Какова практика рассмотрения возражений против регистрации товарных знаков, включающих изображение медалей и иных наград

Вопрос 476.

Какова практика рассмотрения возражений против регистрации товарных знаков, включающих изображение медалей и иных наград?

 

Ответ.

Возражение по названному мотиву было подано ЗАО «Молодец», Ростовская область, п. Воронцовка, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 355061, выданному на имя Малик Елизаветы Петровны, Смоленская область, г. Сафоново, в отношении товаров 30 и услуг 35 классов МКТУ, указанных в перечне свидетельства.

з265

Оспариваемый товарный знак является комбинированным и представляет собой разворот упаковки, включающий лицевую сторону и информационную контрэтикетку. На части обозначения, являющейся лицевой стороной упаковки, в левой части размещено стилизованное изображение пяти медалей и выполненные под ним словесные элементы «ХЛЕБ вафельный» и . Справа от медалей расположено стилизованное изображение герба с буквой «Е» в центре. В правой и центральной части лицевой стороны упаковки выполнено изображение двух наложенных друг на друга прямоугольных хлебцев с композицией из сыра, помидора и зелени. Все цифры, буквы, слова, кроме «Елизавета», а также изображения всех наград, штрих-кода, знаков соответствия и знак исключены из самостоятельной правовой охраны.

Согласно записи, внесенной в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания 13.01.2014 (бюллетень N 3/2014), в товарный знак внесены изменения его отдельных элементов, не меняющие его существа, а именно из знака удалено изображение одной из медалей в левой верхней части лицевой стороны упаковки.

Основной довод возражения сводится к тому, что на упаковке, зарегистрированной в качестве оспариваемого товарного знака, изображены медали, которые являются реально существующими, однако их размещение является ложным или способным ввести в заблуждение потребителей в отношении производителя, поскольку данные награды были получены ОАО «Сафоновохлеб», а не правообладателем.

Коллегия Палаты по патентным спорам отметила, что такие элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если на это имеется согласие соответствующего компетентного органа. Однако на этом рассмотрение возражения было прекращено, т.к. лицо, подавшее возражение, отозвало поданное возражение на заседании коллегии Палаты по патентным спорам, состоявшемся 21.02.2014. Аналогичным образом завершилось рассмотрение возражений против других товарных знаков N 355059, 355060, 355062.

 

Вопрос 477.

Должен ли суд, делая вывод о ликвидации иностранной компании, руководствоваться содержанием личного закона этого юридического лица?

 

Ответ.

Должен, и такая ситуация была рассмотрен Судом по интеллектуальным права (Постановление от 18 февраля 2014 г. по делу N А40-85187/2012).

Компания «Бимекс ЛЛС» обратилась в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Роспатенту и компании «АВАНТ СОЛЮШНС ЛТД». (AVANT SOLUTIONS LTD.) о признании компании «Бимекс ЛЛС» правообладателем товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 445698; о признании недействительной государственной регистрации от 21.05.2012 N РД0099325 договора об отчуждении права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 445698; об обязании Роспатента внести в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания запись о том, что регистрация от 21.05.2012 N РД0099325 договора об отчуждении права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 445698 является недействительной, правообладателем товарного знака является компания «Бимекс ЛЛС».

Решением Арбитражного суда города Москвы от 08.07.2013 в удовлетворении заявленных требований отказано. Компания «Бимекс ЛЛС» обжаловала решение суда первой инстанции в порядке апелляционного производства.

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции от компании «АВАНТ СОЛЮШНС ЛТД.» поступило ходатайство о прекращении производства по апелляционной жалобе, мотивированное тем, что названная компания исключена из Реестра международных коммерческих компаний с 23.08.2013. К ходатайству приложена копия письма Регистратора международных коммерческих компаний Сейшельского управления международного бизнеса от 16.10.2013.

Определением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.10.2013 производство по апелляционной жалобе компании «Бимекс ЛЛС» прекращено.

Не согласившись с определением суда апелляционной инстанции о прекращении производства по апелляционной жалобе, компания «Бимекс ЛЛС» обратилась в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит названное определение отменить, направить дело в суд апелляционной инстанции для рассмотрения апелляционной жалобы по существу.

С дополнением к кассационной жалобе компания «Бимекс ЛЛС» представила документы, подтверждающие, по мнению компании, то обстоятельство, что ответчик не ликвидирован.

