передачу права собственности на программный продукт (актов приема-передачи и технической документации).

Признавая позицию ИФНС неправомерной, суд указал, что сам по себе факт взаимозависимости не является основанием для исключения спорных затрат из состава расходов, права предпринимателя на передаваемый программный продукт подтверждены свидетельствами о государственной регистрации программы для электронных вычислительных машин, факт исполнения договора подтвержден актами приема-передачи программного продукта, который использовался обществом как для собственных нужд, так и путем предоставления на возмездной основе права его использования третьим лицам (Постановление ФАС МО от 14.01.2014 N Ф05-16619/2013 по делу N А40-39752/13).

(+) 6. По мнению ИФНС, общество в нарушение ст. ст. 252, 294 НК РФ, при исчислении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль неправомерно завысило расходы на сумму экономически необоснованной выплаты тантьемы (вознаграждения) по договорам факультативного перестрахования, заключенным с контрагентом.

Признавая позицию ИФНС неправомерной, суд исходил из того, что инспекция проверила правильность начисления и отчисления контрагентом налога на прибыль организаций за спорный налоговый период. Претензий к контрагенту на предмет того, что данный доход не является тантьемой и/или перестраховочной комиссией, инспекция не предъявила. Суд указал, что в действиях ИФНС усматривается непоследовательность в подходе к определению тантьемы, когда одна и та же выплата для одной организации считается как доход от перестраховочной деятельности, а для другой (общества) расходы по выплате тантьемой не считаются, что является прямым нарушением пп. 1, 2 п. 1 ст. 32 НК РФ в части соблюдения налоговым органом законодательства о налогах и сборах (Постановление ФАС МО от 10.01.2014 N Ф05-15610/2012 по делу N А40-30013/12-91-149).

(+) 7. По мнению налогового органа, расходы, связанные с арендой квартиры для иностранного специалиста и членов его семьи, неправомерно включены в состав представительских расходов, поскольку положения преамбулы договора с иностранной компанией подтверждают правомерность отнесения налогоплательщиком к расходам сумм вознаграждений, выплаченных иностранному контрагенту — юридическому лицу, но не сумм оплаты проживания приглашенного специалиста и его семьи.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что в спорном договоре отсутствует положение об оплате обществом местных расходов, связанных с работой этого иностранного гражданина, то есть заявитель не принимал на себя обязательство обеспечить указанного специалиста жильем. Жилье предоставлено иностранному специалисту во исполнение норм Федерального закона от 25.07.2002 N 115-ФЗ «О правовом положении граждан в Российской Федерации» и Положения о представлении гарантий материального, медицинского и жилищного обеспечения иностранных граждан и лиц без гражданства на период их пребывания в РФ, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24.03.2003 N 167. Общество не могло произвольно отказаться от исполнения требований действующего законодательства (Постановление ФАС СЗО от 11.04.2014 по делу N А56-18767/2013).

(-) 8. По мнению налогоплательщика, поскольку спорные выплаты в пользу работников производились в рамках трудовых отношений и на основании соглашений о расторжении трудового договора, являющихся частью трудового договора, расходы являются экономически обоснованными и соответствуют трудовому законодательству (ст. 178 ТК РФ), они правомерно учтены в составе затрат.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, в представленных в дело трудовых договорах не предусмотрено никаких выплат (денежных компенсаций) работникам при их увольнении, положениями ст. ст. 77, 78 ТК РФ, регулирующих порядок расторжения трудового договора по соглашению сторон, не предусмотрена выплата дополнительной денежной компенсации. Поскольку спорная выплата не предусмотрена законом и не определен ее размер, ее выплата не является обязанностью работодателя (Постановление ФАС МО от 26.03.2014 N Ф05-1712/2014 по делу N А40-171364/12).

