Как суды оценивают силу словесного обозначения, носящего описательный характер, при сравнении товарного знака с доменным именем

Вопрос 467.

Как суды оценивают силу словесного обозначения, носящего описательный характер, при сравнении товарного знака с доменным именем?

 

Ответ.

Примером может служить рассмотрение спора, в котором ООО «Эдил-Импорт» обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к ЗАО «Компания «Симтекс» (далее — ответчик 1) и ООО «Симтекс Софт» (далее — ответчик 2) о запрещении ответчику 2 использования в наименовании домена обозначения holodilnik-tshok.ru, сходного до степени смешения с товарными знаками истца N 303134, 279170, 316458, и взыскании компенсации с ответчика 1 в размере 2000000,00 руб. и с ответчика 2 — 1000000,00 руб.

Решением суда первой инстанции от 20.08.2012 в удовлетворении иска отказано. Суд пришел к выводу, что словесное обозначение, использованное в спорном доменном имени, не сходно до степени смешения со словесным обозначением, являющимся охраняемым элементом товарных знаков, права на которые зарегистрированы за истцом. Словесное обозначение «holodilnik» носит описательный характер, не является сильным элементом, в доменном имени «holodilnik-tshok.ru» сильным элементом является «tshok», поскольку это обозначение оригинально и не носит описательного характера. В товарных знаках истца доминирующим является словесное обозначение «holodilnik». Обозначение «холодильник» является общеупотребительным термином, в период регистрации спорного доменного имени могло быть использовано только в латинской транслитерации. ООО «Эдил-Импорт» может воспрепятствовать свободному использованию общеупотребимого слова «холодильник», что влечет ограничение конкуренции в предпринимательской деятельности в сети Интернет.

Апелляционный суд не усмотрел оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции. Апелляционный суд считает верным вывод суда первой инстанции об отсутствии сходства до степени смешения между товарными знаками истца и спорным доменным именем. С учетом того что термин «холодильник» является общеупотребимым и ассоциируется у потребителя в первую очередь с определенным видом товара, а не с деятельностью определенного юридического лица, существенное значение для идентификации приобретают иные, используемые совместно с указанным обозначением элементы. Ответчиками спорный элемент используется в совокупности с обозначением, которое в русской транскрипции воспринимается как слово «шок» и является частью наименования сети магазинов, осуществляющих реализацию бытовой техники, информация о товарах которых и размещена на сайте со спорным доменным именем.

ВАС РФ Определением от 2 июля 2013 г. N ВАС-8281/13 отказал в передаче дела в Президиум ВАС РФ заявления ООО «Эдил-Импорт» от 11.06.2013 о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20.08.2012 по делу N А56-21873/2012, Постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2012 и Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.04.2013 по тому же делу, оставив тем самым в силе решения нижестоящих судов.

 

Вопрос 468.

Можно ли зарегистрировать в качестве товарного знака искаженное написание известного видового обозначения?

 

Ответ.

При определенных обстоятельствах — можно, что подтверждается рассмотрением возражения, поданного ООО «Сеть ресторанов «Чайхона N 1», на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации знака обслуживания по заявке N 2012745618 на обозначение «ЧАЙХОНА N 1» в отношении услуг 41 и 43 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

з258

Роспатентом 09.12.2013 было принято решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2012745618 для всех заявленных услуг (далее — решение Роспатента). Решение Роспатента основано на заключении по результатам экспертизы, в котором указано, что заявленное обозначение является неохраняемым на основании пункта 1 статьи 1483 ГК РФ, поскольку представляет собой сочетание элементов, являющихся видовым названием предприятия общественного питания и порядкового номера «1», который не обладает различительной способностью и может характеризовать указанное предприятие как первое, лучшее среди таких же предприятий, то есть носит хвалебный характер.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, Палата по патентным спорам считает доводы возражения убедительными.

Словарно-справочные источники информации (http://slovari.yandex.ru/) показывают, что слово «чайхона» не имеет значения в русском языке. Целесообразно обратить внимание, что словари содержат слово «чайхана» — чайная в Иране, Средней Азии и Азербайджане. Существует вероятность того, что слово «ЧАЙХОНА» может быть воспринято российским потребителем в значении предприятия общественного питания «чайхана».

Относительно элемента «N 1» коллегия отмечает, что данный элемент сам по себе не обладает различительной способностью, поскольку представляет собой сочетание знака (номера) и цифры (1), не имеющее словесного характера, в связи с чем данный элемент является неохраноспособным на основании положений пункта 1 статьи 1483 ГК РФ. Что касается довода экспертизы о том, что данный элемент носит хвалебный характер, то его следует признать неубедительным ввиду следующего. Указанный элемент не имеет однозначной семантики и может вызывать различные ассоциации (например, по порядку счета начальный; с которого идет счет; первоначальный, самый ранний; происходящий, действующий раньше всех других; единственный и т.д.).