От лица, подписавшегося как бывший директор компании «АВАНТ СОЛЮШНС ЛТД.», в суд кассационной инстанции поступило заявление, в котором указывается на ликвидацию компании, а также содержится ссылка на отсутствие полномочий суда кассационной инстанции на исследование доказательств, в том числе на установление наличия или отсутствия правоспособности юридического лица. К заявлению приложены документы, подтверждающие, по мнению подателя заявления, факт ликвидации компании «АВАНТ СОЛЮШНС ЛТД.», а также судебные акты суда общей юрисдикции.

Изучив материалы дела, содержание обжалуемого судебного акта, оценив доводы кассационной жалобы, выслушав представителя компании «Бимекс ЛЛС», явившегося в судебное заседание, суд кассационной инстанции считает, что обжалуемое определение суда апелляционной инстанции подлежит отмене, дело — направлению в Девятый арбитражный апелляционный суд на новое рассмотрение по следующим основаниям.

На основании представленного в материалы дела официального письма регистратора международных коммерческих компаний Сейшельского управления международного бизнеса от 16.10.2013 (согласно которому компания «АВАНТ СОЛЮШНС ЛТД.» исключена из Реестра международных коммерческих компаний с 23.08.2013) и руководствуясь статьями 49, 61 ГК РФ, суд апелляционной инстанции сделал вывод о прекращении правоспособности названного юридического лица без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

Кроме того, суд указал на невозможность рассмотрения требований, заявленных к Роспатенту, поскольку требование о признании недействительным договора и незаконными действий Роспатента по регистрации этого договора является единым требованием и не может быть рассмотрено при ликвидации стороны такого договора.

С учетом разъяснений, содержащихся в пункте 31 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса РФ при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции», и принимая во внимание, что исключение компании «АВАНТ СОЛЮШНС ЛТД.» из Реестра международных коммерческих компаний состоялось после вынесения решения судом первой инстанции, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о прекращении производства по апелляционной жалобе.

Между тем при прекращении производства по апелляционной жалобе суд апелляционной инстанции не учел следующего.

Согласно пункту 1 статьи 1202 ГК РФ личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо. В пункте 2 названной статьи указано, что на основе личного закона юридического лица определяются, в частности вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства; содержание правоспособности юридического лица; порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей.

Делая вывод о ликвидации компании «АВАНТ СОЛЮШНС ЛТД.», суд апелляционной инстанции неправомерно руководствовался статьями 49, 61 ГК РФ, при этом содержание личного закона этого юридического лица, в соответствии с которым определяются вопросы его ликвидации, наличия или отсутствия правопреемства, судом установлено не было.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о ликвидации компании «АВАНТ СОЛЮШНС ЛТД.» сделан с нарушением норм материального права. Между тем именно этот вывод послужил основанием для прекращения производства по апелляционной жалобе.

Поскольку в силу полномочий, установленных в главе 35 Арбитражного процессуального кодекса РФ, суд кассационной инстанции не вправе оценивать доказательства и устанавливать обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, эта ошибка суда апелляционной инстанции не может быть устранена при рассмотрении кассационной жалобы.

Из содержания судебного акта суда апелляционной инстанции усматривается, что судом рассматривалось заявление об отказе от апелляционной жалобы, между тем, как следует из материалов дела, заявителем апелляционной жалобы — компанией «Бимекс ЛЛС» — заявление об отказе от апелляционной жалобы в порядке статьи 265 Арбитражного процессуального кодекса не подавалось.

Таким образом, при вынесении определения о прекращении производства по апелляционной жалобе суд апелляционной инстанции неправильно применил нормы материального и процессуального права.

Поскольку указанные нарушения не могут быть устранены при производстве дела в суде кассационной инстанции, суд считает необходимым направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

Вопрос 478.

Можно назвать товарные знаки, которые оспаривались (полностью или частично) в связи с потерей различительной способности ввиду вхождения во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида?

 

Ответ.

Из регистраций, оспаривание которых закончилось частичным аннулированием, можно назвать товарные знаки N 375093, N 375094 и N 406816, по которым предоставление правовой охраны признано недействительным в отношении фармацевтических препаратов из 05 класса МКТУ; в отношении других товаров регистрации сохранены.

з264

К товарным знакам, регистрация которых оспаривалась по указанным мотивам, но была сохранена, относятся N 385064 и N 419652.

з263

С обоснованиями частичного прекращения регистрации или сохранения регистрации можно ознакомиться на сайте Роспатента по адресу: http://www.fips.ru/sitedocs/pps_expert.htm.

 

Вопрос 479.

На какую дату суды оценивают оригинальность формы товарного знака?

 

Ответ.

На дату приоритета товарного знака, что отражено в судебных решениях по серии товарных знаков с изображением кирпичика LEGO (ВАС РФ, Определение от 15 января 2014 г. N ВАС-19158/13).

