Применение судом института деятельного раскаяния

Анализируется юридическая сила постановлений Пленума Верховного Суда с позиции общеобязательности материалов обобщенной судебной практики. В статье проводится анализ разъяснений, указанных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», и норм института деятельного раскаяния.

 

27 июня 2013 г. принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» (далее — Постановление Пленума).

В ч. 1 ст. 75 УК РФ перечислены условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием: «Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным». Следует согласиться с мнением М.Б. Костровой в том, что подобная редакция вызывает различную интерпретацию нормы <1>. Фактически используя конкретный прием синтаксической организации речи, т.е. построения предложения с использованием союзов или их отсутствия, можно изменить юридический смысл нормы. При проведении синтаксического анализа нормы об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ч. 1 ст. 75 УК РФ) возникает вопрос: освобождение возможно при наличии всех условий, обозначенных в норме, или достаточно одного из них?

———————————

<1> См. подробнее: Кострова М.Б. Изобразительно-выразительные средства языка в уголовном законе: о допустимости использования // Журнал российского права. 2002. N 8.

 

Если учитывать правила русского языка, то запятая предполагает связанные воедино части одной нормы, объединенные законодателем одним смыслом. Таким образом, при применении нормы о деятельном раскаянии судам необходимо устанавливать все перечисленные условия в действиях конкретного лица. Однако в этом случае, по нашему мнению, применение института деятельного раскаяния будет крайне затруднено, тогда как неприменение нормы повлечет нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина, который раскаялся в совершенном деянии.

Судебная практика освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием пошла по пути применения ст. 75 УК РФ при наличии как только одного или нескольких положительных посткриминальных действий из числа указанных в законе, так и всей совокупности перечисленных условий деятельного раскаяния.

В ряде случаев суд правомерно, на наш взгляд, применял норму о деятельном раскаянии при соблюдении только части из названных в ч. 1 ст. 75 УК условий, а связано это было с тем, что объективно их выполнить субъект преступления не мог.

Так, Ленинградский районный суд г. Калининграда, рассмотрев уголовное дело в отношении С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 204 УК РФ, освободил его от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. С. обратился к генеральному директору ООО «К» с целью склонить его к совершению незаконных действий с использованием своего служебного положения, а именно выдать справку 2-НДФЛ, подтверждающую, что С. является сотрудником ООО «К» и получает заработную плату, предложив за указанные действия денежное вознаграждение в сумме 500 руб., на что руководитель ООО «К» согласился и деньги принял. Однако в процессе расследования он признал факт получения незаконного вознаграждения. Из материалов дела следовало, что подсудимый лишь активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, т.е. при наличии формальных признаков деятельного раскаяния выполнил только одно послепреступное деяние, которое закон связывает с деятельным раскаянием. В данном случае отсутствовала явка с повинной, так как она должна осуществляться добровольно, а это предполагает, что лицо имело реальную возможность не являться с повинной, но, раскаиваясь, приняло решение сообщить о содеянном (когда о факте преступления либо о причастности к нему именно этого лица заведомо для него самого информации у правоохранительных органов не было). После передачи 500 руб. С. получил справку 2-НДФЛ и вышел из кабинета, где был задержан сотрудниками милиции, под контролем которых происходила незаконная передача им денежных средств. С. не имел объективной возможности сообщить о совершенном преступлении и явиться с повинной, так как был задержан на месте преступления. Также С. не возмещал причиненный ущерб и иным образом не заглаживал вред, причиненный в результате преступления, поскольку в результате преступного деяния таких последствий не возникло <2>.

———————————

<2> Архив Ленинградского районного суд г. Калининграда. Дело N 1-201/2011г. // http://leningradsky.kln.sudrf.ru.

 

Суд не усматривал деятельного раскаяния в случаях, когда лицо способно было выполнить все перечисленные в законе условия применения ч. 1 ст. 75 УК РФ.