Довод о том, что в совокупности со словом «чайхона» элемент «N 1» имеет однозначное толкование как «чайхона, лучшая среди таких же предприятий», экспертизой не доказан.

Заявленное обозначение в целом представляет собой совокупность словесного элемента, символа и цифры, выполненных в единой графической манере, что обусловливает его восприятие как единую графически и синтаксически связанную композицию.

Коллегией Палаты по патентным спорам также приняты во внимание материалы, иллюстрирующие использование заявителем рассматриваемого обозначения на территории Российской Федерации как средства индивидуализации услуг 43 класса МКТУ, относящихся к предприятиям общественного питания (например, закусочные, кафе, рестораны, бары и т.д.).

Согласно представленным материалам, а также информации с сайта заявителя «ЧАЙХОНА N 1» — это сеть ресторанов и кафе, входящая в холдинг современных предприятий общественного питания и развлечений, включающих в себя продюсерский центр «Новый Эрмитаж», сеть итальянских ресторанов «Me Piace», клуб-ресторан «100% хлопок», ночной клуб «Миллиардер» и др. Данная сеть ресторанов организована посредством франчайзинга. Сеть ресторанов «Чайхона N 1» предоставляет на договорных условиях для коммерческого использования организациям и частным лицам на территории Российской Федерации, в странах СНГ и за рубежом: торговую марку (бренд) «Чайхона N 1»; дизайн-проект для строительства и открытия нового ресторана; технологии ведения бизнеса, осуществления услуг по организации сервиса и приготовления блюд; осуществляет ежемесячный контроль над выполнением стандартов качества технологий, интерьера и сервисного обслуживания, проверку финансовой отчетности; рекламу и маркетинговые услуги в ресторанах сети и в рекламных мероприятиях сети и т.д.

Сеть ресторанов «Чайхона N 1» объединена общей концепцией: технология ведения бизнеса, торговая марка, оформление интерьера, меню и т.д. Разработку данной концепции, а также контроль за ее выполнением осуществляет заявитель. В качестве примера осуществления хозяйственной деятельности заявителем посредством франчайзинга можно привести ООО «Евро Рест», которое выступило субарендатором помещения в «Торгово-развлекательном Центре «Европейский» по договору субаренды от 15.05.2010. В пункте 3.1 договора субаренды указано, что помещение будет использоваться им для размещения ресторана «Чайхона N 1» с восточной и японской кухней. Взаимоотношения заявителя и ООО «Евро Рест» регулируются договором коммерческой концессии — РД0078362 от 24.03.2011 (зарегистрированным Роспатентом в отношении товарного знака по свидетельству N 299591, правообладатель — ООО «Сеть ресторанов «Чайхона N 1»).

Аналогичная ситуация имеет место и с ООО «Аквилона», которое арендует часть здания у торгово-развлекательного комплекса «ГлобалСити» (см. договор аренды от 16.07.2010). Взаимоотношения заявителя и ООО «Аквилона» регулируются, в том числе договором коммерческой концессии — РД0091323 от 07.12.2011 (зарегистрированным Роспатентом в отношении товарного знака по свидетельству N 393047, правообладатель — ООО «Сеть ресторанов «Чайхона N 1»).

Всего у заявителя имеется около 28 компаний-партнеров, бизнес которых построен подобным образом (ООО «Гуд-Мил», ООО «ИНТ-Проджект», ООО «Макс-Профит», ООО «А-Приори» и т.д.), которые осуществляют рекламную кампанию и популяризацию знака обслуживания «Чайхона N 1».

Коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что заявитель является владельцем исключительных прав на товарные знаки, включающие в свой состав элемент «Чайхона N 1» в качестве неохраняемого элемента (свидетельство N 299591 с приоритетом 22.06.2005, свидетельство N 393047 с приоритетом 28.08.2008). В отношении указанных знаков зарегистрировано большое количество договоров коммерческой концессии и лицензионных договоров. Необходимо отметить также, что рассматриваемый элемент выполнен в той же оригинальной графической манере. Изложенное дает основания полагать, что сеть ресторанов «Чайхона N 1» функционирует достаточно длительное время (по меньшей мере с 2005 года).

Материалы свидетельствуют о длительном (задолго до даты приоритета — 26.12.2012), неизменном (сохранение одного и того же оригинального графического исполнения) и непрерывном (как рестораны, так и кафе или сезонные кафе работают постоянно) использовании заявленного обозначения. Таким образом, представленные заявителем материалы позволяют утверждать, что услуги сети ресторанов и кафе, сопровождаемые маркировкой «ЧАЙХОНА N 1», хорошо известны российскому потребителю как услуги заявителя или связанных с ним лиц.

