Судебная практика по налоговым и финансовым спорам (Часть 3)

1.7.3.2. Истребование документов в рамках выездной проверки

 

(+) 1. Налоговый орган направил налогоплательщику требование о представлении документов за три дня до окончания выездной проверки. В связи с неисполнением данного требования налогоплательщик привлечен к ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ.

По мнению налогового органа, налоговое законодательство не содержит ограничений относительно количества дней, оставшихся до окончания проведения налоговой проверки, в течение которых налоговый орган вправе истребовать необходимые для проверки документы.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, поскольку выездная налоговая проверка завершена инспекцией до окончания срока, установленного в требовании о представлении документов, истребование налоговым органом документов вне связи с осуществлением мероприятий налогового контроля не может повлечь за собой нарушение налогоплательщиком положений п. 4 ст. 93 НК РФ и, соответственно, привлечение его к ответственности по ст. 126 НК РФ, поскольку изначально срок исполнения данного требования выходил за рамки проверки (Определение ВАС РФ от 12.03.2014 N ВАС-2609/14).

(-) 2. По мнению налогоплательщика, требование инспекции о представлении документов в отношении основных средств, остаточная стоимость по которым на начало проверяемого периода составляла 0 руб., а также списанных в бухгалтерском учете по состоянию на начало проверяемого периода, не соответствует требованиям закона.

Признавая позицию налогоплательщика неправомерной, суд указал, что истребованием документов по оспариваемому пункту требования инспекция не вышла за рамки проверяемого периода, а истребованные документы не являются излишними и необходимы для проведения выездной налоговой проверки. При этом суд исходил из того, что истребованные документы непосредственно связаны с порядком исчисления и уплаты налога на имущество (Постановление ФАС МО от 30.04.2014 N Ф05-9395/2013 по делу N А40-159462/12-116-300).

(-) 3. По мнению общества, истребованные у него документы содержали сведения, составляющие государственную тайну, и могли быть представлены только при соблюдении налоговыми органами требований ст. 16 Закона РФ от 21.07.1993 N 5485-1 «О государственной тайне».

Как указал суд, признавая позицию общества неправомерной, установлено, что на истребованных документах отсутствует гриф секретности и обязательные реквизиты, перечисленные в ст. ст. 8, 12 Закона «О государственной тайне», также эти реквизиты отсутствуют на государственных контрактах, актах, справках и счетах-фактурах, имеющихся в материалах дела. Кроме того, из содержания государственных контрактов следует, что строительные работы производились на объектах, не связанных с особым режимом (банях, столовых, туалетах и т.д.), что в совокупности с указанными выше обстоятельствами не свидетельствует о наличии в них сведений, содержащих государственную тайну, и входящих в перечень, установленный ст. 5 Закона «О государственной тайне» (Определение ВС РФ от 29.12.2014 N 305-КГ14-6412).

 

1.7.3.3. Истребование документов и информации в порядке ст. 93.1 «Встречная проверка» НК РФ

 

(-) 1. По мнению налогоплательщика, требование налогового органа о представлении документов, в котором не указаны реквизиты или иное индивидуализирующее признаки истребуемых документов, не подлежит исполнению.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, ст. 93.1 НК РФ не предусматривает обязательного указания в требовании налогового органа о представлении документов наименования и конкретных реквизитов каждого документа, а также содержание тех документов, номер и дата которых неизвестны (Постановление ФАС ВСО от 16.01.2014 по делу N А19-8505/2013).

(-) 2. По мнению налогоплательщика, у него отсутствовала обязанность исполнять требование налогового органа, так как оно не содержит сведений о том, в связи с чем запрашивается информация, касающаяся взаимоотношений налогоплательщика с обществом; отсутствуют указания на конкретную сделку, относительно которой истребуются документы.

Как указал суд, признавая доводы налогоплательщика несостоятельными, требование налогового органа составлено в соответствии с правилами ст. 93.1 НК РФ. Кроме того, к требованию представлено поручение об истребовании документов (информации) с перечнем документов, необходимых для представления в налоговый орган. При этом уважительность причины своего отказа не представлена и не обоснована, а также не сообщено о том, что истребуемыми документами не располагает. В случае неясности относительно запрашиваемой информации (документов) общество было вправе обратиться в налоговый орган за уточнением; фактический отказ от представления истребуемых документов не освобождает его от ответственности по ст. 129.1 НК РФ (Постановление ФАС УО от 04.02.2014 N Ф09-14637/13 по делу N А34-3002/2013).

