Судебная практика по налоговым и финансовым спорам

под ред. А.В. Брызгалина

А.В.Брызгалин, Е.Н.Горбунова, И.А.Мустаева, О.С.Федорова, Л.В.Аверина, Е.С.Вылкова, Е.А.Галиева
«Налоги и финансовое право», 2015, N 4

  1. Часть первая Налогового кодекса РФ

1.1. Общие положения о налогах и сборах

1.1.1. Вопросы применения налогового законодательства во времени

 

(+) По мнению налогового органа, он обоснованно доначислил налогоплательщику НДС в связи с неучетом при определении налогооблагаемой базы положительной курсовой разницы при последующей оплате поставленного покупателям товара. Соответствующие изменения, внесенные в ст. 153 НК РФ Федеральным законом от 19.07.2011 N 245-ФЗ, распространяются на отношения, возникшие между покупателями и продавцами с 01.10.2011.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, Законом N 245-ФЗ не предусмотрен особый порядок применения п. 4 ст. 153 НК РФ в случае, когда отгрузка товаров (работ, услуг) произошла до вступления Закона N 245-ФЗ в силу, а товары (работы, услуги) оплачены после его вступления в силу. В ситуации, когда отгрузка товаров (выполнение работ, оказание услуг) произошла до 01.10.2011, а оплата произведена после указанной даты, нет оснований учитывать возникшие суммовые разницы при расчете НДС за налоговый период, в котором произошла оплата, поскольку в этот период уже действовали правила, установленные п. 4 ст. 153 НК РФ. В настоящем споре следует применить положения п. 7 ст. 3 НК РФ, согласно которому все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (Постановление ФАС СЗО от 27.03.2014 по делу N А21-4452/2013).

 

1.2. Полномочия налоговых и иных государственных органов в сфере налогообложения

1.2.1. Полномочия налоговых органов

1.2.1.1. Исчисление налогов расчетным путем (пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ)

 

(-) 1. По мнению налогоплательщика, документы, подтверждающие хозяйственные операции и размер доходов и расходов налогоплательщика, ранее уже были представлены (при проведении первоначальной налоговой проверки). Поэтому налоговый орган не вправе применить расчетный путь исчисления налогов.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, установлено, что первоначальная проверка проводилась выборочным методом, без истребования документов по некоторым контрагентам. В ходе повторной проверки эти документы были истребованы налоговым органом, но в полном объеме представлены не были. В связи с этим суды признали, что налоговый орган при непредставлении налогоплательщиком данных бухгалтерского и налогового учета в ходе повторной проверки вправе был применить расчетный метод исчисления налогов на основании имеющейся информации о налогоплательщике из предшествующих проверок, данных об аналогичных налогоплательщиках (Постановление ФАС ЗСО от 31.03.2014 по делу N А27-8852/2013).

(-) 2. По мнению налогоплательщика, решение инспекции принято с нарушением положений пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, выразившимся в произвольном определении размера налоговых обязательств по данным выбранных инспекцией налогоплательщиков, не являющихся аналогичными (в сравнении с заявителем) налогоплательщиками.

Признавая позицию налогоплательщика неправомерной, суд указал, что при выборе аналогичных налогоплательщиков инспекцией учитывались такие критерии как категория налогоплательщиков, место осуществления предпринимательской деятельности, система налогообложения, отраслевая принадлежность, вид деятельности, численность работников, выручка от реализации товаров (работ, услуг). При этом инспекцией при определении расчетным путем сумм налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком в бюджетную систему Российской Федерации, были определены не только доходы налогоплательщика, но и его расходы (Постановление ФАС МО от 28.05.2014 N Ф05-4723/14 по делу N А40-114024/13).