Как было указано выше, согласно представленным документам правообладателем до даты приоритета осуществлялось оказание услуг в области предприятий общественного питания: ресторанов, кафе, сезонных кафе и т.д.

Изложенное позволяет прийти к выводу о приобретении обозначением «ЧАЙХОНА N 1» различительной способности в результате его использования заявителем в отношении услуг 43 класса МКТУ: «закусочные; кафе; кафетерии; рестораны; услуги баров; обеспечение пищевыми продуктами и напитками».

Что касается услуг 41 класса МКТУ, коллегия Палаты по патентным спорам отмечает отсутствие в материалах дела каких-либо документов, которые могли бы подтвердить факт их оказания заявителем. Следовательно, невозможно установить приобретение различительной способности обозначением до даты приоритета заявленного обозначения в отношении данных услуг. Относительно довода экспертизы о наличии предприятий, использующих словесный элемент заявленного обозначения в качестве маркировки своих услуг в совокупности с любым порядковым номером, коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что не выявлено информации о подобных обозначениях. Также в материалах дела не имеется документов, которые могли бы свидетельствовать о том, что на дату приоритета заявленного обозначения и само заявленное обозначение в целом использовалось каким-либо иным предприятием, и его регистрация на имя заявителя могла бы ущемить права иных предприятий и лишила бы их возможности использовать это обозначение для маркировки своих товаров и услуг.

Резюмируя изложенное, коллегия Палаты по патентным спорам считает, что заявленное обозначение в целом воспринимается не как простой набор слова, символа и цифры, а как название известной потребителю сети предприятий общественного питания, объединенных общей концепцией. Таким образом, обозначение в полной мере способно выполнять индивидуализирующую функцию товарного знака, вызывая необходимые и достаточные ассоциации для запоминания его потребителями как элемента, отличающего услуги заявителя от аналогичных услуг иных лиц, и может быть зарегистрировано в отношении услуг 43 класса МКТУ: «закусочные; кафе; кафетерии; рестораны; услуги баров; обеспечение пищевыми продуктами и напитками».

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу удовлетворить возражение от 13.12.2013, отменить решение Роспатента от 09.12.2013 и зарегистрировать знак обслуживания по заявке N 2012745618.

 

Вопрос 469.

Как экспертиза оценивает вероятность регистрации на имя заявителя двух тожественных товарных знаков в отношении идентичных товаров?

 

Ответ.

Ситуация может быть пояснена мотивацией, использованной при рассмотрении возражения, поданного ООО «Торгово-производственная компания «ЛиК», г. Москва, на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011737490 на словесное обозначение «БАТЬКА» с приоритетом от 16.11.2011 в отношении товаров и услуг 03, 05, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

Роспатентом 31.07.2013 было принято решение о государственной регистрации товарного знака в отношении части товаров и услуг 03, 05, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35 классов МКТУ, а также товаров 30 класса МКТУ. Согласно решению Роспатента основанием для отказа в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011737490 в отношении другой части товаров и услуг 03, 05, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35 классов МКТУ послужило наличие у заявителя исключительного права на тождественный товарный знак по свидетельству N 368596, ранее зарегистрированный в отношении товаров и услуг, идентичных заявленным. Экспертизой было указано, что в соответствии со статьей 1481 ГК РФ не могут существовать два одинаковых по содержанию исключительных права на один и тот же товарный знак, так как в случае отчуждения одного из тождественных товарных знаков на имя иного лица товарные знаки будут принадлежать разным правообладателям, что противоречит основной функции товарного знака как средства индивидуализации товаров и услуг конкретного лица в соответствии с положениями статьи 1477 ГК РФ.

Изучив материалы дела, коллегия Палаты по патентным спорам считает доводы, изложенные в возражении, убедительными.

Принадлежащий заявителю товарный знак «БАТЬКА» по свидетельству N 368596 также является словесным, выполнен стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита. Правовая охрана товарному знаку предоставлена в отношении товаров 03, 05, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35 классов МКТУ.

Заявленное обозначение и товарный знак по свидетельству N 368596 являются тождественными, а товары и услуги, указанные в их перечнях, идентичны.

Принимая во внимание исключительный характер прав на товарный знак как средство индивидуализации товаров и услуг, регистрация заявленного обозначения на имя ООО «Торгово-производственная компания «ЛиК» в отношении части заявленных товаров и услуг противоречит требованиям, установленным пунктом 2 статьи 1481 ГК РФ. Указанное заявителем не оспаривается.

Вместе с тем при анализе материалов дела Палатой по патентным спорам были выявлены обстоятельства, которые не могли быть учтены при подготовке заключения экспертизы и являются основанием для изменения принятого Роспатентом решения.

К указанным обстоятельствам относится досрочное полное прекращение правовой охраны товарного знака по свидетельству N 368596 по заявлению правообладателя от 17.04.2013, сведения о котором были внесены в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации 02.10.2013.

