Имели ли место в практике экспертизы товарных знаков столкновения между двумя наименованиями места происхождения товара

Вопрос 453.

Имели ли место в практике экспертизы товарных знаков столкновения между двумя наименованиями места происхождения товара?

 

Ответ.

Такой случай имел место при рассмотрении возражения, поданного ЗАО «ВИСМА», 369152, Карачаево-Черкесская Республика, п. Архыз, Зеленчукский р-н, ул. Ленина, д. 39, Российская Федерация, об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011709423 со словесными элементами «УРОЧИЩЕ ДОЛИНЫ НАРЗАНОВ» в отношении товаров и услуг 32 и 35 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

нар

При описании знака указано, что ЗАО «ВИСМА» является обладателем свидетельства N 84/1 об исключительном праве на наименование места происхождения товара «УРОЧИЩЕ ДОЛИНЫ НАРЗАНОВ» (вода минеральная).

Принимая решение, Палата по патентным спорам в отношении поставленного вопроса отметила следующее.

Противопоставленное НМПТ «УРОЧИЩЕ ДОЛИНЫ НАРЗАНОВ» по свидетельству N 84 выполнено стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита. Правовая охрана предоставлена в отношении товара «минеральная вода».

Противопоставленное НМПТ «НАРЗАН» по свидетельству N 15 выполнено стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита. Правовая охрана предоставлена в отношении товара «минеральная вода».

Сравнительный анализ заявленного обозначения и противопоставленного НМПТ по свидетельству N 84 показал, что они являются сходными в силу того, что содержат в своем составе тождественный словесный элемент «УРОЧИЩЕ ДОЛИНЫ НАРЗАНОВ».

Вместе с тем согласно сведениям Государственного реестра наименований мест происхождения товаров Российской Федерации в наименование обладателя свидетельства N 84/1 26.11.2012 были внесены изменения, и в настоящий момент заявитель и обладатель исключительного права использования противопоставленного НМПТ — одно и то же лицо — ЗАО «ВИСМА», 369152, Карачаево-Черкесская Республика, п. Архыз, Зеленчукский р-н, ул. Ленина, д. 39, Российская Федерация.

Изложенные обстоятельства исключают возможность противопоставления данного средства индивидуализации в качестве основания несоответствия заявленного обозначения требованиям пункта 7 статьи 1483 ГК РФ.

Что касается противопоставленного НМПТ по свидетельству N 15, то коллегия Палаты по патентным спорам установила следующее.

Существование двух НМПТ «НАРЗАН» и «УРОЧИЩЕ ДОЛИНЫ НАРЗАНОВ» уже само по себе свидетельствует об отсутствии сходства данных обозначений в целом.

Однако коллегией Палаты по патентным спорам усматривается, что в заявленном обозначении слова «УРОЧИЩЕ ДОЛИНЫ» выполнены мелким шрифтом, что затрудняет их прочтение. Напротив, включение элемента «НАРЗАНОВ» крупным шрифтом и на отдельной строке, а также размещение его в центре этикетки обусловливают восприятие данного элемента в качестве самостоятельного. При этом его сходство с НМПТ «НАРЗАН» приводит к ассоциированию заявленного обозначения в целом с данным средством индивидуализации.

Факт того, что предоставление правовой охраны заявленному обозначению испрашивается, в том числе для товаров, однородных товарам противопоставленного НМПТ, относящихся к безалкогольной продукции (товары 32 класса МКТУ), обусловливает вероятность смешения сравниваемых средств индивидуализации в гражданском обороте.

Кроме того, следует отметить, что в соответствии с пунктом 7 статьи 1483 ГК РФ сходное или тождественное наименование места происхождения товара препятствует государственной регистрации товарного знака в отношении любых товаров. В этой связи анализ однородности товаров и услуг заявленного обозначения и товаров противопоставленного НМПТ не является необходимым.

Коллегией Палаты по патентным спорам также было принято во внимание отсутствие у заявителя права использования наименования места происхождения товара N 15.

С учетом изложенного заявленное обозначение и противопоставленное ему средство индивидуализации НМПТ по свидетельству N 15 являются сходными до степени смешения в отношении всех заявленных товаров и услуг.

Таким образом, вывод экспертизы о несоответствии заявленного обозначения требованиям пункта 7 статьи 1483 ГК РФ следует признать правомерным.

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу отказать в удовлетворении возражения от 18.01.2013, оставить в силе решение Роспатента от 12.09.2012.

 

Вопрос 454.

Можно привести пример охраны товарного знака, в котором образующее его слово дискламировано?

 

Ответ.