В заявлении о пересмотре судебных актов в порядке надзора, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, ООО «Омега Тойз Групп» (г. Москва) указывает на нарушение единообразия в толковании и применении судами норм права.

Судами установлено, что 25.04.1988 в СССР произведена государственная регистрация товарного знака за N 82920 на имя компании «Киркби А/С» с приоритетом от 22.09.1987 в отношении товаров 28 класса МКТУ «игры» и «игрушки».

з262

17.06.1996 на имя компании «Киркби А/С» произведена государственная регистрация товарного знака N 143051 в отношении товара 09 класса МКТУ «игровое программное обеспечение для компьютеров» и товаров 28 класса МКТУ «игры, игрушки», срок регистрации которого продлен Роспатентом до 23.02.2015.

з261

24.07.2001 на имя компании «Киркби А/С» произведена государственная регистрация товарного знака за N 203932 в отношении товаров 28 класса МКТУ «игры, игрушки и их части», срок действия которого был продлен Роспатентом до 09.10.2018.

26.05.2005 Роспатентом зарегистрирован договор об уступке товарных знаков N 203932, N 82920 и N 143051 в отношении всех товаров в пользу компании «Лего Джурис А/С» (Дания).

з260

15.05.2012 в Палату по патентным спорам Роспатента поступили возражения общества против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 82920 в отношении товаров 28 класса МКТУ, по свидетельству N 143051 в отношении товаров 28 класса МКТУ, по свидетельству N 203932 в отношении товаров 28 класса МКТУ.

Возражения мотивированы тем, что регистрация товарного знака по свидетельству N 82920 противоречит подпунктам «в», «е» пункта 15 Положения о товарных знаках, утвержденного Государственным комитетом Совета Министров СССР по делам изобретений и открытий 08.01.1974; регистрация товарных знаков N 143051, 203932 противоречит пунктам 1 и 2 статьи 6 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее — Закон о товарных знаках).

Решениями Роспатента от 21.09.2012 в удовлетворении возражений было отказано, правовая охрана товарных знаков по свидетельствам N 82920, 143051, 203932 оставлена в силе, что послужило основанием для обращения общества в суд с настоящим заявлением.

Отказывая в удовлетворении требований, суды исходил из того, что оспариваемые решения Роспатента являются обоснованными, поскольку изображение кирпичика LEGO обладает различительной способностью, так как не является изображением товара традиционной формы, не обладающей отличительными признаками.

Судами установлено, что оспариваемые товарные знаки представляют собой изображение кирпичика с восемью цилиндрическими шипами, который был изобретен в 1958 году основателем компании LEGO — Годфредом Кирк Христиансеном (патент Дании на изобретение N 92683), является основой продукции, выпускаемой компанией LEGO, и приобрел в этом качестве мировую известность.

з259

При этом суды сослались на недоказанность того, что на момент создания кирпичика LEGO компанией LEGO, а также на дату приоритета оспариваемых товарных знаков форма указанного кирпичика была традиционной формой какого-либо товара, выпускаемого различными производителями. В связи с этим, суды посчитали, что отсутствуют какие-либо основания считать, что на дату приоритета оспариваемых товарных знаков форма кирпичика LEGO не являлась оригинальной, была лишена отличительных признаков и воспринималась потребителями исключительно как указание на вид, свойства и состав товара.

Сведений, позволяющих сделать вывод о том, что созданный компанией LEGO кирпичик оригинальной формы до даты приоритета оспариваемых товарных знаков утратил различительную способность в результате использования различными производителями или вошел во всеобщее употребление в качестве указания на определенный вид товара, выпускаемый разными производителями, не имеется.

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда РФ сделала вывод об отсутствии оснований, предусмотренных частью 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса РФ, по которым дело может быть передано на рассмотрение в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ.

 

Вопрос 480.

Как проводится грань между каноническими христианскими символами и мистическими литературными образами, регистрируемыми в качестве товарных знаков?

 

Ответ.

Примером может служить рассмотрение возражения, поданного ООО «Фор-Инвест», Россия, на решение об отказе в государственной регистрации обозначения «ЧАША ГРААЛЯ» по заявке N 2011735734 с приоритетом от 01.11.2011 в отношении товаров 32 и 33 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

Решение обосновано тем, что по библейскому преданию Чаша Грааля — это та чаша, которой пользовался Иисус Христос на Тайной вечере (см. http://storio.ru/100zag/39.htm; http://zhikarentsev.ru/um/opening/secret/garail; http://www.cmplus.ru/kentavr/graalcup.shtml). Поскольку заявленное обозначение имеет выраженную религиозную семантику, оно способно оскорбить чувства верующих, что противоречит общественным интересам.