 

1.2.1.2. Ведение лицевых карточек налоговыми органами. Справка о состоянии расчетов с бюджетом

 

(+) 1. По мнению налогоплательщика, являются незаконными действия ИФНС, выразившиеся в неправомерном включении в справку об исполнении обязанности по уплате налогов, сборов, пеней, штрафов задолженности, доначисленной решением инспекции, обжалованным в суд. При этом в справке отсутствовали указания на то, что исполнение данного решения приостановлено определением арбитражного суда. Представление ИФНС справки в лицензирующий орган повлекло отказ налогоплательщику в выдаче лицензии на розничную продажу алкогольной продукции.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика правомерной, определением арбитражного суда приняты обеспечительные меры в виде запрета инспекции при заполнении справки об исполнении налогоплательщиком обязанности по уплате налогов, сборов, страховых взносов, пеней и налоговых санкций учитывать задолженность, согласно оспариваемому решению налогового органа, в виде доначисленных сумм налога, пеней и налоговых санкций. При наличии обеспечительных мер инспекция отразила в справке сведения об имеющейся не исполненной обществом обязанности по уплате налоговой задолженности. При этом иной задолженности у налогоплательщика не имелось. Суд отметил, что установленные арбитражным судом в порядке ст. ст. 90, 91 АПК РФ обеспечительные меры являются обязательными для органов государственной власти, и признал действия ИФНС по отражению в справке спорной задолженности незаконными (Постановление ФАС ДВО от 31.01.2014 N Ф03-6878/2013 по делу N А51-10068/2013).

(+) 2. По мнению налогового органа, с него неправомерно взысканы убытки в связи с представлением лицензирующему органу сведений о расчетах по налогам с указанием о наличии налоговой задолженности и последовавшим в связи с этим отказом лицензирующего органа в продлении срока действия лицензии. Причиной наличия в карточке расчетов с бюджетом (КРСБ) общества непогашенной задолженности явилось несвоевременное ее погашение, без учета налогоплательщиком сроков на отражение информации о платеже в КРСБ.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, установлено, что сформированные налоговым органом данные о наличии у налогоплательщика по состоянию на 30.01.2013 соответствующей задолженности являются недостоверными (на указанную дату у заявителя отсутствовала задолженность по налогам, пеням и штрафам). Она была погашена 25.01.2013. За продление срока действия лицензии налогоплательщик уплатил госпошлину, размер которой и составил сумму предъявляемых к возмещению убытков. Суд отметил, что доводы налогового органа о том, что информация о перечислении денежных средств поступает к нему с задержкой в несколько дней, нельзя признать состоятельными, поскольку запросы лицензирующего органа были направлены 26.02.2013 и 28.02.2013. Иными словами, на эти даты у налогового органа должны были быть все необходимые сведения, в том числе по датам перечисления денежных средств налогоплательщиком. Осуществляемый налоговым органом учет уплаты по датам, не соответствующим порядку исполнения обязанности по уплате налога или сбора, определенному НК РФ, не может являться законным (Постановление ФАС СЗО от 27.03.2014 по делу N А56-22099/2013).

(-) 3. По мнению налогоплательщика, составление акта совместной сверки расчетов прерывает течение срока исковой давности в силу ст. 203 ГК РФ.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, выдаваемые налоговыми органами акты сверки расчетов в силу требований публичного законодательства не могут свидетельствовать о перерыве течения срока исковой давности, установленного ст. 203 ГК РФ, поскольку не являются признанием долга. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является самостоятельным основанием для отказа в иске (Постановление ФАС СКО от 08.05.2014 по делу N А53-13922/2013).

 

1.2.1.3. Истребование пояснений

 

(-) 1. По мнению налогоплательщика, налоговый орган неправомерно на основании ст. 31 НК РФ вызвал его на комиссию по легализации налоговой базы для дачи пояснений по исчислению и уплате налогов. Требование налогового органа о представлении пояснений и документов может быть предъявлено только в рамках осуществления им налогового контроля в форме налоговой проверки.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, в соответствии со ст. 82 НК РФ налоговый контроль осуществляется в том числе посредством получения объяснений налогоплательщиков как в ходе налоговой проверки, так и в иных случаях, связанных с исполнением ими законодательства о налогах и сборах. Право налогового органа вызывать налогоплательщиков на основании письменного уведомления закреплено пп. 4 п. 1 ст. 31 НК РФ (Постановление ФАС ЗСО от 08.05.2014 по делу N А27-10859/2013).

