Как оценивается охраноспособность товарного знака, содержащего в качестве неохраняемого элемента словосочетание, занимающее доминирующее положение в знаке

Вопрос 442.

Как оценивается охраноспособность товарного знака, содержащего в качестве неохраняемого элемента словосочетание, занимающее доминирующее положение в знаке?

 

Ответ.

Оценивается отрицательно, и примером может служить рассмотрение возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 481898 по заявке N 2011712547 с приоритетом от 22.04.2011 в отношении товаров и услуг 01 и 16 классов МКТУ, указанных в перечне свидетельства.

хол

Элементы «холодная», «сварка» исключены из самостоятельной правовой охраны.

В возражении противопоставлен товарный знак «АлмазСоюз» по свидетельству N 422153, зарегистрированный в отношении однородных товаров 01 и 16 классов МКТУ и имеющий приоритет 31.07.2007.

алмаз

Изучив материалы дела и заслушав лиц, участвующих в рассмотрении возражения, Палата по патентным спорам считает доводы возражения убедительными. Анализ оспариваемого товарного знака на соответствие требованиям пунктов 1 и 6 статьи 1483 ГК РФ показал следующее.

Оспариваемый товарный знак состоит из трех элементов: «ХОЛОДНАЯ», «СВАРКА» и «АЛМАЗ». Элементы «ХОЛОДНАЯ СВАРКА» исключены из самостоятельной правовой охраны. Холодная сварка — сварка без нагрева (обычно при температуре около 20 градусов C) с приложением давления, создающего значительную пластическую деформацию в зоне соединения (см. http://slovari.yandex.ru/).

Таким образом, элементом, несущим основную индивидуализирующую нагрузку в оспариваемом знаке, выступает слово «АЛМАЗ» («алмаз» — драгоценный камень, бесцветный и прозрачный, отличающийся большой твердостью. Алмаз, ограненный в известную форму, называется брильянтом. || Тонкий кусок этого камня, вделанный в рукоятку для резки стекла).

Противопоставленный товарный знак в качестве основного индивидуализирующего элемента также содержит элемент «АЛМАЗ», поскольку в комбинированных обозначениях основным является словесный элемент (он легче запоминается, именно на нем акцентируется внимание потребителя при восприятии обозначения), при этом в элементе «АЛМАЗСОЮЗ» слово «АЛМАЗ» выполнено более крупным шрифтом, в первоначальной позиции и со смещением выше относительно элемента «СОЮЗ».

Сопоставление сравниваемых знаков показало, что обозначения содержат в своем составе фонетически и семантически тождественный элемент «АЛМАЗ», что обусловливает вывод об ассоциировании сравниваемых обозначений.

Графический фактор сходства в рассматриваемом случае носит второстепенный характер, поскольку стилизация шрифта и наличие в противопоставленном знаке изобразительного элемента и цветового исполнения не привносят в восприятие обозначений ничего, что могло бы повлиять на принципиальное различие знаков.

Довод правообладателя о наличии неразрывной связи в словосочетании «ХОЛОДНАЯ СВАРКА АЛМАЗ» и его восприятии в совокупности с товарами 01 и 16 класса МКТУ в значении, связанном с прочностью склеивания, не может быть признан убедительным, поскольку является непосредственным умозаключением заявителя и носит субъективный характер. Напротив, раздельное графическое исполнение слов «ХОЛОДНАЯ» и «СВАРКА АЛМАЗ» (на разных строках), отсутствие падежного согласования между словами «СВАРКА» и «АЛМАЗ» обусловливает восприятие слова «АЛМАЗ» как самостоятельной словесной единицы.

В силу изложенного можно сделать вывод о том, что в целом оспариваемый и противопоставленный знаки являются сходными, несмотря на отдельные их отличия. Что касается однородности товаров оспариваемого и противопоставленных перечней, необходимо отметить следующее. Товары 01 и 16 классов МКТУ оспариваемого товарного знака относятся к клеящим веществам для промышленных целей и клейким веществам для канцелярских и бытовых целей. Перечень товаров 01 и 16 классов МКТУ противопоставленного товарного знака также включает такие позиции, как «клеи промышленные, клеи природные, клейкие вещества для канцелярских и бытовых целей».