Таким образом, основания для отказа в государственной регистрации заявленного обозначения по заявке N 2011737490 в отношении части заявленных товаров и услуг 03, 05, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35 классов МКТУ отсутствуют.

Принимая во внимание все вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу удовлетворить возражение от 14.10.2013, изменить решение Роспатента от 31.07.2013 и зарегистрировать товарный знак по заявке N 2011737490.

 

Вопрос 470.

Как экспертиза оценивает возможность регистрации словесного обозначения, представляющего собой название особо охраняемой природной территории?

 

Ответ.

Ответ можно найти в заключении, вынесенном коллегией Палаты по патентным спорам при рассмотрении возражения, поданного ООО «Лимонадная фабрика «Майкопская», г. Майкоп, по заявке N 2011734159 с приоритетом от 18.10.2011 на обозначение «РУФАБГО» в отношении товаров и услуг 32, 43 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

Несоответствие заявленного обозначения требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ экспертизой обосновано тем, что заявленное обозначение будет противоречить общественным интересам, так как наделяет заявителя необоснованными преимуществами перед другими участниками рынка, поскольку заявленное обозначение «РУФАБГО» представляет собой название особо охраняемой природной территории Республики Адыгея — памятник природы «Долина реки Руфабго».

Изучив материалы дела и заслушав присутствующих, Палата по патентным спорам пришла к следующему выводу.

Слово «Руфабго» означает «речка в Адыгее, левый приток реки Белой, берет начало с восточных склонов хребта Азиш-Тау, в районе вершины (1230 м), впадает в Белую между станицей Даховской и поселком Каменномостский». Однако особо охраняемой природной территорией Республики Адыгея является памятник природы «Долина реки Руфабго».

Таким образом, оспариваемый товарный знак порождает некоторые ассоциации с рекой Руфабго, как с географическим объектом (рекой), но не как с особо охраняемым объектом.

Кроме того, вывод экспертизы о том, что заявленное обозначение может быть воспринято как противоречащее общественным интересам, поскольку наделяет заявителя необоснованными преимуществами перед другими участниками рынка, носит субъективный характер и не подтвержден фактическими данными.

Заявленное обозначение также не противоречит общественным интересам, так как оно не является непристойным, не содержит призывы антигуманного характера, оскорбляющие человеческое достоинство, религиозные чувства и не содержит слов, написание которых нарушает правила орфографии русского языка.

Таким образом, довод экспертизы о том, что регистрация заявленного обозначения будет противоречить общественным интересам, является необоснованным.

В соответствии с изложенным, вывод экспертизы о несоответствии заявленного обозначения требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ коллегия Палаты по патентным спорам признала ошибочным.

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу удовлетворить возражение от 10.09.2013, отменить решение Роспатента от 09.04.2013 и зарегистрировать товарный знак по заявке N 2011734159.

 

Вопрос 471.

Как оцениваются письма-согласия по комбинированным товарным знакам, у которых только один из элементов является тождественным?

 

Ответ.

Позиция Палаты по патентным спорам может быть иллюстрирована извлечением из заключения коллегии Палаты по патентным спорам, вынесенным при рассмотрении возражения на решение о регистрации товарного знака по заявке N 2011731775 с приоритетом от 11.05.2010 в отношении товаров 06, 19 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

з257

Роспатентом 23.05.2013 принято решение о государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011731775 в отношении товаров 06 — «обычные материалы и их сплавы», 19 — «асфальт, смолы и битум; неметаллические передвижные конструкции и сооружения» классов МКТУ. В отношении остальных заявленных товаров 06, 19 классов МКТУ заявленному обозначению было отказано в государственной регистрации товарного знака.

Заключение мотивировано тем, что заявленное обозначение сходно до степени смешения с ранее зарегистрированными на имя иных лиц в отношении однородных товаров и услуг товарными знаками. А именно были противопоставлены следующие товарные знаки:

— комбинированный товарный знак со словесным элементом «ТЕПЛЫЙ ДОМ» по свидетельству N 259048 с приоритетом от 04.02.2002, зарегистрированный для товаров 17 класса МКТУ, признанных однородными заявленным товарам 19 класса МКТУ;

з256

— комбинированный товарный знак со словесным элементом «ТЕПЛЫЙ ДОМ» по свидетельству N 324450 с приоритетом от 06.07.2005, зарегистрированный для товаров 06 класса МКТУ, признанных однородными заявленным товарам 06, 19 классов МКТУ.

з255

Относительно представленного письма-согласия от правообладателя товарного знака по свидетельству N 324450 в заключении по результатам экспертизы отмечено, что оно не было принято во внимание при принятии решения, поскольку заявленное обозначение и указанный товарный знак имеют высокую степень сходства в силу фонетического тождества словесных элементов «ТЕПЛЫЙ ДОМ».