(+) 2. По мнению ИФНС, налоговый орган, руководствуясь пп. 4 п. 1 ст. 31 НК РФ, вправе вызвать предпринимателя в налоговый орган вне рамок налоговых проверок с целью дачи пояснений по вопросу применяемой системы налогообложения в виде ЕНВД.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС необоснованной, содержание уведомления о вызове налогоплательщика свидетельствует о том, что налогоплательщик в соответствии с пп. 4 п. 1 ст. 31, п. 3 ст. 88 НК РФ приглашен в ИФНС для дачи пояснений; ИФНС указала на необходимость представления предпринимателем декларации по ЕНВД за IV кв. 2012 г., а также предупредила об ответственности по ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ. Таким образом, в уведомлении цель вызова налогоплательщика не определена, при этом действия осуществлены налоговым органом на основании п. 3 ст. 88 НК РФ, регулирующего порядок проведения камеральной налоговой проверки. Суд разъяснил, что в тех случаях, когда налоговый орган при проведении камеральной налоговой проверки не выявил ошибок и иных противоречий в представленной налоговой декларации, основания для истребования у налогоплательщика пояснений и документов отсутствуют, равно как и основания для вызова налогоплательщика для дачи пояснений в ходе камеральной налоговой проверки (Постановление ФАС ВСО от 04.02.2014 по делу N А78-5677/2013).

(+) 3. По мнению ИФНС, уведомление о вызове индивидуального предпринимателя для дачи пояснений, направленное в рамках камеральной проверки, ненормативным правовым актом не является, является документом процедурного характера, права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не нарушает.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, получение пояснений от проверяемого лица имеет целью выяснение причин имеющихся в его отчетности ошибок и противоречий. В случае отсутствия таковых в налоговой декларации и представленных документах при проведении камеральной налоговой проверки у налогового органа отсутствуют основания для истребования у налогоплательщика дополнительных пояснений и документов, равно как и для его вызова с целью дачи соответствующих пояснений. В рассматриваемом случае в ходе камеральной налоговой проверки налоговым органом нарушений законодательства о налогах и сборах не выявлено, сообщение с требованием представления пояснений либо внесения соответствующих исправлений в налоговую декларацию в адрес индивидуального предпринимателя не направлялось, в связи с чем у налогового органа отсутствовали основания для направления уведомления о вызове налогоплательщика для дачи пояснений, поскольку указанные действия выходят за рамки проведения налогового контроля в форме камеральной налоговой проверки, и им нарушены права и законные интересы налогоплательщика ввиду незаконного возложения на него обязанности по явке в налоговый орган для представления пояснений без указания цели вызова под угрозой привлечения к административной ответственности (Постановление ФАС ВСО от 19.05.2014 по делу N А78-5678/2013).

 

1.2.1.4. Взаимодействие с правоохранительными органами

 

(-) 1. По мнению прокуратуры, наличие определения суда о принятии обеспечительных мер не является препятствием для направления материалов в следственные органы при выявлении обстоятельств, позволяющих предполагать совершение нарушения законодательства о налогах и сборах, содержащего признаки преступления. Кроме того, налогоплательщиком не представлено доказательств нарушения прав и законных интересов в сфере предпринимательской (иной экономической) деятельности в результате направления налоговым органом материалов в следственные органы.