Такая ситуация сложилась при рассмотрении возражения на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011726742 с приоритетом от 18.08.2011 в отношении словесного обозначения «TOYSTORE», выполненного разноцветными буквами латинского алфавита оригинальным шрифтом. Предоставление правовой охраны товарному знаку испрашивается в отношении товаров 28, 35, 39 классов МКТУ, указанных в перечне заявки, в темно-голубом, красном, фиолетовом, зеленом, желтом, розовом, синем, темно-розовом цветовом сочетании.

з248

Заключение мотивировано следующим:

— заявленное обозначение «ToyStore» в целом не обладает различительной способностью, так как в силу своей семантики (toy store в переводе с английского языка означает магазин игрушек) указывает на видовое наименование организации;

— заявленное обозначение сходно до степени смешения с товарным знаком «TOY STORY», правовая охрана которому предоставлена на имя другого лица в отношении однородных товаров 28 класса МКТУ (свидетельство N 169277, приоритет от 18.07.1997, срок действия регистрации продлен до 18.07.2017).

Изучив материалы дела и заслушав лиц, участвующих в рассмотрении возражения, Палата по патентным спорам считает доводы возражения убедительными в части.

Рассматриваемое обозначение «TOYSTORE» представляет собой словесное обозначение, выполненное разноцветными буквами латинского алфавита в оригинальной графической манере. При этом, исходя из особенностей графического исполнения слова «TOYSTORE», элементы «TOY» и «STORE» воспринимаются как два самостоятельных слова.

Согласно словарно-справочным источникам в переводе с английского языка «TOY STORE» означает магазин игрушек (см. Яндекс.Словари).

В этой связи, учитывая семантику, заявленное обозначение «TOYSTORE» в отношении уточненного перечня товаров и услуг указывает на видовое наименование предприятия и является неохраняемым на основании пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.

Вместе с тем коллегией Палаты по патентным спорам было принято во внимание, что словесный элемент выполнен в оригинальной графической манере: каждая буква расположена на разном уровне, выделена отдельным цветом, исполнена оригинальным шрифтом, что позволяет сделать вывод о том, что заявленное обозначение обладает совокупностью свойств, необходимых и достаточных для его существования в качестве средства индивидуализации товаров и услуг конкретного лица (заявителя).

В качестве сходного до степени смешения с заявленным обозначением в заключении по результатам экспертизы указан товарный знак по свидетельству N 169277 «TOY STORY».

С точки зрения фонетики анализ словесных обозначений TOY STORY, TOYSTORE показал их сходство, обусловленное тождеством звучания начальных частей [TOY-] и сходством звучания конечных частей [-STORY] — [-STORE].

Вместе с тем несмотря на их звуковое сходство, наличие у сравниваемых обозначений различного смыслового значения (в переводе с английского языка на русский язык toy story означает «история игрушек»; toy store — «магазин игрушек») способствует признанию этих обозначений несходными.

Что касается визуально признака сходства, то следует отметить, что благодаря оригинальности графического исполнения заявленного обозначения сравниваемые обозначения оказывают различное общее зрительное впечатление на потребителя.

С учетом изложенного сравниваемые обозначения следует признать несходными по семантическому и визуальному признакам сходства.

Таким образом, обозначение по заявке N 2011726742 соответствует требованиям пункта 6 статьи 1483 ГК РФ, в связи с чем не имеется оснований для отказа в предоставлении ему правовой охраны в отношении уточненного перечня товаров и услуг.

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу удовлетворить возражение от 14.05.2013, отменить решение Роспатента от 14.02.2013 и зарегистрировать товарный знак по заявке N 2011726742 с указанием словесного элемента «TOYSTORE» в качестве неохраняемого.

 

Вопрос 455.

Можно привести пример признания явного семантического сходства сравниваемых обозначений, несмотря на их различия?

 

Ответ.

Примером могут служить обозначения, рассмотренные в возражении против предоставления правовой охраны товарному знаку «ЛАРЧИК ПАНДОРЫ» в стандартном шрифтовом исполнении по свидетельству N 480424 с приоритетом от 14.03.2011, зарегистрированному в отношении товаров 14 и услуг 45 классов МКТУ, указанных в свидетельстве.

Возражение мотивировано тем, что оспариваемый товарный знак сходен до степени смешения в отношении однородных товаров 14 класса МКТУ со знаками «PANDORA/ПАНДОРА» по международным регистрациям N 979859, 1004640 и 1074499 [1 — 3], имеющими более ранний приоритет, правообладателем которых является лицо, подавшее возражение.

Сравнительный анализ оспариваемого и противопоставленных знаков показал следующее.

Сравнение обозначений «ЛАРЧИК ПАНДОРЫ», «PANDORA» и «ПАНДОРА» по фонетическому признаку сходства словесных обозначений показывает, что они отличаются количеством слов, слогов и звуков. Вместе с тем следует отметить, что сравниваемые обозначения ассоциируются друг с другом в целом за счет того, что в сознании потребителя «ЛАРЧИК ПАНДОРЫ» неразрывно связан с богиней Пандорой, которая из-за своего любопытства открыла волшебный ящик (ларец) и выпустила людские беды и несчастья.

