Проблемы квалификации новых способов мошенничества

В условиях быстро изменяющихся отношений в различных сферах деятельности получают распространение в судебной практике новые способы совершения мошенничества. Для осуществления квалификации одного из таких способов проводится анализ его признаков с учетов внесенных изменений в УК РФ Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ и материалов судебной практики. В итоге сделан вывод о том, что с появлением нового способа мошенничества отсутствует необходимость реформирования уголовного закона.

 

С 1 января 2014 г. вступают в силу изменения Федерального закона от 27 июня 2011 г. N 161-ФЗ «О национальной платежной системе». Согласно этим поправкам в случае утраты электронного средства платежа и (или) его использования без согласия клиента клиент обязан направить соответствующее уведомление оператору по переводу денежных средств в предусмотренной договором форме незамедлительно после обнаружения факта утраты электронного средства платежа и (или) его использования без согласия клиента, но не позднее дня, следующего за днем получения от оператора по переводу денежных средств уведомления о совершенной операции (п. 11 ст. 9). После получения оператором по переводу денежных средств уведомления клиента в соответствии с частью 11 статьи 9 оператор по переводу денежных средств обязан возместить клиенту сумму операции, совершенной без согласия клиента после получения указанного уведомления (п. 12 ст. 9).

Такие изменения в законодательстве, с одной стороны, выступают в качестве защиты интересов клиентов, хранящих денежные средства на банковских счетах, от преступных посягательств с использованием лицом чужой или поддельной платежной карты, но с другой стороны — являются обстоятельством, способствующим совершению мошеннических действий с собственной банковской картой. Речь идет о ситуациях, когда держатель карты сам снимает деньги со своего счета, а в банк посылает уведомление об изъятии (краже) собственных денежных средств, чтобы получить компенсацию от банка. Увеличение этих деяний в современных условиях произошло благодаря вышеуказанным изменениям в законодательстве.

Национальный совет финансового рынка в связи с этим предлагает ввести в Уголовный кодекс РФ отдельную статью за мошенничество с собственной банковской картой (газета «Известия» от 25 июля 2014 г.). В случае реализации инициативы за подобное деяние предлагается штраф до 120 тыс. руб. либо исправительные работы на срок до одного года — вплоть до ограничения свободы на срок до двух лет <1>.

———————————

<1> http://bujet.m/article/260046.php#

 

Но требует ли возникновение обсуждаемого вида мошенничества соответствующего дополнения закона и тем самым констатации отсутствия в действующем УК нормы об ответственности за подобное преступное деяние?

Федеральный закон РФ от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ кардинальным образом изменил правовое регулирование отношений, связанных с привлечением к уголовной ответственности за мошенничество. Вследствие этого в уголовном законе оказалось предусмотрена ответственность за мошенничество в общей норме ст. 159 УК РФ и специальных нормах ст. ст. 159.1 — 159.6 УК РФ. Критериями для выделения специальных составов мошенничества стали сфера общественных отношений, в которой совершаются преступления, предмет и способ совершения преступления.

Для получения ответа на вопрос, какую норму (общую или специальную) следует применить к обсуждаемому случаю, необходимо в первую очередь обратить внимание на сходные способы мошеннических действий. В специальных нормах, в частности, в ст. 159.3 УК РФ, закреплена ответственность за мошенничество с использованием платежных карт, но в диспозиции этой статьи речь идет об использовании поддельной или принадлежащей другому лицу кредитной, расчетной или иной платежной карты. В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 говорится, что не образует состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной кредитной (расчетной) карты, если выдача наличных денежных средств осуществляется посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации. В этом случае содеянное следует квалифицировать по соответствующей части ст. 158 УК РФ. В анализируемом случае передача наличных денежных средств осуществляется уполномоченным работником кредитной организации. Следовательно, в нем отсутствует состав кражи.