Как указал суд, соглашаясь с позицией прокуратуры, установлено, что в период действия судебных обеспечительных мер налоговый орган на основании п. 3 ст. 32 НК РФ направил материалы выездной налоговой проверки в следственное управление для проведения доследственной проверки и решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Для признания в судебном порядке ненормативного акта налогового органа недействительным (действий, бездействия — незаконными) необходимым условием является доказательство налогоплательщиком факта нарушения его конкретных (а не предполагаемых) прав и законных интересов в сфере предпринимательской (иной экономической) деятельности. Проведение следственными органами следственных мероприятий, в том числе выемки документов, не свидетельствует о том, что права налогоплательщика как субъекта предпринимательской деятельности были нарушены и возникли препятствия для осуществления им предпринимательской деятельности (Постановление ФАС СЗО от 07.02.2014 по делу N А52-1654/2013).

(-) 2. По мнению налогоплательщика, налоговый орган неправомерно включил в состав лиц, проводящих выездную налоговую проверку, сотрудников правоохранительных органов, поскольку форма запроса об участии в проверке не соответствует Приложению к Инструкции «О порядке взаимодействия органов внутренних дел и налоговых органов при организации и проведении выездных налоговых проверок», утвержденной совместным Приказом МВД России и ФНС России от 30.06.2009 N 495/ММ-7-2-347.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, в п. 8 Инструкции указано на то, что в Приложении к Инструкции содержится образец указанного запроса, однако обязанности налоговых органов следовать этому образцу не установлено. Пунктом 9 этой Инструкции предусмотрен исчерпывающий перечень оснований, по которым орган внутренних дел может мотивированно отказаться от участия в выездной налоговой проверке. В рассматриваемом случае такой отказ управлением МВД не был заявлен (Постановление ФАС СЗО от 11.02.2014 по делу N А05-3725/2013).

(+) 3. По мнению налогового органа, общество не представило доказательств нарушения его прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности действиями инспекции, выразившимися в направлении материалов проверки в следственные органы.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, принятие обеспечительных мер в виде приостановления действия ненормативного правового акта исключает возможность совершения налоговым органом любых действий, направленных на взыскание налогов, пеней и штрафов, а также означает запрет совершения любых иных действий, основанных на оспариваемом акте. Следовательно, в период действия обеспечительных мер инспекция не имела правовых оснований в порядке п. 3 ст. 32 НК РФ направлять в следственные органы материалы налоговой проверки (Постановление ФАС ВВО от 11.03.2014 по делу N А79-2576/2013).

(+) 4. По мнению налогоплательщика, действия ИФНС по направлению в межрайонный следственный отдел следственного управления материалов камеральной налоговой проверки являются незаконными, поскольку осуществлены в период действия обеспечительных мер.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика правомерной, определением арбитражного суда о принятии обеспечительных мер действие решения ИФНС в обжалуемой части приостановлено и наложен запрет налоговому органу на совершение действий, направленных на принудительное исполнение решения. Суд отметил, что до окончания действия обеспечительных мер налоговый орган не может заявлять о неисполнении налогоплательщиком обязанности по уплате налога и, как следствие, о наличии оснований для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Поскольку на момент направления инспекцией материалов налоговой проверки в следственные органы действовали принятые арбитражным судом обеспечительные меры, суд установил нарушение закона со стороны налогового органа, выразившееся в неисполнении определения суда, подлежащего в силу закона неукоснительному соблюдению, в связи с чем признал оспариваемые действия незаконными (Постановление ФАС ДВО от 19.03.2014 N Ф03-705/2014 по делу N А80-303/2013).

(-) 5. По мнению налогоплательщика, принятие обеспечительных мер в виде приостановления действия решения налоговой инспекции исключает возможность совершения ею любых действий, направленных на взыскание налогов, пени и штрафов, и означает запрет совершения любых иных действий, основанных на оспариваемом акте, в том числе направления материалов проверки в следственные органы. Дача пояснений по материалам проверки следственному органу и представление документов в обоснование возражений являются нарушением прав и законных интересов общества в сфере предпринимательской (иной экономической) деятельности.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, проведение следственным органом следственных мероприятий, в том числе истребование документов, вызов представителей общества для дачи показаний, не свидетельствует о том, что права общества как субъекта предпринимательской деятельности нарушены и возникли препятствия для осуществления им предпринимательской деятельности. Следовательно, ИФНС вправе передать материалы выездной проверки в следственное управление в период действия принятых судом обеспечительных мер в виде запрета совершать действия по исполнению оспариваемых актов (Постановление ФАС СКО от 28.04.2014 по делу N А32-7204/2013).