Таким образом, имеет место семантическое сходство сопоставляемых обозначений, которое в данном случае становится решающим фактором при установлении сходства сравниваемых словесных обозначений между собой. Что касается графического сходства, которое относится к второстепенным признакам сходства словесных обозначений, то в сложившейся ситуации факт наличия или отсутствия сходства знаков по графическому критерию сходства не может оказать существенного влияния на вывод коллегии о сходстве сравниваемых обозначений в целом.

Таким образом, оспариваемый товарный знак по свидетельству N 480424 и противопоставленные знаки [1 — 3] являются сходными до степени смешения, так как они ассоциируются друг с другом в целом, несмотря на отдельные отличия.

Анализ товаров 14 класса МКТУ, в отношении которых действуют сравниваемые знаки, показал, что они являются однородными, поскольку относятся к одному виду, одной родовой группе — ювелирные изделия, бижутерия, драгоценные камни, часы и прочие хронометрические приборы, могут быть выполнены из одного материала, имеют одинаковое назначение, одни условия сбыта и один круг потребителей, в связи с чем существует принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю.

Таким образом, установленное сходство товарного знака по свидетельству N 480424 до степени смешения с противопоставленными лицом, подавшим возражение, знаками [1 — 3] в отношении однородных товаров 14 класса МКТУ свидетельствует о несоответствии оспариваемого товарного знака требованиям, изложенным в подпункте 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

 

Вопрос 456.

Может ли информация в сети Интернет о производстве однородных товаров, маркируемых сходным обозначением иным лицом, являться основанием для отказа в регистрации товарного знака?

 

Ответ.

Может и должна, что подтверждено при рассмотрении возражения, поданного ООО «Холдинговая компания «Бизнесинвестгрупп», г. Уфа, на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака «ТРИ РЮМКИ» по заявке N 2012719990 с приоритетом от 15.06.2012 в отношении товаров 33 класса МКТУ, указанных в перечне заявки.

Заключение мотивировано в т.ч. тем, что заявленное обозначение воспроизводит название алкогольной продукции «ТРИ РЮМКИ», производителем которой является Южно-Уральский спиртоводочный завод (сведения сети Интернет — http://www.uralsvz.ru/produkts/vodka/tri-rumki/). В связи с этим регистрация товарного знака в отношении товаров 33 класса МКТУ на имя заявителя (ООО «Холдинговая компания «Бизнесинвестгрупп») способна ввести потребителя в заблуждение относительно производителя товаров.

Изучив материалы дела, коллегия Палаты по патентным спорам считает доводы возражения неубедительными и по данному поводу отметила следующее.

Анализ заявленного обозначения на соответствие требованиям пункта 3 (1) статьи 1483 ГК РФ показал следующее.

Само по себе обозначение «ТРИ РЮМКИ» (исходя из смыслового значения указанного выше) не несет в себе каких-либо указаний относительно товара или его изготовителя. Вместе с тем способность обозначения вводить потребителя в заблуждение может возникнуть в результате его ассоциации с иным производителем или свойствами товаров, основанной на предшествующем опыте потребителя.

Согласно сведениям из сети Интернет (сайт «Социалко», производители алкогольной продукции и пива Челябинской области), опубликованным 21.02.2011, заявленное обозначение тождественно обозначению, используемому ОАО «Южно-Уральский спиртоводочный завод» для индивидуализации в гражданском обороте однородных товаров 33 класса МКТУ. Южно-Уральский спиртоводочный завод является лидером Уральского Федерального округа в производстве и продаже алкогольной продукции. Предприятие основано в 1999 году, в настоящее время продукция завода представлена в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске, Челябинске, Перми, Якутии, награждена многочисленными наградами и пользуется успехом у потребителя.

Таким образом, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу, что рассматриваемое обозначение при использовании его заявителем в качестве средства индивидуализации товаров, указанных в заявке, способно вызвать у потребителя не соответствующее действительности представление о производителе товаров и, следовательно, не соответствует требованиям, установленным пунктом 3 статьи 1483 ГК РФ, что было правомерно указано в заключении по результатам экспертизы.

Довод заявителя о том, что не существует сведений о регистрации товарного знака «ТРИ РЮМКИ», не может быть признан убедительным, поскольку в ходе проверки охраноспособности заявленного обозначения оно проверяется на соответствие требованиям пунктов 1 — 7 статьи 1483 ГК РФ. Отсутствие сведений о наличии ранее зарегистрированных товарных знаков не исключает проверки на соответствие заявленного обозначения по другим пунктам, в частности по пункту 3 статьи 1483 ГК РФ.

