Известны ли примеры признания зарегистрированного наименования места происхождения товара (НМПТ) недействительным

Вопрос 460.

Известны ли примеры признания зарегистрированного наименования места происхождения товара (НМПТ) недействительным?

 

Ответ.

Такая судьба постигла НМПТ «САРОВА» по заявке N 92013536 от 09.12.1992 (свидетельство N 4), зарегистрированное 25.05.1994 в отношении товара «минеральная вода».

Экспертная комиссия установила следующее.

В возражении от 04.04.2012 было выражено мнение о том, что на дату приоритета оспариваемого НМПТ «САРОВА» был зарегистрирован товарный знак «САРОВА» по свидетельству N 109114, который активно в течение длительного времени использовался правообладателем в гражданском обороте для маркировки товаров 32 класса МКТУ, в связи с чем товарный знак приобрел дополнительную различительную способность.

Существование двух идентичных средств индивидуализации одновременно приводит к их смешению на рынке безалкогольных напитков и к столкновению прав на товарный знак и наименование места происхождения товара. Кроме того, судебным актом было установлено, что в действиях ООО «Гринтаун» (свидетельство N 4/3) имеются признаки недобросовестной конкуренции. Также в возражении указано, что в НМПТ «САРОВА» не приведены свойства, обусловленные природными условиями, характерными для данного географического объекта.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 19.03.2013 было установлено, что регистрация НМПТ N 4 «САРОВА» была осуществлена с нарушением ГК РФ. В данном решении отражено следующее: «Учитывая, что товарный знак «САРОВА» по свидетельству N 109114/1 и НМПТ N 4 «САРОВА» являются полностью идентичными и абсолютно тождественны друг другу, то определяющими для установления возможности правовой охраны одному из средств индивидуализации товаров является дата регистрации в качестве средства индивидуализации, его приоритет и наличие различительной способности.

Как следует из материалов дела, на дату регистрации и приоритета НМПТ N 4 «САРОВА» (25.05.1994) обозначение «САРОВА» уже было зарегистрировано как словесный товарный знак по свидетельству N 109114 с приоритетом от 10.09.1991, дата регистрации 22.12.1992.

На основании договора о частичной уступке товарного знака его правообладателем по 32 классу МКТУ стало ОАО «Минеральная вода и напитки», при этом обозначение «САРОВА», зарегистрированное в качестве товарного знака, абсолютно тождественно оспариваемому НМПТ. Кроме того, товарный знак «САРОВА» по свидетельству N 109114 активно использовался его правообладателем, в результате чего для минеральной воды и иных безалкогольных напитков он приобрело различительную способность среди потребителей именно как товарный знак производителя — ОАО «Минеральная вода и напитки». Указанное обстоятельство было установлено решением Роспатента от 17.12.2010, а также вступившим в законную силу судебными актами по делу N А40-27991/11-51-243.

Двойная регистрация одного и того же обозначения в качестве товарного знака и НМПТ приводит к реальному смешению на рынке.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2013 подтверждено решение суда первой инстанции и в мотивировочной части указано: «Необходимо отметить, что регистрация товарного знака в качестве НМПТ противоречит ст. 30 Закона о товарных знаках, согласно которой обозначению может быть предоставлена правовая охрана в качестве НМПТ, если оно представляет собой название географического объекта, используемое исключительно для обозначения товара, особые свойства которого обусловлены происхождением из указанной местности.

Очевидно, что товарный знак не может обладать указанными признаками, поскольку на основании ст. 1 Закона о товарных знаках является средством индивидуализации юридического лица, а не места происхождения товара. Кроме того, согласно ст. 22 Закона о товарных знаках правообладатель может использовать свой товарный знак для товаров, в отношении которых он зарегистрирован, вне зависимости, обладают ли они какими-либо особыми свойствами или нет.

Таким образом, поскольку обозначение «САРОВА» было ранее зарегистрировано в качестве товарного знака по свидетельству N 109114, его регистрация в качестве НМПТ противоречит статье 30 Закона о товарных знаках, на которую также указывает суд первой инстанции».

В Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 03.12.2013 изложено следующее: «Ни указанное заключение, ни оспариваемое решение Роспатента не содержат данных о том, какие особые свойства обусловливают уникальность товара и его отличие от аналогичных товаров. В том числе уникальность добываемой исключительно в данной местности воды, состав которой обусловлен местом ее расположения и особенностями природных условий, к которым относятся: климат, конфигурация местности, состав почвы, среднегодовое количество солнечных дней, среднегодовая температура воздуха, географические координаты, расположение географического объекта относительно уровня моря и другие условия, влияющие на установление особых свойств товара». Согласно вышеуказанному судебному акту «вывод судов о несоответствии оспариваемого решения Роспатента Закону о товарных знаках является обоснованным».

Учитывая вышеизложенное, экспертная комиссия пришла к выводу о наличии оснований для принятия Роспатентом следующего решения: удовлетворить возражение от 04.04.2012 и признать предоставление правовой охраны наименованию места происхождения товара «САРОВА» недействительным.

 

Вопрос 461.

Всегда ли регистрация общеизвестного товарного знака будет препятствовать регистрации других тождественных товарных знаков?

 

Ответ.

Не всегда, и позиция Палаты по патентным спорам по данному вопросу изложена в решении, принятому по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 470653 с приоритетом от 02.06.2011 в отношении товаров 30 и 34 классов МКТУ на имя компании «ДАЛЛАС ТОБАККО ЛИФ КО., ЛТД., ИНК., США». В дальнейшем в результате регистрации договора об отчуждении исключительного права на товарный знак, зарегистрированный в установленном порядке в Роспатенте за N РД0121171 25.03.2013, правообладателем стала компания «Манчестер груп Лтд., Белиз» (далее — правообладатель). Согласно материалам заявки в качестве товарного знака было зарегистрировано словесное обозначение «COSMOPOLITAN», выполненное стандартным шрифтом буквами латинского алфавита.