Изучив материалы дела и выслушав участвующих в рассмотрении возражения, Палата по патентным спорам сочла доводы возражения убедительными.

«Чаша Грааля» или «Святой Грааль» — согласно средневековым кельтским и нормандским легендам одно из орудий Страстей — чаша, из которой Иисус Христос вкушал на Тайной вечере и в которую Иосиф Аримафейский собрал кровь из ран распятого на кресте Спасителя. Исток легенды о Граале лежит в мифах древних кельтов. В их преданиях Святой Грааль — это каменный сосуд в виде чаши, сделанный из изумруда, который архангел Михаил выбил мечом из короны Люцифера (в некоторых легендах Грааль — это чаша, вырезанная из дерева). Согласно еще одной версии, Грааль — некий священный камень, связанный с тайной мистической жизнью Иисуса. Слова «Святой Грааль» часто используются в переносном смысле как обозначение какой-либо заветной цели, часто недостижимой или труднодостижимой. Принципиально отличаются от «вещественных» версий (чаша, камень) предположения о том, что Грааль — выражение неких мистических духовных идей. Чаша Грааля — это состояние души, соединения человека с Богом, т.е. найти Святой Грааль — значит достичь просветления. В одном из вариантов Грааль связан с преданиями о короле Артуре. Еще одна группа исследователей считает, что сказание о Граале связано с тайным оккультным обществом, основанным в незапамятные времена и обладающим сокровенным знанием, которое передается из поколения в поколение. Языческие же корни легенды о Граале указывают на ее происхождение от очень древнего индоевропейского мифа о магической посуде — символе жизни и возрождения. Эта чаша — символический источник жизни и бессмертия, изобилия и плодородия, «чудесный кормилец». Поиски Грааля — это возвращение в рай, духовный центр человека и Вселенной; символ инициации, проверки через испытания и встречу со смертью в поисках скрытого смысла и тайны жизни (см.: Большой российский энциклопедический словарь. М., 2003; Мифы народов мира. Москва. Советская Энциклопедия, 1991. С. 317 — 318; Википедия: ru.wikipedia.org).

В христианстве Грааль является неоднозначным символом. Следует упомянуть, что ни одно из преданий о Граале не признано официальной церковью. Ни один церковный летописец ни разу не обмолвился о Святой чаше, хотя во всех четырех евангелиях говорится о человеке по имени Иосиф, который выпросил у Понтия Пилата тело распятого Христа и, обернув его плащаницей, положил в гробницу, высеченную в скале. Грааль упоминается только в апокрифах.

Образ Грааля нельзя полностью сводить ни к церковному таинству, ни к кельтскому мифу. Для рыцарской культуры Средневековья важность Грааля как символа состояла в том, что он соединял дух рыцарских приключений, вольную игру фантазии, использующей осколки полузабытой мифологии, и христианскую мистику. Эта чаша (Святой Грааль) является символом благородства, чистых помыслов, душевного здоровья и стремления возвыситься. Грааль — это тайна, которая открывается лишь самым достойным.

Легенды о Граале возникли в средние века как составная часть легенд об Артуре, а в письменной литературе появились на территории Франции в XII веке. Искатели Грааля Персиваль, Гавейн, Ланселот, Борс, Галахад — все рыцари короля Артура, отправлявшиеся в свои мистические странствия из Артурова двора, однако на этом сходство между их приключениями заканчивается. Само название «Грааль» восходит к старофранцузскому редкому слову graal, обозначавшему большое блюдо, поднос. Именно такую форму имел священный сосуд, о котором идет речь в старейшем из имеющихся текстов о Граале. Самый первый вариант повести о Святом Граале — «Персиваль, или Повесть о Граале» — опубликовал известный поэт и трубадур Кретьен де Труа около 1180 — 1182 года. Там Грааль описан как большое выложенное драгоценными камнями блюдо, которое по залам замка проносит дева. Кельтские, ирландские и валлийские сказания изобилуют сюжетами о волшебных питающих сосудах.

Однако, вопреки огромной популярности сказаний о Святом Граале, церковь никогда не признавала Грааль канонической христианской реликвией. За Граалем закрепилась сомнительная слава в лучшем случае апокрифического символа, а в худшем — сакрального символа организованного еретического движения в границах западного христианского мира.

Поскольку установлено, что такое понятие, как «Чаша Грааля», не относится к каноническим христианским символам, а является мистическим литературным образом, описанным в мифах и легендах, а также в различных произведениях средневековых авторов, отсутствуют основания для признания заявленного обозначения религиозным символом.