Что касается довода заявителя об использовании сведений из сети Интернет, то следует отметить следующее.

В ходе проверки обозначения на соответствие требованиям законодательства экспертиза вправе использовать любую информацию, касающуюся заявленного на регистрацию в качестве товарного знака обозначения: энциклопедии, справочники, литературу, толковые и другие словари, а также сведения, полученные из сети Интернет.

Интернет как глобальная информационная сеть является одним из основных средств распространения и получения научной, деловой, познавательной и развлекательной информации, наряду с другими СМИ. В настоящее время такая информация является наиболее доступной любому пользователю и активно используется для поиска необходимых сведений об интересующих его товарах, услугах и их производителях.

Таким образом, в процессе экспертизы обозначений, подаваемых с целью их регистрации в качестве средств индивидуализации, целесообразно использовать информацию, полученную из сети Интернет.

В данном случае информация о производимых другим лицом (Южно-Уральским спиртоводочным заводом) товарах, однородных заявленным товарам 33 класса МКТУ, маркируемых сходным обозначением «ТРИ РЮМКИ», появилась 21.02.2011, т.е. ранее даты (15.06.2012) подачи рассматриваемой заявки, что свидетельствует об информированности потребителя о данной продукции.

При этом следует отметить, что заявителем не опровергнут довод, касающийся производства однородной продукции, маркированной тем же обозначением, иным производителем, и не представлено материалов, позволяющих усомниться в достоверности информации сети Интернет. В таком случае, принимая во внимание сведения из Интернета, коллегия Палаты по патентным спорам усматривает возможность введения потребителя в заблуждение в случае регистрации в качестве товарного знака заявленного обозначения на имя заявителя.

 

Вопрос 457.

Может ли коллегия Палаты по патентным спорам поставить под сомнение правомерность регистрации товарного знака, произведенной с учетом письма-согласия?

 

Ответ.

Может, и такой случай имел место при рассмотрении возражения, поданного компанией «ПроВиста АГ», Германия, против предоставления правовой охраны знаку обслуживания «ПИТАНИЕ СУСТАВОВ» N 385309 по заявке N 2007706557 с приоритетом от 12.03.2007, зарегистрированному на имя ООО «Щит здоровья», Россия, в отношении услуг 35 класса МКТУ, указанных в перечне свидетельства.

Удовлетворяя возражение, Палата по патентным спорам отметила, в частности, следующее.

Правовая охрана знаку предоставлена в цветовом сочетании «синий, голубой, серый» в отношении услуг 35 класса МКТУ: «организация торговых ярмарок в коммерческих или рекламных целях, продвижение товаров [для третьих лиц], в том числе сбор для третьих лиц различных товаров (исключая транспортировку) и размещение товаров для удобства изучения и приобретения потребителями, в том числе услуги оптовой и розничной торговли и торговых центров, торговля фармацевтическими и медицинскими товарами; услуги снабженческие для третьих лиц [закупка и обеспечение предпринимателей товарами], все вышеперечисленные услуги относятся к товарам «Питание суставов».

Коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что в соответствии с пунктом 2 статьи 1513 ГК РФ возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку может быть подано в Палату по патентным спорам заинтересованным лицом.

При подаче возражения лицом, его подавшим, были представлены документы, содержание информацию об осуществлении лицом, подавшим возражение, деятельности по производству и продвижению биологически активной добавки «GELENK NAHRUNG» (Геленк Нарунг, «питание суставов»). Кроме того, в деле представлена информация о существовании судебного спора между лицом, подавшим возражение, и правообладателем, а также о наличии у лица, подавшего возражение, более ранних прав на товарный знак по свидетельству N 295094, включающий элемент «GELENK NAHRUNG».

Изложенное позволяет коллегии Палаты по патентным спорам усмотреть заинтересованность компании «ПроВиста АГ» в подаче возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 385309 в отношении товаров 05 класса МКТУ, указанных в перечне свидетельства.

Анализ оспариваемого знака обслуживания показал следующее.

Согласно словарным источникам информации (см., например, http://slovari.yandex.ru/) оба элемента являются значимыми словами русского языка и обозначают: «питание» — 1. Процесс действия по гл. питать 1, питаться. 2. Усвоение питательных веществ, пищи живым организмом. 3. То, чем питаются; еда, пища. 4. перен. То, что обеспечивает существование и развитие чего-либо; «суставов», производное от слова «сустав» — подвижное соединение, сочленение костей или хрящей в организме человека, животного (локтевой сустав, коленный сустав, вывих сустава, боль в суставах).

Коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что с точки зрения правил русского языка оспариваемый знак представляет собой словосочетание (слова согласованы друг с другом в падеже). Исходя из семантических значений слов, словосочетание может быть определено как «усвоение питательных веществ суставами».