В ст. 159.5 УК РФ законодательно зафиксирован способ преступления, связанный с обманом относительно наступления страхового случая, который — т.е. случай — может быть связан с такими действиями с собственным имуществом, как, например, инсценировка кражи транспортного средства, умышленный поджог застрахованного транспортного средства, инсценировка повреждения транспортного средства в результате дорожно-транспортного происшествия, замена неповрежденных деталей транспортного средства на поврежденные детали <2> и др. Способы воздействия на собственное имущество для получения чужого имущества аналогичны рассматриваемому случаю в том смысле, что этому имуществу причиняется вред. Но объектом воздействия выступает конкретное имущество, застрахованное в установленном порядке, поэтому рассматриваемые нами действия ст. 159.5 УК РФ не охватываются.

———————————

<2> http://antiobman.ru.

 

Как мы убедились, рассмотренные специальные нормы о сходном способе не охватывают приведенный вариант преступного поведения, следовательно, остается обсудить возможность применения других норм о мошенничестве. Вначале обратимся к анализу особенностей способа рассматриваемого вида посягательства. Он состоит в совершении следующих действий:

— снятие определенной суммы денег с собственного банковского счета держателем (либо другим лицом с его согласия) платежной карты путем ее применения;

— отсылка оператором по переводу денежных средств уведомления о совершенной операции;

— получение держателем карты от оператора по переводу денежных средств уведомления о совершенной операции;

— отсылка ложного уведомления в виде электронного сообщения оператору о якобы совершенной операции после утраты электронного средства платежа и (или) его использования без согласия держателя платежной карты;

— получение оператором ложного уведомления от держателя (либо другого лица с его согласия) платежной карты;

— зачисление оператором на банковский счет держателя карты денежных средств в виде компенсации за утрату собственных денег. Орудиями (средствами) преступления в данном случае выступают одновременно платежная карта и иные средства хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационные сети.

Использование различных средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационный сетей, кроме ст. 159.3 УК РФ, является непосредственным способом совершения преступления, предусмотренного ст. 159.6 УК РФ. В ней устанавливается уголовная ответственность за мошенничество в сфере компьютерной информации. Специфика способа указанного преступления состоит прежде всего в различных видах вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей. В таких как:

— хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации;

— хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей.

Компьютерные операции по «вводу», «удалению», «блокированию», «модификации» компьютерной информации, которые отдельно указаны в диспозиции статьи, этот вид вмешательства может включать, как только последствия комбинаций других действий, в том числе с собственной или чужой платежной картой с согласия ее владельца. О таком понимании способа свидетельствует конкретная судебная практика.

В частности, приговором Алтайского краевого суда от 17 января 2013 г. (с учетом изменений приговора суда и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам) был признан виновным Н. в совершении преступления, предусмотренного ст. 159.6 УК РФ. Фактические обстоятельства содеянного заключаются в том, что Н., находясь в торгово-развлекательном центре… обратился с просьбой к С. Воспользоваться его банковской картой… с целью установления интернет-обслуживания, тем самым дезинформировав С. С., не догадываясь о преступных намерениях Н., выполнил при помощи карты и банкомата операции, указанные Н., тем самым предоставил ему на двух выданных банкоматом квитанциях полную информацию о банковской карте и о находящихся на ней денежных средствах. Затем в тот же день Н., находясь в комнате… общежития, расположенного по адресу… при помощи компьютера и автоматизированной системы… перевел денежные средства, находящиеся на банковской карте С., на банковскую карту своего знакомого З. в размере 12000 руб. Далее Н., находясь в здании… расположенного… через банкомат по банковской карте З. снял данные денежные средства, тем самым причинив потерпевшему С. значительный ущерб в размере 12000 руб. <3>. В приведенном случае вмешательство в функционирование средств хранения, обработки, передачи компьютерной информации выражается вначале в получении информации о реквизитах банковской карты потерпевшего. Затем в осуществлении виновным лицом операции ввода компьютерной информации — перевод денежных средств с одного банковского счета на другой. То есть компьютерной операции «ввод» предшествуют действия потерпевшего по предоставлению реквизитов своей банковской карты виновному лицу. Этим оно отличается от другой разновидности вмешательства — непосредственного ввода компьютерной информации, отдельно выделенной в ст. 159.6 УК РФ.