 

1.3. Уплата, удержание, взыскание и возврат (зачет) налогов

 

1.3.1. Требование об уплате налога

 

(-) 1. По мнению ИФНС, требование об уплате налога не может быть признано недействительным на том основании, что после его выставления суд признал наличие у налогоплательщика переплаты за другой период, которая могла бы быть зачтена в счет погашения задолженности по спорному требованию.

Как указал суд, соглашаясь с позицией ИФНС, поскольку в силу ч. 1 ст. 16 АПК РФ судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, то решение суда о возврате налогоплательщику указанной переплаты подлежит безусловному исполнению налоговым органом. Следовательно, налоговый орган не вправе самостоятельно производить зачет указанного налога в счет погашения задолженности, указанной в оспариваемом требовании (Постановление ФАС СЗО от 21.01.2014 по делу N А05-1010/2013).

(+) 2. По мнению налогоплательщика, требование ИФНС выставлено с нарушением установленных налоговым законодательством правил.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика правомерной, установлено, что в спорном требовании не указано основание его выставления, отсутствует дата, с которой осуществляется начисление пени, указание, за какой период и по каким основаниям предлагается учреждению уплатить спорную сумму пени, отдельный расчет пени учреждению вместе с требованием об уплате не направлялся. Из расчета пени и пояснений ИФНС к нему установлено, что спорная сумма пени начислена за II, III, IV кварталы 2011 г. и I, II, III кварталы 2012 г., тогда как в самом требовании не указана задолженность за II квартал 2011 г. (Постановление ФАС ЦО от 24.01.2014 по делу N А08-2263/2013).

(-) 3. По мнению налогоплательщика, требование о взыскании недоимки в нарушение норм действующего законодательства выставлено налоговым органом после принятия решения о его ликвидации.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, выставление требования об уплате налога с предложением в установленный срок уплатить задолженность хотя и представляет собой первоначальный этап взыскания налога, но при этом мерой принудительного взыскания, предусмотренной ст. ст. 46 и 47 НК РФ, не является. Кроме того, ни нормы НК РФ, ни нормы ГК РФ не содержат положений об освобождении организации, находящейся в стадии ликвидации, от обязанности уплачивать в установленные сроки обязательные платежи (налоги), в то время как ст. 44 НК РФ предусматривает, что обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных НК РФ или иным актом законодательства о налогах и сборах, и в качестве такого основания начало процедуры ликвидации организации-налогоплательщика не предусмотрено законом. Следовательно, выставление требования об уплате налога в стадии ликвидации налогоплательщика является правомерным (Постановление ФАС ПО от 15.04.2014 по делу N А12-16429/2013).

(-) 4. По мнению налогоплательщика, требование от 31.07.2013 не соответствует положениям ст. 69 НК РФ и незаконно направлено взамен требования от 25.07.2013.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, решение управления ФНС от 12.07.2013, которым было изменено решение инспекции по итогам проверки, вступило в силу 12.07.2013, следовательно, с учетом выходных дней десятидневный срок для направления требования начинается с 15.07.2013 и заканчивается 26.07.2013. Спорное требование направлено в адрес налогоплательщика взамен требования, выставленного с соблюдением определенного п. 2 ст. 70 НК РФ срока — 25.07.2013 — и отозванного оспариваемым требованием в связи с технической ошибкой. При этом налоговые обязательства налогоплательщика не изменились. Поскольку требование может быть признано недействительным только в том случае, если оно не соответствует действительной обязанности налогоплательщика по уплате налогов (сборов), пеней или составлено с существенными нарушениями ст. 69 НК РФ, что не было установлено в ходе рассмотрения настоящего дела, основания для признания спорного требования недействительным отсутствуют (Постановление ФАС ДВО от 16.05.2014 N Ф03-1330/2014 по делу N А73-9073/2013).