Необходимо также обратить внимание, что все перечисленные в перечне 35 класса МКТУ услуги отнесены к товарам «Питание суставов», что напрямую указывает на их назначение и свойства.

Изложенное позволяет прийти к выводу о том, что оспариваемый знак обслуживания не соответствует пункту 1 статьи 6 Закона.

В возражении лицом, его подавшим, указано на несоответствие оспариваемого знака требованиям положений пункта 3 статьи 6 Закона.

Анализ представленных материалов и материалов из сети Интернет (см.: http://hb-life.ru/product/gelenk-narung/, http://gelenknahrung.jimdo.com/ и др.) показал, что история продукции, маркированной словосочетанием «GELENK NAHRUNG», прослеживается с 1995 года. Описание продукции содержит следующие сведения: «GELENK NAHRUNG», Геленк Нарунг («питание суставов») — препарат для питания, укрепления, оздоровления хрящевой ткани суставов и межпозвоночных дисков. Геленк Нарунг — натуральный продукт, изготовленный в Германии. Основу его составляет гидролизированный коллаген (смесь необходимых организму аминокислот и пектинов). Благодаря тончайшей немецкой технологии он обладает высокой степенью усвоения и является строительным материалом для формирования хрящевой ткани суставов и межпозвоночных дисков.

В различных средствах массовой информации (издания, журналы, сеть Интернет (см., например, «Волгоградская правда» от 27.01.2007)) имеются сведения о том, что один из наиболее действенных препаратов, защищающих суставы и восстанавливающих их эластичность, «Геленк Нарунг» — «ПИТАНИЕ СУСТАВОВ» создан более 30 лет назад в Германии немецкой фирмой «Kolbel Produktforschung GmbH». С 1995 года российские медики используют его для профилактики и реабилитации людей с проблемами суставно-связочного аппарата.

Целесообразно обратить внимание, что и на сайте правообладателя (www.gelenk.ru) имелась та же информация, как и информация на других сайтах, которая позиционировала правообладателя как эксклюзивного дистрибьютера немецких компаний «Kolbel Produktforschung GmbH» и «Pro Vista AG» в России. В настоящее время на данном сайте содержатся иные сведения: препарат «ПИТАНИЕ СУСТАВОВ», производитель: «EUROBIOPHARM GmbH», Германия.

Необходимо указать, что в судебных актах установлено, что компания «ПроВиста АГ» является правопреемником компании «Кельбель Продуктфоршунг ГмбХ», что подтверждается выпиской из торгового реестра Участкового суда г. Ганновер, согласно которой две компании объединены 27.01.2006 (см. решение Арбитражного суда Новосибирской области от 12.04.2012 по делу N А45-8293/2012). Компания «Кельбель Продуктфоршунг ГмбХ» прекратила свое существование 18.04.2006, что подтверждается регистрационной справкой о слиянии и правопреемстве.

Данный факт ставит под сомнение правомерность регистрации, произведенной с учетом письма-согласия, представленного от имени компании «Кельбель Продуктфоршунг ГмбХ» и датированного 21.03.2008.

Коллегией Палаты по патентным спорам были приняты во внимание судебные акты, поскольку их мотивировочная часть содержит выводы, касающиеся существа данного спора.

Таким образом, установлено, что до 2006 года деятельность по производству препарата для питания, укрепления, оздоровления хрящевой ткани суставов и межпозвоночных дисков «GELENK NAHRUNG» (питание суставов) осуществляла компания «Кельбель Продуктфоршунг ГмбХ». После ее объединения с компанией «ПроВиста АГ» деятельность осуществляла «ПроВиста АГ».

Коллегия Палаты по патентным спорам, оценивая документы, представленные лицом, подавшим возражение, учитывала то, что компания «ПроВиста АГ» располагается на той же территории, в тех же производственных помещениях, имеет тот же адрес: Ятхоштрассе 1-3, Изернхаген 30916, Германия, что и компания «Кельбель Продуктфоршунг ГмбХ», что дает основания полагать, что лицо, подавшее возражение, будет восприниматься как продолжатель традиций прежнего производителя товара.

При публикации в газетах и журналах, товарно-сопроводительной документации и рекламно-информационных сведениях препарат «GELENK NAHRUNG» всегда сопровождал его русский вариант «ПИТАНИЕ СУСТАВОВ» (в некоторых случаях «Питание для суставов»).

Согласно справке за период с 1999 г. по настоящее время реализация препарата «Геленк Нарунг» осуществлялась через оптовые организации ООО «Морон», ООО «Ориола» и т.д. Одновременно с этим реализация осуществляется через системы аптек «Старый лекарь», «Аптека 36,6», «Мелодия здоровья», «Ригла», «Стар и млад», «Доктор Столетов», «Самсон Фарма» и другие. «Геленк Нарунг» реализуется в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Оренбурге, Новосибирске, Иркутске, Тюмени, Красноярске, Воронеже, Ульяновске, Волгограде, Саратове, Казани, Ростове-на-Дону, Краснодаре, Новороссийске и других городах и населенных пунктах Российской Федерации.