 

1.7.3.4. Осмотр

 

(+) По мнению ИФНС, основания для признания недействительным составленного им акта о воспрепятствовании доступа на территорию налогоплательщика отсутствуют. Оспариваемый акт констатирует факт отсутствия возможности должностным лицам налогового органа провести комплекс мероприятий в рамках выездной налоговой проверки, при этом под воспрепятствованием понимается воспрепятствование проведению выездной проверки в соответствии с НК РФ. Термин «воспрепятствование» означает воспрепятствование проведению выездной налоговой проверки в целом.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, установлено, что налоговым органом был произведен наружный осмотр помещения в отсутствие лица (его представителя), в отношении которого проводилась налоговая проверка. В момент осмотра дверь в помещение была закрыта, на двери имелась вывеска с наименованием проверяемого лица. Налоговым органом не представлено доказательств воспрепятствования доступа должностных лиц налоговых органов, проводящих налоговую проверку, в помещение налогоплательщика. Напротив, из протокола осмотра следует, что представитель налогоплательщика не присутствовал при осмотре налоговым органом помещения, а значит, и не мог отказать (воспрепятствовать) в доступе в помещение. Оспариваемый акт не содержит фамилии, должностного положения и подписи лица, воспрепятствовавшего доступу и отказавшегося подписывать составленный акт. Таким образом, он составлен с нарушением положений п. 3 ст. 91 НК РФ (Постановление ФАС СЗО от 29.01.2014 по делу N А56-32593/2013).

 

1.7.3.5. Выемка

 

(+) По мнению налогового органа, им правомерно, без процессуальных правонарушений проведена выемка документов налогоплательщика.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что согласно протоколам выемки последняя проводилась в присутствии понятых. В протоколах отражено, что все изымаемые документы и предметы предъявлялись понятым и другим лицам, участвующим в производстве выемки. Однако из показаний понятых следует, что непосредственно при производстве выемки они не присутствовали, предложение с просьбой быть понятыми к ним поступило, когда изъятые документы уже были в коробках; о том, что производится именно выемка документов, им не было известно. При таких обстоятельствах действия налогового органа по производству выемки документов осуществлены и оформлены с нарушением норм налогового законодательства, поскольку выемка документов произведена фактически без присутствия понятых, которым не были разъяснены их права и обязанности и не предъявлялись изымаемые документы, что является нарушением прав и законных интересов налогоплательщика (Постановление ФАС СЗО от 07.02.2014 по делу N А66-3086/2013).

 

1.7.3.6. Экспертиза

 

(-) По мнению налогового органа, им не нарушены нормы налогового законодательства, а также права налогоплательщика при вынесении постановления о назначении экспертизы по установлению рыночной цены в рамках выездной налоговой проверки.

Как указал суд, соглашаясь по обстоятельствам дела с налоговым органом, установлено, что суд апелляционной инстанции, признавая недействительными постановление о назначении экспертизы, а также действия ее должностных лиц по принятию этого акта, основывался на том, что налоговый орган нарушил последовательность определения рыночной цены, закрепленную в ст. 40 НК РФ. Суд кассационной инстанции, отменяя постановление суда апелляционной инстанции, отметил, что налоговый орган не ставил перед экспертом вопросов о нарушении налогоплательщиком налогового законодательства, а указал на необходимость выявления рыночной цены, информация о которой у него отсутствовала. То обстоятельство, что в ст. 40 НК РФ установлена определенная последовательность определения рыночной цены, не влияет на законность вынесенного налоговым органом постановления о назначении экспертизы и не свидетельствует о невозможности осуществления налоговым органом такого контрольного мероприятия в рамках выездной проверки (Постановление ФАС СЗО от 29.04.2014 по делу N А56-60380/2013).

 

1.7.4. Акт проверки. Рассмотрение материалов налоговой проверки и принятие решения по результатам их рассмотрения (ст. 101 НК РФ)

 

(-) 1. Предприниматель, оспаривая решение управления, в качестве обоснования своей позиции сослался на нарушение налоговым органом положений ст. 101 НК РФ при вынесении оспариваемого ненормативного акта, а именно, ненаправление и невручение заявителю акта проверки, а также неуведомление о времени и месте рассмотрения управлением материалов налоговой проверки.