Следует также отметить, что при рассмотрении возражения коллегией была учтена существующая практика Роспатента по регистрации товарных знаков, включающих словесный элемент «Грааль», в частности, зарегистрированы товарные знаки «Святой Грааль» (свидетельства N 464753, 470427, 464752, 301232), а также знаки со словесными элементами «ГРААЛЬ»/»GRAAL» (свидетельства N 275185, 437954, 435036, 379125, международные регистрации N 1074262, 988871).

Также коллегией было принято во внимание, что государственная регистрация заявленного обозначения «ЧАША ГРААЛЯ» испрашивается для товаров «вина, а именно кагоры», которые используются при совершении одного из христианских ритуалов — евхаристии.

Следовательно, заявленное обозначение никоим образом не может оскорбить чувства верующих и, соответственно, противоречить общественным интересам, что свидетельствует о соответствии заявленного обозначения требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ. Учитывая вышеизложенное, Палата по патентным спорам пришла к выводу удовлетворить возражение от 25.11.2013, отменить решение Роспатента от 26.07.2013 и зарегистрировать товарный знак по заявке N 2011735734.

 

Вопрос 481.

Как оценивается охраноспособность знаков обслуживания, представляющих собой название метода лечения, включающего имя его создателя?

 

Ответ.

Подход к оценке охраноспособности такого знака обслуживания может быть иллюстрирован рассмотрением возражения, поданного ООО «Центр новых медицинских технологий», Россия, против предоставления правовой охраны знаку обслуживания по свидетельству N 487610 на словесный знак «Метод Ульзибата» по заявке N 2011742528 с приоритетом от 26.12.2011, зарегистрированной на имя ЗАО «Институт клинической реабилитологии», Россия, в отношении услуг 44 класса МКТУ: «диспансеры; клиники; консультации по вопросам фармацевтики; лечебницы; массаж; помощь медицинская; прокат санитарно-технического оборудования; санатории; служба санитарная; услуги психологов; уход за больными; физиотерапия».

Доводы возражения сводятся, в частности, к следующему:

— обозначение «Метод Ульзибата» состоит только из элементов, вошедших во всеобщее употребление для обозначения услуг определенного вида и являющихся общепринятыми терминами, а также для части услуг, приведенных в перечне оспариваемого знака, являющихся ложными или способными ввести потребителя в заблуждение относительно осуществляемых услуг;

— словосочетание «Метод Ульзибата» имеет вполне определенное семантическое значение, так как является названием конкретной хирургической операции по лечению детского церебрального паралича (ДЦП), которая однозначно подразумевает проведение определенных хирургических действий с использованием определенного хирургического инструмента. Данная операция или метод под названием «Способ лечения мышечно-фасциальных болей В.Б. Ульзибата» был разработан профессором В.Б. Ульзибатом и первоначально зарегистрирован в соответствии с авторским свидетельством N 1621901 с датой приоритета от 24.09.1987, преобразованным в патент на изобретение N 1621901.

Срок действия данного патента истек спустя 20 лет с даты его приоритета — 24.09.2007;

— по истечении срока действия патента изобретение «Способ лечения мышечно-фасциальных болей В.Б. Ульзибата» перешло в общественное достояние и может свободно использоваться без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты вознаграждения за использование, в том числе для лечения детского церебрального паралича. Очевидно, что любое лицо вправе выполнять хирургическую операцию «Способ лечения мышечно-фасциальных болей В.Б. Ульзибата» после 24.09.2007 и использовать при этом для названия операции какое-то иное обозначение, например, метод Петрова или Иванова, было бы не только аморально, но могло вводить пациентов в заблуждение относительно оказываемых медицинских услуг;

— обозначение «Метод Ульзибата» широко использовалось специалистами в области хирургического лечения ДЦП именно для обозначения конкретной хирургической операции длительное время до даты приоритета товарного знака N 487610 в периодической печати, энциклопедии, сети Интернет (приведен подробный перечень источников информации);

— словосочетание «Метод Ульзибата» является обозначением, вошедшим во всеобщее употребление как обозначение услуг определенного и указанного выше вида.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, Палата по патентным спорам находит доводы возражения неубедительными.

Анализ словарно-справочных источников показал, что слово «метод» означает [польск. metoda < лат. — «прием, способ» < греч. — «путь вслед за чем-н.»]: 1) способ теоретического исследования или практического осуществления чего-нибудь; 2) способ осуществления чего-нибудь, прием, а слово «Ульзибата» не закреплено в них в качестве общелексической единицы русского языка.