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, коллегия Палаты по патентным спорам установила следующее.

Заявленное обозначение и товарные знаки производят различное зрительное впечатление за счет присутствия в них принципиально различных изобразительных элементов и различной цветовой гаммы. Вместе с тем сравниваемые знаки включают фонетически и семантически тождественные словесные элементы «ТЕПЛЫЙ ДОМ». Поскольку совпадающие словесные элементы являются существенными индивидуализирующими элементами, как в заявленном обозначении, так и в противопоставленных товарных знаках, заявленное обозначение было признано сходным в целом с товарными знаками, несмотря на очевидное графическое различие знаков.

Правовая охрана товарному знаку N 259048 предоставлена в отношении 17 класса МКТУ «изделия из частично обработанных пластмасс; материалы для конопачения, уплотнения и изоляции; трубы гибкие неметаллические», которые не являются однородными товарам 19 класса МКТУ «асфальт, смолы и битум; неметаллические передвижные конструкции и сооружения; арматура дверная; арматура оконная; окна; перемычки дверные или оконные; переплеты оконные створные; ставни; филенки дверные», в отношении которых, согласно скорректированному заявителем перечню, испрашивается государственная регистрация товарного знака по заявке N 2011731775 (сопоставляемые товары не совпадают по виду/роду, имеют существенные различия в назначении, способе изготовления, материале, из которого они изготовлены).

Следовательно, неоднородные товары, маркированные сходными знаками, не будут смешиваться потребителями в гражданском обороте.

Товары 06 класса МКТУ (блоки оконные, двери металлические, дверные засовы, задвижки, дверные коробки, рамы металлические и др.), указанные в перечне товарного знака N 324450, и товары 06, 19 классов МКТУ (окна, форточки, ставни, филенки дверные, перемычки дверные или оконные и др.) заявленного перечня относятся к одному виду/роду товаров, имеют одинаковое назначение, круг потребителей, поэтому являются однородными.

Следовательно, заявленное обозначение и товарный знак N 324450 являются сходными до степени смешения в отношении однородных товаров 06, 19 классов МКТУ.

Вместе с тем правообладатель противопоставленного товарного знака N 324450 предоставил согласие на регистрацию товарного знака по заявке N 2011731775 в отношении всех заявленных товаров 06, 19 классов МКТУ. Учитывая, что заявленное обозначение и товарный знак N 324450 являются сходными, а не тождественными (имеются существенные графические различия), предоставление согласия учтено Палатой по патентным спорам при рассмотрении возражения от 21.08.2013.

Таким образом, противопоставленные товарные знаки не являются препятствием для государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011731775 в отношении скорректированного заявителем перечня товаров 06, 19 классов МКТУ в соответствии с требованиями, регламентированными пунктом 6 статьи 1483 ГК РФ.

Резюмируя вышеизложенное, заявленное обозначение, в дополнение к товарам 06, 19 классов МКТУ, в отношении которых принято решение о государственной регистрации товарного знака, также может быть зарегистрировано в качестве товарного знака в отношении уточненного заявителем перечня товаров 06, 19 классов МКТУ.

 

Вопрос 472.

Можно ли взыскать с директора убытки, причиненные обществу незаконными действиями директора в отношении противоправного использования товарного знака?

 

Ответ.

Можно, и такой случай отражен в Постановлении от 21 ноября 2013 по делу N А67-8652/2012 ФАС Западно-Сибирского Округа.

ООО «Финвал» обратилось в Арбитражный суд Томской области с иском к К.В. Касаткину о взыскании 5268129,01 руб. убытков, причиненных обществу незаконными действиями, при исполнении обязанностей директора ООО «Финвал».

Заявленное требование основано на статье 15 ГК РФ и статье 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об обществах) и мотивировано тем, что недобросовестными действиями директора ООО «Финвал», а именно незаконным использованием товарного знака «AVI» без согласия правообладателя, обществу были причинены убытки.

Решением от 03.07.2013 Арбитражного суда Томской области, оставленным без изменения Постановлением от 06.09.2013 Седьмого арбитражного апелляционного суда, заявленные требования удовлетворены частично. С К.В. Касаткина в пользу ООО «Финвал» взыскано 5227803 руб. убытков. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

К.В. Касаткин обратился с кассационной жалобой, в которой просит судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение. В обоснование жалобы указывает, что убытки истцом не доказаны, судебные акты по делам N А67-3222/2012, А67-2009/2011 не имеют преюдициального значения, совершение противоправных действий лично ответчиком не доказано, в материалах дела отсутствуют доказательства, что ответчик до получения претензии А.В. Ворожцовой (Банниковой) от 29.11.2010 знал о том, что обозначение «AVI» является товарным знаком и этот знак зарегистрирован за Ворожцовой, после получения от правообладателя соответствующего требования предпринял все зависящие от него меры для прекращения такого использования, а именно издал приказ от 06.12.2012 N 4; продажа вещей со спорным товарным знаком работником общества Н.Ю. Синицыной. является халатностью данного работника и не подтверждает совершения противоправных действий именно ответчиком; суд не дал оценку показаниям свидетеля О.А. Трифоновой.