———————————

<3> Постановление Президиума Алтайского краевого суда от 3 сентября 2013 г. по делу N 44у-224/13 // СПС «КонсультантПлюс», а также приговор Грачевского районного суда Ставропольского края от 13 июня 2013 г. по уголовному делу N 1-82/2013 // Судебные решения РФ. Единая база данных решений судов общей юрисдикции Российской Федерации. URL: http://www.gcourts.ru/case/14183520; приговор Подольского городского суда Московской области от 23 апреля 2013 г. по уголовному делу N 1-232/13 // Судебные решения РФ. Единая база данных решений судов общей юрисдикции Российской Федерации. URL: http://www.gcourts.ru/case/14183520; Апелляционное определение Московского городского суда от 6 мая 2013 г. N 10-2076 // СПС «КонсультантПлюс»; и др.

 

Исходя из содержания диспозиции <4> и вида и размера наказания <5> санкции нормы, объективная сторона компьютерного мошенничества не включает действия, являющиеся способами преступлений, закрепленными в отдельных ст. ст. 272, 273, 274 УК РФ. В этом смысле указанные деяния образуют совокупность преступлений. Например, лицо вначале совершает неправомерный доступ к компьютерной системе банка, не санкционированно копирует охраняемую законом компьютерную информацию: пароль, имя пользователя и, возможно, другие сведения. Затем, используя пароль и имя пользователя, осуществляет перевод денежной суммы с одного счета на другой, причиняя, таким образом, прямой реальный имущественный ущерб владельцу счета. Неправомерный допуск к компьютерной информации и копирование этой информации квалифицируется по ч. 2 ст. 272 УК РФ, другие действия — по ч. 1 ст. 159.6 УК РФ.

———————————

<4> Если учитывать только диспозицию ст. 159.6 УК РФ и под термином «иное вмешательство», кроме специальных выделенных в этой статье действий, понимать любые другие способы посягательства, то имеется основание говорить о конкуренции уголовно-правовых норм части и целого. Целым является норма, предусматривающая ответственность за мошенничество (ст. 159.6 УК РФ), а частью выступают нормы о преступлениях, содержащихся в гл. 28 УК РФ. Квалификация в этом случае будет осуществляться по правилам, сформулированным в теории и в судебной практике, если часть (преступления гл. 28 УК РФ) предусматривает более строгое наказание, чем целое (мошенничество), то они образуют совокупность преступлений. Если целое (мошенничество) предусматривает более строгое наказание, чем часть (преступления гл. 28 УК РФ), то квалификация осуществляется только по целому, то есть, например, по ч. 4 ст. 159.6 УК РФ. Возникает вопрос: будет ли судебная практика ориентироваться именно на эти правила квалификации?

<5> Из сопоставления санкций за указанные деяния с санкциями за те преступления, которые могут выступать в качестве способа совершения мошенничества, вытекает следующее. Максимальная санкция за преступление, предусмотренное в ч. 2 ст. 272 и ч. 2 ст. 273 УК РФ, составляет четыре и пять лет лишения свободы, а максимальная санкция, предусмотренная в ч. 1 ст. 159.6 УК РФ, — четыре месяца ареста. Максимальный размер санкции мошенничества, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ, составляет до двух лет лишения свободы. Как видим, размер санкций в ст. ст. 159, 159.6 УК РФ меньше, чем в статьях 272, 273 УК РФ. Это свидетельствует о том, что имеет место как ранее, так и сейчас неучтенная в законе совокупность с преступлениями гл. 28 УК РФ (см.: Третьяк М.И. Правила квалификации компьютерного мошенничества и преступлений, предусмотренных гл. 28 УК РФ // Уголовное право. 2014. N 4. С. 69 — 74).