Термин — это слово или словосочетание, призванное точно обозначить понятие и его соотношение с др. понятиями в пределах специальной сферы. Термины служат специализирующими, ограничительными обозначениями характерных для этой сферы предметов, явлений, их свойств и отношений. Они существуют лишь в рамках определенной терминологии. В отличие от слов общего языка, термины не связаны с контекстом. Основным источником, позволяющим отнести обозначение к общепринятому термину, являются терминологические словари и специализированная литература.

Материалы возражения не содержат сведений о наличии слов «Метод Ульзибата» в словарно-справочной литературе в области медицины (например, терминологические словари).

Указанное позволяет сделать вывод, что в целом оспариваемое обозначение является словосочетанием, не имеющим конкретного семантического или терминологического значения.

Вместе с тем и лицом, подавшим возражение, и правообладателем представлены материалы, согласно которым «Ульзибат» является именем собственным — фамилией известного врача В.Б. Ульзибата, работавшего в области разработки и осуществления способов лечения врожденных и приобретенных патологий опорно-двигательного аппарата.

В.Б. Ульзибатом был описан «способ лечения мышечно-фасциальных болей» и получено авторское свидетельство N SU 1 621 901 А1 [1] (в 1992 году действие авторского свидетельства было прекращено и выдан патент на оставшийся срок).

Действительно, срок действия данного патента истек 24.09.2007. В этой связи существует возможность использования описанного в нем способа лечения любым лицом.

Однако это обстоятельство не дает права на использование фамилии известного лица. Право на фамилию относится к личным неимущественным правам, в силу чего неотчуждаемо и непередаваемо. При этом коллегия обращает внимание на то, что изобретение «Способ лечения мышечно-фасциальных болей В.Б. Ульзибата» по указанному выше патенту в своем названии содержало фамилию автора — Ульзибат.

Вместе с тем право на использование фамилии в объем правовой охраны данного изобретения не было включено: в формуле изобретения отсутствовала фамилия Ульзибат.

Следует также учесть, что В.Б. Ульзибатом было получено несколько патентов в области лечения детского церебрального паралича и других заболеваний скелетно-мышечной системы (см., например, патент RU 2124864 на «Способ лечение ортопедических последствий детского церебрального паралича», срок действия — до 07.07.2018, права принадлежат наследникам В.Б. Ульзибата, предоставлена лицензия ЗАО «Институт клинической реабилитологии»).

Правообладателем оспариваемого знака обслуживания были также получены свидетельства на товарные знаки N 216678 («ULZIBAT») и N 216677 («УЛЬЗИБАТ»).

Кроме того, коллегией Палаты по патентным спорам было принято во внимание наличие в материалах заявки N 2011742528 писем-согласий от наследников В.Б. Ульзибата на использование и регистрацию обозначения «Метод Ульзибата» на имя ЗАО «Институт клинической реабилитологии».

Довод о том, что хирургические операции под названием «Метод Ульзибата» проводились длительное время различными клиниками, также не может быть признан убедительным, поскольку не подтвержден материалами возражения. Напротив, все материалы имеют отсылку на В.Б. Ульзибата и/или правообладателя.

Учитывая изложенное, оспариваемый знак обслуживания «Метод Ульзибата» не может быть признан общепринятым условным обозначением (символом), применяемым в науке и технике, или термином, характерным для какой-либо конкретной области науки и техники.

Что касается использования обозначения «Метод Ульзибата» в названии способа лечения мышечно-фасциальных болей, осуществляемого многими лицами, необходимо отметить следующее.

Коллегия Палаты по патентным спорам обращает внимание на то, что материалы возражения не содержат документов, доказывающих указанный факт, поскольку каждый из представленных источников информации содержит сведения или упоминания «Метода Ульзибата», вкладывая в это понятие именно способ лечения мышечно-фасциальных болей, разработанный и осуществляемый В.Б. Ульзибатом и ассоциирующийся именно с ним и его клиникой.

В материалах возражения не указано, на какую именно характеристику услуг: «диспансеры; клиники; лечебницы; помощь медицинская» — указывает обозначение «Метод Ульзибата».

Для признания обозначения вошедшим во всеобщее употребление как обозначение товаров (услуг) определенного вида, необходимо учитывать наличие совокупности следующих признаков: применение обозначения в качестве названия (наименования) товара одного и того же товара или товаров того же вида, выпускаемых различными производителями; применение обозначения длительное время; использование обозначения в качестве названия (наименования) товара специалистами соответствующих отраслей производства, работниками торговли, потребителями.