Судом установлено, что К.В. Касаткин в период с мая 2007 года по 19.07.2012 являлся директором ООО «Финвал». Указывая на то, что в результате неправомерных действий ответчика как руководителя ООО «Финвал» по незаконному использованию товарного знака «AVI» обществу причинены убытки в виде административного штрафа в размере 30000 руб. с конфискацией продукции с товарным знаком «AVI» стоимостью 1732601 руб., а также с ООО «Финвал» взыскана компенсация за незаконное использование товарного знака в размере 3465202 руб. с отнесением на ООО «Финвал» расходов по уплате государственной пошлины, истец обратился в суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования истца в части, исходил из доказанности совокупности условий для взыскания с ответчика убытков.

Апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции, оснований для отмены решения суда не установил.

Доводы кассационной жалобы о том, что убытки истцом не доказаны, судебные акты по делам N А67-3222/2012, А67-2009/2011 не имеют преюдициального значения, совершение противоправных действий лично ответчиком не доказано, в материалах дела отсутствуют доказательства, что ответчик до получения претензии А.В. Ворожцовой (Банниковой) от 29.11.2010 знал о том, что обозначение «AVI» является товарным знаком и этот знак зарегистрирован за А.В. Ворожцовой, после получения от правообладателя соответствующего требования предпринял все зависящие от него меры для прекращения такого использования, а именно издал приказ от 06.12.2012 N 4, суд не дал оценку показаниям свидетеля О.А. Трифоновой, продажа вещей со спорным товарным знаком работником общества Н.Ю. Синицыной является халатностью данного работника и не подтверждает совершения противоправных действий именно ответчиком, были предметом оценки апелляционного суда и мотивированно отклонены.

Из положений пункта 3 статьи 40, пункта 1 статьи 44, пункта 2 статьи 44 Закона об обществах единоличный исполнительный орган общества, представляя его интересы, должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно. Единоличный исполнительный орган общества несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 АПК РФ в их совокупности и взаимосвязи, суды пришли к выводу о доказанности факта причинения ООО «Финвал» убытков в размере 30000 руб. административного штрафа, 1732601 руб. стоимости изъятой контрафактной продукции и 3465202 руб. взысканной с общества компенсации за незаконное использование товарного знака.

Судебные акты по делам N А67-2009/2011, А67-3222/2012 учтены судом применительно к части 1 статьи 16 АПК РФ и позиции, сформулированной в абзаце 3 пункта 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 июля 2009 года N 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств».

Так, вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Томской области от 15.09.2011 по делу N А67-2009/2011 установлена реализация обществом товара с изображением товарного знака «AVI» без лицензионного соглашения с правообладателем и при отсутствии свидетельства, подтверждающего право на товарный знак «AVI». Указанным судебным актом общество привлечено к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ, в виде административного штрафа в размере 30000 руб. с конфискацией продукции с товарным знаком «AVI», изъятой согласно протоколу изъятия вещей и документов от 28.12.2010.

Вступившим в силу решением Арбитражного суда Томской области от 22.06.2012 по делу N А67-3222/2012 установлена стоимость конфискованного товара, на котором незаконно размещен товарный знак в сумме 1732601,00 руб., и исходя из этой стоимости с ООО «Финвал» в пользу А.В. Банниковой (правообладателя) взыскано 3465202,00 руб. компенсации за незаконное использование товарного знака (в двукратном размере стоимости товаров, на которых был незаконно размещен товарный знак).

Факт изготовления контрафактного товара обществом и ввода его в оборот установлен вступившими в законную силу решениями по указанным делам.

Доказательств, опровергающих размер убытков, в том числе доказательства иного размера стоимости изъятого имущества, доказательства принадлежности товара на праве собственности иным лицам, контррасчета размера причиненных убытков, ответчиком в материалы дела не представлено (статьи 9, 41, 65, 67, 68 АПК РФ).

Суд кассационной инстанции отмечает, что привлечение единоличного исполнительного органа к ответственности зависит от того, действовали ли они при исполнении своих обязанностей разумно и добросовестно, то есть проявили ли они заботливость и осмотрительность и приняли ли все необходимые меры для надлежащего исполнения своих обязанностей.

Поскольку основным видом деятельности общества являлось производство и реализация одежды, ответчик, являясь и участником, и директором общества, должен был знать о наличии либо отсутствии надлежащим образом оформленного права на использование товарного знака.

