Комментарий к ФЗ от 29.07.2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (Часть 4)

Статья 10. Охрана конфиденциальности информации

 

Комментарий к статье 10

 

  1. В комментируемой статье закреплены общие положения, направленные на обеспечение охраны конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну. Охрана конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, в рамках трудовых отношений регламентирована положениями ст. 11 комментируемого Закона, а охрана конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, при ее предоставлении — положениями ст. 13 данного Закона.

До введения в действие части четвертой ГК РФ пункт 2 ст. 139 части первой ГК РФ (статья признана утратившей силу Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ) в рамках соответствующей регламентации предусматривал лишь то, что информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, защищается способами, предусмотренными данным Кодексом и другими законами. В пункте 3 ч. 1 ст. 151 ОГЗ СССР было названо следующее условие, в т.ч. при выполнении которого обладатель технической, организационной или коммерческой информации, составляющей секрет производства (ноу-хау), имеет право на защиту от незаконного использования этой информации третьими лицами: обладатель информации принимает надлежащие меры к охране ее конфиденциальности. Это более соответствовало подпункту «c» п. 2 ст. 39 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), в котором названо следующее условие, в т.ч. при выполнении которого физическим и юридическим лицам предоставляется возможность препятствовать тому, чтобы информация, правомерно находящаяся под их контролем, без их согласия была раскрыта, получена или использована другими лицами способом, противоречащим честной коммерческой практике: информация является предметом надлежащих в данных обстоятельствах мер, направленных на сохранение ее секретности, со стороны лица, правомерно контролирующего эту информацию (см. введение).

Положения ч. 1 комментируемой статьи определяют исчерпывающий перечень обязательных мер по охране конфиденциальности информации. Эти меры являются обязательными в том смысле, что лишь при их принятии согласно ч. 2 данной статьи режим коммерческой тайны считается установленным. При этом часть 3 данной статьи предусматривает сокращенный перечень мер, которые необходимо принять обладателю информации, который является индивидуальным предпринимателем, не имеющим работников, с которыми заключены трудовые договоры.

В части 1 комментируемой статьи определен следующий перечень таких обязательных мер по охране конфиденциальности информации:

1) определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну;

2) ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка;

3) учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана;

4) регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров;

5) нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа «Коммерческая тайна» (до внесения Федеральным законом от 11 июля 2011 г. N 200-ФЗ <36> изменений указывалось на необходимость нанесения указанного грифа на материальные носители (документы), содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну с указанием обладателя такой информации.

———————————

<36> СЗ РФ. 2011. N 29. Ст. 4291.

 

В последнем из приведенных пунктов также непосредственно определен состав подлежащих указанию сведений об обладателе информации:

для юридических лиц — полное наименование и место нахождения. В пункте 1 ст. 54 части первой ГК РФ (здесь и далее в ред. Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ) предусмотрено, что юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на организационно-правовую форму. Как указано там же, наименование некоммерческой организации и в предусмотренных законом случаях наименование коммерческой организации должны содержать указание на характер деятельности юридического лица. Место нахождения юридического лица согласно п. 2 указанной статьи определяется местом его государственной регистрации на территории РФ путем указания наименования населенного пункта (муниципального образования). При этом установлено, что государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа — иного органа или лица, уполномоченных выступать от имени юридического лица в силу закона, иного правового акта или учредительного документа;

для индивидуальных предпринимателей — фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства. Как предусмотрено в п. 1 ст. 19 части первой ГК РФ, гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая. Согласно пункту 1 ст. 20 данного Кодекса местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Там же (в ред. Федерального закона от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ <37>) установлено, что гражданин, сообщивший кредиторам, а также другим лицам сведения об ином месте своего жительства, несет риск вызванных этим последствий.

———————————

<37> www.pravo.gov.ru. 2012. 31 декабря.