Анализ представленных материалов возражения [1 — 8] показал, что содержащаяся в них информация в той или иной степени касается способа лечения мышечно-фасциальных болей, разработанного и осуществляемого В.Б. Ульзибатом и его клиникой.

Каких-либо документов, раскрывающих хозяйственную деятельность других предприятий, использующих обозначение «Метод Ульзибата», представлено не было.

В этой связи коллегия Палаты по патентным спорам считает, что представленных документов недостаточно для подтверждения длительности использования обозначения «Метод Ульзибата» многими независимыми лицами в качестве видового названия услуг 44 класса МКТУ.

Кроме того, коллегией Палаты по патентным спорам были приняты во внимание действия правообладателя товарного знака по свидетельству N 487610, направленные на защиту от незаконного использования обозначения «Метод Ульзибата» или сходного с ним до степени смешения обозначения иными лицами.

Таким образом, правообладатель не только активно использует свой знак, но и осуществляет действия по предотвращению его «размывания».

Изложенное свидетельствует о том, что отсутствуют основания утверждать, что на дату приоритета оспариваемого знака обслуживания (26.12.2012) обозначение «Метод Ульзибата» вошло во всеобщее употребление как обозначение услуг определенного вида.

В итоге коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу: отказать в удовлетворении возражения от 14.11.2013, оставить в силе правовую охрану товарного знака по свидетельству N 487610.

 

Вопрос 482.

Могут ли семейные ценности влиять на возможность отказа в регистрации товарного знака?

 

Ответ.

Могут, и такой случай имел место при рассмотрении возражения, поданного ООО «Холдинговая компания «Бизнесинвестгрупп», г. Уфа, на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака «В КРУГУ СЕМЬИ» по заявке N 2012719415 с приоритетом от 09.06.2012 в отношении товаров 33 класса МКТУ «алкогольные напитки (за исключением пива)».

В заключении по результатам экспертизы было указано, что заявленное обозначение, для которого испрашивается государственная регистрация в качестве товарного знака в отношении товаров 33 класса МКТУ, в силу своего смыслового значения противоречит общественным интересам, принципам гуманности и морали.

Коллегия Палаты по патентным спорам установила следующее.

Словосочетание «в кругу» означает «(быть, находиться) в какой-либо среде; в обществе людей, объединенных общими взглядами, интересами; среди единомышленников» (см. интернет-портал «Словари и энциклопедии на Академике: Фразеологический словарь русского литературного языка» — http://phraseology.academic.ru).

Семья — это основанная на браке или кровном родстве малая группа, члены которой связаны общностью быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью; в браке и семье отношения, обусловленные различием полов и половой потребностью, проявляются в форме нравственно-психологических отношений (см. интернет-портал «Яндекс.Словари/Большая советская энциклопедия»).

Исходя из изложенного, словосочетание «В КРУГУ СЕМЬИ» означает находиться в обществе близких или родных людей, включая детей, объединенных как общностью быта, так и взаимной моральной ответственностью, причем их взаимоотношения имеют нравственно-психологический характер.

При этом заявленное обозначение при оценке его охраноспособности следует рассматривать в совокупности с товарами, для индивидуализации которых оно предназначается. В перечне товаров, приведенном в заявке, указаны товары 33 класса МКТУ «алкогольные напитки (за исключением пива)». Принимая во внимание вышеуказанное смысловое значение словосочетания «В КРУГУ СЕМЬИ», заявленного на государственную регистрацию в качестве товарного знака в отношении данных товаров, коллегия Палаты по патентным спорам полагает, что оно вызывает ассоциации об употреблении алкогольных напитков в присутствии всех членов семьи, включая детей, пропагандируя такую связь как проявление семейных ценностей. Однако указанное противоречит современным тенденциям в обществе и государственной политике, направленным на борьбу с негативно сказывающимся на семейном благополучии чрезмерным употреблением российскими гражданами алкоголя.

Необходимо отметить, что распоряжением Правительства Российской Федерации от 30.12.2009 N 2128-р была одобрена Концепция государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкоголем и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года (далее — Концепция). В соответствии с пунктом 2 указанного акта Правительства Российской Федерации федеральные органы исполнительной власти обязаны учитывать в своей деятельности положения Концепции (см. http://www.fsrar.ru). Концепцией предусматриваются меры по снижению доступности и привлекательности алкоголя. При этом провозглашается приоритет защиты жизни и здоровья граждан и семейного благополучия по отношению к экономическим интересам участников алкогольного рынка. В стране проводится общенациональная информационно-пропагандистская кампания, направленная на информирование населения о вреде, причиняемом алкоголем здоровью, семейному благополучию и духовным ценностям человека, и о мерах антиалкогольной политики.

