Судебная практика по налоговым и финансовым спорам (Часть 2)

1.3.4. Принудительное исполнение обязанности по уплате налога или сбора

1.3.4.1. Взыскание недоимки за счет денежных средств на счетах налогоплательщика (ст. 46 НК РФ)

 

(-) 1. Налоговый орган с соблюдением двухмесячного срока выставил инкассовые поручения в банк налогоплательщика, но, поскольку последний закрыл свой расчетный счет в этом банке, налоговый орган отозвал их и перевыставил заново, направив в другой банк налогоплательщика. Но к моменту этого перевыставления двухмесячный срок для их выставления, установленный п. 3 ст. 46 НК РФ, уже истек.

По мнению налогоплательщика, налоговый орган не имел права выставить повторное инкассовое поручение на взыскание налога по истечении 2-месячного срока, установленного п. 3 ст. 46 НК РФ.

Как указал Президиум ВАС, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, позиция о необходимости совершения налоговым органом в двухмесячный срок действий, направленных на инициирование взыскания, не подлежит применению к ситуациям, когда выставленное в указанный срок инкассовое поручение было возвращено банком по причине закрытия налогоплательщиком расчетного счета. В НК РФ отсутствуют положения, содержащие запрет или ограничения на выставление налоговым органом инкассовых поручений к иным счетам налогоплательщика в случае их возврата по причине закрытия расчетного счета либо регламентирующие сроки совершения таких действий (Постановление Президиума ВАС РФ от 04.02.2014 N 13114/13).

(-) 2. По мнению налогоплательщика, ИФНС выставлено повторное требование об уплате налогов, сборов и пеней, что привело к искусственному увеличению сроков принудительного взыскания обязательных платежей. ИФНС не соблюдены нормы НК РФ, которыми установлен порядок направления требований об уплате налогов, сборов и пеней, а также вынесения решения в порядке ст. 46 НК РФ. Поэтому решение о взыскании задолженности за счет денежных средств налогоплательщика подлежит признанию недействительным, а инкассовые поручения — не подлежащими исполнению.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, решение о взыскании за счет денежных средств принято в пределах совокупности сроков, установленных ст. ст. 46 и 70 НК РФ, а направление уточненного требования было обусловлено изменением налоговых обязательств налогоплательщика после первоначального направления требования и не имело цели увеличить срок бесспорного взыскания. Руководствуясь положениями ст. ст. 45, 46, 69, 70, 71 НК РФ, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемых ненормативных актов недействительными (Определение ВАС РФ от 18.04.2014 N ВАС-4170/14 по делу N А51-12500/2013, Постановление ФАС ДВО от 25.12.2013 N Ф03-6405/2013 по делу N А51-12500/2013).

 

1.3.4.2. Взыскание недоимки за счет имущества налогоплательщика (ст. 47 НК РФ)

 

(-) 1. По мнению налогоплательщика, поскольку решения налогового органа об обращении взыскания на денежные средства решением суда по другому делу признаны недействительными, то налоговый орган, вынося оспариваемые решение и постановление об обращении взыскания на иное имущество налогоплательщика, уже утратил возможность ссылаться на неисполнение последним требования об уплате налога, а соответственно, порядок взыскания задолженности, обусловленный ст. ст. 46 и 47 НК РФ, не может считаться соблюденным.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, установлено, что в рамках рассмотрения указанного другого дела суд пришел к выводу о том, что налоговый орган не имел права направлять налогоплательщику в январе 2012 г. требование об уплате налогов, сборов, пеней и штрафов и принимать в марте 2012 г. указанные решения об обращении взыскания на денежные средства, поскольку в этот период действовали принятые судом обеспечительные меры по приостановлению действия решения налогового органа о доначислении налога. Законность же выставленного требования об уплате налога, неисполнение которого в установленный срок послужило основанием для принятия налоговым органом оспариваемых ненормативных правовых актов по настоящему делу, подтверждена вступившим в законную силу решением суда еще по одному делу. При таких обстоятельствах основания для признания недействительным решения налогового органа о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика отсутствуют (Постановление ФАС СЗО от 14.02.2014 по делу N А05-15986/2012).

(-) 2. По мнению предпринимателя, действия налогового органа по взысканию налоговых платежей за счет имущества налогоплательщика являются незаконными ввиду наличия на счете налогоплательщика денежных средств, из которых и должно было быть произведено взыскание в первую очередь.

Как указал суд, признавая позицию предпринимателя необоснованной, невозобновление действия инкассовых поручений после отмены обеспечительных мер влечет отсутствие у налогового органа оснований для списания в бесспорном порядке денежных средств со счета налогоплательщика на основании этих инкассовых поручений (Постановление ФАС ВСО от 27.03.2014 по делу N А33-15551/2013).