Как указал суд, признавая позицию предпринимателя неправомерной, установлено, что налоговым органом было предпринято множество попыток различными способами уведомить предпринимателя о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, а также вручить акт, в том числе направление извещений и материалов на почтовый адрес предпринимателя, указанный им при регистрации; путем факсимильной связи и передачи телефонограмм. Однако предприниматель, в отсутствие уважительных причин, указанную корреспонденцию не получал.

Суд, учитывая установленные в процессе рассмотрения спора фактические обстоятельства, непроявление предпринимателем заботливости и осмотрительности, непринятие им мер, направленных на получение уведомлений от налогового органа, сделал вывод об отсутствии со стороны налогового органа нарушений положений ст. 101 НК РФ при вынесении оспариваемого ненормативного акта (Определение ВС РФ от 19.11.2014 N 304-КГ14-4350).

(+) 2. По мнению ИФНС, процедурных нарушений при вынесении решения о привлечении к налоговой ответственности налоговым органом допущено не было, поскольку уведомление о времени и месте рассмотрения материалов налогового контроля направлено налогоплательщику заказным письмом с уведомлением по адресу, указанному в ЕГРЮЛ, однако последний не принял соответствующих мер для получения корреспонденции.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, почтовое отправление с уведомлением налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки возвращено ИФНС с отметкой «отсутствие адресата по указанному адресу» по причине допущенной ошибки органа почтовой связи. Однако оспариваемое решение налогового органа вынесено без принятия мер по установлению факта надлежащего извещения налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов проведения контрольных мероприятий, что является нарушением процедуры рассмотрения материалов и самостоятельным основанием для признания вынесенного по ее результатам решения недействительным (Постановление ФАС ВСО от 15.01.2014 по делу N А19-1341/2013).

(+) 3. По мнению ИФНС, налогоплательщик был своевременно и надлежащим образом ознакомлен с решением о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля и продлении срока рассмотрения материалов выездной налоговой проверки, поэтому его отсутствие в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки 14.12.2012 не может являться основанием для признания решения ИФНС неправомерным.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, на момент принятия решения ИФНС обязана располагать информацией не об отправке заказного письма, а о его вручении, поскольку заказное письмо направляется при уклонении налогоплательщика от его получения или невозможности вручить его лично под расписку. Поскольку уведомление о дате рассмотрения материалов налоговой проверки было вручено обществу 18.12.2012, в то время как рассмотрение состоялось 14.12.2012, суд счел процедуру принятия решения нарушенной и отменил его (Постановление ФАС МО от 24.01.2014 N Ф05-17623/2013 по делу N А40-39102/13-91-127).

(+) 4. По мнению ИФНС, налоговым органом предприняты достаточные меры для надлежащего уведомления налогоплательщика (его исполнительного органа) о факте возбуждения в отношении него дела о налоговом правонарушении и дате и месте рассмотрения соответствующих материалов по существу — уведомление направлялось по адресу, указанному в ЕГРЮЛ, но было возвращено с указанием «отсутствие адресата».

Как указал суд, признавая позицию ИФНС необоснованной, в ответ на запрос налоговой инспекции орган почтовой связи сообщил, что спорное отправление ошибочно возвращено по обратному адресу. Ошибка почты в порядке действий по вручению почтового отправления не дает оснований полагать, что налоговым органом была соблюдена процедура вручения уведомления о времени и месте рассмотрения дела о налоговом правонарушении. ИФНС не предпринимались иные меры к уведомлению налогоплательщика о дате и времени рассмотрения материалов мероприятий налогового контроля, в связи с чем суд признал процедуру рассмотрения материалов налоговой проверки нарушенной, решение налогового органа о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения — недействительным (Постановление ФАС ВСО от 05.02.2014 по делу N А19-1396/2013).

(-) 5. По мнению предпринимателя, ИФНС нарушила процедуру привлечения к налоговой ответственности, так как законному представителю предпринимателя не была обеспечена возможность представления возражений по материалам проведенных мероприятий налогового контроля. Указание в доверенности данных утерянного паспорта не свидетельствует о недостоверности таких данных в доверенности. Допущение опечатки в фамилии представителя не влечет недействительности доверенности.