(+) 9. По мнению ИФНС, обществом неправомерно учтены затраты на услуги предпринимателя по консультационно-справочному обслуживанию по вопросам организации и ведения бухгалтерского учета, налогового планирования и анализа хозяйственной деятельности, поскольку они фактически дублируют работу финансового директора и бухгалтерии.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, привлеченный предприниматель является индивидуальным аудитором и оказываемые им услуги регулируются Федеральным законом «Об аудиторской деятельности». Учитывая наличие между обществом и его контрагентом реальных хозяйственных отношений, факт выполнения договорных обязательств и расчетов за оказанные услуги, суды признали спорные расходы экономически обоснованными и документально подтвержденными (Постановление ФАС МО от 03.04.2014 N Ф05-2425/2014 по делу N А40-89501/13-20-315).

(+) 10. По мнению ИФНС, налогоплательщиком неправомерно отнесены на внереализационные расходы проценты по полученному кредиту, в связи с тем что впоследствии с данного кредита были выданы беспроцентные займы дочерней организации.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС необоснованной, предоставление беспроцентного займа дочернему предприятию было связано с финансово-экономической деятельностью налогоплательщика и направлено на реализацию прав участника дочернего общества, одним из которых является право принимать участие в распределении прибыли дочернего общества. Положения ст. 252 НК РФ не ставят экономическую оправданность произведенных расходов в зависимость от совершения налогоплательщиком операций с взаимозависимыми лицами (Постановление ФАС ВСО от 20.03.2014 по делу N А58-2180/2013).

 

2.4.2. Документальное подтверждение расходов для целей применения ст. 252 НК РФ

 

(+) 1. По мнению налогового органа, обществом в 2009, 2010 гг. неправомерно учтены в составе косвенных расходов затраты по аренде очередей системы телеметрии УУГ АСКУГ. Первичная документация относительно проведения строительно-монтажных и пусконаладочных работ по системе телеметрии узлов учета газа автоматизированной системы коммерческого учета газа (СТМ УУГ АСКУГ) содержит недостоверную и противоречивую информацию. Юридические лица (потребители газа) не подтверждают установку контролируемых пунктов системы телеметрии на своих территориях.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, работоспособность арендованной системы и ее использование в проверяемый период подтверждаются сводными посуточными отчетами, месячными посуточными отчетами по конкретным предприятиям с указанием параметров работы прибора учета газопотребления. Отсутствие некоторых организаций, у которых установлена система телеметрии в списке подключенных на момент формирования отчетов, не свидетельствует о неработоспособности арендованного имущества. Довод налогового органа о том, что система телеметрии не работала в режиме промышленной эксплуатации, не опровергает экономическую обоснованность спорных затрат. Следовательно, общество правомерно включило в состав расходов при исчислении налога на прибыль затраты по аренде оборудования системы телеметрии узлов учета газа (Постановление ФАС ВВО от 30.01.2014 по делу N А11-7790/2012).

(-) 2. По мнению ИФНС, налогоплательщиком необоснованно учтены в составе расходов затраты на приобретение товаров и работ, т.к. они не подтверждены документально.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, из положений ст. ст. 252, 264, 272 НК РФ следует, что для включения суммы в расходы по налогу на прибыль необходимо подтвердить факт списания данных расходов на основании определенных документов (актов приемки выполненных работ, карточек счетов 10, 20, актов на списание ГСМ, актов на списание материалов, накладных на отпуск товаров в производство), то есть подтвердить списание материалов в основное производство. Автоматическое признание понесенных расходов лишь на основании того, что данные расходы приняты для подтверждения налоговых вычетов НДС, налоговым законодательством не предусмотрено, так как необходимы доказательства, подтверждающие факт списания материалов в основное производство (Постановление ФАС ДВО от 04.02.2014 N Ф03-6941/2013 по делу N А73-5782/2013).