Не удовлетворяя возражение, коллегия Палаты по патентным спорам отметила, в частности, следующее.

Словесный элемент «COSMOPOLITAN» оспариваемого товарного знака является семантически значимым словом, в переводе с английского языка означающим «космополит, животное или растение, широко распространенное по земному шару, космополитичный, свободный от национальных предрассудков, чувствующий себя как дома в любой стране мира» (см. интернет-портал «Яндекс.Словари/ABBYY Lingvo»), то есть само по себе оно не несет какой-либо информации о том или ином товаре или производителе, которая могла бы ввести в заблуждение потребителя.

Вместе с тем как было отмечено в возражении, слово «COSMOPOLITAN» получило известность в результате его использования лицом, подавшим возражение, в качестве названия издаваемого им журнала, то есть именно в области производства печатных изданий. Документы содержат сведения о деятельности лица, подавшего возражение, исключительно в данной области.

Что касается доводов возражения о том, что словесный элемент «COSMOPOLITAN», размещенный на иных товарах, способен ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товаров, то в подтверждение данного довода материалы не были представлены. Так, не были представлены материалы, свидетельствующие о фактах производства товаров 30 и 34 классов МКТУ лицом, подавшим возражение, и тем более о его известности как производителя данных товаров.

Таким образом, материалы возражения не содержат доказательств того, что лицом, подавшим возражение, на дату приоритета оспариваемого товарного знака осуществлялась какая-либо деятельность, помимо издания журнала и проведения тех или иных мероприятий именно по продвижению своего товара (журнала).

Относительно довода возражения о наличии у лица, подавшего возражение, исключительных прав на ряд товарных знаков со словесным элементом «COSMOPOLITAN», охраняемых на территории Российской Федерации, необходимо отметить, что действие упомянутых в возражении регистраций товарных знаков на территории России на имя лица, подавшего возражение, не распространяется на товары 30 и 34 классов МКТУ.

Указанное также свидетельствует об отсутствии у лица, подавшего возражение, на дату приоритета оспариваемого товарного знака, какой бы то ни было деятельности в соответствующей области экономики. Следовательно, отсутствуют какие-либо объективные основания для возникновения у потребителей несоответствующего действительности представления о принадлежности такого рода товаров издателю журнала.

Лицо, подавшее возражение, и правообладатель осуществляют свою реальную деятельность в разных сегментах рынка: лицо, подавшее возражение, издает журнал, а правообладатель является производителем табачной продукции. Печатные издания (журнал) и табачная продукция относятся к разным родовым группам товаров, имеют разное назначение и отличаются условиями их производства и сбыта.

Вместе с тем возражение содержит в себе ряд отвлеченных суждений и умозаключений о наличии в сознании потребителей ассоциативных связей в отношении модного журнала и товаров 30 и 34 классов МКТУ, как относящихся к одной и той же сфере моды и стиля. Однако данные рассуждения имеют исключительно субъективный характер и являются лишь умозрительными и бездоказательными.

Принимая во внимание изложенное, коллегия Палаты по патентным спорам не имеет оснований для признания оспариваемого товарного знака способным ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя, то есть не соответствующим требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Противопоставленный общеизвестный на территории Российской Федерации товарный знак по свидетельству N 118 является словесным, выполненным стандартным шрифтом буквами латинского алфавита. Сравниваемые товарные знаки являются тождественными.

Вместе с тем сравнение перечней товаров 30 и 34 классов МКТУ оспариваемого знака и товаров 16 класса МКТУ противопоставленного знака с целью определения их однородности показало, что сопоставляемые товары неоднородны, поскольку относятся к разным родовым группам: «продукты питания», «табачная продукция», «печатная продукция», имеют различное производство, разный круг потребителей и прилавки магазинов, на которых товары предлагаются к продаже.

В этой связи даже при маркировке товаров тождественными товарными знаками отсутствует принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю. Кроме того, как было указано выше, словесный элемент «COSMOPOLITAN» является семантически значимым словом.

Следует отметить, что согласно пункту 3 статьи 1508 ГК РФ предусматривается, что правовая охрана общеизвестных товарных знаков распространяется и на товары, неоднородные с товарами, в отношении которых товарный знак признан общеизвестным. Однако данное установление применяется при соблюдении следующих условий: если использование другим лицом этого товарного знака в отношении указанных товаров будет ассоциироваться у потребителей с обладателем исключительного права на общеизвестный товарный знак, может ущемить законные интересы такого обладателя.

Анализ представленных материалов возражения показал, что они не содержат документов, свидетельствующих о наличии условий, приведенных в статьи 1508 ГК РФ.

В силу вышеуказанного, довод возражения о несоответствии оспариваемого товарного знака требованиям, регламентированным пунктом 6 статьи 1483 ГК РФ и пунктом 3 статьи 1508 ГК РФ, является недоказанным.

Коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу отказать в удовлетворении возражения от 26.07.2013, оставить в силе правовую охрану товарного знака по свидетельству N 470653.

 

Вопрос 462.

Может ли искаженное отображение обозначения известного продукта рассматриваться как фантазийное?

 

Ответ.

В определенных ситуациях может, что подтверждено решением, вынесенным по результатам рассмотрения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака N 2011716595 с приоритетом от 27.05.2011 в отношении товаров 30 класса МКТУ. Правовая охрана испрашивается в сочетании темно-красного, черного, белого и серого цветов. Согласно описанию, приведенному в заявке, в качестве товарного знака заявлено комбинированное фантазийное обозначение.