В период с 1999 г. по 2002 г. в Россию было поставлено около 20 тыс. штук продукта «Геленк Нарунг», с 2003 г. по 2006 г. — около 67 тыс. штук, а с 2007 г. по 2012 г. — около 110 тыс. штук. Учитывая, что данный продукт не относится к товарам медицинского назначения низкой ценовой категории, коллегия Палаты по патентным спорам считает, что представленные цифры свидетельствуют о достаточно высоких объемах производства и поставки на территорию Российской Федерации рассматриваемой продукции.

Таким образом, имеются основания для вывода о том, что на дату подачи заявки N 2007706557 оспариваемый знак обслуживания был известен на территории Российской Федерации как маркировка, сопровождающая продукцию, производимую немецкой компанией («ПроВиста АГ»), и связанные с данной деятельностью услуги по продвижению и реализации данной продукции.

Следует обратить внимание, что правовая охрана оспариваемому знаку обслуживания предоставлена в отношении услуг 35 класса МКТУ, касающихся торговли, снабжения и продвижения товаров, при этом перечень содержит конкретное указание — «все вышеперечисленные услуги относятся к товарам «Питание суставов».

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что регистрация оспариваемого знака обслуживания по свидетельству N 385309 в отношении услуг 35 класса МКТУ, указанных в перечне свидетельства, на имя правообладателя способна ввести в заблуждение потребителя относительно лица, оказывающего услуги, и следовательно, не соответствует требованиям пункта 3 статьи 6 Закона.

 

Вопрос 458.

Может ли интенсивное использование до даты приоритета оспариваемого товарного знака, тождественного с ним обозначения на вывеске кафе, в оформлении интерьера помещения кафе, в меню, в рекламных материалах, в том числе размещаемых на сайте, повлиять на аннулирование регистрации?

 

Ответ.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное ООО «ЮниСтаил», г. Москва, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 482876 по заявке N 2012705656 с приоритетом от 29.02.2012 в отношении услуг 43 класса МКТУ, указанных в свидетельстве.

з247

Доводы лица, подавшего возражение, сводятся к тому, что оспариваемый товарный знак воспроизводит основную часть логотипа в виде изображения человечка с огромной лепешкой в руках и оригинальное графическое решение слова «Лепёшка», разработанного по заданию лица, подавшего возражение, для создания фирменного стиля кафе, что приводит к нарушению существующих авторских прав на произведение искусства или его фрагменты. Обозначение «Лепёшка» оспариваемого знака тождественно коммерческому обозначению, используемому лицом, подавшим возражение, для индивидуализации его предприятия — кафе в восточном стиле. Право на это обозначение возникло ранее даты приоритета оспариваемого товарного знака. Также лицо, подавшее возражение, полагает, что оспариваемый знак способен ввести потребителя в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги, в силу интенсивного использования указанного обозначения при оказании услуг кафе лицом, подавшим возражение, а не правообладателем.

Художественная композиция, воспроизведенная в товарном знаке N 482876, была создана в 2010 году индивидуальным предпринимателем Т.Б. Хоришко по заказу Р.Г. Гройсберга в соответствии с договором от 06.09.2010 N 07/10 на разработку графических элементов фирменного стиля ресторана узбекской кухни. Право на использование этой композиции было передано по договору от 01.08.2011 N 1/10/11 лицу, подавшему возражение. С октября 2011 года указанное произведение использовалось при оказании услуг кафе и размещалось на вывеске кафе, в его интерьере, в меню кафе, в рекламе, в том числе на сайте подателя возражения. Кафе «Лепёшка» было открыто и работает в настоящее время по адресу: г. Москва, 1-я Тверская-Ямская ул., д. 29, стр. 1 (недалеко от метро «Белорусская»).

Анализ оспариваемого товарного знака со словесным элементом «Лепешка» на соответствие его требованиям пункта 8 статьи 1483 ГК РФ показал, что он является фонетически и семантически тождественным обозначению «Лепешка», используемому лицом, подавшим возражение, в качестве коммерческого обозначения.

К коммерческим обозначениям относят, как правило, обозначения, используемые в коммерческой деятельности для индивидуализации своего предприятия. Коммерческое обозначение не подлежит обязательному включению в учредительные документы и ЕГРЮЛ.

Общество с ограниченной ответственностью «ЮниСтаил» является юридическим лицом, к основным видам деятельности которого относится деятельность ресторанов и кафе, о чем свидетельствуют, в частности, выписка из ЕГРЮЛ и другие документы.