(+) 3. По мнению ИФНС, в случае документального подтверждения рекламных расходов одного договора с рекламораспространителем и акта об оказанных услугах недостаточно, так как необходимо подтвердить, что реклама действительно была распространена, т.е. налогоплательщику необходимо обеспечить наличие таких доказательств, которые в каждом конкретном случае могут быть различными, но по смыслу должны подтверждать реальность осуществления рекламных услуг.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, представление налогоплательщиком в подтверждение несения рекламных расходов таких документов, как договор, акты об оказанных услугах и фотоотчеты является достаточным. Более того, налогоплательщиком произведены расходы на рекламу продукции, изготавливаемой и реализуемой им, а потому спорные расходы непосредственно связаны с деятельностью налогоплательщика, направленной на получение дохода, т.е. являются обоснованными. Таким образом, доначисление налога на прибыль является незаконным (Постановление ФАС ПО от 24.12.2013 по делу N А12-6134/2013).

(-) 4. По мнению налогоплательщика, им представлены все необходимые документы, подтверждающие расходы по договору с контрагентом.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, установлено, что в подтверждение правильности исчисления налога на прибыль по операциям с контрагентом налогоплательщиком в суд и налоговый орган представлены договоры поставки, акты на оказание транспортных услуг и счета-фактуры. Но не представлены договоры на оказание транспортных услуг, которые бы содержали информацию о количестве тонно-километров, маршруте перевозок, подлежащем использованию для перевозки транспорте. Также не представлены товарно-транспортные накладные формы N 1-Т, путевые листы и акты сверок, содержащие информацию о количестве тонно-километров, маршруте перевозок, подлежащем использованию для перевозки транспорте. Акты выполненных работ и счета не содержат сведений о том, когда, где, какие грузы, каким транспортом перевозились, то есть отсутствуют содержание хозяйственной операции и расчет стоимости оказанной услуги. Суд отметил, что выявленные недостатки в оформлении первичных документов препятствуют установлению факта несения обществом затрат на транспортировку (Постановление ФАС СЗО от 27.02.2014 по делу N А42-7952/2012).

(-) 5. По мнению предпринимателя, расходы, связанные с порчей мебели, недостачей товара подтверждены надлежащими документами. В обоснование несения расходов предпринимателем представлены акты на списание, приказы о списании и утилизации, пояснения к актам. Факт порчи, боя товара инспекцией не опровергнут.

Как указал суд, признавая позицию предпринимателя неправомерной, приказы о списании брака не содержат причин, по которым товар не может быть реализован по сниженной цене, не указаны лица, виновные в недостаче, не приведены сведения о принятых мерах по возврату некачественного товара поставщикам. Доказательств того, что в помещении, где хранился товар, произошла авария, предпринимателем в материалы дела не представлено. Предпринимателем не доказан размер материального ущерба, поскольку не представлено доказательств проведения инвентаризации, что в силу п. 2 ст. 12 Закона N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» является обязательным при выявлении фактов недостачи и порчи товаров и чрезвычайных ситуаций. Таким образом, предприниматель документально не подтвердил расходы, связанные с потерями от недостачи и порчи товара (Постановление ФАС ВВО от 12.02.2014 по делу N А29-9950/2012).

(+) 6. По мнению налогового органа, расходы налогоплательщика на выплату вознаграждения агенту не соответствуют положениям ст. 252 НК РФ, не подтверждены документально и необоснованны. Акты об оказанных услугах носят формальный характер, не отражают характера оказанных услуг, не позволяют установить, какие конкретно услуги и в каком объеме были оказаны контрагентом.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, поскольку специально утвержденной унифицированной формы первичного учетного документа, который подлежал бы применению в качестве доказательства факта оказания агентских услуг, Законом N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» не предусмотрено, то отсутствие в актах выполненных работ и отчетах агента измерителей хозяйственной операции в денежном выражении не свидетельствует о неоказании налогоплательщику спорных услуг и отсутствии у него расходов. Отсутствие в представленных актах выполненных работ наименований должностей и расшифровок подписей должностных лиц исполнителя и заказчика услуг не препятствует принятию налогоплательщиком оказанных услуг на учет на основании таких актов (Постановление ФАС СЗО от 20.03.2014 по делу N А21-3697/2013).