з250

Основанием для принятия решения явилось заключение по результатам экспертизы, согласно которому заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака на основании пунктов 1 и 3 статьи 1483 ГК РФ, так как заявленное обозначение состоит из словесного элемента «ПЕЧЕНЬ», выполненного крупным красным шрифтом на белом фоне, и стилизованной буквы «Ё», и следовательно, в отношении заявленных товаров заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение относительно вида товаров.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, Палата по патентным спорам отметила, в частности, следующее.

Анализ заявленного обозначения показал, что оно представляет собой словесный элемент «ПЕЧЕНЬЁ», обыгранный в оригинальной, шутливой форме. Да, действительно, словесный элемент «ПЕЧЕНЬЁ» образован от слова «печенье», однако его проработка и искажение прочтения придают ему иной оттенок. В данной проработке словесный элемент «ПЕЧЕНЬЁ» ни на что не указывает, поскольку является фантазийным.

Довод экспертизы, основанный на том, что в состав заявленного обозначения входит словесный элемент «ПЕЧЕНЬ», который не обладает различительной способностью и, следовательно, для товаров 30 класса МКТУ является ложным, не обоснован, поскольку в описании заявленного обозначения указано о том, что на регистрацию заявлено словесное обозначение «ПЕЧЕНЬЁ», выполненное оригинальным шрифтом.

По сведениям сети Интернет заявитель использует данное обозначение для маркировки печенья с предсказаниями, он его активно рекламирует на своем сайте http://fc8.ru/. Других лиц — участников рынка, использующих данный словесный элемент в своей деятельности, не выявлено.

Таким образом, коллегия Палаты по патентным спорам считает, что заявленное обозначение может быть зарегистрировано в качестве товарного знака в отношении заявленных товаров 30 класса МКТУ, как непротиворечащее требованиям пунктов 1 и 3 статьи 1483 ГК РФ.

 

Вопрос 463.

Можно ли оспорить в суде дискламацию элемента товарного знака, оплатив пошлину за регистрацию товарного знака после получения решения о его регистрации?

 

Ответ.

Оспорить можно, но результат будет отрицательным, что подтверждено Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.04.2012 N 09АП-5938/2012.

ООО «РИТЭКС» (далее — заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным отказа Роспатента (далее — ответчик) в принятии к рассмотрению возражения общества от 19.08.2011 N 122-08-11 на решение о государственной регистрации товарного знака (знака обслуживания) от 21.06.2011 N 2010700830/50(000475), отраженного в уведомлении о невозможности принятия возражения к рассмотрению от 05.09.2011 N 2010700830(442665) и обязании ответчика устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя посредством принятия к рассмотрению указанного возражения.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 13.02.2012 в удовлетворении заявленных требований отказано. При этом суд первой инстанции исходил из соответствия отказа нормам действующего законодательства в области правовой охраны товарных знаков и отсутствия нарушения прав и законных интересов общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение в связи с несоответствием выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального права и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований. В частности, указывает на отсутствие правовых оснований для оставления возражений без рассмотрения.

Проверив законность и обоснованность принятого решения в порядке ст. ст. 266, 268 АПК РФ, исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, изучив доводы апелляционной жалобы, письменных объяснений, выслушав представителей сторон, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного решения в связи со следующим.

Как видно из материалов дела, 15.01.2010 общество подало в Роспатент заявку N 2010700830 на регистрацию товарного знака (знака обслуживания) «RU FM», решением Роспатента от 08.02.2011 N 2010700830/71 (Z10000475) заявка принята к рассмотрению.

21.06.2011 Роспатентом принято решение N 2010700830/50(000475), из которого следует, что по результатам экспертизы заявленного обозначения оно соответствует условиям его государственной регистрации в качестве товарного знака, в связи с чем принято решение о государственной регистрации товарного знака.

Согласно заключению по результатам экспертизы, прилагаемому к указанному решению, неохраняемыми элементами товарного знака являются словесные элементы «RU» и «FM», в связи с чем предоставленная правовая охрана охватывает исключительно графическое исполнение обозначения.

29.07.2011 в Роспатент поступило платежное поручение общества от 11.07.2011 N 683 об уплате государственной пошлины за регистрацию товарного знака и выдачу свидетельства на товарный знак.

11.08.2011 ответчиком произведена государственная регистрация товарного знака N 442665 в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ.

22.08.2011 ответчику поступило возражение заявителя на решение от 21.06.2011 о государственной регистрации товарного знака, в котором заявитель, со ссылкой на п. 5.1 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам (далее — Правила), утвержденных Приказом Роспатента от 22.04.2003 N 56 (зарегистрирован в Минюсте России 08.05.2003 N 4520), просил его изменить, исключив из числа неохраняемых элементов словесный элемент «RU».

18.09.2011 заявитель получил уведомление Роспатента от 05.09.2011 N 2010700830(442665) о невозможности принятия возражений к рассмотрению, указав, что заявитель произвел оплату пошлины за государственную регистрацию товарного знака, на основании чего была произведена его регистрация и выдано свидетельство N 442665.

Таким образом, заявленное обозначение получило статус товарного знака, а делопроизводство по заявке было завершено, подача возражения после завершения делопроизводства исключает возможность его принятия к рассмотрению на основании положений статьи 1500 ГК РФ.

Считая вынесенный отказ в принятии к рассмотрению возражений незаконным, нарушающим права и законные интересы общества, последнее обратилось в суд с заявлением.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, суд первой инстанции, полно выяснив имеющие значение для дела обстоятельства, верно оценил в порядке ст. 71 АПК РФ имеющиеся в деле доказательства, правильно применил нормы материального, процессуального права и сделал выводы, соответствующие обстоятельствам дела.

Как усматривается из материалов дела, комбинированное обозначение со словесным элементом «RU FM» заявлено на регистрацию в качестве товарного знака на имя общества по заявке N 2010700830 с приоритетом от 15.01.2010 в отношении услуг 35, 38, 41 классов МКТУ.