 

Нанесение на документы, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа «Коммерческая тайна» и указание на этих документах обладателя такой информации (в составе тех же сведений, которые определены в п. 5 ч. 1 комментируемой статьи) предусмотрено также в ч. 1 ст. 6 комментируемого Закона в отношении документов, предоставляемых указанным в ч. ч. 1 и 3 этой статьи органам.

Согласно переходным положениям ст. 16 комментируемого Закона грифы, нанесенные до вступления в силу данного Закона (т.е. до 16 августа 2004 г.) на материальные носители и указывающие на содержание в них информации, составляющей коммерческую тайну, сохраняют свое действие при условии, если меры по охране конфиденциальности указанной информации будут приведены в соответствие с требованиями данного Закона.

  1. В части 2 комментируемой статьи установлено, что режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер, указанных в ч. 1 данной статьи. Соответственно, часть 1 ст. 6.1 комментируемого Закона устанавливает, что права обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, возникают с момента установления им в отношении этой информации режима коммерческой тайны в соответствии с комментируемой статьей (см. коммент. к указанной статье).

Пункт 1 ч. 2 указанной статьи 6.1 комментируемого Закона предусматривает право обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, не только устанавливать, но и изменять, отменять в письменной форме режим коммерческой тайны в соответствии с данным Законом и гражданско-правовым договором. Как говорилось в комментарии к указанной статье, комментируемый Закон не содержит специальные положения, регламентирующие данные процедуры. Соответственно, при изменении и отмене режима коммерческой тайны подлежат применению также положения комментируемой статьи.

Со ссылкой на положения комментируемой статьи в п. 19 Постановления Пленума ВАС России от 8 октября 2012 г. N 61 «Об обеспечении гласности в арбитражном процессе» и п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 декабря 2012 г. N 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» разъяснено, что проведение разбирательства дела в закрытом судебном заседании по мотиву сохранения коммерческой тайны допускается в том случае, если обладатель такой информации, заявивший соответствующее ходатайство, принял указанные меры по охране ее конфиденциальности.

  1. Положения ч. 3 комментируемой статьи определяют особенности мер по охране конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, принимаемых в том случае, когда обладателем такой информации является индивидуальный предприниматель, не имеющий работников, с которыми заключены трудовые договоры. Как представляется, при этом не учтены положения ч. 3 ст. 16 ТрК РФ (в ред. Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 421-ФЗ <38>), предусматривающие, что трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

———————————

<38> www.pravo.gov.ru. 2013. 30 декабря.

 

Согласно части 3 комментируемой статьи такой индивидуальный предприниматель — обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, принимает меры по охране конфиденциальности информации, указанные в ч. 1 данной статьи, за исключением пунктов 1 и 2, а также положений п. 4, касающихся регулирования трудовых отношений. Соответственно, речь идет о следующих мерах:

учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана (п. 3 ч. 1 статьи);

регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, контрагентами на основании гражданско-правовых договоров (п. 4 ч. 1 статьи);

нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя такой информации — фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства (п. 5 ч. 1 статьи).

Таким образом, принятие не имеющим работников индивидуальным предпринимателем — обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, лишь перечисленных мер, а не всех мер, указанных в ч. 1 комментируемой статьи, является достаточным для признания того, что режим коммерческой тайны установлен.

  1. В части 4 комментируемой статьи предусмотрено право обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, наряду с мерами, указанными в ч. 1 данной статьи, применять при необходимости средства и методы технической защиты конфиденциальности этой информации, другие не противоречащие законодательству РФ меры. В отличие от мер, указанных в ч. 1 комментируемой статьи, принятие или непринятие таких «других» мер не имеет значения для определения того, установлен или нет режим коммерческой тайны.