Сравнительный анализ указанных товаров показывает их идентичность. Однородность товаров правообладателем не опровергается. Маркировка однородных товаров и услуг сходными знаками обусловливает возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров и услуг одному лицу. Целесообразно также подчеркнуть, что с точки зрения графики представленные правообладателем материалы показывают идентичную шрифтовую стилизацию словесного элемента «АЛМАЗ» при использовании оспариваемого товарного знака правообладателем при осуществлении фактической хозяйственной деятельности, что усиливает возможность восприятия оспариваемого товарного знака в качестве обозначения, продолжающего серию знаков лица, подавшего возражение.

Установленное сходство оспариваемого товарного знака с противопоставленным товарным знаком и однородность товаров 01 и 16 классов МКТУ позволяют сделать вывод о сходстве до степени смешения сравниваемых знаков. В связи с этим довод возражения о несоответствии оспариваемого товарного знака требованиям пункта 6 статьи 1483 ГК РФ следует признать правомерным.

Анализ оспариваемого товарного знака на соответствие требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ показал следующее. Как было отмечено выше, словесный элемент «ХОЛОДНАЯ СВАРКА» означает сварку без нагрева (обычно при температуре около 20 градусов C) с приложением давления, создающего значительную пластическую деформацию в зоне соединения, и является устойчивым словосочетанием в области процесса соединения твердых материалов, к которому относятся такие способы, как сварка, склеивание, пайка, ковка и т.д. Указанное позволяет установить, что элемент «ХОЛОДНАЯ СВАРКА» оспариваемого товарного знака характеризует товары 01 и 16 класса МКТУ, указывая на их назначение (для склеивания), что не соответствует требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.

Целесообразно обратить внимание, что данный вывод не был оспорен правообладателем оспариваемого товарного знака и словосочетание «ХОЛОДНАЯ СВАРКА» было включено в состав товарного знака в качестве неохраняемого элемента.

Вместе с тем коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что словесный элемент «ХОЛОДНАЯ СВАРКА» по своему пространственному положению (занимает более двух третей знака) является доминирующим.

Пункт 1 статьи 1483 ГК РФ содержит императивную норму о недопустимости регистрации в качестве товарного знака обозначения, в котором усматривается доминирование неохраноспособного элемента.

Резюмируя изложенное, правовая охрана товарному знаку по свидетельству N 481898 была предоставлена в нарушение пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.

Относительно доводов правообладателя об осуществлении им деятельности до даты приоритета оспариваемого товарного знака необходимо отметить, что указанные материалы не опровергают вышеприведенных выводов коллегии Палаты по патентным спорам о сходстве товарных знаков и о предоставлении правовой охраны товарному знаку, содержащему в качестве неохраняемого элемента словосочетание, занимающее доминирующее положение в знаке.

 

Вопрос 443.

Может ли охраноспособность словесного товарного знака в латинице зависеть от восприятия его перевода на русский язык?

 

Ответ.

Может, и такая ситуация имела место при рассмотрении возражения на решение Роспатента об отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации N 1102735. Международная регистрация N 1102735 словесного знака «NOURISHING PERSONAL HEALTH» произведена Международным бюро ВОИС 22.11.2011 с конвенционным приоритетом от 26.09.2011 на имя заявителя — des Produits S.A. CH-1800 Vevey (CH) в отношении товаров 05, 10, 41, 42, 44 класса МКТУ.

Согласно заключению по результатам экспертизы входящие в состав знака словесные элементы относятся к лексике английского языка и в переводе означают:

«NOURISHING» — питательный; «PERSONAL» — личный, персональный, индивидуальный; «HEALTH» — здоровье, благополучие (см. словари ABBYY Lingvo).

Принимая во внимание приведенный перевод и заявленный перечень товаров и услуг, касающихся области здоровья и здорового питания, экспертиза делает вывод о том, что заявленное обозначение «NOURISHING PERSONAL HEALTH» характеризует товары и услуги, указывая на их свойства и назначение.