 

1.4. Способы обеспечения исполнения обязанности по уплате налога

1.4.1. Пени (ст. 75 НК РФ)

 

(-) По мнению налогоплательщика-учреждения, с него не подлежат взысканию пени (п. 1 ст. 75 НК РФ), поскольку инспекцией неправильно определена сумма недоимки для исчисления пеней; выписки из лицевого счета учреждения и расчеты пеней представлены налоговым органом с нарушением ч. 2 ст. 9, ч. 3, 4 ст. 65 АПК РФ.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, учреждение в срок, установленный ст. ст. 174, 289 НК РФ, не исполняло обязанность по своевременной и полной уплате НДС за определенные периоды, в связи с чем начислены пени; своевременно выставлены требования с предложением произвести уплату соответствующих сумм в добровольном порядке. При этом спорная сумма задолженности сложилась из сумм, исчисленных к уплате самим налогоплательщиком на основании налоговых деклараций и доначисленных в ходе проверок налога на прибыль и НДС; на суммы неуплаченных налогов инспекцией исчислены пени, которые включены в требования об уплате налогов. При этом пени также исчислены на недоимку по НДС и налогу на прибыль, ранее взысканную инспекцией в судебном порядке либо самостоятельно уплаченную налогоплательщиком позже установленного срока. Суд признал правильным произведенный налоговым органом расчет пеней и удовлетворил заявление налогового органа в полном объеме (Постановление ФАС ДВО от 25.02.2014 N Ф03-128/2014 по делу N А73-3166/2013).

 

1.4.2. Приостановление операций по счетам налогоплательщика (ст. 76 НК РФ)

 

(-) 1. Общество представило декларацию по налогу на прибыль, не соответствующую утвержденной форме. Налоговый орган на основании п. 3 ст. 76 НК РФ принял решение о приостановлении операций по счетам в банке.

По мнению общества, приостановление операций по счетам возможно только в случае непредставления налоговой декларации, в связи с чем соответствующее решение налогового органа является незаконным, а сам он обязан возместить убытки, причиненные данным решением.

Как указал суд, признавая позицию общества неправомерной, данное решение соответствует положениям налогового законодательства и не нарушает прав и законных интересов общества, а отказ в приеме налоговой декларации (расчета) в связи с представлением налоговой декларации (расчета) не по установленной форме (установленному формату) обществом не оспаривался, кроме того, обществом не доказано наличие совокупности условий, необходимых для удовлетворения требования о взыскании убытков (Определение ВАС РФ от 18.02.2014 N ВАС-822/14).

(-) 2. По мнению налогоплательщика, решение налогового органа о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке не соответствует законодательству Российской Федерации и нарушает права и законные интересы, поскольку оно принято на стадии добровольной ликвидации его как юридического лица. Нормами налогового и гражданского законодательства не предусмотрено иного порядка и очередности удовлетворения требований кредиторов, в том числе и налоговых органов, чем установленных ст. 49 НК РФ и ст. 64 ГК РФ.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, приостановление операций по счету не распространяется на платежи, очередность исполнения которых в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации предшествует исполнению обязанности по уплате налогов и сборов, а также на операции по списанию денежных средств в счет уплаты налогов (авансовых платежей), сборов, страховых взносов, соответствующих пеней и штрафов и по их перечислению в бюджетную систему Российской Федерации. При этом каких-либо ограничений при принятии решений налоговым органом о приостановлении операций по счетам налогоплательщиков, находящихся в процессе добровольной ликвидации, ст. ст. 49, 76 НК РФ не устанавливают (Определение ВС РФ от 26.12.2014 N 304-КГ14-5142).

 

1.4.3. Обеспечительные меры в порядке п. 10 ст. 101 НК РФ

 

(+) 1. По мнению ИФНС, выявленные в ходе камеральной проверки нарушения, а также установленные обстоятельства, касающиеся отсутствия у налогоплательщика недвижимого имущества, наличия по данным бухгалтерского баланса заемных денежных средств и кредиторской задолженности, в совокупности являются достаточными основаниями для принятия обеспечительных мер в порядке ст. 101 НК РФ.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, отсутствие у налогоплательщика недвижимого имущества и основания, по которым по итогам проверки доначислен налог, сами по себе не являются достаточными основаниями для принятия обеспечительных мер без анализа обстоятельств, свидетельствующих о невозможности или затруднительности исполнения решения по итогам проверки. Что касается наличия кредиторской задолженности, то подробный ее анализ с учетом дат ее возникновения и сроков оплаты налоговым органом не производился. Документов, подтверждающих наличие просроченной кредиторской задолженности, нереальной для взыскания, налоговый орган не представил (Постановление ФАС СЗО от 14.01.2014 по делу N А26-3863/2013).