В отношении средств и методов технической защиты конфиденциальности информации следует упомянуть, что в ч. 5 ст. 16 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» регламентировано установление требований о защите информации, содержащейся в государственных информационных системах, т.е. в федеральных информационных системах и региональных информационных системах, созданных на основании соответственно федеральных законов, законов субъектов РФ, на основании правовых актов государственных органов: требования о защите информации, содержащейся в государственных информационных системах, устанавливаются федеральным органом исполнительной власти в области обеспечения безопасности и федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области противодействия техническим разведкам и технической защиты информации, в пределах их полномочий; при создании и эксплуатации государственных информационных систем используемые в целях защиты информации методы и способы ее защиты должны соответствовать указанным требованиям.

На основании изложенной части Приказом ФСТЭК России от 11 февраля 2013 г. N 17 утверждены Требования о защите информации, не составляющей государственную тайну, содержащейся в государственных информационных системах <39>.

———————————

<39> РГ. 2013. 26 июня. N 136.

 

  1. Положения ч. 5 комментируемой статьи устанавливают критерии, при соответствии с которыми принятые меры по охране конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, признаются разумно достаточными. В частности, это наличие следующих обстоятельств:

1) исключается доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, любых лиц без согласия ее обладателя;

2) обеспечивается возможность использования информации, составляющей коммерческую тайну, работниками и передачи ее контрагентам без нарушения режима коммерческой тайны.

Речь идет о пределах принятия мер по охране конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну. Общие же нормы о пределах осуществления гражданских прав закреплены в ст. 10 части первой ГК РФ (в ред. Федерального закона от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ):

не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке (п. 1);

в случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 данной статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (п. 2);

в случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 данной статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены данным Кодексом (п. 3);

если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков (п. 4);

добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются (п. 5).

  1. В части 6 комментируемой статьи установлен запрет использования режима коммерческой тайны в целях, противоречащих требованиям защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Установление данного запрета соответствует пункту 2 ч. 2 ст. 6.1 комментируемого Закона, согласно которому обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, имеет право использовать информацию, составляющую коммерческую тайну, для собственных нужд, но только в порядке, не противоречащем законодательству РФ.

Рассматриваемый запрет основан на норме ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, предусматривающей, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Примечательно, что эта же конституционная норма является основой для положений ч. 1 ст. 9 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», устанавливающих, что ограничение доступа к информации (при этом подразумевается в т.ч. и информация, составляющая коммерческую тайну) устанавливается федеральными законами в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

 

Статья 11. Охрана конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, в рамках трудовых отношений

 

Комментарий к статье 11

 

  1. Комментируемая статья регламентирует охрану конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, в рамках трудовых отношений. Данная статья изложена с 1 октября 2014 г. полностью в новой редакции Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ, но речь не идет о принципиальных нововведениях. По существу, в новой редакции комментируемой статьи «восстановлены» положения первоначальной редакции данной статьи, признанные утратившими силу Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ, которым введена в действие часть четвертая ГК РФ, включающая в т.ч. главу 75 «Право на секрет производства (ноу-хау)». Названная глава ГК РФ регламентирует права на секрет производства (ноу-хау) как на результат интеллектуальной деятельности, которому предоставляется правовая охрана, и не содержит положений, которые были закреплены в комментируемой статье в прежней редакции. Это и предопределило необходимость изложения комментируемой статьи в новой редакции. Вместе с тем положения статьи претерпели и отдельные изменения, о которых сказано ниже.

В положениях ч. 1 комментируемой статьи определен следующий перечень обязанностей, возлагаемых на работодателя в целях охраны конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну:

1) ознакомить под расписку работника, доступ которого к этой информации, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, необходим для исполнения данным работником своих трудовых обязанностей, с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну;

2) ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение;

3) создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны.

Эти положения почти не претерпели изменений в связи с изложением данной статьи Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 10 комментируемого Закона меры по охране конфиденциальности информации, принимаемые ее обладателем, должны включать в себя регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров. Это положение согласуется с частью 4 ст. 57 ТрК РФ, в которой (в ред. Федерального закона от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ) указано, что в трудовом договоре могут предусматриваться такие дополнительные условия, не ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, как условия о неразглашении охраняемой законом тайны (государственной, служебной, коммерческой и иной).