 

1.3.2. Зачет (возврат) налогов

 

(+) 1. В результате проведенного обществом в 2011 г. налогового аудита были обнаружены ошибки в исчислении НДС за 2006 — 2007 гг. в виде завышения выручки от реализации на суммы субсидий по компенсации убытков от предоставления жилищно-коммунальных услуг населению по льготным и государственным регулируемым ценам.

Общество пересчитало суммы НДС и подало уточненные декларации за третий, четвертый кварталы 2011 г., первый квартал 2012 г. (периоды выявления ошибок), так как включение в выручку субсидий, финансирующих межтарифную разницу, привело к излишней уплате налога в 2006 — 2007 гг.

Суд указал, что при установлении обстоятельств, подпадающих под регулирование абз. 3 п. 1 ст. 54 НК РФ, нет оснований для квалификации спорных правоотношений как направленных на возврат и возмещение из бюджета налога, поскольку они имеют иную правовую природу. Нормы п. 7 ст. 78, п. 2 ст. 173 НК РФ в рассматриваемом случае неприменимы. Положения ст. 54 НК РФ не устанавливают срока давности для возможности исправления ошибок в исчислении налоговой базы. Общество правомерно провело корректировку (уменьшение) базы НДС в 2011 — 2012 гг. (Определение ВАС РФ от 22.05.2014 N ВАС-5628/14).

(-) 2. По мнению ИФНС, требование об уплате налога не может быть признано недействительным на том основании, что после его выставления суд признал наличие у налогоплательщика переплаты за другой период, которая могла бы быть зачтена в счет погашения задолженности по спорному требованию.

Как указал суд, соглашаясь с позицией ИФНС, поскольку в силу ч. 1 ст. 16 АПК РФ судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, то решение суда о возврате налогоплательщику указанной переплаты подлежит безусловному исполнению налоговым органом. Следовательно, налоговый орган не вправе самостоятельно производить зачет указанного налога в счет погашения задолженности, указанной в оспариваемом требовании (Постановление ФАС СЗО от 21.01.2014 по делу N А05-1010/2013).

(-) 3. По мнению налогоплательщика, выводы нижестоящих судов о том, что общество должно было узнать о переплате НДС в день уплаты налога или при подаче первоначальной декларации, не соответствуют действительности. Срок, в течение которого оно могло обратиться в суд с заявлением о зачете переплаты по налогу, должен исчисляться с даты сверки расчетов.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, установлено, что спорная сумма излишне уплаченного налогоплательщиком НДС нашла отражение в акте сверки расчетов по этому налогу по нарушениям, установленным в ходе проведения выездной налоговой проверки. Составление данного акта послужило причиной для подачи налогоплательщиком уточненных налоговых деклараций, в которых общая сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, уменьшена. Корректировка налогоплательщиком своих налоговых обязательств не изменяет порядка исчисления сроков, установленных п. 7 ст. 78 НК РФ для подачи налогоплательщиком заявления в налоговый орган о зачете или возврате излишне уплаченного налога (Постановление ФАС СЗО от 03.02.2014 по делу N А26-4279/2013).