(+) 2. По мнению налогового органа, размер доначисленных по результатам проверки сумм налогов, пени и штрафов (а также суммы кредиторской задолженности) по данным бухгалтерского баланса на последнюю отчетную дату превышает пятьдесят процентов балансовой стоимости имущества налогоплательщика, поэтому принятие обеспечительных мер в соответствии с п. 10 ст. 101 НК РФ (запрет на отчуждение недвижимого имущества) является обоснованным.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, указанные основания не свидетельствуют о невозможности или затруднительности в будущем исполнения решения о доначислении налогов, пеней и штрафов, поскольку сумма доначислений и суммы кредиторской задолженности в целом не превышают все 100% балансовой стоимости имущества налогоплательщика (Постановление ФАС ЗСО от 23.05.2014 по делу N А27-12896/2013).

 

1.5. Контроль над ценами для целей налогообложения

 

(+/-) 1. По мнению налогоплательщика, Приказ ФНС от 27.07.2012 N ММВ-7-13/524@ «Об утверждении формы уведомления о контролируемых сделках, Порядка ее заполнения, а также ФОРМАТА представления уведомления о контролируемых сделках в электронной форме и Порядка представления налогоплательщиком уведомления о контролируемых сделках в электронной форме» подлежит признанию частично не действующим как не соответствующий Налоговому кодексу Российской Федерации (п. 3 ст. 105.16 НК РФ). Цель представления уведомления о контролируемых сделках сводится исключительно к информированию о факте их совершения в обобщенном виде, без раскрытия информации, конкретизирующей предмет совершенных сделок.

Как указал Президиум ВАС, признавая позицию налогоплательщика частично неправомерной, данная позиция не соответствует п. 1 ст. 105.17 НК РФ, согласно которому проверка полноты исчисления и уплаты налогов в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами проводится ФНС России в том числе на основании уведомления.

В то же время суд первой инстанции сделал ошибочный вывод о том, что ФНС России, утверждая форму уведомления, вправе была установить необходимость указания в нем достаточных сведений для проведения налоговой проверки цен контролируемой сделки без использования мероприятий налогового контроля, предусмотренных в гл. 14.5 НК РФ. Суд не оценивал соответствие сведений, указание которых предписано оспариваемыми положениями Приказа, тем сведениям, которые поименованы в п. 3 ст. 105.16 НК РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 18588/13).

(+) 2. По мнению налогового органа, он обоснованно доначислил налогоплательщику НДС исходя из налоговой базы, определенной в порядке ст. 40 НК РФ. Стоимость услуги по предоставлению в аренду погрузочно-разгрузочной техники определена на основании заключения эксперта.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что данное экспертное заключение получено вне рамок выездной проверки. Экспертиза назначена иным налоговым органом при проведении налоговой проверки другого налогоплательщика. Предметом данной экспертизы являлся вопрос о величине дохода, полученного контрагентом налогоплательщика от безвозмездного использования погрузочно-разгрузочной техники (Постановление ФАС СЗО от 22.01.2014 по делу N А56-11828/2013).

(+) 3. По мнению налогового органа, налогоплательщик занизил налогооблагаемые доходы в результате реализации построенных квартир взаимозависимым лицам по ценам, отличающимся от рыночных цен более чем на 20%.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что привлеченным инспекцией оценщиком в нарушение ст. 40 НК РФ фактически определена не рыночная цена на идентичные и однородные товары (однокомнатные, двухкомнатные, трехкомнатные квартиры на сопоставимых условиях), а средняя рыночная цена однокомнатных, двухкомнатных, трехкомнатных квартир. Отчет содержит ссылки на конкретные сделки, из которых установлено, что принятый оценщиком аналог не является идентичным товаром (за аналог в том числе приняты квартиры в панельных домах с полной или частичной отделкой и т.д., при этом налогоплательщиком реализованы квартиры в кирпичных домах без отделки). Также из отчетов невозможно установить, что условия заключения договоров купли-продажи квартир сопоставимы с условиями, в которых заключены сделки между обществом с физическими лицами и которые приведены в оспариваемом решении. Поскольку рыночная цена реализованных обществом квартир была определена налоговым органом с нарушением положений ст. 40 НК РФ, она не может быть применена для целей налогообложения (Постановление ФАС СЗО от 19.02.2014 по делу N А26-6444/2012).