Заявленное обозначение, призванное посредством использования репутации семейных ценностей привлечь внимание потребителей к алкогольным напиткам заявителя, противоречит Концепции, выражающей общественные интересы, направленные на снижение привлекательности алкоголя и, как следствие, на улучшение семейного благополучия, демографической ситуации в стране, увеличение продолжительности жизни населения, сокращение уровня смертности, формирование стимулов к здоровому образу жизни, а также на сокращение уровня преступности.

Изложенные выше обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что заявленное обозначение, для которого испрашивается государственная регистрация в качестве товарного знака в отношении товаров 33 класса МКТУ «алкогольные напитки (за исключением пива)», противоречит общественным интересам.

 

Вопрос 483.

Должен ли заявитель представлять в Роспатент документ, подтверждающий кошерность товаров, если обозначение включает данный словесный элемент?

 

Ответ.

Должен, и Роспатент в своем решении может привести пояснения в части получения соответствующего документа. Так, коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака «КОШЕРНЫЕ ОЗЕРА» по заявке N 2012720662 с приоритетом от 20.06.2012, заявленной на регистрацию на имя ООО «ХК «Бизнесинвестгрупп», г. Уфа, в отношении товаров 33 класса МКТУ, указанных в перечне.

Заключение по результатам экспертизы обосновано тем, что словесный элемент «Кошерные», входящий в состав заявленного обозначения, не может быть использован для маркировки товаров без подтверждения в соответствующем порядке их кошерности, а также заявленное обозначение имеет выраженную религиозную семантику и может быть признано противоречащим принципам морали и способно оскорбить религиозные чувства верующих.

Палата по патентным спорам, поддержав решение экспертизы, отметила следующее.

По информации сети Интернет для маркировки любого товара словесным элементом «кошерный» необходимо соблюдение обязательных условий.

Так, Кашрут (в ашкеназском произношении «кашрус») — термин в иудаизме, означающий дозволенность или пригодность чего-либо с точки зрения Галахи. В русском языке прилагательное «кошерный» образовано от «кошер» — ашкеназского варианта произношения.

Кашрут — система ритуальных правил, определяющих соответствие чего-либо требованиям Галахи, еврейского закона. В основе законов кашрута лежат заповеди Торы, а также дополнительные правила, установленные еврейскими религиозными авторитетами, главным образом в Мишне и Гемаре, вместе образующими Талмуд (Устная Тора).

Обычно термин «кашрут» используют применительно к своду религиозных предписаний, связанных с пищей, однако его применяют и в других аспектах традиционной жизни — от юридических (например, правомочность свидетелей в судебных разбирательствах, которые могут окончиться наказанием, до бытовых (выбор ткани) и ритуальных (тфилин, цицит)) (см. http://ru.wikipedia.org).

Кошерность продукта удостоверяется екшером — специальным знаком качества, которых существует множество видов в зависимости от департамента кашрута и строгости соблюдения той или иной группы евреев. Если производитель хочет легально называть свои продукты кошерными, он должен получить специальный сертификат, допустив на производственную линию или в кафе/ресторан раввинскую проверку (она затем может периодически проводиться). К производству кошерных продуктов, особенно мяса и алкоголя, у религиозных иудеев имеются специальные требования (см. http://cyclowiki.org/).

Для получения сертификата на производство кошерных продуктов на территории Российской Федерации необходимо обратиться в Департамент Кашрута при главном раввинате России. Этапы получения сертификата кошерности за подписью главного раввина России Берла Лазара:

1) подача заявки заказчиком на проведение сертификации. Заказчик предоставляет исполнителю подробную, официально заверенную информацию об ингредиентном составе и технологическом процессе производства продукции, подлежащей сертификации;

2) проверка полученной информации, визит на предприятие эксперта технологического отдела исполнителя. По результатам визита заказчику выдается отчет, в котором прописаны рекомендации по сертификации;

3) выдача сертификата.

Заявителем не представлен соответствующий сертификат соответствия продукции.

Исходя из вышеизложенного, заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака без подтверждения в соответствующем порядке кошерности продукта, и следовательно, подобная регистрация способна ввести потребителя в заблуждение относительно качества товара.

Стоит также отметить, что необходимо учитывать чувства верующих при регистрации подобных обозначений, которые могут быть оскорблены, поскольку товар, маркированный элементом «кошерный», указывает на определенное качество продукта, что не соответствует действительности, и следовательно, данная регистрация будет противоречить требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code