Роспатент при принятии оспариваемого отказа исходил из нижеследующего.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1499 ГК РФ по результатам экспертизы заявленного обозначения федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности принимает решение о государственной регистрации товарного знака или об отказе в его регистрации.

Согласно пункту 1 статьи 1503 ГК РФ на основании решения о государственной регистрации товарного знака (пункт 2 статьи 1499) федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности в течение месяца со дня получения документа об уплате пошлины за государственную регистрацию товарного знака и за выдачу свидетельства на него осуществляет государственную регистрацию товарного знака в Государственном реестре товарных знаков.

Суд первой инстанции правильно указал в решении на то, что, уплатив 11.07.2011 пошлину за государственную регистрацию товарного знака и за выдачу свидетельства на него, заявитель фактически выразил согласие с решением Роспатента от 21.06.2011 (далее — решение) о государственной регистрации товарного знака по заявке N 2010700830 и просил Роспатент предоставить правовую охрану указанному товарному знаку в объеме, указанном в этом решении.

При этом общество, в случае несогласия с указанным выводом заключения, имело возможность в порядке п. 1.6 Правил подать возражение на решение экспертизы, однако не сделало этого.

Ссылки заявителя на ограниченные сроки уплаты государственных пошлин и регистрации товарного знака являются несостоятельными, поскольку возражение на решение в порядке ст. 1500 ГК РФ могло быть подано в течение трех месяцев со дня его получения, а оплата государственной пошлины за регистрацию товарного знака и выдачу свидетельства на него в силу п. 10 Положения, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 10.12.2008 N 941, должна была быть произведена в течение двух месяцев с даты получения заявителем решения (но не позднее четырех месяцев с даты принятия решения). Уплата пошлин и предоставление соответствующего документа могут быть осуществлены по истечении указанного срока, но не позднее шести месяцев со дня его истечения. В этом случае размер пошлины увеличивается на 50%.

В свою очередь, Роспатент, руководствуясь пунктом 1 статьи 1503 ГК РФ, на основании решения, а также документа об уплате пошлины за государственную регистрацию товарного знака, представленного заявителем, правомерно, при отсутствии каких-либо возражений со стороны общества, осуществил государственную регистрацию товарного знака в Государственном реестре товарных знаков за N 442665, предоставив ему тем самым правовую охрану на территории Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции полагает, что в настоящем случае уплата заявителем государственной пошлины достоверно свидетельствует о его волеизъявлении (согласии с решением) на государственную регистрацию товарного знака.

Вместе с тем ГК РФ предусматривает специальный порядок оспаривания решения о государственной регистрации товарного знака в случае, когда такому товарному знаку уже предоставлена правовая охрана.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1512 ГК РФ оспаривание предоставления правовой охраны товарному знаку означает оспаривание решения о государственной регистрации товарного знака (пункт 2 статьи 1499) и основанного на ней признания исключительного права на товарный знак (статьи 1477 и 1481). Признание недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку влечет отмену решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о регистрации товарного знака.

Из содержания возражений общества, поступивших ответчику после государственной регистрации товарного знака, усматривается, что это возражения на решение (п. 1.5 Правил), а не возражения на решение экспертизы (п. 1.6 Правил) и не возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку (п. 1.8 Правил).

В силу п. 5.1 Правил, на который сослался заявитель в своих возражениях, решение об изменении оспариваемого решения принимается Палатой по патентным спорам в случаях признания ошибочными мотивов этого решения и установления иных оснований, препятствующих удовлетворению возражения в полном объеме. Решение о прекращении производства по возражению принимается ответчиком в случае выявления при подготовке к рассмотрению возражения или при его рассмотрении обстоятельств, не соответствующих условиям и требованиям, установленным разделом II Правил, и исключающих возможность принятия к рассмотрению или принятия по нему решения.

Поскольку заявитель не воспользовался своим правом на подачу возражений на решение экспертизы, инициировал государственную регистрацию товарного знака путем уплаты государственной пошлины, с учетом правильного совокупного толкования ст. ст. 1500, 1512, 1513 ГК РФ и Правил, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что положения п. 1 ст. 1500 ГК РФ касаются оспаривания решения о государственной регистрации товарного знака, на основании которого еще не осуществлена государственная регистрация товарного знака, поскольку в случае предоставления товарному знаку правовой охраны оспариваемое решение о государственной регистрации товарного знака осуществляется путем оспаривания предоставления правовой охраны товарному знаку в порядке, предусмотренном ст. 1513 ГК РФ.

Согласно п. 3.2 Правил, если поступившее в Палату по патентным спорам возражение или заявление не удовлетворяет условиям его подачи, предусмотренным разделом II Правил, лицу, подавшему возражение или заявление, в месячный срок с даты их поступления в Палату по патентным спорам направляется уведомление о том, что возражение не принимается к рассмотрению.

Поскольку заявителем уплачена государственная пошлина в меньшем размере, возражение не принято к рассмотрению (п. 2.4 Правил).

Ссылка в жалобе на отсутствие в Правилах изложенных в оспариваемом извещении формулировок отклоняется судом апелляционной инстанции, поскольку данные Правила приняты до введения в действия части 4 ГК РФ, имеющей большую юридическую силу.

Таким образом, правомерен вывод суда первой инстанции о том, что возражение общества от 22.08.2011, которым оспаривалось исключительно решение Роспатента от 21.06.2011 о государственной регистрации товарного знака по заявке N 2010700830, не могло быть принято к рассмотрению Роспатентом, поскольку 11.08.2011 ответчик произвел государственную регистрацию товарного знака N 442665 в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации.