(+) 4. По мнению налогового органа, он при признании необоснованным включения в состав расходов затрат налогоплательщика на оказание консультационных услуг обоснованно не руководствовался ст. 40 НК РФ и не определял рыночную стоимость консультационных услуг, а установил нарушение ст. 252 НК РФ как экономически необоснованное включение в состав расходов завышенной стоимости консультационных услуг.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что налоговый орган фактически пересчитал цену сделок, не применив ст. 40 НК РФ. При принятии оспариваемого решения налоговый орган не сослался ни на одно из условий, указанных в названной статье, которые дают ему право на проверку правильности применения цен. Суд отметил, что если налоговый орган не принял установленную сторонами сделки стоимость услуг и определял рыночную стоимость консультационных услуг в том числе на основании отчета экспертизы, но при этом не пришел к выводу, что услуги не были оказаны или затраты на услуги не соответствуют критериям ст. 252 НК РФ, в связи с чем не могут быть отнесены на расходы, то он должен был действовать в соответствии с требованиями ст. 40 НК РФ. Несоответствие примененных налогоплательщиком цен уровню рыночных цен налоговым органом не доказано, поэтому произведенные в связи с таким перерасчетом налогооблагаемой базы доначисления по налогу на прибыль не могут быть признаны правомерными (Постановление ФАС СЗО от 25.03.2014 по делу N А21-2222/2013).

(+) 5. По мнению ИФНС, поскольку стоимость имущества, установленная договором, значительно ниже стоимости, определенной исходя из среднерыночных цен, налоговый орган пришел к выводу о получении налогоплательщиком материальной выгоды в виде заниженной стоимости приобретенного у взаимозависимого лица нежилого помещения.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, налоговый орган сравнил сделки купли-продажи помещения и купли-продажи доли в праве общей долевой собственности. Данное обстоятельство, по мнению суда, имеет существенное значение и не дает оснований считать объективным рассчитанный налоговым органом средний уровень цен. Произведенный налоговым органом расчет с использованием рамочных цен на недвижимость, без учета предмета договора купли-продажи, назначения использования площади, состояния недвижимого имущества, года постройки, не может быть признан достоверным в целях определения рыночной цены. Таким образом, судом установлено, что цена по договору купли-продажи нежилого помещения соответствует рыночному уровню цен, определена с учетом естественного износа помещения, назначения объекта недвижимого имущества (Постановление ФАС ПО от 14.03.2014 по делу N А72-9479/2012).

(+) 6. По мнению ИФНС, налогоплательщиком занижен доход от реализации для целей исчисления налога на прибыль в результате реализации товаров по внешнеторговому контракту по ценам ниже рыночных более чем на 20% (п. п. 1, 2, 3 ст. 40 НК РФ), что подтверждается экспертным заключением.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, ею использована информация органа статистики о ценах реализации лесоматериалов по коду 4407 ТН ВЭД и коду 20.10.10.290 ОК 034-2007. Однако информация, содержащая данные не о рыночных ценах на продукцию, а о потребительских ценах, не могла быть использована для доначисления налоговых платежей и пеней. Кроме того, в данной информации отсутствуют сведения применительно к каждой товарной позиции (ель, пихта, осина, береза, лиственница, липа), тогда как по условиям контракта поставке подлежали пиломатериалы, изготовленные из различных пород древесины, в каждой подкатегории товара имелись пиломатериалы из разных сортов древесины. Представленное ИФНС экспертное заключение суд не принял в качестве допустимого доказательства, поскольку в нем не отражено исследование рынка лесопиломатериалов, а лишь дана правовая оценка информации органа статистики (Постановление ФАС ДВО от 04.06.2014 N Ф03-1981/2014 по делу N А16-981/2013).

 

1.6. Возмещение налоговыми органами судебных расходов и убытков налогоплательщика

 

(-) 1. По мнению общества, им обоснованно заявлено требование о взыскании с налогового органа судебных расходов за рассмотрение дела в суде кассационной инстанции в размере 200 000 руб.

Как указал суд, признавая позицию общества неправомерной, принимая во внимание количество проведенных судебных заседаний, время, которое ранее было затрачено для подготовки и предъявления документов в материалы настоящего дела, формирования правовой позиции (она не изменилась у заявителя в кассационной инстанции), объем уже оказанных представителем услуг, необходимых для разрешения настоящего спора, а также содержание отзыва на кассационную жалобу, из которого следует, что все доводы и доказательства были предметом полного и тщательного исследования и объективной оценки судами предыдущих инстанций, кассационная инстанция полагает завышенным требование общества о взыскании судебных расходов в сумме 200 000 руб. Возмещению подлежат судебные расходы на представление интересов общества в суде кассационной инстанции только в связи с рассмотрением кассационной жалобы инспекции в сумме 50 000 руб. (Постановление ФАС СЗО от 13.02.2014 по делу N А56-28141/2013).

(-) 2. По мнению общества, им доказана причинно-следственная связь между вынесенным по результатам выездной налоговой проверки решением инспекции и затратами на оказание юридических услуг в связи с обжалованием решения в управление Федеральной налоговой службы. Понесенные обществом расходы должны быть квалифицированы как убытки, подлежащие возмещению в соответствии со ст. ст. 15, 16, 1069 ГК РФ и ст. 35 НК РФ.