Как указал суд, признавая позицию предпринимателя неправомерной, предприниматель имел возможность устранения недостатков доверенности и мог лично выдать к дате рассмотрения материалов налоговой проверки доверенность с достоверными сведениями о фамилии доверенного лица и его идентификационных данных, не лишен также права выдачи доверенности доверенному лицу за своей подписью и печатью. Следовательно, действия инспекции по недопуску к рассмотрению материалов проверки представителя налогоплательщика с ненадлежащей оформленной копией доверенности, содержащей недостоверные сведения, не являются существенным нарушением процедуры привлечения к налоговой ответственности (Постановление ФАС СКО от 05.05.2014 по делу N А53-12205/2012).

 

1.8. Защита прав налогоплательщиков

1.8.1. Административное (досудебное) обжалование решений налоговых органов

 

(-) 1. По мнению УФНС, основания для признания недействительным решения, принятого по результатам рассмотрения апелляционной жалобы налогоплательщика, отсутствуют, поскольку указанное решение не изменило решение нижестоящего налогового органа, не установило дополнительных обязанностей налогоплательщика, не затронуло его прав. Самостоятельных оснований для признания недействительным оспариваемого решения управления налогоплательщиком не приведено.

Суд кассационной инстанции, соглашаясь с доводами налогового органа, сделал вывод о том, что оспариваемым решением УФНС оставлены без изменения решения инспекции, жалоба налогоплательщика — без удовлетворения. Таким образом, УФНС не принималось новое решение, которым бы нарушались права и законные интересы налогоплательщика в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагались на него какие-либо обязанности, создавались иные препятствия для осуществления им предпринимательской и иной экономической деятельности (Постановление ФАС УО от 16.01.2014 N Ф09-13277/13 по делу N А50-2763/2013).

(+) 2. По мнению управления ФНС, им не нарушен срок рассмотрения апелляционной жалобы на решение нижестоящего налогового органа, а также не нарушено право налогоплательщика на участие в рассмотрении материалов налоговой проверки.

Как указал суд, признавая позицию управления ФНС неправомерной, в ходе рассмотрения апелляционной жалобы налогоплательщика оно затребовало в инспекции дополнительные документы, дополнительное заключение по жалобе налогоплательщика, а также перерасчеты сумм налогов, пеней, штрафов. Перечисленные документы были положены управлением ФНС в основу оспариваемого решения как непосредственно относящиеся к материалам выездной налоговой проверки. При этом с дополнительными документами налогоплательщик ознакомлен не был, ему не была обеспечена возможность участвовать в процессе их рассмотрения. Следовательно, управление ФНС допустило существенные нарушения процедуры рассмотрения материалов проверки, что в соответствии с п. 14 ст. 101 НК РФ является основанием для отмены оспариваемого решения. Кроме того, при вынесении оспариваемого решения смягчающие обстоятельства управлением ФНС не устанавливались, что также свидетельствует об ущемлении прав и законных интересов налогоплательщика (Постановление ФАС ДВО от 06.05.2014 N Ф03-1352/2014 по делу N А37-1079/2013).

(+) 3. По мнению управления ФНС, им не допущены существенные нарушения порядка привлечения налогоплательщика к ответственности в виде лишения его возможности участвовать в рассмотрении материалов налоговой проверки.

Как указал суд, признавая позицию управления ФНС неправомерной, установлено, что по итогам рассмотрения управлением ФНС апелляционной жалобы налогоплательщика решение ИФНС отменено, вследствие нарушения ею существенных условий процедуры рассмотрения материалов выездной налоговой проверки. управление отменило решение ИФНС и приняло новое решение — о привлечении налогоплательщика к ответственности. При этом нет достоверных данных о том, что налогоплательщик был извещен о рассмотрении его жалобы в УФНС. Указанное обстоятельство (с учетом позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.04.2012 N 15129/11) правильно расценено судом апелляционной инстанции как нарушающее существенные условия процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, поскольку налогоплательщик был лишен возможности участвовать в рассмотрении вышестоящим налоговым органом материалов налоговой проверки лично или через своего представителя (Постановление ФАС СЗО от 23.05.2014 по делу N А21-721/2013).