Кроме того, вопреки требованиям ст. 12 ГК РФ части 1 статьи 4, части 1 статьи 65, части 1 статьи 198 и части 2 статьи 201 АПК РФ заявитель не указал, какое именно его право было нарушено оспариваемым отказом, а также не представил доказательств фактического нарушения его прав, что, в свою очередь, является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

На основании изложенного, суд апелляционной инстанции полагает обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что оспариваемый отказ принят и вынесен Роспатентом в рамках его компетенции, в соответствии с требованиями закона и не нарушает права и законные интересы общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

 

Вопрос 464.

Возможно ли использование в товарных знаках геральдических обозначений?

 

Ответ.

Возможно, и принципы оценки охраноспособности таких товарных знаков показаны в решении, принятом по возражению против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 352501 в отношении товаров 16, 30 и услуг 35, 39, 43 классов МКТУ, указанных в перечне свидетельства.

з249

Коллегия Палаты по патентным спорам сохранила регистрацию товарного знака. Относительно довода лица, подавшего возражение, о том, что оспариваемый товарный знак представляет собой герб, содержащий элементы официальной символики, в связи с чем регистрация указанного товарного знака произведена с нарушением положений пункта 2 статьи 6 Закона, коллегия Палаты по патентным спорам отметила следующее.

Закон накладывает определенные ограничения на регистрацию товарных знаков, состоящих только из элементов, представляющих собой, в частности, государственные гербы, символы, официальные награды, и на сходные с ними до степени смешения обозначения.

В этой связи следует иметь в виду, что:

— понятие «государственный» означает «относящийся к государству или принадлежащий ему»;

— понятие «официальный» означает «государственный, должностной или исходящий от государства либо его органов».

Указанная выше норма Закона в полной мере согласуется с пунктом 1 статьи 6.ter Парижской конвенции по охране промышленной собственности (далее — Парижская конвенция), которая также нацелена на защиту именно государственных гербов, флагов, эмблем, а также всякому подражанию этому с точки зрения геральдики.

Согласно комментариям Г. Боденхаузена к данным нормам Парижской конвенции «…запрещенная имитация несколько уже, чем имитация, которая обычно считается недопустимой в отношении товарных знаков. Это объясняется тем, что государственные эмблемы содержат часто такие обычные сами по себе элементы, как лев, медведь, солнце и т.п., и надо допускать возможность свободно использовать их для товарных знаков, лишь бы имитация не использовала геральдические характеристики, отличающие одну эмблему от другой».

Статья 1 Федерального конституционного закона от 25 декабря 2000 г. N 2-ФКЗ «О государственном гербе Российской Федерации» определяет, что Государственный герб Российской Федерации представляет собой четырехугольный, с закругленными нижними углами, заостренный в оконечности красный геральдический щит с золотым двуглавым орлом, поднявшим вверх распущенные крылья. Орел увенчан двумя малыми коронами и — над ними — одной большой короной, соединенными лентой. В правой лапе орла — скипетр, в левой — держава. На груди орла, в красном щите, — серебряный всадник в синем плаще на серебряном коне, поражающий серебряным копьем черного опрокинутого навзничь и попранного конем дракона.

При сопоставлении оспариваемого товарного знака с изображением государственного герба Российской Федерации в целом явным образом прослеживаются отличия, исключающие возможность их смешения.

Помимо того, согласно преамбуле Федерального конституционного закона от 25 декабря 2000 г. N 2-ФКЗ «О государственном гербе Российской Федерации» указывается, что им «устанавливаются Государственный герб Российской Федерации, его описание и порядок официального использования». Иными словами, названный закон не регулирует отношения по поводу иных видов гербов — например, гербов, принадлежащих некоммерческим организациям, коммерческим организациям, личных и родовых гербов.

Вместе с тем из этого же Закона следует допустимость существования в Российской Федерации иных гербов (геральдических знаков).

В возражении содержится довод о том, что «юридические лица и индивидуальные предприниматели согласно законодательству Российской Федерации не наделены специальным правом на геральдические знаки». В этой связи следует еще раз отметить, что современное российское законодательство не регулирует отношения, связанные с геральдическими знаками, не являющимися официальными геральдическими знаками.

Вместе с тем российское законодательство не содержит и запрета на наличие у юридических лиц и у индивидуальных предпринимателей геральдических знаков. Следует также отметить, что в России среди юридических лиц и индивидуальных предпринимателей используется большое число всевозможных гербов.

Относительно того, что расположенная в товарном знаке по свидетельству N 352501 трехцветная вертикальная полоса имитирует цвета государственного флага Ганы — государства Западной Африки, коллегия Палаты по патентным спорам отмечает следующее.

Флаг Ганы представляет собой прямоугольное полотнище, разделенное на три равные по размеру горизонтальные полосы красного, желтого и зеленого цветов. В центре желтой полосы расположена черная пятиконечная звезда, которая своими концами дотрагивается до красной и зеленой полос. Соотношение сторон — 2:3. Таким образом, сопоставление оспариваемого знака и флага Ганы показывает, что, хотя и наблюдается использование сходной цветовой гаммы, однако в целом имитации или какого-либо подражания не усматривается.

Таким образом, основания для признания предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 352501 на основании пункта 2 статьи 6 Закона отсутствуют.

В возражении содержатся доводы о том, что регистрация товарного знака по свидетельству N 352501 противоречит общественным интересам, принципам морали и нравственности.

Так, в основу вывода о таком противоречии положено то, что товарный знак включает обозначения, сходные до степени смешения (практически идентичные) с государственными символами и известными геральдическими знаками, связь с которыми еще больше усиливается за счет помещения в спорном знаке стилизованной буквы «Е» на щите, которая широко использовалась в Российской империи Екатериной I и Екатериной II.

Однако выше уже было установлено, что в целом спорный товарный знак не воспроизводит (имитирует) государственную символику, а представляет собой герб хозяйствующего субъекта.