Как указал суд, признавая позицию общества неправомерной, урегулирование спорных правовых вопросов, возникающих в ходе осуществления предпринимательской деятельности, следует рассматривать как элемент обычной хозяйственной деятельности независимо от того, осуществляется оно силами работников самой организации или с привлечением третьих лиц, специализирующихся в определенной области, по гражданско-правовому договору оказания услуг. Мероприятия налогового контроля осуществлялись в пределах полномочий НК РФ. Действия должностных лиц инспекции, связанные с проведением проверки, составлением по ее итогам акта и вынесением решения, не были признаны судами неправомерными. Следовательно, понесенные обществом расходы не могут быть квалифицированы как убытки, подлежащие возмещению в соответствии со ст. ст. 15, 16, 1069 ГК РФ и ст. 35 НК РФ (Постановление ФАС ВВО от 06.02.2014 по делу N А29-536/2013).

(-) 3. По мнению предпринимателя, он имеет право на взыскание с налогового органа судебных расходов, связанных с оплатой услуг представителя, поскольку суд освободил его от административной ответственности в связи с малозначительностью деяния.

Как указал суд, признавая позицию предпринимателя неправомерной, установлено, что при рассмотрении его заявления об оспаривании постановления налогового органа о назначении административного наказания суд первой инстанции установил, что в действиях заявителя имеется состав вмененного административным органом правонарушения, однако в соответствии с ч. 2 ст. 211 АПК РФ отменил названное постановление в связи с применением ст. 2.9 КоАП РФ. По смыслу приведенных нормативных положений право на возмещение судебных расходов возникает у лица, участвующего в деле, при условии, что судебный акт принят в его пользу. Учитывая, что в каждом конкретном случае малозначительность является категорией оценочной, принимая во внимание существо вменяемого деяния, его объективную сторону, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых и фактических оснований для признания в данном случае заявителя лицом, в пользу которого принят судебный акт. Исходя из смысла ст. 110 АПК РФ, судебные расходы, понесенные лицом, освобожденным от административной ответственности в связи с малозначительностью правонарушения, возмещению не подлежат (Постановление ФАС СЗО от 03.03.2014 по делу N А56-24424/2013).

(-) 4. По мнению налогоплательщика, налоговый орган обязан возместить ему убытки в виде оплаты расходов на подготовку третьим лицом возражений по актам налоговой проверки.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, установлено, что решения налогового органа, принятые на основе спорных актов, признаны недействительными решением суда, вступившим в законную силу. При этом действия должностных лиц налогового органа, связанные с проведением проверки, составлением по ее итогам актов и вынесением решений, не были признаны судами неправомерными. Суд отметил, что с учетом изложенного понесенные налогоплательщиком расходы не могут быть квалифицированы как убытки, подлежащие возмещению в соответствии со ст. ст. 15, 16, 1069 ГК РФ и ст. 35 НК РФ (Постановление ФАС СЗО от 21.05.2014 по делу N А05-12294/2013).

(+/-) 5. По мнению налогоплательщика, в связи с признанием судом частично недействительным решения налогового органа о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения он имеет право на компенсацию судебных расходов в виде выплаченного представителю гонорара в сумме 150 000 руб. и возмещение вреда, причиненного неправомерными действиями ИФНС, в размере 409 716,86 руб.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика частично неправомерной, с учетом сложности дела, продолжительности его рассмотрения в суде, объема изученных документов, фактического объема трудозатрат, разумным размером расходов на оплату услуг представителя является сумма 30 000 руб. Что касается возмещения вреда, то признание судом решения инспекции частично недействительным не свидетельствует о неправомерности ее действий по принятию такого решения. Само по себе принятие незаконного решения не повлекло последствий в виде взыскания с заявителя денежных средств, а лишь потенциально могло повлечь такие последствия, в связи с чем данные расходы не были неизбежны для налогоплательщика, соответственно, их несение не вытекает из действий ИФНС. Таким образом, причинно-следственная связь между ее действиями и понесенными налогоплательщиком расходами отсутствует, поэтому требование о возмещении вреда удовлетворению не подлежит (Постановление ФАС МО от 19.06.2014 по делу N А40-60188/2011).

 

1.7. Налоговая декларация и контроль

1.7.1. Особенности представления и проверки уточненных налоговых деклараций

 

(+) 1. В результате проведенного обществом в 2011 г. налогового аудита были обнаружены ошибки в исчислении НДС за 2006 — 2007 гг. в виде завышения выручки от реализации на суммы субсидий по компенсации убытков от предоставления жилищно-коммунальных услуг населению по льготным и государственным регулируемым ценам.

Общество пересчитало суммы НДС и подало уточненные декларации за третий, четвертый кварталы 2011 г., первый квартал 2012 г. (периоды выявления ошибок), так как включение в выручку субсидий, финансирующих межтарифную разницу, привело к излишней уплате налога в 2006 — 2007 гг.