(-) 4. По мнению налогоплательщика, решение управления ФНС о продлении срока рассмотрения апелляционной жалобы на решение ИФНС, оформленное в виде резолюции на докладной записке о необходимости продления срока, не соответствует п. 3 ст. 140 НК РФ.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, управление ФНС, установив нарушение со стороны инспекции, выразившееся в невручении одновременно всех приложений к акту проверки, предложило налогоплательщику ознакомиться с этими приложениями в течение 15 рабочих дней, а также представить письменные возражения и пригласило предпринимателя на рассмотрение материалов выездной проверки в рамках рассмотрения поданной им апелляционной жалобы. На основании докладной записки принято решение, оформленное в виде резолюции на данном документе, о необходимости продления срока рассмотрения жалобы на 15 рабочих дней. Поскольку п. 3 ст. 140 НК РФ не установлена форма, в которой должно приниматься решение о продлении срока рассмотрения жалобы, суд пришел к выводу об отсутствии нарушений со стороны управления ФНС (Постановление ФАС ДВО от 16.05.2014 N Ф03-1330/2014 по делу N А73-9073/2013).

 

1.8.2. Процессуальные (судебные) аспекты защиты прав налогоплательщиков

 

(+) 1. По мнению налогоплательщика, нижестоящими судами необоснованно отказано в принятии и рассмотрении дополнительно представленных документов в подтверждение расходной части по НДФЛ и ЕСН.

При рассмотрении дела установлено, что суд первой инстанции отказал налогоплательщику в приеме дополнительных документов, ссылаясь на Постановление Президиума ВАС РФ от 26.04.2011 N 23/11, указав также, что в рассматриваемом случае налоговый орган лишен права на проверку представленных расходных документов, которыми он мог пользоваться в рамках процедуры налогового контроля. На арбитражный суд, в свою очередь, не возложена обязанность проводить мероприятия налогового контроля.

Суд кассационной инстанции отметил, что выводы нижестоящих судов являются ошибочными и не основаны на нормах налогового законодательства, которое не содержит запрета на представление налогоплательщиком в суд в подтверждение расходной части документов, которые ранее не представлялись в ходе мероприятия налогового контроля. Данный вывод подтверждается п. 78 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 57. Позиция, изложенная в Постановлении Президиума ВАС РФ от 26.04.2011 N 23/11, основана на иных фактических обстоятельствах (Постановление ФАС УО от 26.06.2014 по делу N А76-2517/2013).

(+) 2. По мнению налогоплательщика, суд апелляционной инстанции необоснованно восстановил налоговому органу пропущенный последним срок для обращения в суд с заявлением о взыскании налога.

Как указал суд, соглашаясь с позицией налогоплательщика, установлено, что судом апелляционной инстанции срок восстановлен по причине обжалования налогоплательщиком в суд решения о доначислении налога и преюдициальности соответствующего судебного решения для рассмотрения судом заявления налогового органа о взыскании налога. Как указал суд кассационной инстанции, признавая такое восстановление срока неправомерным, в качестве уважительной причины пропуска налоговым органом срока может быть признано только наличие обстоятельств, объективно препятствовавших ему своевременно обратиться в суд с иском о взыскании налога. Налоговый орган не представил доказательств наличия таких причин (Постановление ФАС СЗО от 16.01.2014 по делу N А13-9007/2012).

(+) 3. По мнению ИФНС, предъявление налогоплательщиком самостоятельных имущественных требований об обязании инспекции возместить НДС является необоснованным, поскольку гл. 24 АПК РФ предусмотрен особый административный порядок рассмотрения налоговых споров, решения налогового органа не были обжалованы налогоплательщиком в вышестоящий налоговый орган и в судебном порядке также не оспаривались, в связи с чем вступили в законную силу и являются законными и обоснованными.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, самостоятельная подача имущественного иска в течение трехлетнего срока является дополнительной гарантией реализации конституционного права налогоплательщика на судебную защиту. Если бы право налогоплательщика на подачу имущественного иска было обусловлено исключительно судебным оспариванием ненормативного акта (т.е. имущественный иск был бы лишен самостоятельного значения), то тем самым не достигалась бы цель предоставления гарантии реализации права на судебное обжалование в течение трехлетнего срока, поскольку налогоплательщик в любом случае был бы связан трехмесячным сроком на подачу неимущественного иска (Постановление ФАС СЗО от 24.01.2014 по делу N А56-10790/2013).