  1. В соответствии с ч. 2 комментируемой статьи доступ работника к информации, составляющей коммерческую тайну, осуществляется с его согласия, если это не предусмотрено его трудовыми обязанностями. Это положение не претерпело изменений в связи с изложением данной статьи Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции.

Исходя из рассматриваемой части отсутствие согласия работника, в трудовые обязанности которого не входит доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, на такой доступ означает невозможность доступа работника к такой информации. Вместе с тем в этом случае работник не освобождается от ответственности за разглашение составляющей коммерческую тайну информации, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, если получил незаконный доступ к такой информации.

  1. Положения ч. 3 комментируемой статьи определяют следующий перечень обязанностей, которые возлагаются на работника в целях охраны конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну:

1) выполнять установленный работодателем режим коммерческой тайны.

Точно такое же положение содержалось в п. 1 ч. 3 комментируемой статьи в первоначальной редакции. Установление режима коммерческой тайны регламентировано положениями ст. 10 комментируемого Закона, в ч. 1 которой определен перечень мер по охране конфиденциальности информации, принимаемых ее обладателем. Согласно части 2 указанной статьи лишь после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, таких мер режим коммерческой тайны считается установленным. Часть 3 указанной статьи предусматривает сокращенный перечень мер, которые необходимо принять обладателю информации, который является индивидуальным предпринимателем, не имеющим работников, с которыми заключены трудовые договоры;

2) не разглашать эту информацию, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, и без их согласия не использовать эту информацию в личных целях в течение всего срока действия режима коммерческой тайны, в т.ч. после прекращения действия трудового договора.

Соответствующие положения п. п. 2 и 3 ч. 3 комментируемой статьи в первоначальной редакции содержали несколько иное регулирование. Так, в пункте 2 устанавливалось, что работник обязан не разглашать информацию, составляющую коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, и без их согласия не использовать эту информацию в личных целях, а в пункте 3 — что работник обязан не разглашать информацию, составляющую коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, после прекращения трудового договора в течение срока, предусмотренного соглашением между работником и работодателем, заключенным в период срока действия трудового договора, или в течение трех лет после прекращения трудового договора, если указанное соглашение не заключалось. Причем пункт 3 был признан утратившим силу Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ, которым введена в действие часть четвертая ГК РФ.

Часть 2 ст. 14 комментируемого Закона предусматривает, что работник, который в связи с исполнением трудовых обязанностей получил доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, в случае умышленного или неосторожного разглашения этой информации при отсутствии в действиях такого работника состава преступления несет дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством РФ (см. коммент. к указанной статье);

3) возместить причиненные работодателю убытки, если работник виновен в разглашении информации, составляющей коммерческую тайну и ставшей ему известной в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Такое положение, но с указанием ущерба вместо убытков, устанавливалось пунктом 4 ч. 3 комментируемой статьи в первоначальной редакции. Данное положение было признано утратившим силу Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ, которым введена в действие часть четвертая ГК РФ, и «восстановлено» Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ.

Хотя в новой редакции п. 3 ч. 3 комментируемой статьи говорится о возмещении убытков, а не ущерба, в ТрК РФ речь идет о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю. Согласно п. 7 ч. 1 ст. 243 данного Кодекса (здесь и далее в ред. Федерального закона от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ) в случаях разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в случаях, предусмотренных федеральными законами, на работника возлагается материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба. Как определено в ч. 2 ст. 238 ТрК РФ, под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в т.ч. имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам;

4) передать работодателю при прекращении или расторжении трудового договора материальные носители информации, имеющиеся в пользовании работника и содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну.

Почти такое же положение содержалось в п. 5 ч. 3 комментируемой статьи в первоначальной редакции. Федеральным законом от 11 июля 2011 г. N 200-ФЗ этот пункт был дополнен положением о том, что на работника вместо осуществления данных действий может быть возложена обязанность уничтожить такую информацию или удалить ее с этих материальных носителей под контролем работодателя. Однако в новую редакцию комментируемой статьи (т.е. после изложения ее Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции) это положение не вошло.