С целью создания фирменного стиля кафе был разработан логотип — изображение человечка с огромной лепешкой в руках, под которым расположено название кафе «Лепёшка», выполненное оригинальным шрифтом буквами русского алфавита. Указанное обозначение используется на вывеске кафе, в его интерьере, в меню кафе, в рекламе, в том числе на сайте http://lepeshka-cafe.ru, принадлежащем лицу, подавшему возражение, — ООО «ЮниСтаил». О деятельности кафе под названием «Лепёшка» свидетельствуют договоры на разработку сайта, на изготовление и монтаж объектов наружной рекламы, на поставку оборудования для кафе, продуктов питания и напитков, журнал кассира-операциониста, книга отзывов и другие материалы, приложенные к возражению. Об известности кафе в Москве свидетельствуют материалы о посещаемости сайта http://lepeshka-cafe.ru, книга отзывов и различные сайты сети Интернет. С октября 2011 по июль 2013 года кафе «Лепёшка» посетили более 350000 человек. В настоящее время работают кафе «Лепёшка» в районе станции метро Серпуховская и в микрорайоне Жулебино.

Таким образом, материалы, представленные лицом, подавшим возражение, свидетельствуют о том, что на дату приоритета оспариваемого товарного знака коммерческое обозначение «Лепешка» уже использовалось им для индивидуализации предприятий общественного питания (кафе), оказывающих услуги, однородные услугам 43 класса МКТУ, в отношении которых зарегистрирован оспариваемый товарный знак по свидетельству N 482876.

Коммерческое обозначение «Лепешка» активно использовалось лицом, подавшим возражение, на вывесках, в меню, в рекламе, в доменном имени на сайте http://lepeshka-cafe.ru, в силу чего приобрело известность в пределах определенной территории.

Анализ совокупности представленных материалов позволил коллегии Палаты по патентным спорам прийти к выводу о несоответствии оспариваемого товарного знака требованиям пункта 8 статьи 1483 ГК РФ.

Как следует из материалов возражения, лицу, подавшему возражение, принадлежит право на произведение изобразительного искусства, представляющее собой стилизованное изображение человечка с огромной лепешкой в руках, под которым расположено слово «Лепёшка», выполненное оригинальным шрифтом. Указанное право возникло в результате создания данного произведения в качестве логотипа фирменного стиля ресторана узбекской кухни в соответствии с договором. Право на использование этой композиции было передано по договору лицу, подавшему возражение. К договору приложен вариант разработанного логотипа, представляющий собой изображение, являющееся фрагментом оспариваемого товарного знака.

В соответствии с пунктом 1 (1) статьи 1256 ГК РФ исключительное право на произведения искусства распространяется на произведения, обнародованные на территории Российской Федерации или необнародованные, но находящиеся в какой-либо объективной форме на территории Российской Федерации, и признается за авторами (их правопреемниками) независимо от их гражданства. Факт публикации данного произведения до даты приоритета оспариваемого товарного знака подтвержден представленными договором на разработку объектов наружной рекламы, договором на изготовление меню и самим меню кафе «Лепешка».

В соответствии с представленными документами очевидным является факт воспроизведения в оспариваемом товарном знаке оригинального фрагмента объекта авторского права без согласия его правообладателя — лица, подавшего возражение, что подтверждает его доводы о нарушении при регистрации оспариваемого товарного знака положений подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Таким образом, мнение лица, подавшего возражение, о неправомерности регистрации товарного знака по свидетельству N 482876 на основании положений подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ является обоснованным.

По мнению лица, подавшего возражение, оспариваемый товарный знак не удовлетворяет также требованиям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, поскольку способен ввести потребителя в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги.

Оспариваемое обозначение не содержит в своем составе ложных или способных ввести потребителя в заблуждение элементов. Вместе с тем существует вероятность введения потребителя в заблуждение через ассоциации, связанные с лицом, подавшим возражение, а не с правообладателем оспариваемого знака. Возникновение указанных ассоциаций стало возможным в силу интенсивного использования до даты приоритета оспариваемого товарного знака не только сходного, но и тождественного с ним обозначения на вывеске кафе, в оформлении интерьера помещения кафе, в меню, в рекламных материалах, в том числе размещаемых на сайте http://lepeshka-cafe.ru, принадлежащем лицу, подавшему возражение.

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу удовлетворить возражение от 13.08.2013 и признать предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 482876 недействительным полностью.

 

Вопрос 459.

Можно ли признать коммерческим обозначение, под которым осуществляло свою деятельность в области рекламы и дизайна свободное объединение художников и дизайнеров?

 

Ответ.