(+) 4. По мнению налогового органа, поскольку его решение о привлечении к ответственности за неуплату НДФЛ вынесено в отношении Б. как физического лица, то данный спор неподведомствен арбитражному суду.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что на момент возникновения спора и на момент подачи заявления по настоящему делу Б. имел статус индивидуального предпринимателя и данный статус им не утрачен. Спорные денежные средства, которые налоговый орган определил в качестве иного дохода Б., поступили на расчетный счет, открытый ему как предпринимателю. Данные денежные средства расходовались им на цели погашения банковских кредитов, выданных ему на предпринимательские цели, что налоговым органом не опровергается. В этой связи нет оснований считать, что доначисление ему оспариваемым решением НДФЛ, соответствующих пеней и санкций исходя из данного дохода не было связано с нарушением прав и законных интересов Б. в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, за защитой которых он в соответствии с положениями гл. 24 АПК РФ был вправе обратиться в арбитражный суд (Постановление ФАС СЗО от 07.02.2014 по делу N А42-1855/2013).

(+) 5. По мнению налогового органа, налогоплательщик пропустил срок, предусмотренный ч. 4 ст. 198 АПК РФ, для оспаривания его решения. Данный срок следует исчислять с момента получения решения налогового органа по проверке.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, из материалов дела следует, что налогоплательщик обжаловал вступившее в силу решение инспекции ФНС в управление ФНС. По результатам рассмотрения жалобы налогоплательщика управление вынесло решение от 19.12.2012. Налогоплательщик подал заявление в суд 11.01.2013. Следовательно, налогоплательщик не пропустил срок, установленный ч. 4 ст. 198 АПК РФ (Постановление ФАС СЗО от 03.02.2014 по делу N А42-74/2013).

(+) 6. По мнению налогового органа, налогоплательщик не может обратиться с заявлением о пересмотре судебного акта по новым обстоятельствам в связи с возможностью обращения в суды апелляционной и кассационной инстанций.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, основанием для обращения налогоплательщика по новым обстоятельствам послужило Постановление Президиума ВАС РФ, опубликованное на официальном сайте ВАС РФ. Судебный акт может быть пересмотрен по новым обстоятельствам, в том числе в случае пропуска срока на апелляционное (кассационное) обжалование. Налоговым органом не опровергнут довод налогоплательщика об отсутствии у него правовых оснований (уважительных причин) для восстановления срока на подачу апелляционной и кассационной жалоб на решение суда первой инстанции по настоящему делу (Постановление ФАС ЗСО от 31.03.2014 по делу N А45-22194/2012).

(-) 7. По мнению налогового органа, апелляционный суд при рассмотрении дела неправильно применил нормы процессуального законодательства, определяющие порядок рассмотрения дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, и неправомерно не руководствовался нормами, предусмотренными для искового производства, в рамках которых должно быть рассмотрено заявленное налогоплательщиком имущественное требование — обязать налоговый орган возвратить НДС.

Как указал суд, соглашаясь с позицией налогового органа, установлено, что в данном деле налогоплательщик свои интересы защищал посредством предъявления в суд требования неимущественного характера — признать незаконным бездействие налогового органа, а также требования имущественного характера — обязать налоговый орган возместить из бюджета НДС. Апелляционный суд фактически рассмотрел требование налогоплательщика об обязании налогового органа возместить НДС в порядке, предусмотренном для рассмотрения заявления о бездействии налогового органа, и удовлетворил требования без установления и исследования фактических обстоятельств дела. В отличие от оспаривания бездействия при рассмотрении имущественных требований суд обязан исследовать и оценить все представленные сторонами документы, установить обстоятельства дела, связанные с возмещением налога. Учитывая имущественный характер заявленного требования, налогоплательщик как истец был обязан доказать обоснованность своих имущественных притязаний, правомерность заявленной суммы возмещения, но не доказал этого (Постановление ФАС СЗО от 22.05.2014 по делу N А56-49934/2013).

 

1.8.3. Доказательства по налоговым спорам

 

(+) 1. По мнению ИФНС, свидетельские показания перевозчика не подтверждают факт перевозки товара, поскольку он указал лишь на перевозку коробок, но не смог пояснить, какой именно товар он перевозил.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, свидетель подтвердил факт транспортировки коробок с товаром. При этом он как перевозчик мог и не знать, что именно находится в перевозимых им коробках. То обстоятельство, что перевозчик отвечает за повреждение или утрату вверенного ему груза, также не свидетельствует о том, что он должен был знать о содержании перевозимых коробок (Постановление ФАС СЗО от 20.01.2014 по делу N А56-32896/2012).