Суд пришел к выводу, что совершение названных действий свидетельствует о нарушении ответчиками предусмотренной пунктом 3 статьи 53 ГК РФ и пунктом 1 статьи 44 Закона об обществах обязанности действовать разумно и добросовестно в интересах общества.

При этом судом принято во внимание, что директор, как единоличный исполнительный орган общества, принимает решение о реализации того или иного товара и в случаях ненадлежащей организации системы управления юридическим лицом директор отвечает за причиненные в результате этого убытки (пункт 3 статьи 53 ГК РФ, пункт 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62).

Суды оценили представленные в материалы дела доказательства по правилам статей 65, 67, 68, 71 АПК РФ в их совокупности и взаимосвязи, в том числе апелляционный суд мотивированно отклонил довод ответчика относительно свидетельских показаний.

Обжалуемые судебные акты содержат в соответствии с требованиями части 7 статьи 71, пункта 2 части 4 статьи 170, пункта 12 части 2 статьи 271 АПК РФ мотивированное обоснование отклонения заявленных ответчиком доводов.

Указание заявителя в пояснениях к кассационной жалобе на незаконность взыскания стоимости конфискованного товара в размере 1732601 руб., без исключения налога на добавленную стоимость, не может быть принято во внимание. Ответчик при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций не представил свои расчеты убытков, указанные доводы не приводил (статьи 9, 41, 65 АПК РФ). В полномочия суда кассационной инстанции в силу статьи 286 и пункта 2 статьи 287 АПК РФ не входят установление фактических обстоятельств и исследование доказательств, которые не были предметом рассмотрения в судах первой и апелляционной инстанций.

Ссылка на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2013 N 2852/13 не принимается ввиду иных обстоятельств настоящего дела — в данном случае истец товар не покупал, конфискованный товар принадлежит истцу (статьи 170, 171 НК РФ).

Доводы кассационной жалобы по существу направлены на переоценку установленных по делу обстоятельств и доказательств по делу, что не входит в полномочия арбитражного суда кассационной инстанции, согласно положениям главы 35 АПК РФ, в связи с чем подлежат отклонению.

При принятии обжалуемых судебных актов судами не допущено нарушений норм материального и процессуального права, основания для их отмены отсутствуют. Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса РФ, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановил решение Арбитражного суда Томской области от 03.07.2013 и Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 06.09.2013 по делу N А67-8652/2012 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

 

Вопрос 473.

Какие изменения заявленного обозначения не могут быть внесены при рассмотрении возражения против отказа в регистрации товарного знака?

 

Ответ.

Примером может служить рассмотрение возражения против отказа в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011705614 с приоритетом от 01.03.2011 в отношении товаров 30 класса МКТУ.

з254

Заключение экспертизы мотивировано следующим.

Заявленное обозначение включает словесный элемент «СМОЛЕНСК» — город в Российской Федерации, культурный центр Смоленской области, в этой связи регистрация на заявителя, находящегося в г. Оскол (Белгородская область), способна ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя. В заключении экспертизы также отмечено, что заявитель не представил никаких документов, подтверждающих его связь с г. Смоленском. Кроме того, экспертиза указывает, что словесный элемент «ХЛЕБОПЕК» является неохраняемым на основании пункта 1 статьи 1483 ГК РФ, поскольку не обладает различительной способностью, связан с областью деятельности заявителя, а также не способен индивидуализировать товары заявителя в силу использования обозначения многими изготовителями.

В Палату по патентным спорам поступило возражение от 06.02.2013 на указанное решение Роспатента, доводы которого сводятся к тому, что заявителем было подано заявление о внесении изменения в заявленное обозначение, а именно исключение из него словесных элементов «СМОЛЕНСК» и «ХЛЕБОПЕК». По мнению заявителя, внесение таких изменений позволит принять решение о государственной регистрации товарного знака.

Изучив материалы дела, Палата по патентным спорам считает доводы возражения неубедительными.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1497 ГК РФ в период проведения экспертизы заявки на товарный знак заявитель вправе до принятия по ней решения дополнять, уточнять или исправлять материалы заявки, в том числе путем подачи дополнительных материалов. Если в дополнительных материалах, в частности, существенно изменяется заявленное обозначение товарного знака, такие дополнительные материалы не принимаются к рассмотрению. Они могут быть оформлены и поданы заявителем в качестве самостоятельной заявки.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1500 ГК РФ в период рассмотрения возражения Палатой по патентным спорам заявитель может внести в документы заявки изменения, которые допускаются в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 1497 ГК РФ.

Заявителем было подано заявление о внесении изменений в заявленное обозначение, касающееся исключения из обозначения словесных элементов «СМОЛЕНСК» и «ХЛЕБОПЕК».