Как говорилось выше (см. коммент. к ст. 1 Закона), в соответствии с ч. 5 ст. 11 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» право собственности и иные вещные права на материальные носители, содержащие документированную информацию, устанавливаются гражданским законодательством.

  1. В части 4 комментируемой статьи предусмотрено право работодателя потребовать возмещения убытков, причиненных ему разглашением информации, составляющей коммерческую тайну, от лица, получившего доступ к этой информации в связи с исполнением трудовых обязанностей, но прекратившего трудовые отношения с работодателем. В качестве условия предъявления такого требования данная часть называет обстоятельство разглашения этой информации в течение срока действия режима коммерческой тайны.

Подобные положения устанавливала часть 4 комментируемой статьи в первоначальной редакции, но при этом говорилось о случае, когда разглашение такой информации последовало в течение срока, установленного в соответствии с п. 3 ч. 3 настоящей статьи, т.е. после прекращения трудового договора в течение срока, предусмотренного соглашением между работником и работодателем, заключенным в период срока действия трудового договора, или в течение трех лет после прекращения трудового договора, если указанное соглашение не заключалось. Эти положения были признаны утратившими силу Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ, которым введена в действие часть четвертая ГК РФ, и «восстановлены» с соответствующим изменением Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ.

  1. Часть 5 комментируемой статьи определяет случаи, в которых причиненные работником или прекратившим трудовые отношения с работодателем лицом убытки возмещению не подлежат. Это случаи, когда разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, произошло вследствие: 1) несоблюдения работодателем мер по обеспечению режима коммерческой тайны; 2) действий третьих лиц; 3) непреодолимой силы.

Данные положения содержались в ч. 5 комментируемой статьи в первоначальной редакции, были признаны утратившими силу Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ, которым введена в действие часть четвертая ГК РФ, и «восстановлены» Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ. Но данные положения претерпели некоторые изменения. Так, ранее вместо случая, когда разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, произошло вследствие действий третьих лиц, предусматривался случай, когда разглашение такой информации явилось следствием крайней необходимости.

Рассматриваемые положения закреплены по аналогии со статьей 239 ТрК РФ, в которой в рамках определения обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника, установлено, что материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

Определение содержания понятия «непреодолимая сила» следует из положений подп. 1 п. 1 ст. 202 и п. 3 ст. 401 части первой ГК РФ (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ <40>) — это чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства.

———————————

<40> www.pravo.gov.ru. 2013. 8 мая.

 

  1. В части 6 комментируемой статьи в целях охраны конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, установлено, что трудовым договором с руководителем организации должны предусматриваться его обязанности по обеспечению охраны конфиденциальности составляющей коммерческую тайну информации, обладателем которой являются организация и ее контрагенты, и ответственность за обеспечение охраны конфиденциальности этой информации. Практически такие же положения содержались в ч. 6 комментируемой статьи в прежней редакции (т.е. до того, как статья была изложена Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции).

Как представляется, включение в трудовой договор с руководителем организации указанных положений не имеет принципиального значения, поскольку пункт 1 ст. 53.1 части первой ГК РФ предусматривает соответствующую ответственность лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица в силу закона, иного правового акта или учредительного документа, вне зависимости от условий трудового договора. Кстати говоря, эта же статья предусматривает соответствующую ответственность членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, имеющих фактическую возможность определять действия юридического лица (см. ниже).

  1. Часть 7 комментируемой статьи предусматривает возмещение организации ее руководителем убытков, причиненных его виновными действиями в связи с нарушением законодательства РФ о коммерческой тайне. При этом непосредственно установлено, что убытки определяются в соответствии с гражданским законодательством.