В поступившем в Палату по патентным спорам возражении от 13.08.2013 заявитель выразил свое несогласие с решением Роспатента. Доводы возражения сводятся к следующему:

— заявленное обозначение представляет собой целостную фразу «NOURISHING PERSONAL HEALTH», означающую в переводе с английского языка «ПИТАЯ ЛИЧНОЕ ЗДОРОВЬЕ»;

— фраза «NOURISHING PERSONAL HEALTH» в отношении заявленных товаров и услуг 05, 10, 41, 42, 44 классов МКТУ является стилистически нейтральной, носит фантазийный характер и не сообщает ничего конкретного ни о самих товарах (услугах), ни об их непосредственном назначении, воспринимается через ряд рассуждений и ассоциаций;

— обозначению «NOURISHING PERSONAL HEALTH» была предоставлена правовая охрана в странах, где английский язык является официальным, — Соединенные Штаты Америки, Австралия, Новая Зеландия, Мексика, Филиппины, т.е. данное обозначение не рассматривалось в патентных ведомствах указанных государств в качестве описательного;

— правовая охрана знаку по международной регистрации N 1102735 была также предоставлена в Кувейте, Эквадоре, Перу, Грузии, Украине, Коста-Рике, Швейцарии, Сингапуре, Гонконге, Японии.

В качестве дополнительных материалов к возражению приложены копии свидетельств о регистрации товарного знака «NOURISHING PERSONAL HEALTH», выданные патентными ведомствами США, Сингапура, Перу, Японии, Кувейта, Новой Зеландии, Гонконга, Австралии, Коста-Рики, Эквадора, Мексики, Грузии, Украины.

Изучив материалы дела, Палата по патентным спорам находит доводы, изложенные в возражении, убедительными.

Обозначение «NOURISHING PERSONAL HEALTH» состоит из трех лексических единиц английского языка, имеющих определенное смысловое значение: «nourishing» (от глагола «nourish») — питать, кормить; «personal» — личный, персональный, индивидуальный; «health» — здоровье, благополучие, см. словари ABBYY Lingvo http://slovari.yandex.ru).

Образованное из этих слов словосочетание «NOURISHING PERSONAL HEALTH» может быть переведено как «ПИТАЯ ЛИЧНОЕ ЗДОРОВЬЕ» и порождает определенные представления о здоровом образе жизни. Вместе с тем данное словосочетание для товаров и услуг 05, 10, 41, 42, 44 классов МКТУ международной регистрации N 1102735 является образным выражением. Значение фразы «NOURISHING PERSONAL HEALTH» для каждого потребителя представляется весьма субъективным, требует рассуждений, ассоциаций, домысливания.

С учетом изложенных доводов можно сделать вывод, что рассматриваемое обозначение не является прямой характеристикой товаров или услуг, указывающей на их свойства или назначение, необходимой в хозяйственной деятельности других производителей аналогичной продукции или услуг. Таким образом, заявленное обозначение не может быть признано описательным по отношению к указанным в перечне международной регистрации N 1102735 товарам и услугам, поскольку указывает не на какие-то конкретные товары или услуги, а подразумевает всю область жизнедеятельности живых организмов, причем на уровне ассоциативного восприятия.

В этой связи коллегия Палаты по патентным спорам не находит оснований для отказа в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации N 11027735 в соответствии с требованиями, регламентированными пунктом 1 статьи 1483 ГК РФ, в отношении заявленных товаров и услуг 05, 10, 41, 42, 44 класса МКТУ.

 

Вопрос 444.

По каким критериям оценивается семантическая нейтральность словесного элемента, если он имел в обиходе различные значения, в т.ч. жаргонное вульгарное?

 

Ответ.

Семантическая нейтральность словесного элемента оценивается в зависимости от конкретных обстоятельств, сопутствующих данному элементу в обиходе, что подтверждается заключением Палаты по патентным спорам, рассмотревшей возражение, поступившее 23.08.2013 от ООО «Нимак-Т», г. Тюмень, на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2012702519 с приоритетом от 02.02.2012, заявленного в отношении товаров «мороженое; мороженое фруктовое» 30 класса МКТУ.

Согласно описанию, приведенному в заявке, в качестве товарного знака заявлено комбинированное обозначение, которое «представляет собой изображение улыбающегося колобка в шапочке с пропеллером, между рук которого расположен словесный элемент , выполненный разноцветными буквами в кириллице оригинальным стилем с жирной точкой после буквы Ё. Обозначение оконтурено черной линией, что в целом придает ему объем». Обозначение выполнено в следующем цветовом сочетании: красный, коричневый, малиновый, голубой, синий, сиреневый, зеленый, желтый, черный, белый.

з244

Решением Роспатента от 11.06.2013 заявленному обозначению было отказано в государственной регистрации в качестве товарного знака. Основанием для принятия данного решения явилось заключение по результатам экспертизы, согласно которому было установлено, что заявленное обозначение не соответствует требованиям подпункта 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ. Указанное обосновывается следующим образом.