(-) 2. По мнению налогоплательщика, протокол осмотра, в котором указано, что ООО «С» не находится по адресу, указанному в ЕГРЮЛ в качестве его места нахождения, является недопустимым доказательством, поскольку он датирован 29.02.2012, в то время как решение о проведении проверки было принято налоговым органом лишь 30.03.2012.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, из протокола осмотра следует, что он был составлен не в ходе налоговой проверки, а в соответствии с нормами административного законодательства в рамках дела об административном правонарушении. В силу ч. 1 ст. 75 АПК РФ письменными доказательствами являются документы, содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, выполненные способом, позволяющим установить достоверность документа. Следовательно, суды были вправе принять и оценить данный протокол осмотра как письменное доказательство, свидетельствующее об отсутствии организации по ее месту нахождения. Налогоплательщик не представил доказательств, опровергающих достоверность сведений, установленных налоговым органом в ходе осмотра (Постановление ФАС СЗО от 03.02.2014 по делу N А05-957/2013).

(-) 3. По мнению налогоплательщика, поскольку налоговый орган не обосновал ссылками на ОКВЭД вывод о том, какой именно деятельностью занимается налогоплательщик, следовательно, инспекцией применен способ доказывания, не основанный на нормах права.

Суд, отклоняя доводы налогоплательщика, указал, что п. 2 ст. 346.25.1 НК РФ содержит закрытый перечень видов деятельности, осуществление которых позволяет перейти на УСН на основе патента, который не подлежит расширительному толкованию и не ставится в зависимость от положений ОКВЭД и ОКУН. При этом из системного толкования норм гл. 26.2 НК РФ следует, что получение дохода как цели предпринимательской деятельности предполагается как результат осуществления именно данных видов деятельности. При таких обстоятельствах осуществляемый вид деятельности предпринимателя не подпадает под налогообложение по УСН на основе патента (Постановление ФАС УО от 10.02.2014 N Ф09-14577/13 по делу N А47-3368/2013).

 

1.8.4. Судебные обеспечительные меры

 

(+) 1. По мнению ИФНС, ходатайство налогоплательщика о принятии обеспечительных мер в виде приостановления действия решения налогового органа в части взыскания налогов является необоснованным. Налогоплательщик не подтвердил, что ненормативный акт налогового органа нарушает его права и законные интересы; не представил доказательств, свидетельствующих о том, что взыскание налогов, пеней, штрафов безусловно причинит значительный ущерб; не подтвердил затруднительность исполнения судебного акта в случае принятия его в пользу налогоплательщика. Принудительное исполнение решения налогового органа не нарушит прав налогоплательщика, поскольку последний в случае принятия судебного акта в его пользу имеет право на возврат взысканных сумм налогов в порядке ст. 78 НК РФ.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, установлено, что в обоснование своего ходатайства налогоплательщик указал на то, что непринятие обеспечительных мер может повлечь несвоевременную выплату заработной платы работникам, несвоевременное перечисление налогов в бюджет, а также затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта. Суд указал, что применение обеспечительных мер не нарушает баланса частных и публичных интересов, поскольку предотвращает возможность необоснованного взыскания налоговым органом денежных средств у налогоплательщика до оценки судом законности принятого налоговым органом решения, а также не препятствует налоговому органу совершить действия по принудительному взысканию доначисленных сумм налогов в порядке, предусмотренном налоговым законодательством, после рассмотрения дела по существу (Постановление ФАС СЗО от 03.03.2014 по делу N А21-8561/2013).

(+) 2. По мнению налогового органа, требование об уплате налога направлено обществу до начала действия обеспечительных мер и до настоящего времени не исполнено. Кроме того, направление материалов налоговой проверки в следственные органы не нарушает права и законные интересы налогоплательщика и не влияет на осуществление им финансово-хозяйственной деятельности, поскольку совершение в отношении него незаконных действий само по себе влечет нарушение его прав и законных интересов.