В апелляционном порядке отменено постановление мирового судьи о прекращении в связи с деятельным раскаянием уголовного дела в отношении К., обвиняемого в совершении 27 мая 2011 г. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ. При рассмотрении дела в апелляционном порядке установлено, что сразу после совершения преступления потерпевший сказал подсудимому, что сообщит о преступлении в полицию. Несмотря на это подсудимый К. ушел домой, в полицию не обращался. Объяснение от 28 мая 2011 г. дано подсудимым уже после того, как потерпевший обратился в полицию, где сообщил о совершенном К. преступлении. Поэтому, как заключила апелляционная инстанция, мировым судьей ошибочно в качестве явки с повинной и способствования раскрытию преступления учтено объяснение К., которое было отобрано 28 мая 2011 г., т.е. до возбуждения уголовного дела. Доказательства, подтверждающие то, что подсудимый до рассмотрения дела судом апелляционной инстанции принимал меры к возмещению потерпевшему причиненного вреда, отсутствуют. Вред потерпевшему не возмещен <3>.

———————————

<3> Обобщение Верховного суда Удмуртской Республики «Обзор апелляционной практики рассмотрения уголовных дел в период с мая по ноябрь 2011 года» // Судебный вестник Удмуртии. 2012. 17 февраля. N 1.

 

Соответственно, нельзя признать правомерным освобождение подсудимого от уголовной ответственности на основании нормы о деятельном раскаянии при отсутствии всех названных в ч. 1 ст. 75 УК РФ условий, когда у лица имелась объективная возможность выполнить все соответствующие условия.

Судебной коллегией по уголовным делам Тамбовского областного суда вынесено кассационное определение в связи с кассационным представлением на апелляционное постановление судьи Никифоровского районного суда Тамбовской области от 15 января 2011 г. Постановление мирового судьи судебного участка Никифоровского района от 15 ноября 2010 г. о прекращении уголовного дела по ч. 1 ст. 159 УК РФ в связи с деятельным раскаянием в отношении Т. оставлено без изменения. Из материалов уголовного дела следовало, что Т. совершила хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием: на основании сфальсифицированных договоров купли-продажи сельскохозяйственных животных получила целевой кредит по льготной ставке 16% годовых. Представив указанные сфальсифицированные документы в Управление сельского хозяйства, воспользовалась правом на возмещение части затрат по уплате процентов из средств федерального и областного бюджетов в сумме 3971 руб., выплаченных ей до 12 октября 2010 г. в качестве компенсации части затрат на уплату процентов по кредитному договору на развитие ЛПХ. Т. совершила впервые преступление небольшой тяжести, свою вину признала полностью, в содеянном раскаялась, добровольно возместила причиненный ущерб, вследствие чего перестала быть общественно опасной. Судебная коллегия пришла к выводу, что освобождение Т. от уголовной ответственности и прекращение в отношении ее уголовного дела возможны при отсутствии всей совокупности предусмотренных обстоятельств. Решение было принято при отсутствии добровольной явки с повинной <4>.

———————————

<4> Кассационное определение Тамбовского областного суда от 15 февраля 2011 г. N 22-356.

 

Таким образом, решение о деятельном раскаянии фактически принималось на основании нескольких условий, но не всей их совокупности, закрепленной в ч. 1 ст. 75 УК РФ. Приведенное решение прямо противоречит позиции Пленума Верховного Суда РФ, который в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 19 разъяснил: «По смыслу части 1 статьи 75 УК РФ, освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием возможно при условии выполнения всех перечисленных в ней действий или тех из них, которые с учетом конкретных обстоятельств лицо имело объективную возможность совершить (например, задержание на месте преступления объективно исключает возможность явиться в правоохранительные органы с сообщением о совершенном преступлении, однако последующее способствование лицом раскрытию и расследованию преступления, возмещение им ущерба и (или) заглаживание вреда иным образом могут свидетельствовать о его деятельном раскаянии)». В рассматриваемом же случае из материалов уголовного дела следовало, что с учетом конкретных обстоятельств лицо имело объективную возможность явиться с повинной, но данных действий не совершило.

Противоречивая судебная практика иногда складывается и в пределах одного региона. Так, в Кассационном определении Пермского краевого суда указано, что по смыслу закона деятельное раскаяние не предусматривает наличие совокупности всех обстоятельств, перечисленных в ч. 1 ст. 75 УК РФ. В результате судом принято решение кассационное представление государственного обвинителя Н. оставить без удовлетворения, а Постановление Краснокамского городского суда Пермского края от 25 апреля 2011 г. — без изменения. В результате С., которому было предъявлено обвинение в заведомо ложном доносе о совершенном преступлении, освобожден от уголовной ответственности при отсутствии явки с повинной <5>.