Суд указал, что при установлении обстоятельств, подпадающих под регулирование абз. 3 п. 1 ст. 54 НК РФ, нет оснований для квалификации спорных правоотношений как направленных на возврат и возмещение из бюджета налога, поскольку они имеют иную правовую природу. Нормы п. 7 ст. 78, п. 2 ст. 173 НК РФ в рассматриваемом случае неприменимы. Положения ст. 54 НК РФ не устанавливают срока давности для возможности исправления ошибок в исчислении налоговой базы. Общество правомерно провело корректировку (уменьшение) базы НДС в 2011 — 2012 гг. (Определение ВАС РФ от 22.05.2014 N ВАС-5628/14).

(-) 2. По мнению ИФНС, поскольку причиной подачи уточненной налоговой декларации было обнаружение ошибок, допущенных в прошлых налоговых периодах, то уточненные налоговые декларации должны быть представлены именно за прошлые налоговые периоды.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, при обнаружении ошибок, которые не привели к занижению суммы налога, нет необходимости подавать уточненные налоговые декларации за предыдущие периоды. При выявлении переплаты налога в прошлых периодах налогоплательщик может либо учесть это в текущей декларации, либо подать уточненную за период, в котором была допущена ошибка. Указанное правило не применяется в отношении налоговых вычетов по НДС, например, если была увеличена ранее заявленная к вычету сумма налога. Это связано с тем, что в ст. 54 НК РФ речь идет об ошибках при исчислении налоговой базы. Таким образом, поскольку вычеты уменьшают не налоговую базу, а исчисленную сумму налога, ст. 54 НК РФ к ним не применяется. Следовательно, перерасчет налоговой базы и суммы НДС необходимо производить за тот период, в котором были совершены указанные ошибки (искажения), то есть во II и III кварталах 2009 г. (Постановление ФАС ПО от 20.05.2014 по делу N А55-15433/2013).

(+) 3. По мнению налогоплательщика, налоговый орган необоснованно уклонился от проведения камеральной проверки представленной им налоговой декларации, чем допустил незаконное бездействие, нарушающее его права и законные интересы.

Как указал суд, соглашаясь с позицией налогоплательщика, установлено, что налоговый орган отказал в регистрации уточненной налоговой декларации с номером корректировки 1, поскольку она дублирует ранее принятую декларацию, налогоплательщик в разделе «Номер корректировки» указал номер корректировки 1 вместо 2. Ошибочное указание в налоговой декларации номера корректировки не является основанием для непроведения камеральной проверки и оставления налоговой декларации без рассмотрения в силу ее непринятия (Постановление ФАС СЗО от 15.01.2014 по делу N А56-72177/2012).

(-) 4. По мнению ИФНС, поскольку причиной подачи уточненной налоговой декларации было обнаружение ошибок, допущенных в прошлых налоговых периодах, то уточненные налоговые декларации должны быть представлены именно за прошлые налоговые периоды.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, при обнаружении ошибок, которые не привели к занижению суммы налога, нет необходимости подавать уточненные налоговые декларации за предыдущие периоды. При выявлении переплаты налога в прошлых периодах налогоплательщик может либо учесть это в текущей декларации, либо подать уточненную за период, в котором была допущена ошибка. Указанное правило не применяется в отношении налоговых вычетов по НДС, например, если была увеличена ранее заявленная к вычету сумма налога. Это связано с тем, что в ст. 54 НК РФ речь идет об ошибках при исчислении налоговой базы. Таким образом, поскольку вычеты по НДС уменьшают не налоговую базу, а исчисленную сумму налога, ст. 54 НК РФ к ним не применяется. Следовательно, перерасчет налоговой базы и суммы НДС необходимо производить за тот период, в котором были совершены указанные ошибки (искажения), то есть во II и III кварталах 2009 (Постановление ФАС ПО от 20.05.2014 по делу N А55-15433/2013).

 

1.7.2. Камеральные налоговые проверки

1.7.2.1. Контрольные мероприятия в рамках камеральных проверок (истребование документов, пояснений)

 

(+) 1. По мнению налогового органа, он обоснованно по итогам камеральной проверки отказал обществу в возмещении НДС по причине неправомерного отражения в налоговых вычетах суммы НДС по объекту недвижимости, приобретенному по договору купли-продажи, заключенному с контрагентом, и получения обществом необоснованной налоговой выгоды.

Как указал ВС, полномочия налогового органа по осуществлению налогового контроля при проведении камеральной налоговой проверки ограничены положениями ст. 88 НК РФ, данное ограничение касается как объема подлежащих проверке документов, так и возможных источников получения необходимой информации или документов. Полученная в ходе данных мероприятий налогового контроля информация не могла быть положена инспекцией в основу вывода о необоснованности заявленной налоговой выгоды, обусловившего принятие оспариваемых решений, как не относящаяся к предмету камеральной проверки.