(+) 7. По мнению ИФНС, обществом документально не подтверждены затраты, связанные с оплатой расходов по договору на организацию перевозок, поскольку акты оказания услуг не были представлены своевременно.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, в подтверждение оказания услуг обществом представлены документы, в которых указаны сведения о характере груза, номерах контейнеров: договор, контракт, CMR, ГТД, выписки по счету, заявки на перевозку, счета-фактуры и акты оказанных услуг. При этом акты не являются обязательным документом, подтверждающим транспортные расходы; в договоре стороны не указывают о необходимости их подписания; акты представлены ИФНС в качестве дополнительных документов, подтверждающих реальность оказанных услуг исполнителя, и составлялись им в целях подтверждения отсутствия претензий к осуществленной перевозке со стороны общества (Постановление ФАС МО от 03.04.2014 N Ф05-2425/2014 по делу N А40-89501/13-20-315).

(+) 8. По мнению ИФНС, налогоплательщик занизил налоговую базу по налогу на прибыль, неправомерно включив в состав расходов убытки от реализации газа потребителям, т.к. представленные документы не подтверждают обоснованность рассчитанных сумм.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, налогоплательщиком в целях подтверждения понесенных расходов в ИФНС были представлены договоры на поставку и транспортировку газа, договоры с потребителями газа, акты сверок и расчетов с контрагентами, сводные ведомости на поставленный потребителям газ, расчетные карточки абонентов и др. Проанализировав представленные документы в совокупности с положениями ст. ст. 539 — 548 ГК РФ, Правил предоставления коммунальных услуг гражданам (утв. Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 N 307), Правил поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан (утв. Постановлением Правительства РФ от 21.07.2008 N 549), суд пришел к выводу, что они соответствуют требованиям закона и позволяют правильно установить размер потерь газа, возникающих при реализации налогоплательщиком газа потребителям (Постановление ФАС ЦО от 09.04.2014 по делу N А14-1891/2013).

 

2.4.3. Учет расходов по сделкам с поставщиками, имеющими признаки «номинальных» структур. Дефекты в оформлении документов

 

(+) 1. По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно включил в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, затраты по договору с контрагентом, поскольку последний в действительности не выполнял работы по договору, так как не располагал необходимыми ресурсами (зданиями, техникой, инструментами, персоналом).

Налоговый орган при проверке не запрашивал ни у компетентных органов, ни у самого контрагента сведения о наличии недвижимого имущества, транспортных средств, договоров аренды основных средств. Факт наличия у работников контрагента пропусков на территорию выполнения работ в ходе проверки налоговым органом не исследовался. Таким образом, налоговый орган не представил доказательств того, что действия налогоплательщика были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды (Постановление ФАС СЗО от 22.01.2014 по делу N А13-555/2013).

(+) 2. По мнению ИФНС, представленные ей доказательства свидетельствуют об искусственном завышении налогоплательщиком арендной платы в целях занижения налога на прибыль и получения необоснованной налоговой выгоды. Между налогоплательщиком и контрагентом существовала взаимозависимость, поскольку учредителем в данных организациях было одно и то же лицо — Г.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, установлено, что налогоплательщик (арендатор) заключил с арендодателем договор аренды нежилого фонда от 01.1.2011. Лицо (Г.) является руководителем контрагента с 05.04.2011, а учредителем данной организации — с 03.03.2011. До указанных дат учредителем и руководителем контрагента являлись другие лица. Следовательно, на момент заключения договора аренды от 01.01.2011 Г. не имел отношения к деятельности контрагента, не мог влиять на условия заключенного договора. После того как Г. стал учредителем и руководителем контрагента, в договор аренды от 01.01.2011 не вносилось никаких изменений, дополнительные соглашения не заключались, стоимость арендной платы не изменялась (Постановление ФАС СЗО от 24.02.2014 по делу N А21-2836/2013).