«Словесный элемент «Ё-МОЁ» представляет собой жаргонное вульгарно-просторечное выражение, является эвфемизмом нецензурного ругательства и относится к ненормативной лексике, брани (см. Мокиенко В.М., Никитина Т.Г., Словарь русской брани (матизмы, обсценизмы, эвфемизмы). СПб.: Норинт, 2003. С. 129; www.gramota.ru (Словарь русского арго)) [1].

Изучив материалы дела и выслушав участвующих в рассмотрении возражения, Палата по патентным спорам сочла доводы возражения убедительными. Анализ охраноспособности заявленного обозначения показал следующее.

Решение Роспатента от 11.06.2013 об отказе в государственной регистрации заявленного обозначения обосновано тем, что в его состав включен словесный элемент «Ё-МОЁ», который, по мнению экспертизы, опирающейся на словарь [1], относится к ненормативной лексике, брани, что привело к признанию заявленного обозначения противоречащим принципам морали. Вместе с тем обзор иных словарно-справочных источников показал, в частности, следующее.

Согласно Русскому орфографическому словарю (Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН / О.Е. Иванова, В.В. Лопатин, И.В. Нечаева, Л.К. Чельцова. 2-е изд., испр. и доп. Москва, 2004), данное выражение является междометием. Междометия — неизменяемые слова и словосочетания, не являющиеся частями речи, обычно морфологически нечленимые и выступающие в речи как односоставные предложения, служащие для выражения эмоций (радость, удивление, возмущение, раздражение, злость, боль, отвращение, недоумение и др.), ощущений, душевных состояний и других реакций, не называющие их. Междометия тесно связаны со звукоподражанием и выступают как слова-сигналы, используемые для выражения требования, желания, побуждения к действию, а также для быстрого реагирования человека на различные события реальной действительности.

В открытом интернет-словаре отмечается, что «Ё-МОЁ» выражает досаду и удивление, в подтверждение чего приводится цитата из произведения Василия Шукшина «Калина красная» — «Ё-моё, — говорил он себе негромко, изумленный, — да она просто красавица!». Иные источники исследованы заявителем, которым также представлено соответствующее лингвистическое заключение.

Таким образом, анализ данных сведений приводит к выводу о том, что словесный элемент «Ё-МОЁ» не относится к бранной, нецензурной лексике. Кроме того, заявленное обозначение содержит яркий изобразительный элемент, напоминающий некоего мультяшного персонажа, держащего словесный элемент «Ё-МОЁ».

Следует отметить, что данное обозначение производит позитивное впечатление и хорошо соотносится с таким товаром как мороженое, потребителями которого являются как дети, так и взрослые. В подтверждение указанного заявителем представлены материалы, свидетельствующие о положительном впечатлении потребителей о заявленном обозначении, которое уже используется заявителем для индивидуализации своей продукции и не воспринимается в качестве оскорбительного или содержащего какую-либо отрицательную характеристику. Иными словами, в данном случае словесный элемент заявленного обозначения является семантически нейтральным.

Исходя из приведенного анализа, коллегия Палаты по патентным спорам считает, что заявленное обозначение в отношении приведенного в заявке N 2012702519 перечня товаров соответствует требованиям подпункта 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ. Учитывая вышеизложенное, Палата по патентным спорам пришла к выводу: удовлетворить возражение от 23.08.2013, отменить решение Роспатента от 11.06.2013 и зарегистрировать товарный знак по заявке N 2012702519.

 

Вопрос 445.

Принимают ли суды при установлении однородности товаров такие обстоятельства, как взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров?

 

Ответ.

Должны принимать во внимание, что следует из Постановления от 17 сентября 2013 г. N 5793/13 Президиума ВАС РФ.

Президиум ВАС РФ рассмотрел заявление ООО «Производственно-экипировочная фирма «КАИТ-СПОРТ» о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда города Москвы от 31.07.2012 по делу N А40-53262/2012-19-370, Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.10.2012 и Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 24.01.2013 по тому же делу.

Истец обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к ответчику о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака со словесным обозначением «KAIT-SPORT» (свидетельство N 318410) вследствие его неиспользования.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 31.07.2012 в удовлетворении иска отказано. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.10.2012 решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Федеральный арбитражный суд Московского округа Постановлением от 24.01.2013 указанные судебные акты оставил без изменения.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлении присутствующего в заседании представителя истца, Президиум считает, что заявление подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что 05.04.2012 истец, являясь производителем спортивной одежды и аксессуаров, обратился в Роспатент с заявкой N 2012710607 о регистрации товарного знака со словесным обозначением «KAIT-SPORT» в отношении товаров 25, 35 классов МКТУ.