При этом необходимо отметить, что сама по себе буква «Е» не может ассоциироваться только с именем Екатерины. В России распространены такие имена, как Елена, Елизавета, Ева, Евдокия, Ефросинья, Евгения, Евлампия, Есфирь. Кроме того, рядом с буквой «Е» не размещены никакие цифры, которые могли бы вызвать ассоциации с Екатериной I или Екатериной II, также в Российской Федерации были зарегистрированы товарные знаки N 219540, 179705, 961436, 464630, включающие стилизованные изображения буквы «Е», и во все названные товарные знаки входят изображения корон.

В связи с изложенным довод лица, подавшего возражение, о противоречии регистрации общественным интересам и принципам морали и нравственности является несостоятельным.

Относительно мнения лица, подавшего возражение, о том, что оспариваемый товарный знак содержит изображение короны, которое сходно с изображением короны в государственной гербе Российской Федерации, а также в гербах субъектов Российской Федерации и органов государственной власти, в связи с чем регистрация указанного товарного знака произведена с нарушением положений пункта 3 статьи 6 Закона, коллегия Палаты по патентным спорам отмечает следующее.

Лицом, подавшим возражение, не представлено документов, которые подкрепляли данное утверждение. В оспариваемом товарном знаке действительно присутствует изображение короны, однако данное изображение является стилизованным, состоящим из двух отдельных полусфер, соединенных лишь внизу головным обручем. В средней части короны расположена вертикальная полоса, соединенная с головным обручем; в верхней части эта вертикальная полоса увенчана крестом. Из изображения большой короны, размещенной в Государственном гербе Российской Федерации, не следует, что она разделена на две отдельные полусферы. Сравнение этих двух изображений свидетельствует об отсутствии между ними сходства до степени смешения. Несмотря на похожесть внешней формы, очевидно, что форма корон различается. В частности, «плечи» полусфер короны оспариваемого товарного знака являются более покатыми, а «плечи» Короны Российской империи более выпуклые. Угол между полусферами в Короне Российской империи является зрительно большим, чем аналогичный угол между полусферами в короне товарного знака. Иными словами, Корона Российской империи больше «раскрыта», чем корона в товарном знаке. Существенно различаются расположенные между полусферами вертикальные полоски. В Короне Российской империи значительное место занимает шпинель, за счет размера и цвета, она, безусловно, акцентирует на себе внимание. Различается соотношение размера креста и вертикальной пластины, различается выполнение головного обруча — в короне товарного знака видны крупные отверстия. В Короне Российской империи отделка полусфер размещена по самому краю полусфер, а в короне оспариваемого товарного знака такая отделка существенно отстоит от края полусфер и выполнена более очевидной, чем в изображении Короны Российской империи. Изображения корон различаются цветом, которым они выполнены. Корона оспариваемого товарного знака выполнена в желто-черном цветовом сочетании. Цвет изображения Короны Российской империи в основном серебристый. Однако, безусловно, выделяется за счет цвета и размера элемент, расположенный под крестом. Такого элемента в короне оспариваемого товарного знака нет. Кроме того, обращают на себя внимание три симметричных изобразительных элемента, расположенные в нижней части короны оспариваемого товарного знака, выполненные в форме лепестков черного цвета с широким обрамлением желтого цвета. В Короне Российской империи таких элементов нет.

Кроме того, из материалов дела следует, что на сегодняшний день существует большое число товарных знаков, содержащих изображения похожих корон (N 415416, 427284, 358538, 391997, 340241, 216392, 234643, 733428, 151883, 184257, 171754, 228535, 221552, 906676, 638202, 146546, 176243, 175555, 185364, 188850, 189271, 218120, 216568, 210799, 212287, 210800, 227180, 238292, 216739, 248718, 375029, 443134, 480087, заявка N 2012702627 (принято решение о регистрации)).

Ввиду указанного отсутствуют основания для вывода о том, что оспариваемый товарный знак тождественен или сходен до степени смешения с изображением Короны Российской империи.

Таким образом, основания для признания предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 352501 на основании пункта 3 статьи 6 Закона отсутствуют.

Кроме того, оспариваемый товарный знак сам по себе не несет в себе какой-либо информации относительно товаров или лица, их производящего, а материалы возражения не содержат каких-либо доказательств порождения оспариваемым товарным знаком ложных ассоциаций. В этой связи отсутствуют какие-либо основания для признания оспариваемого товарного знака способным ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя, то есть не соответствующим требованиям пункта 3 статьи 6 Закона.

Относительно доводов лица, подавшего возражение, о том, что оспариваемый товарный знак содержит изображение Короны Российской империи, которая находится в Алмазном фонде Российской Федерации, в связи с чем регистрация указанного товарного знака произведена с нарушением положений пункта 4 статьи 6 Закона, коллегия Палаты по патентным спорам отмечает следующее.

Как уже было проанализировано выше, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу о том, что включенное в оспариваемый товарный знак изображение короны не является тождественным или сходным до степени смешения с изображением Короны Российской империи.

 

Вопрос 465.

Как влияет на возможность противопоставления известного обозначения продукта фактор приостановления фактической деятельности в области производства конкретной продукции?

 

Ответ.

Подход может быть иллюстрирован рассмотрением возражения, поданного ООО «Холдинговая компания «Бизнесинвестгрупп», г. Уфа, на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2012711735 «PETROFF» в отношении товаров 32, 33 и 34 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

Решение Роспатента обосновано заключением по результатам экспертизы, мотивированным тем, что заявленное обозначение воспроизводит обозначение, под которым известная французская компания «Pernod Ricard» производит товары, однородные части заявленных товаров, в связи с чем регистрация обозначения «PETROFF» на имя заявителя способна ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя и происхождения товаров (пункт 3 статьи 1483 ГК РФ). Экспертизой отмечено, что сведения о водке «PETROFF» как о продукте компании «Pernod Ricard», даже если она в настоящее время не выпускается (как указывает заявитель), имеются в сети Интернет, являющейся общедоступным и широко используемым средством массовой информации. Также в сети Интернет имеются сведения, что данная компания ранее являлась правообладателем товарного знака «PETROFF» с приоритетом от 28.01.1992.