В отличие от камеральной налоговой проверки, которая проводится на основании налоговых деклараций и документов, представленных налогоплательщиком в подтверждение права на применение налоговых вычетов по НДС (ст. 88 Налогового кодекса), в рамках выездной налоговой проверки налоговый орган вправе истребовать у контрагентов или у иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности налогоплательщика, эти документы и информацию (ст. ст. 89, 93.1 Налогового кодекса) (Определение ВС РФ от 30.09.2014 N 310-КГ14-2017).

(-) 2. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации налогоплательщик оспаривает, в частности, конституционность положений ст. ст. 32 «Обязанности налоговых органов», 82 «Общие положения о налоговом контроле», 88 «Камеральная налоговая проверка», 89 «Выездная налоговая проверка», 90 «Участие свидетеля», 92 «Осмотр», 93.1 «Истребование документов (информации) о налогоплательщике, плательщике сборов и налоговом агенте или информации о конкретных сделках».

По мнению заявителя, оспариваемые положения НК РФ наделяют налоговый орган неограниченными контрольными полномочиями и лишают налогоплательщика возможности получить налоговый вычет по НДС.

Как указал КС, федеральный законодатель обладает собственной дискрецией в регулировании форм налогового контроля и порядка его осуществления, поскольку при этом гарантируется исполнение обязанностей налогоплательщиков и не создаются условия для нарушения их конституционных прав (Постановление от 16 июля 2004 г. N 14-П). Поскольку система мер налогового контроля выступает в качестве элемента правового механизма, гарантирующего исполнение конституционной обязанности по уплате налогов, оспариваемые заявителем законоположения, регулирующие полномочия налогового органа, сами по себе его конституционные права и свободы как налогоплательщика не нарушают (Определение КС РФ от 20.11.2014 N 2621-О).

(+) 3. По мнению ИФНС, трехмесячный срок на проведение камеральной проверки является организационным. Нарушение срока проведения проверки не повлекло нарушения прав и интересов заявителя и не повлияло на законность решения. Длительность проведения проверки обусловлена непредставлением налогоплательщиком в установленный инспекцией срок пояснений и документов, подтверждающих достоверность данных налоговой декларации.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, налоговый орган нарушил принцип недопустимости избыточного или неограниченного по продолжительности применения мер налогового контроля. Убедительные доказательства обоснованности столь длительного срока проведения проверки инспекция не представила. Первые действия с момента подачи налоговой декларации инспекция совершила спустя десять месяцев, направив налогоплательщику уведомление о необходимости представления документов. Следовательно, длительный срок проведения проверки в рассматриваемом случае является нарушающим цели налогового администрирования, которые не могут иметь дискриминационного характера, препятствующего предпринимательской деятельности налогоплательщика (Постановление ФАС СКО от 17.02.2014 по делу N А53-33611/2012).

(+) 4. По мнению налогоплательщика, поскольку операции займа в денежной форме не являются объектом обложения НДС, то истребование каких-либо дополнительных документов со стороны налогового органа неправомерно.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика правомерной, указанные в ст. 149 НК РФ операции, освобождаемые от налогообложения, не учитываются при формировании налоговой базы по НДС, в то время как налоговые льготы согласно ст. 56 НК РФ применяются в отношении объектов налогообложения (а также в отношении отдельных категорий налогоплательщиков). Таким образом, направление налогоплательщику при проведении камеральной налоговой проверки требования о представлении документов, подтверждающих правомерность отражения в налоговой отчетности операций, не подлежащих налогообложению, противоречит нормам ст. 88 НК РФ. Аналогичная правовая позиция выражена в Постановлении ВАС РФ от 18.09.2012 N 4517/12. Следовательно, требование налогового органа о представлении документов, подтверждающих совершение налогоплательщиком операций займа, является незаконным (Постановление ФАС ПО от 28.11.2013 по делу N А55-2211/2013).

 

1.7.3. Выездные налоговые проверки

1.7.3.1 Общие положения о выездных проверках

 

(-) 1. Налогоплательщик оспорил конституционность п. 1 ст. 50 НК РФ, согласно которому обязанность по уплате налогов реорганизованного юридического лица исполняется его правопреемником (правопреемниками) в порядке, установленном данной статьей. Оспариваемое законоположение по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, является неопределенным, поскольку допускает такое его применение, при котором по результатам выездной налоговой проверки налогоплательщика-правопредшественника выносится решение в отношении налогоплательщика-правопреемника.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, такое правовое регулирование установлено с учетом возникающего в процессе реорганизации перехода обособленного имущества организации-правопредшественника, которым она должна отвечать по своим обязательствам, к организации-правопреемнику, что позволяет эффективно удовлетворить имущественное притязание государства и способствует исполнению конституционной обязанности налогоплательщика по уплате законно установленного, но вовремя не уплаченного налога. Иные вопросы, связанные с осуществлением отдельных мероприятий налогового контроля, оспариваемое законоположение не регулирует, следовательно, вопреки утверждению заявителя, оно не может рассматриваться как нарушающее его конституционные права в данном аспекте (Определение КС РФ от 23.12.2014 N 2885-О).