Данные положения содержались в ч. 7 комментируемой статьи в первоначальной редакции, были признаны утратившими силу Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ, которым введена в действие часть четвертая ГК РФ, и «восстановлены» Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ. Причем данные положения «восстановлены» без каких-либо изменений, что представляется не вполне удачным. Речь идет о следующем.

Положение об ответственности руководителя организации перед организацией за убытки, причиненные его виновными действиями в связи с нарушением законодательства РФ о коммерческой тайне, было закреплено соответственно норме п. 3 ст. 53 части первой ГК РФ, в прежней (первоначальной) редакции которой предусматривалось следующее: лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно; оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.

Однако Федеральным законом от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ вместо приведенного положения об ответственности лишь лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, часть первая ГК РФ дополнена статьей 53.1, регламентирующей ответственность не только такого лица, но и членов коллегиальных органов юридического лица, лиц, определяющих действия юридического лица. Соответственно, в ч. 7 комментируемой статьи должно было бы говориться об ответственности и этих лиц.

Указанной статьей 53.1 ГК РФ в отношении ответственности лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица, предусмотрено следующее:

лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (п. 3 ст. 53 ГК РФ), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу. Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску (п. 1);

ответственность, предусмотренную пунктом 1 данной статьи, несут также члены коллегиальных органов юридического лица, за исключением тех из них, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение юридическому лицу убытков, или, действуя добросовестно, не принимал участия в голосовании (п. 2);

лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания лицам, названным в п. п. 1 и 2 данной статьи, обязано действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно и несет ответственность за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу (п. 3);

в случае совместного причинения убытков юридическому лицу лица, указанные в п. п. 1 — 3 данной статьи, обязаны возместить убытки солидарно (п. 4);

соглашение об устранении или ограничении ответственности лиц, указанных в п. п. 1 и 2 данной статьи, за совершение недобросовестных действий, а в публичном обществе за совершение недобросовестных и неразумных действий (п. 3 ст. 53 ГК РФ) ничтожно. Соглашение об устранении или ограничении ответственности лица, указанного в п. 3 данной статьи, ничтожно (п. 5).

Указание в рассматриваемой части на то, что убытки подлежат определению в соответствии с гражданским законодательством, разграничивает ответственность руководителя организации за причиненные убытки и материальную ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю. В части 1 ст. 238 ТрК РФ в рамках регламентации материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, установлено, что работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб, а также что неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Понятие убытков для целей гражданского законодательства определено в п. 2 ст. 15 части первой ГК РФ (см. коммент. к ст. 14 Закона).

  1. В части 8 комментируемой статьи предусмотрено право работника обжаловать в судебном порядке незаконное установление режима коммерческой тайны в отношении информации, к которой он получил доступ в связи с исполнением трудовых обязанностей. Это положение почти не претерпело изменений в связи с изложением данной статьи Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции. Поскольку специальный порядок обращения в суд для этих случаев не предусмотрен, соответствующие требования подлежат заявлению в общем, т.е. в исковом порядке.

 

Статья 12. Утратила силу с 1 января 2008 года. — Федеральный закон от 18.12.2006 N 231-ФЗ.

 

Комментарий к статье 12

 

В статье 12 комментируемого Закона в прежней (первоначальной) редакции регламентировалась охрана конфиденциальности информации в рамках гражданско-правовых отношений, в т.ч. в ч. 1 статьи указывалось, что отношения между обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, и его контрагентом в части, касающейся охраны конфиденциальности информации, регулируются законом и договором. Данная статья признана утратившей силу Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ, которым введена в действие часть четвертая ГК РФ, включающая в т.ч. главу 75 «Право на секрет производства (ноу-хау)». Соответствующее регулирование, о котором шла речь в ст. 12 комментируемого Закона в прежней редакции, закреплено в положениях статей 1468 «Договор об отчуждении исключительного права на секрет производства», 1469 «Лицензионный договор о предоставлении права использования секрета производства», 1470 «Служебный секрет производства» и 1471 «Секрет производства, полученный при выполнении работ по договору» названной главы ГК РФ.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code