В заключении также указано, что заявленное обозначение сходно до степени смешения с ранее зарегистрированным на имя «D.P.A.P.» знаком «DOM PETROFF» в отношении однородных товаров 34 класса МКТУ (международная регистрация N 459206, приоритет 16.08.1993).

Палата по патентным спорам считает доводы, представленные в возражении, неубедительными. Коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что в возражении выражено согласие с противопоставлением сходного до степени смешения с заявленным обозначением знака в отношении товаров 34 класса МКТУ, в связи с чем анализ данного основания решения Роспатента не проводится.

Коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что анализ сведений, имеющихся в материалах дела, показал, что заявленное обозначение воспроизводит название водки «PETROFF», производимой французской компанией «Pernod Ricard» (см., например, ссылки, приведенные в заключении экспертизы). Компания «Pernod Ricard» (Перно_ Рика_р) — французская компания, производитель и дистрибутор алкогольных напитков. Штаб-квартира — в Париже. Корни Pernod Ricard уходят в Марсель, где в 1932 году Поль Рикар изобрел анисовую настойку пастис и основал компанию Ricard. В 1975 году Ricard поглотила другого известного производителя крепких напитков — фирму Pernod (этот год и считается годом основания объединенной компании). Pernod Ricard занимает второе место в списке крупнейших алкогольных компаний мира. Основные марки — виски Chivas Regal, Jameson, Ballantine’s, ром Havana Club, джин Beefeater, водка Absolut, коньяк Martell и др. Помимо этого, компания известна как производитель пастиса (пастис — анисовая водка). Также Pernod Ricard владеет Ереванским коньячным заводом (армянский коньяк «АрАрАт») и Грузинской компанией вин и алкогольных напитков — GWS (марки «Тамада» и «Старый Тбилиси»).

Согласно данным сети Интернет, компания «Pernod Ricard» ранее производила водку, маркированную обозначением «PETROFF». Таким образом, на дату проведения заседания коллегии Палаты по патентным спорам в сети Интернет представлена информация, позволяющая установить, что заявленное обозначение воспроизводит обозначение, используемое известной французской компанией в отношении однородных товаров, относящихся к алкогольной продукции.

Существование этих сведений в общедоступном источнике информации приводит к возможности возникновения в сознании потребителя ассоциативной связи между заявленным обозначением и французской компанией. Поскольку заявителем является ООО «Холдинговая компания «Бизнесинвестгрупп», заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение, так как может породить ложное ассоциативное представление об изготовителе товаров. Каких-либо материалов, подтверждающих, что у потребителя заявленное обозначение вызывает устойчивую связь с заявителем и воспринимается как обозначение производимых им товаров, в материалах возражения не представлено.

Что касается довода заявителя об отсутствии в настоящее время на рынке водки, маркированной обозначением «PETROFF», то данное утверждение заявителем не подтверждено документально. Информация, содержащаяся в сети Интернет, позволяет соотнести водку «PETROFF» с ее производителем (компанией «Pernod Ricard») и является доступной любому пользователю, поскольку получила широкое распространение, в том числе как средство рекламы. В этой связи российский потребитель, ознакомившись с информацией из сети Интернет, может быть введен в заблуждение относительно изготовителя товара под названием «PETROFF».

Кроме того, коллегия Палаты по патентным спорам обращает внимание, что возможное приостановление фактической деятельности в области производства конкретной алкогольной продукции не умаляет значения осуществления данной деятельности до даты приоритета заявленного обозначения.

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу о том, что заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара. В этой связи вывод экспертизы о несоответствии заявленного обозначения требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ является правомерным.

 

Вопрос 466.

Учитывается ли при рассмотрении возражений против регистрации товарных знаков «старшее право»?

 

Ответ.

Учитывается, что следует из рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 422121 по заявке N 2009735049 с приоритетом от 31.12.2009 в отношении товаров 05 класса МКТУ на имя ЗАО «Фарм-Синтез», г. Москва.

Согласно материалам заявки в качестве товарного знака было зарегистрировано словесное обозначение «OCTRID», выполненное стандартным шрифтом буквами латинского алфавита.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, коллегия Палаты по патентным спорам отметила, в частности, следующее.

Анализ оспариваемого товарного знака показал, что он является сходным с обозначением «ОКТРИД» (в силу фонетического тождества) и с обозначением «OCTRIDE» (отличие только в одной конечной букве).

Следует отметить, что и самим правообладателем при подаче заявки на регистрацию товарного знака в описании заявленного обозначения «OCTRID» было указано, что «ОКТРИД» является его транслитерацией буквами русского алфавита. Слово «OCTRID» само по себе является фантазийным, поскольку не имеет смыслового значения в том или ином языке, то есть оно не несет в себе информации относительно товара или его изготовителя. Однако способность обозначения ввести в заблуждение потребителя может быть обусловлена ассоциациями с иным производителем товара, основанными на предшествующем опыте потребителя.

В этой связи анализ представленных лицом, подавшим возражение, материалов показал следующее.

В Индии, то есть в стране происхождения продукции лица, подавшего возражение, товарный знак «OCTRIDE» был зарегистрирован на его имя в отношении товаров 05 класса МКТУ в 2003 году, то есть ранее даты приоритета оспариваемого товарного знака.

В том же 2003 году лицом, подавшим возражение, стали осуществляться подготовительные мероприятия к поставке соответствующего товара в Россию. Так, из заключения Контрольно-координационного управления Научного центра экспертизы средств медицинского применения Министерства здравоохранения Российской Федерации следует, что по результатам рассмотрения заявки лица, подавшего возражение, было принято решение от 19.11.2003 рекомендовать название «ОКТРИД» для использования на территории России в отношении производимого им препарата.