Суд с позицией налогового органа не согласился и указал следующее. Принятие судом обеспечительных мер в виде приостановления действия ненормативного правового акта исключает возможность совершения налоговым органом любых действий, направленных на взыскание налогов, пени и штрафов, а также означает запрет совершения любых иных действий, основанных на оспариваемом акте (в том числе направление материалов налоговой проверки в следственные органы). Кроме того, сам факт рассмотрения вопроса о возможности возбуждения уголовного дела в связи с наличием обстоятельств возможного совершения преступления негативно влияет на деловую репутацию юридического лица, которая напрямую связана с осуществлением финансово-хозяйственной деятельности (Постановление ФАС УО от 04.04.2014 N Ф09-803/14 по делу N А34-4187/2013).

(-) 3. По мнению налогового органа, списание задолженности за счет денежных средств на счетах налогоплательщика посредством выставления инкассовых поручений произведено правомерно до принятия судом обеспечительных мер в виде приостановления действия решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа правомерной, налогоплательщик должен был доказать, что налоговым органом производилось списание денежных средств после вынесения определения суда о принятии обеспечительных мер. Действия, направленные на взыскание денежных средств со счета налогоплательщика (вынесение решения и выставление инкассовых поручений), были предприняты налоговым органом до принятия судом обеспечительных мер (Постановление ФАС ЗСО от 30.05.2014 по делу N А45-14911/2013).

 

1.9. Общие условия привлечения к налоговой ответственности

1.9.1. Учет смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств

 

(+/-) 1. По мнению ИФНС, ею при назначении налогоплательщику штрафа учтены обстоятельства, смягчающие налоговую ответственность, поэтому снижение судом размера штрафных санкций на основании тех же обстоятельств является необоснованным.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, инспекция при вынесении решения снизила размер санкции в два раза, принимая во внимание, что налогоплательщик является предприятием жилищно-коммунальной инфраструктуры в сфере благоустройства, ремонта и обслуживания дорог, его работа носит специфический характер, так как направлена на обслуживание социальной группы потребителей — населения района; за выполнение муниципальных заказов по ремонту и обслуживанию дорог финансируется из бюджета, при этом несвоевременность и неполнота финансирования оказали негативное влияние на ведение финансово-хозяйственной деятельности; налогоплательщик является крупным работодателем. Поскольку перечень смягчающих ответственность обстоятельств, приведенный в ст. 112 НК РФ, не является исчерпывающим, суд вправе признать иные обстоятельства, не указанные в пп. 1, 2, 2.1 п. 1 ст. 112 НК РФ, в качестве смягчающих ответственность. Суд, учитывая уже установленные ИФНС смягчающие ответственность обстоятельства, а также характер совершенного правонарушения, социально значимый характер деятельности налогоплательщика и исходя из принципов справедливости, соразмерности и дифференциации ответственности, пришел к выводу о наличии оснований для дальнейшего снижения размера штрафа (Постановление ФАС ДВО от 30.01.2014 N Ф03-7255/2013 по делу N А59-2914/2013).

(+) 2. По мнению ИФНС, суд необоснованно уменьшил налогоплательщику размер штрафа за неуплату НДС в десять раз.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, с учетом самостоятельного выявления и исправления налогоплательщиком ошибок в первичной налоговой декларации, отсутствия тяжких последствий для бюджета в результате допущенного правонарушения, добровольной уплаты налогоплательщиком сумм налога и соответствующих им сумм пени, а также добросовестности налогоплательщика в виде полной уплаты налогов, допущенное налогоплательщиком нарушение, явившееся основанием для привлечения его к налоговой ответственности, не носит высокой степени общественной опасности, в связи с чем штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ подлежит снижению в 10 раз (Постановление ФАС ВСО от 04.02.2014 по делу N А78-5585/2013).

(+) 3. По мнению налогового органа, при вынесении оспариваемого решения им учтены обстоятельства, смягчающие ответственность, в связи с чем налоговые санкции уменьшены в два раза, что соразмерно совершенному правонарушению и имеющимся смягчающим вину обстоятельствам. Дальнейшее снижение штрафных санкций нарушит принципы соразмерности и справедливости, не соответствует балансу частных и публичных интересов.

Суды пришли к выводу о том, что в качестве обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения и снижающих штраф в 10 раз, могут быть учтены: сезонный характер деятельности общества, тяжелое финансовое положение, наличие большой кредиторской задолженности (Постановление ФАС УО от 29.01.2014 N Ф09-14622/13 по делу N А60-22377/2013).

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9   Часть 10   Часть 11   Часть 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code