Поскольку изменения, которые просит внести заявитель, существенно изменяют обозначение (затрагивает его восприятие в целом), они не могут быть внесены.

 

Вопрос 474.

Как Роспатент относится к регистрации товарных знаков, отражающих исторические события Великой Отечественной войны?

 

Ответ.

Позиция Роспатента определяется статусом используемого обозначения, что подтверждается решением об отказе регистрировать словесный товарный знак «ПРОХОРОВСКОЕ ПОЛЕ» по заявке N 2012722575 с приоритетом от 03.07.2012 в отношении товаров (спиртные напитки) 33 класса МКТУ на имя ООО «Холдинговая компания «Бизнесинвестгрупп», Россия.

Отказное решение экспертизы обосновано тем, что заявленное обозначение представляет собой название государственного военно-исторического музея-заповедника «Прохоровское поле», включающего в себя и Памятник Победы — звонницу, которая является основным памятником мемориального комплекса «Прохоровское поле», расположенного в двух километрах от окраины поселка Прохоровка Белгородской области на высоте 252,2 в память о павших здесь в крупнейшем танковом сражении 12 июля 1943 года, который является объектом культурного наследия России за N 3100001227. Памятник открыт к 50-летию победы в Великой Отечественной войне в мае 1995 года.

з253

(Фотография не входит в материалы заявки и взята с сайта http://images.yandex.ru/yandsearch?)

В силу указанного заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака на имя заявителя для товаров 33 класса МКТУ как противоречащее общественным интересам.

Палата по патентным спорам поддержала мотивацию экспертизы, а также отметила, что предоставление негосударственному предприятию монопольного права на использование в качестве товарного знака обозначения, входящего в состав названия объекта культурного наследия России в отношении товаров 33 класса МКТУ «алкогольные напитки», необоснованно наделяет заявителя определенными преимуществами, способствуя извлечению дополнительных дивидендов из сложившейся репутации данных объектов.

 

Вопрос 475.

Можно ли при частичном аннулировании регистрации товарного знака признать присутствующее в знаке географическое указание неохраняемым элементом?

 

Ответ.

Можно, и такая ситуация имела место при рассмотрении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 466937 с приоритетом от 21.09.2010 на имя ООО «Александровы погреба», г. Москва, для товаров 32, 33 классов МКТУ.

з252

Доводы возражения сводятся к тому, что товарный знак воспроизводит название департамента Франции «COTE D’OR» (Кот д’Ор), расположенного в Бургундии и известного своими виноградниками.

Коллегия Палаты по патентным спорам согласилась с указанным мотивом и отметила также, что предоставление исключительного права на товарный знак «Cote d’Or» в отношении товаров 32, 33 класса МКТУ, относящихся к алкогольным напиткам, одному хозяйствующему субъекту нарушает право на использование названия данного французского департамента иных участников торгового оборота.

Использование спорного обозначения в составе этикеток различных производителей в качестве географического указания демонстрируют многочисленные этикетки, представленные в отзыве самим правообладателем оспариваемого товарного знака, на которых слово выполнено мелким шрифтом и расположено рядом с названием страны (France), в силу чего воспринимается в качестве названия территориальной единицы Франции.

Довод правообладателя о том, что данный географический объект не известен для среднего российского потребителя, является необоснованным, поскольку имеются многочисленные ссылки в сети Интернет с информацией на русском языке о географическом объекте , а кроме того, информация о данном объекте присутствует в различных словарно-справочных источниках.

Необходимо отметить, что законодательством допускается регистрация в качестве товарного знака такого рода обозначений только при условии приобретения обозначением различительной способности в результате его использования. Анализ материалов заявки N 2010730302 показал, что на стадии проведения экспертизы при решении вопроса о предоставлении правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 466937 правообладатель не представлял документов, свидетельствующих о том, что до даты 21.09.2010 обозначение, соответствующее оспариваемому товарному знаку, воспринималось исключительно как средство маркировки товаров ООО «Александровы погреба».

С учетом языка, на котором выполнены словесные элементы оспариваемого товарного знака, и репутации Франции как известного мирового производителя вин, товарный знак по свидетельству N 466937 способен порождать ложное ассоциативное представление об изготовителе товаров 32, 33 классов МКТУ, поскольку правообладателем товарного знака является российское юридическое лицо.

Вместе с тем в материалах заявки N 2010730302 имеются документы, свидетельствующие о наличии хозяйственных отношений между ООО «Александровы погреба» и французскими производителями вин, что опровергает довод о введении потребителей в заблуждение относительно места происхождения продукции.

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу удовлетворить возражение от 24.10.2013, признать предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 466937 недействительным частично, а именно исключить из правовой охраны словесный элемент «Cote d’Or».

Аналогичное решение принято по возражению против регистрации товарного знака N 407305, изображение которого представлено ниже.

з251

Содержание

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code