Нельзя, и такой случай имел место при рассмотрении возражения, поданного ОАО «АВАНГАРД Брендинг», г. Москва, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 432594 с приоритетом от 14.08.2009 на имя ООО «Линебергер-Эдвайзерс», г. Москва, в отношении услуг 42 класса МКТУ «дизайн художественный; инжиниринг; исследования и разработка новых товаров [для третьих лиц]; оформление интерьера; перенос данных или документов с физического носителя на электронный; преобразование данных и информационных программ [нефизическое]; прокат веб-серверов; прокат средств программного обеспечения; размещение веб-сайтов; разработка программного обеспечения; создание и техническое обслуживание веб-сайтов для третьих лиц; услуги в области промышленной эстетики; услуги дизайнеров в области упаковки».

По решению Роспатента от 31.07.2012 правовая охрана товарного знака по свидетельству N 432594 была признана недействительной в отношении услуг 42 класса МКТУ «дизайн художественный; услуги дизайнеров в области упаковки».

В возражении от 25.07.2013, поступившем в Палату по патентным спорам, выражено мнение о том, что правовая охрана товарному знаку по свидетельству N 432594 в отношении части услуг 42 класса МКТУ «оформление интерьера; услуги в области промышленной эстетики» предоставлена в нарушение требований пунктов 3 и 6 статьи 1483 ГК РФ.

Палата по патентным спорам считает изложенные в нем доводы неубедительными.

Основной довод возражения базируется на утверждении о том, что потребитель на дату приоритета оспариваемого товарного знака (14.08.2009) был знаком с обозначением «BOXSIDE», поскольку под фонетически тождественным товарным знаком по свидетельству N 239009, зарегистрированным для услуг 35 класса МКТУ, его правообладатели (ООО «АВИДЕНС КОНСАЛТИНГ», ООО «АверсДизайнКонсалтинг», ООО «Аксиома брендинг», ООО Торгово-промышленная компания «Сквайр») оказывали услуги в области дизайна, кроме того, эти услуги оказывались под коммерческим обозначением «Брендинговое агентство BOXSIDE».

Комбинированный товарный знак со словесным элементом «BOXSIDE» по свидетельству N 239009 с приоритетом от 06.09.2001 был зарегистрирован 21.02.2003 на имя ООО «АВИДЕНС КОНСАЛТИНГ» в отношении услуг 35 класса МКТУ «реклама; менеджмент в сфере бизнеса; административная деятельность в сфере бизнеса».

Исключительное право на этот товарный знак последовательно переходило к различным юридическим лицам в результате регистрации в Роспатенте соответствующих договоров об отчуждении исключительного права на товарный знак в отношении всех услуг, при этом из материалов возражения не следует, что правообладатели товарного знака по свидетельству N 239009 были связаны друг с другом какими-либо отношениями.

Лицо, подавшее возражение, ссылается на то, что фактическая деятельность правообладателей товарного знака по свидетельству N 239009 выходила за рамки услуг 35 класса МКТУ, в отношении которых этот знак был зарегистрирован.

Вместе с тем следует отметить, что, поскольку правовая охрана товарного знака по свидетельству N 239009 не распространяется на услуги 42 класса МКТУ, связанные с дизайном, оказание под этим обозначением услуг в области дизайна каким-либо другим лицом не влечет за собой нарушения законных прав и интересов правообладателя этого товарного знака.

В подтверждение своих доводов лицо, подавшее возражение, представило ряд договоров на разработку упаковки, из которых следует, что они заключались юридическими лицами ООО «АверсДизайнКонсалтинг», ООО «Аксиома брендинг», ООО «АВАНГАРД Брендинг» (соглашение о предоставлении услуг — без даты), которые в разное время были правообладателями товарного знака по свидетельству N 239009, с производителями товаров.

Вместе с тем из этих договоров не следует, что услуги в области дизайна упаковки оказывались вышеуказанными юридическими лицами именно под товарным знаком «BOXSIDE» по свидетельству N 239009. Кроме того, договоры, заключенные до даты приоритета оспариваемого товарного знака, не имеют отношения ни к лицу, подавшему возражение, ни к «Брендинговому агентству BOXSIDE», на которое оно ссылается.

Лицо, подавшее возражение, не представило материалов, из которых можно было бы сделать вывод о том, что оно обладает правом на коммерческое обозначение «Брендинговое агентство BOXSIDE». Напротив, из представленных материалов и пояснений лица, подавшего возражение, следует, что «Брендинговое агентство BOXSIDE» нельзя признать коммерческим обозначением, поскольку под таким обозначением осуществляло свою деятельность в области рекламы и дизайна свободное объединение художников и дизайнеров, которое не являлось ни юридическим лицом, ни предприятием, принадлежащим какому-либо юридическому или физическому лицу, осуществляющему предпринимательскую деятельность, в отношении которого его участники имели имущественные и личные неимущественные права и обязательства.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code