В период ранее даты приоритета оспариваемого товарного знака Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации было выдано на имя лица, подавшего возражение, регистрационное удостоверение лекарственного средства с названием «ОКТРИД» за N ЛСР-000588/09 от 29.01.2009.

Согласно документам соответствующий товар лица, подавшего возражение, поставлялся им в Россию. Так, в приложении (спецификации) к договору поставки указан данный препарат. Исполнение договора и факты введения этого товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации в период ранее даты приоритета оспариваемого товарного знака подтверждены таможенными декларациями, в которых содержатся необходимые ссылки на указанный договор (N SUN/OOO/002/2009 от 28.04.2009) и на указанный номер регистрационного удостоверения лекарственного средства (N ЛСР-000588/09 от 29.01.2009).

Импортером и получателем товара по данным документам являлось ООО «Сан Фармасьютикл Индастриз» (г. Москва). Впоследствии указанный товар реализовывался им ООО «ПротексФарм» (г. Волгоград), ООО «Юниторг» (г. Москва), ГУЗ «Городская клиническая больница N 63» (г. Москва), ЗАО «Центр внедрения «Протек» (г. Москва), ООО «Форо» (г. Томск), ООО «БСС» (г. Санкт-Петербург).

Соответствующие товарные накладные также относятся к периоду ранее даты приоритета оспариваемого товарного знака.

Приказом от 01.10.2009 Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации на производимое лицом, подавшим возражение, лекарственное средство «ОКТРИД» (N ЛСР-000588/09 от 29.01.2009) была установлена предельная отпускная цена как на жизненно необходимое и важнейшее лекарственное средство. Информация о нем находится в открытом для потребителей доступе в Государственном реестре предельных отпускных цен на официальном сайте Министерства здравоохранения Российской Федерации, а также на многих иных специализированных медицинских сайтах.

Причем следует отметить, что данный препарат лица, подавшего возражение, и в Интернете, и в инструкции по медицинскому применению указан как «ОКТРИД» («OCTRIDE»), то есть используются названия, зарегистрированные на его имя как в России (по регистрационному удостоверению лекарственного средства за N ЛСР-000588/09 от 29.01.2009), так и в стране происхождения товара — Индии (товарный знак N 1233653).

Таким образом, наличие вышеприведенных фактов обусловливает вывод, что в 2009 году, то есть в период ранее даты приоритета оспариваемого товарного знака, сходные с ним обозначения «ОКТРИД» («OCTRIDE») действительно использовались лицом, подавшим возражение, на территории Российской Федерации в качестве средства индивидуализации для производимого им препарата.

Вместе с тем необходимо отметить, что правообладателю принадлежит исключительное право на товарный знак «ОКТРИД» по свидетельству N 278789 с приоритетом от 29.01.2004 в отношении товаров 05 класса МКТУ. Из указанного следует, что соответствующее («старшее») право на данное средство индивидуализации товара («ОКТРИД») возникло у правообладателя задолго до даты (29.01.2009) регистрации упомянутого в возражении лекарственного средства за N ЛСР-000588/09 на имя лица, подавшего возражение, и задолго до периода введения лицом, подавшим возражение, в 2009 году товара, маркированного обозначениями «ОКТРИД» («OCTRIDE»), в гражданский оборот на территории России.

Так, согласно пункту 6 статьи 1252 ГК РФ, если различные средства индивидуализации оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее.

При этом указанное преимущество принадлежащего правообладателю средства индивидуализации (товарного знака «ОКТРИД» по свидетельству N 278789 с приоритетом от 29.01.2004) было установлено арбитражным судом.

Так, из решения Арбитражного суда города Москвы от 21.03.2013 по делу N А40-117968/2012 следует, в частности, что суд усмотрел наличие злоупотребления правом в действиях лица, подавшего возражение, знавшего о регистрации вышеупомянутого товарного знака на имя правообладателя с 2004 года, но использовавшего без его разрешения сходное до степени смешения словесное обозначение «ОКТРИД» в торговом наименовании своего препарата, а также при подаче в Роспатент заявки на регистрацию такого товарного знака и во время введения в гражданский оборот на территории Российской Федерации товара, маркированного соответствующим обозначением.

Следует отметить, что в соответствии с Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2013 N 09АП-16441/2013-ГК вышеуказанное решение суда первой инстанции было оставлено без изменения, а апелляционная жалоба лица, подавшего возражение, — без удовлетворения (см. http://kad.arbitr.ru).

В свою очередь, в соответствии с Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 08.10.2013 по тому же делу вышеуказанные акты судов первой и апелляционной инстанций были оставлены без изменения, а кассационная жалоба лица, подавшего возражение, — без удовлетворения (см. там же).

Принимая во внимание наличие у правообладателя соответствующего («старшего») права на обозначение «ОКТРИД» (товарный знак «ОКТРИД» по свидетельству N 278789 с приоритетом от 29.01.2004), подтвержденного вышеуказанными судебными актами, и то, что сходный с ним оспариваемый товарный знак «OCTRID» зарегистрирован на имя того же лица (то есть правообладателя), коллегия Палаты по патентным спорам полагает, что отсутствуют какие-либо основания для вывода о том, что оспариваемый товарный знак способен ввести в заблуждение потребителя относительно изготовителя соответствующих товаров 05 класса МКТУ.

Указанное обусловливает вывод об отсутствии оснований для признания оспариваемого товарного знака не соответствующим требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

В итоге коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу отказать в удовлетворении возражения от 24.01.2013, оставить в силе правовую охрану товарного знака по свидетельству N 422121.

Аналогичные мотивации приведены при отклонении возражений против действия регистраций по товарным знакам «ОКТРИД» N 278789, «ОКТРАЙД» N 428308, «OCTRIDE» N 422120.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code