(+) 4. По мнению ИФНС, основания для взыскания с налогового органа процентов согласно п. 5 ст. 79 НК РФ отсутствуют, поскольку обязанность по уплате доначисленного по решению инспекции налога была исполнена обществом добровольно, принудительное взыскание налога на прибыль не производилось, поручение на списание денежных средств в банковское учреждение не направлялось.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, возврат сумм налога, перечисленных налогоплательщиком в бюджет на основании признанного впоследствии незаконным (недействительным) требования об уплате налога, с начисленными на них процентами является обязанностью налоговых органов. Оценка сумм налогов как излишне уплаченных или излишне взысканных должна производиться в зависимости от основания, по которому было произведено исполнение налоговой обязанности, признанной в последующем отсутствующей, а именно: было ли оно произведено на основании налоговой декларации, в которой оспариваемая сумма налога была исчислена налогоплательщиком самостоятельно, либо на основании решения, принятого налоговым органом по результатам налоговой проверки. При этом способ исполнения такой обязанности — самостоятельно налогоплательщиком либо путем осуществления налоговым органом мер по принудительному взысканию — правового значения не имеет (Постановление ФАС ВВО от 22.01.2014 по делу N А11-2390/2013).

(-) 5. По мнению налогоплательщика, в результате подачи 26.06.2012 уточненной налоговой декларации по налогу на прибыль за 2006 г., в которой расходы увеличены на суммы безнадежной задолженности в виде списанных обязательств дебиторов, у налогоплательщика возникла переплата, в осуществлении возврата которой налоговым органом отказано неправомерно.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика необоснованной, суммы безнадежных долгов ликвидированных организаций — должников были списаны в периоде получения налогоплательщиком документов, подтверждающих их ликвидацию, а суммы долгов с истекшим сроком исковой давности — в периоде сбора всех имеющихся документов, подтверждающих наличие долга и его просрочку (2007 — 2009 гг.). О возникновении переплаты налогоплательщик мог узнать при проведении инвентаризации и составлении бухгалтерской отчетности за 2006 г. и подаче декларации за этот период. К моменту обращения в суд трехлетний срок исковой давности налогоплательщиком пропущен (Постановление ФАС ВСО от 04.02.2014 по делу N А19-7754/2013).

(+) 6. По мнению ИФНС, налогоплательщиком утрачено право на возврат излишне уплаченного земельного налога, поскольку заявление подано по истечении трехлетнего срока со дня уплаты авансовых платежей по земельному налогу, предусмотренного п. 7 ст. 78 НК РФ.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, трехгодичный срок для подачи заявления о возврате излишне уплаченного земельного налога необходимо исчислять не с даты уплаты авансовых платежей по данному налогу, а по истечении налогового периода и срока подачи налоговой декларации по земельному налогу. Налоговым периодом по земельному налогу признается календарный год. То есть в рассматриваемом случае налоговый период по земельному налогу заканчивается 31.12.2009. Следовательно, предприниматель мог узнать о наличии у него переплаты по земельному налогу за 2009 г. только после 01.02.2010. При этом заявление о возврате переплаты по земельному налогу поступило налоговому органу 21.09.2012, то есть с соблюдением трехлетнего срока, установленного п. 7 ст. 78 НК РФ (Постановление ФАС СКО от 28.02.2014 по делу N А32-2850/2013).

 

1.3.3. Учет переплаты при наличии недоимки

 

(+) По мнению налогоплательщика, зачет задолженности, по которой истек срок на принудительное взыскание, в счет имеющейся переплаты произведен налоговым органом незаконно.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика правомерной, в соответствии с позицией, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15.09.2009 N 6544/09, поскольку зачет является разновидностью (формой) уплаты налога, на него распространяются общие положения НК РФ, определяющие сроки реализации права налоговых органов на принудительное взыскание налогов, пеней и штрафов, которые подлежат применению, в том числе и при произведении зачета сумм излишне уплаченного налога в счет погашения недоимки и иной задолженности. Следовательно, ст. 78 НК РФ не допускает возможности проведения зачета излишне уплаченного налога в счет погашения недоимки, по которой сроки на принудительное взыскание, установленные ст. ст. 46 — 48, 69, 70 и 78 НК РФ, истекли. Таким образом, зачет, произведенный налоговым органом в 2013 г. по недоимке за I квартал 2009 г., является незаконным (Постановление ФАС ПО от 01.04.2014 по делу N А65-15360/2013).

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9   Часть 10   Часть 11   Часть 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code