Между тем комбинированный товарный знак, словесным элементом которого является словосочетание «KAIT-SPORT», 19.12.2006 уже был зарегистрирован Роспатентом (свидетельство N 318410) на имя ответчика по заявке с приоритетом от 29.05.2006 и сроком действия до 29.05.2016 в отношении товаров 25, 35 классов МКТУ.

Истец, имея намерение в своем производстве использовать спорное обозначение, в соответствии со статьей 1486 ГК РФ обратился в арбитражный суд с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака ответчика в связи с его неиспользованием.

Оценив представленные истцом договоры комиссии на совершение сделок по продаже товаров, договоры аренды нежилого помещения, поставки продукции, подряда, предметом которых является продажа и производство спортивной одежды, суды сослались на то, что указанный товар не относится к названным классам МКТУ, поэтому истец не может быть признан производителем товаров, однородных товарам, относящимся к 25 и 35 классам МКТУ, для которых был зарегистрирован товарный знак.

В результате суды пришли к выводу об отсутствии доказательств заинтересованности истца в использовании спорного товарного знака, а следовательно, и в прекращении его правовой охраны. Суды также установили отсутствие в деле доказательств неиспользования ответчиком данного обозначения, поэтому отказали в удовлетворении иска.

Вместе с тем судами не учтено следующее.

В материалах дела имеется предоставленная истцом заявка от 05.04.2012 N 2012710607 на регистрацию упомянутого товарного знака, которая может служить доказательством, подтверждающим намерение использовать спорное обозначение. Истцом также представлены счета и товарные накладные, свидетельствующие об осуществлении им подготовительных действий к такому использованию.

Однако суды отвергли эти доказательства со ссылкой на неоднородность товаров, изготовляемых истцом, и товаров, для индивидуализации которых зарегистрирован спорный товарный знак, но не учли правовую позицию, выработанную Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в Постановлениях Президиума от 24.12.2002 N 10268/02 и от 18.07.2006 N 2979/06 по вопросу об однородности товаров.

При установлении однородности товаров суды должны принимать во внимание следующие обстоятельства: род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажу через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров.

Однородность признается по факту, если товары по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

Однородные товары — товары, не являющиеся идентичными во всех отношениях, но имеющие сходные характеристики и состоящие из схожих компонентов, произведенных из таких же материалов, что позволяет им выполнять те же функции.

Суды не дали правовой оценки однородности товаров истца и ответчика по перечисленным критериям в их совокупности, ограничившись указанием на то, что товарный знак ответчика не зарегистрирован в отношении товаров, изготовляемых истцом.

Однако очевидно, что товары истца и ответчика могут быть отнесены к одному роду — спортивная одежда, одинаковыми являются их потребительские свойства, функциональное назначение, условия реализации, круг потребителей, товары являются взаимозаменяемыми, что в совокупности свидетельствует об их однородности.

Кроме того, согласно позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации заинтересованным можно считать лицо, подавшее заявку на регистрацию товарного или сходного товарного знака, а также обладающее исключительным правом на фирменное наименование, когда собственно наименование юридического лица (часть фирменного наименования) также тождественно или сходно до степени смешения с товарным знаком, в отношении которого подано заявление о досрочном прекращении правовой охраны, и это лицо осуществляет предпринимательскую деятельность, аналогичную деятельности правообладателя.

Истец подавал заявку на регистрацию знака и ссылался на наличие в его фирменном наименовании сходного словесного обозначения, поэтому суды необоснованно не признали его заинтересованным лицом, которое вправе обращаться в суд с требованием о прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

Из системного толкования статей 1484 и 1486 ГК РФ усматривается, что правообладатель обязан использовать зарегистрированный товарный знак как условие сохранения права на него.

Между тем суды со ссылкой на отсутствие в деле доказательств неиспользования спорного обозначения отказали истцу в удовлетворении его требования, фактически возложив на него бремя доказывания факта неиспользования правообладателем товарного знака.

Из материалов дела следует, что ответчик в суд не являлся, в ходе судебного процесса своих обоснованных возражений и доказательств использования в гражданском обороте спорного товарного знака суду не представил.