———————————

<5> Кассационное определение от 9 июня 2011 г. по делу N 22-4048.

 

Принятое решение не противоречило бы позиции Пленума только в случае, если бы подозреваемый С. объективно не имел возможности совершить явку с повинной. Тогда как, на что обращено внимание в кассационном представлении, факт заведомо ложного доноса установлен оперативным путем, в ходе доследственной проверки. В результате опроса матери С. стало известно, что сын в милиции рассказал вымышленную историю о совершенном в отношении его преступлении, а в действительности он потерял имущество. Таким образом, С. имел неоднократную возможность явиться с повинной в милицию и признать недостоверным факт сообщения о совершенном преступлении, но этого не сделал.

Однако тем же судом принимались и иные решения. Так, по делу N 22-2560/2011 Кассационным определением Пермского краевого суда от 27 апреля 2011 г. Апелляционное постановление Кудымкарского городского суда Пермского края от 22 марта 2011 г. оставлено без изменений. Кудымкарский городской суд отменил постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 132 Кудымкарского муниципального района от 16 февраля 2011 г. о прекращении уголовного дела в отношении С. в связи с деятельным раскаянием. Краевым судом указано, что исполняющий обязанности мирового судьи принял решение без учета всей совокупности обстоятельств дела, не в полной мере исследовал данные о личности С., имеющиеся в материалах дела, не установил, каким именно образом С. загладил причиненный вред.

С. 4 ноября 2010 г. впервые совершил тайное хищение чужого имущества (ч. 1 ст. 158 УК РФ). Находясь на разделочной площадке возле лесного массива, из корыстных побуждений путем свободного доступа тайно похитил принадлежащую ГКУ древесину пиловочник в сортименте по 6 метров хвойных пород в объеме 21,176 куб. м стоимостью 1400 руб. за 1 куб. м. В результате совершенного деяния причинил ГКУ материальный ущерб на общую сумму 29646 руб. 40 коп. Похищенным С. распорядился по своему усмотрению. Совершенное преступление относится к категории небольшой тяжести. До возбуждения уголовного дела С. дал признательные показания, рассказал об обстоятельствах совершенного преступления, поэтому суд расценил это как явку с повинной. Признал полностью вину и раскаялся в содеянном, осознал неправомерность своих действий. Таким образом, из перечисленных в ч. 1 ст. 75 УК РФ отсутствовало такое условие, как действия лица по возмещению причиненного ущерба или иному заглаживанию вреда, так как С. распорядился похищенным <6>.

———————————

<6> Определение Пермского краевого суда от 27 апреля 2011 г. по делу N 22-2560/2011.

 

В Кассационном определении Пермского краевого суда обоснованно указано, что в материалах уголовного дела не установлено, каким именно образом С. загладил причиненный вред, поэтому оснований для освобождения С. от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием нет. Лицо объективно имело возможность возместить ущерб и представить соответствующее подтверждение суду для принятия решения о наличии деятельного раскаяния в действиях С.

При установлении признаков деятельного раскаяния необходимо выявить три группы обязательных условий.

В первую группу обязательных условий включены следующие признаки, которые можно определить как юридически формализованные, они характеризуют субъекта и совершенное преступное деяние:

а) лицо должно впервые совершить преступление — это характеристика субъекта;

б) преступления должны относиться к категориям небольшой или средней тяжести — это характеристика преступления с точки зрения уголовно-правовой классификации на категории преступлений (ст. 15 УК РФ).

В данной группе признаков особое внимание требует первый из них, так как у судов возникают сложности с его установлением.