(-) 3. По мнению ИФНС, налогоплательщик занизил налоговую базу по налогу на прибыль, включив в состав расходов затраты по оплате услуг по выполнению электрохимического оксидирования гильз и наконечников, поскольку услуги не были оказаны, а имел место факт формального документооборота в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, основным видом деятельности спорного контрагента являлось производство строительных металлических конструкций и изделий. Вместе с тем контрагент по адресу, указанному в документах (куда, судя по представленным налогоплательщиком документам, направлялись детали для электрохимического оксидирования), не располагался. Более того, документы от имени контрагента были подписаны не руководителем организации (директором), а иным лицом. Анализ товаросопроводительных документов показал, что в те дни, когда по представленным налогоплательщиком документам происходила доставка деталей в адрес контрагента, они фактически доставлялись покупателю (Постановление ФАС ЦО от 27.02.2014 по делу N А09-4271/2013).

(+) 4. По мнению налогового органа, общество использовало противоправную схему ухода от налогообложения путем дробления полученной от эксплуатации автозаправочных станций выручки между лицами, числящимися арендаторами автозаправочных станций и являющимися работниками общества либо родственниками директора общества, что привело к неуплате в бюджет налога на прибыль и НДС.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, индивидуальные предприниматели, с которыми общество заключило договоры аренды, предпринимательскую деятельность в проверяемый период осуществляли самостоятельно; досрочное расторжение договоров аренды обусловлено тем, что были превышены предельно допустимый лимит, установленный законодателем для применения упрощенной системы налогообложения, лимиты по горюче-смазочным материалам, а в ряде случаев — и семейными обстоятельствами; учет доходов и расходов данные лица вели самостоятельно, часть выручки от реализации передавали в банк на расчетный счет, остальную часть оставляли себе, должностным лицам общества не передавали, с обществом рассчитывались исключительно в безналичном порядке. Таким образом, между обществом и контрагентами отсутствовала согласованность, направленная на получение налоговой выгоды (Постановление ФАС ВВО от 26.02.2014 по делу N А82-4309/2012).

(-) 5. ИФНС пришла к выводу о необоснованном включении в состав затрат по налогу на прибыль расходов по агентскому договору на подготовку документации для аукциона и поиск потребителя оборудования в связи с отсутствием реальных хозяйственных отношений со спорным контрагентом.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, осуществление поиска потребителя оборудования предполагает сотрудничество работников агента с потенциальным покупателем. Между тем генеральный директор организации, с которой был заключен договор на поставку оборудования, опрошенный в ходе проверки, не подтвердил сотрудничества с работниками спорного контрагента, однако указал на то, что знаком с руководителями налогоплательщика. С учетом вышеизложенных обстоятельств суд сделал вывод о том, что представленные документы содержат недостоверные сведения и не подтверждают реальность оказанных агентом услуг (Постановление ФАС МО от 06.03.2014 N Ф05-848/2014 по делу N А40-20438/13).

(-) 6. По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно включал в состав расходов затраты на приобретение у спорного поставщика авиадвигателей, по данной сделке им получена необоснованная налоговая выгода.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, реальность приобретения авиадвигателей у спорного поставщика налогоплательщиком не доказана. Основным видом деятельности поставщика, созданного незадолго до совершения спорных операций, являлась оптовая торговля пищевыми продуктами, сельхозсырьем и непродовольственными потребительскими товарами, и он не обладал необходимыми материально-техническими и трудовыми ресурсами для поставки 41 авиадвигателя; согласно выпискам банка реальные экономические затраты по приобретению товара, его транспортировке, хранению (либо аренде помещений для этих целей) у поставщика отсутствуют, равно как и коммунальные платежи, хозяйственные расходы, оплата услуг связи и др.; расчет с поставщиком ни денежными средствами, ни передачей в счет задолженности имущества налогоплательщиком не осуществлен (Постановление ФАС МО от 03.04.2014 N Ф05-1769/2014 по делу N А40-17207/13).

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9   Часть 10   Часть 11   Часть 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code