 

Такие правила квалификации применяются во всех случаях. Например, мошенничество, предусмотренное ч. 4 ст. 159.6 УК РФ, необходимо квалифицировать также по совокупности с преступлениями, предусмотренными главой 28 УК РФ, несмотря на то, что санкция ч. 4 ст. 159.6 УК строже, нежели санкция ч. 4 ст. 272 УК РФ. Поскольку все признаки основного состава мошенничества (разновидность способов) находят повторение в квалифицированных составах. Размер санкции этих составов увеличивается только за счет наличия другого квалифицирующего признака, а не способов, выделенных в качестве преступлений гл. 28 УК РФ. То есть во всех случаях необходимо применять правила, которые рекомендует Пленум Верховного Суда РФ в п. 12 указанного Постановления и как это применялось в судебной практике.

Примером такой квалификации является уголовное дело, успешно расследованное сотрудниками МВД и ФСБ России с участием высококвалифицированных специалистов ЗАО «Лаборатория Касперского». В ходе расследования Следственным департаментом МВД России установлено, что два родных брата — уроженцы г. Санкт-Петербурга совершали хищения денежных средств со счетов клиентов одного из крупных российских банков. Чертановским районным судом г. Москвы братья Евгений и Дмитрий Попелыши были признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 272, ч. 1 ст. 273 и ч. 4 ст. 159 УК РФ <6>.

———————————

<6> Приговор Чертановского районного суда г. Москвы по уголовному делу N 1-486/2012 // Единая база данных решений судов общей юрисдикции Российской Федерации. http://судебныерешения.рф/bsr/case/6315701 (опубликовано 30 октября 2013 г.)

 

Также специфика способа обсуждаемого преступления характеризуется такими особенностями:

— воздействие осуществляется непосредственно на компьютерную информацию, а не на сознание потерпевшего;

— отсутствует обман, обязательным признаком которого является введение другого лица в заблуждение путем воздействия на сознание (психику) другого человека;

— отсутствует передача имущества или приобретение права на имущество с помощью потерпевшего;

— орудием преступления признаются информация, средства хранения, передачи и обработки компьютерной информации, а не ложные сведения, передаваемые человеком <7>.

———————————

<7> См.: Третьяк М.И. Некоторые вопросы установления сущности обмана как способа совершения мошенничества в современном российском уголовном законодательстве и судебной практике // Правовая политика и правовая жизнь. 2014. N 1. С. 113 — 118.

 

В нашем случае виновное лицо также использует различные средства хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационные сети для непосредственного воздействия на компьютерную информацию в виде манипуляции с собственными безналичными денежными средствами и сообщения заведомо ложных сведений оператору об изъятии своего имущества. Однако воздействие на компьютерную информацию (на денежные средства банка) с помощью указанных средств под влиянием заведомо ложных сведений непосредственно осуществляет оператор путем зачисления на банковский счет виновного лица (владельца карты) денежных средств в качестве компенсации. Вследствие того, что виновное лицо само не изымает чужие денежные средства, а их передает ему оператор, исследуемое деяние по ст. 159.6 УК РФ квалифицировать нельзя.

В результате следует заключить, что среди специальных норм о мошенничестве отсутствует норма, отражающая признаки изучаемого деяния.

Если основываться на том, что виновное лицо само не изымает чужие денежные средства, а их передает ему оператор (сотрудник организации-оператора) под влиянием заведомо ложных сведений, то основным способом среди всех названных является все-таки сообщение указанных сведений оператору об изъятии своего имущества. Остальные способы выступают его составной частью (либо предпосылкой, этапом, условием для него). Именно указанный способ должен определять квалификацию такого вида мошенничества. Исходя из этого, обсудим возможность применения общей нормы, предусмотренной в ст. 159 УК РФ.

Относительно этой нормы в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 говорится, что обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях, направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение. В нашем случае обман осуществляется в два этапа: вначале совершаются умышленные действия с собственными денежными средствами, а затем происходит сообщение заведомо ложных сведений об их изъятии, которые направлены на введение потерпевшего лица в заблуждение.