(-) 2. По мнению налогоплательщика, налоговый орган неправомерно включил в состав лиц, проводящих выездную налоговую проверку, сотрудников правоохранительных органов, поскольку форма запроса об участии в проверке не соответствует Приложению к Инструкции «О порядке взаимодействия органов внутренних дел и налоговых органов при организации и проведении выездных налоговых проверок», утвержденной совместным Приказом МВД России и ФНС России от 30.06.2009 N 495/ММ-7-2-347.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, в п. 8 Инструкции указано на то, что в Приложении к Инструкции содержится образец указанного запроса, однако обязанности налоговых органов следовать этому образцу не установлено. Пунктом 9 этой Инструкции предусмотрен исчерпывающий перечень оснований, по которым орган внутренних дел может мотивированно отказаться от участия в выездной налоговой проверке. В рассматриваемом случае такой отказ управлением МВД не был заявлен (Постановление ФАС СЗО от 11.02.2014 по делу N А05-3725/2013).

(+) 3. По мнению ИФНС, решение от 25.01.2013 о приостановлении выездной проверки правомерно принято — в связи с необходимостью истребования документов (информации) у контрагентов общества (пп. 1 п. 9 ст. 89 НК РФ). При этом инспекция не была проинформирована об Определении суда от 23.01.2013 о принятии обеспечительных мер.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, налогоплательщик обжаловал в суд решение о проведении выездной проверки, одновременно заявив ходатайство о приостановлении действий, направленных на исполнение решения. Определением суда от 23.01.2013 ходатайство общества о принятии обеспечительных мер удовлетворено, действия, направленные на исполнение решения о проведении проверки, приостановлены до разрешения спора по существу. Суд указал, что в силу ч. 1 ст. 16 АПК РФ в период действия обеспечительных мер инспекция не вправе выносить решения, касающиеся проведения проверок правильности исчисления и своевременности уплаты налогов обществом (Постановление ФАС ДВО от 06.03.2014 N Ф03-285/2014 по делу N А37-796/2013).

(+) 4. По мнению налогоплательщика, у налогового органа отсутствовали полномочия на принятие решения о проведении выездной налоговой проверки в отношении налогоплательщика.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика правомерной, налогоплательщик был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя с 21.12.2004 и состоял на учете в ИФНС по Ленинскому району. 13.02.2013 в связи с изменением места жительства предприниматель был снят с регистрационного учета в ИФНС по Ленинскому району г. Ульяновска и 18.02.2013 поставлен на учет в МИФНС России N 2 по Ульяновской области, что подтверждается выпиской из ЕГРИП от 26.07.2013. До момента внесения записи в ЕГРИП о снятии предпринимателя с учета по прежнему месту жительства, то есть до 13.02.2013, предприниматель продолжал состоять на учете в ИФНС по Ленинскому району г. Ульяновска, и именно этот налоговый орган вправе был 14.06.2012 в соответствии с п. 2 ст. 89 НК РФ принять решение о проведении в отношении него выездной налоговой проверки. Таким образом, у инспекции по состоянию на 14.06.2012 отсутствовали полномочия на принятие решения о проведении выездной налоговой проверки (Постановление ФАС ПО от 25.03.2014 по делу N А72-2001/2013).

(-) 5. По мнению налогоплательщика, в нарушение п. 6 ст. 89 НК РФ выездная налоговая проверка продолжалась сроком более 6 месяцев.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, проверка приостанавливалась дважды в связи с истребованием документов и информации, касающихся деятельности проверяемого налогоплательщика. Также был продлен срок рассмотрения материалов налоговой проверки в связи с необходимостью получения дополнительных доказательств в целях подтверждения факта совершения нарушения законодательства о налогах и сборах или отсутствия таковых; при этом инспекцией приняты во внимание представленные предпринимателем возражения на акт проверки. Исходя из подсчета периодов приостановления и возобновления проверки, общий срок проведения проверки составил 58 дней, что указывает на соблюдение налоговым органом положений п. 6 ст. 89 НК РФ. Кроме того, общий срок приостановления составил 180 дней, что также соответствует п. 9 ст. 89 НК РФ (Постановление ФАС ДВО от 16.05.2014 N Ф03-1330/2014 по делу N А73-9073/2013).

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9   Часть 10   Часть 11   Часть 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code