В соответствии с пунктом 2 названного документа Пленума Верховного Суда РФ к впервые совершившему преступление следует относить, в частности, лицо:

а) совершившее одно или несколько преступлений (вне зависимости от квалификации их по одной статье, части статьи или нескольким статьям Уголовного кодекса Российской Федерации), ни за одно из которых оно ранее не было осуждено;

б) предыдущий приговор в отношении которого на момент совершения нового преступления не вступил в законную силу;

в) предыдущий приговор в отношении которого на момент совершения нового преступления вступил в законную силу, но ко времени его совершения имело место одно из обстоятельств, аннулирующих правовые последствия привлечения лица к уголовной ответственности (например, освобождение лица от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности исполнения предыдущего обвинительного приговора, снятие или погашение судимости);

г) предыдущий приговор в отношении которого вступил в законную силу, но на момент судебного разбирательства устранена преступность деяния, за которое лицо было осуждено <7>;

———————————

<7> В п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 20 указано, что не может считаться судимым лицо, если преступность и наказуемость деяния устранены новым уголовным законом, т.е. в данном случае необходимо применять положения об обратной силе уголовного закона (ч. 1 ст. 10 УК РФ).

 

д) которое ранее было освобождено от уголовной ответственности.

Помимо случаев, перечисленных в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда, при определении преступления как совершенного впервые необходимо учитывать положения ч. 2 ст. 86 УК РФ, согласно которым лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым. Нормы гл. 12 и 14 УК предусматривают такие случаи освобождения от наказания: освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80.1 УК); освобождение от назначения или от отбывания в полном объеме наказания по болезни (ч. 1 ст. 81 УК); освобождение от отбывания наказания с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК); освобождение от наказания несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия или с помещением в специальное воспитательное либо лечебно-воспитательное учреждение (ст. 92 УК).

Вторая группа признаков, имеющих значение для освобождения от уголовной ответственности и могущих также быть названными формализованными, связана с особенностями постпреступного поведения лица, совершившего преступление. Эти следующие признаки представляют собой обязанности лица:

а) явиться с повинной после совершения преступления;

б) способствовать раскрытию и расследованию преступления;

в) возместить причиненный ущерб или иным образом загладить вред, причиненный в результате преступления.

Есть и еще один обязательный признак деятельного раскаяния, который модно назвать формализованным весьма условно: согласно пункту 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 19 «деятельное раскаяние может влечь освобождение от уголовной ответственности только в том случае, когда лицо вследствие этого перестало быть общественно опасным. Разрешая вопрос об утрате лицом общественной опасности, необходимо учитывать всю совокупность обстоятельств, характеризующих поведение лица после совершения преступления, а также данные о его личности. При этом признание лицом своей вины без совершения действий, предусмотренных указанной нормой, не является деятельным раскаянием».

Апелляционным постановлением Верховного суда Республики Карелия отменено Постановление Петрозаводского городского суда от 15 апреля 2014 г. о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием Т., дело в отношении Т., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, передано на новое судебное разбирательство.

Такое решение принято в связи с тем, что, как указала вышестоящая инстанция, само по себе активное способствование расследованию и раскрытию преступления, а также явка с повинной не свидетельствуют о деятельном раскаянии лица, совершившего преступление. Для прекращения производства по делу необходимо не только наличие вышеназванных условий, но и признание того обстоятельства, что лицо, совершившее преступление, перестало быть общественно опасным, а таких доказательств представлено не было <8>.

———————————

<8> Апелляционное постановление Верховного суда Республики Карелия от 9 июня 2014 г. по делу N 22-990/2014.

 

Пристатейный библиографический список

Кострова М.Б. Изобразительно-выразительные средства языка в уголовном законе: о допустимости использования // Журнал российского права. 2002. N 8.

 

 С.Н.Сабанин, Д.А.Гришин

Ключевые слова: Постановление Пленума Верховного Суда, деятельное раскаяние, судебная практика, условия освобождения от уголовной ответственности.

The application of the institute of active repentance by court

S.N. Sabanin, D.A. Grishin

Grishin Denis Alexandrovich, PhD (Law), Assoc. Prof., Associate Professor, Ural Institute of Administration (branch of the Russian Presidential Academy of National Economy aridpublic Administration).

A comparative analysis of the explanations referred in the Resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation from 27.06.2013 N 19 «On the application of legislation governing the grounds and procedure for excluding criminal responsibility» and the existing Criminal Code in the part of the active repentance institute.

Key words: Resolution of the Plenum of the Supreme Court, active repentance, court practice, the conditions for exemption from criminal liability.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code