Способ совершения умышленных действий и передачи заведомо ложных сведений исчерпывающим образом не определяется в приведенном определении, поэтому может быть различным, в том числе заключаться в использовании средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей и собственного имущества. И главное, в пункте 1 названного Постановления указан обязательный признак этого вида мошенничества, состоящий в том, что чужое имущество или право на него передается потерпевшим или иным лицом, а равно уполномоченным органом власти либо эти лица не препятствуют изъятию имущества или приобретению права на него виновным лицом. Исходя из этого судебного положения об обмане <8>, рассматриваемое деяние необходимо квалифицировать по общей норме — ст. 159 УК РФ.

———————————

<8> Следует отметить, что с изменениями, внесенными Федеральным законом от 29 ноября 2012 N 207-ФЗ, понятие мошенничества и соответственно обмана совершенно по-иному формулируется в соответствующих новеллах. Вследствие этого в уголовном законодательстве сложилась следующая ситуация: если признать способы, которые указаны в ст. 159.6 УК РФ и ст. ст. 159.1, 159.2 УК РФ, способами обмана, то следует сказать, что определение, содержащее в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51, не соответствует положениям Уголовного кодекса РФ. В этом случае требуется либо отказаться от использования термина «мошенничество отдельных нормах либо сформулировать иное определение обмана для судебной практики. При сохранении прежнего определения обмана также становится непонятным, является ли норма, содержащаяся в ст. 159 УК РФ, общей по отношению к другим нормам о мошенничестве.

 

В уже вышеуказанном уголовном деле N 44у-224/13, по которому вынесено Постановление Президиума Алтайского краевого суда от 3 сентября 2013 г., рассматривается совершенное с использованием соответствующих средств деяние, которое до появления в УК РФ статьи о компьютерном мошенничестве квалифицировалось по ст. 159 УК РФ. И только затем оно было переквалифицировано на специальную норму (ст. 159.6 УК РФ). Основаниями для изменения квалификации послужили наличие рассмотренных выше специфических признаков, присущих компьютерному мошенничеству, и отсутствие признаков, характерных для способа мошенничества, предусмотренного в ст. 159 УК РФ. Для нас важно, что до появления специальной нормы о компьютерном мошенничестве, несмотря на существенное его отличие от мошенничества, предусмотренного общей нормой, содеянное все-таки квалифицировалось по ст. 159 УК, и такая практика поддерживалась Верховным Судом <9>. В случае же, ставшем предметом анализа в настоящей статье, по-прежнему имеются все основания для квалификации деяния по общей норме о мошенничестве.

———————————

<9> Пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Полагаем, что предложение Национального совета финансового рынка о внесении в Уголовный кодекс РФ отдельной статьи, предусматривающей уголовную ответственность за мошенничество с собственной банковской картой, не может быть реализовано.

 

Пристатейный библиографический список

  1. Третьяк М.И. Некоторые вопросы установления сущности обмана как способа совершения мошенничества в современном российском уголовном законодательстве и судебной практике // Правовая политика и правовая жизнь. 2014. N 1.

2. Третьяк М.И. Правила квалификации компьютерного мошенничества и преступлений, предусмотренных гл. 28 УК РФ // Уголовное право. 2014. N 4.

 

М.И.Третьяк

«Уголовное право», 2015, N 2

Ключевые слова: мошенничество, иное вмешательство в информационную систему, платежная карта, собственное имущество.

Читайте также по данной теме:

Проблемы квалификации новых способов мошенничества

Квалификация мошенничества в сфере предпринимательской деятельности

УСТОЙЧИВОСТЬ КАК ДОМИНАНТНЫЙ ПРИЗНАК ОРГАНИЗОВАННОЙ ГРУППЫ, СОВЕРШАЮЩЕЙ МОШЕННИЧЕСТВА: АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

Увольнение за хищение на работе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code