Следует признать, что ответчик не использовал свой товарный знак и не представил судам доказательств, что неиспользование произошло по независящим от него обстоятельствам, что в соответствии со статьей 1486 ГК РФ является основанием для досрочного прекращения правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования, то есть для удовлетворения требования истца.

При названных условиях оспариваемые судебные акты, как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, подлежат отмене согласно пункту 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Вопрос 446.

Должен ли суд учитывать совместную деятельность производителя напитка и его разработчика при оценке правомерности регистрации товарного знака на имя производителя напитка?

 

Ответ.

Должен, что подтверждено Судом по интеллектуальным правам (Постановление от 12 ноября 2013 г. по делу N А40-118113/2012, извлечение из которого представлено далее).

ООО «Байкал» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным решения Роспатента от 29.06.2012 об удовлетворении возражения «Останкинский завод напитков» и признании предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 141917 недействительным.

Решением суда от 26.04.2013 заявление удовлетворено, решение Роспатента от 29.06.2012 признано недействительным. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.07.2013 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Рассмотрев кассационные жалобы, проверив в порядке статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса РФ правильность применения судом первой инстанции и судом апелляционной инстанции норм материального права и соблюдение норм процессуального права при принятии обжалуемых судебных актов, а также соответствие выводов судов в указанных судебных актах фактическим обстоятельствам спора и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для их удовлетворения в связи со следующим.

Как установлено судами и следует из материалов дела, 17.05.1996 с приоритетом от 31.05.1994 произведена регистрация товарного знака «BAIKAL/БАЙКАЛ» в отношении товаров 32, 33 классов МКТУ на имя ТОО «Байкал» (в последующем — ООО «Байкал» ОГРН 1027739212973), что подтверждается свидетельством N 141917.

15.06.2011 товарный знак по свидетельству N 141917 уступлен ООО «Байкал» (ОГРН 1095031003462) на основании договора уступки N РД0082620. Таким образом, правообладателем товарного знака на дату принятия оспариваемого решения являлся заявитель.

31.01.2012 ОАО «Останкинский завод напитков» поданы возражения против предоставления правовой охраны комбинированному товарному знаку «BAIKAL»/»БАЙКАЛ» по свидетельству N 141917, в обоснование которых ОАО «Останкинский завод напитков» сослалось на то обстоятельство, что предоставление правовой охраны указанному товарному знаку осуществлено с нарушением требований, установленных пунктом 2 статьи 6 Закона о товарных знаках. Заявитель возражений считает, что регистрация товарного знака вводит в заблуждение потребителя относительно изготовителя товара, поскольку на дату приоритета (31.05.1994) потребитель знал, что напиток «БАЙКАЛ» производился Останкинским заводом фруктовых вод, тогда как регистрация осуществлена на ТОО «Байкал».

Роспатентом 29.06.2012 принято решение, которым возражение ОАО «Останкинский завод напитков» от 31.01.2012 удовлетворено, предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 141917 признано недействительным полностью.

Суд первой инстанции пришел к следующим выводам: Роспатент неправильно истолковал пункт 2 статьи 6 Закона о товарных знаках, который устанавливал абсолютное основание для отказа в регистрации товарного знака, не зависящее от наличия других обозначений и не связанное непосредственно с нарушениями прав третьих лиц; при рассмотрении возражений Роспатентом нарушены пункты 2.5, 4.8 Правил ППС, поскольку в основу решения были положены дополнительные обстоятельства, не указанные в возражениях заявителя; хотя лицо, подавшее возражение, принимало участие в процессе разработки и производства напитка «Байкал» до даты приоритета спорного товарного знака; ключевой организацией, участвовавшей в процессе создания, внедрения в производство и совершенствования рецептуры и технологии изготовления этого напитка, являлся ВНИИ ПБиВП, который сам напиток не изготавливал, а оснований считать, что лицо, подавшее возражение, было единственным предприятием, выпускавшим такой напиток, не имеется. Доказательств, из которых однозначно следует, что потребитель ассоциирует напиток, маркированный спорным обозначением, именно с ОАО «Останкинский завод напитков», не представлено.

Апелляционная инстанция, оставляя решение суда первой инстанции в силе, согласилась с выводом о том, что оспариваемое решение Роспатента не соответствует закону и нарушает права и охраняемые законом интересы ООО «Байкал».

Судебная коллегия находит выводы судов обеих инстанций соответствующими представленным в материалы дела доказательствам, а положенные в их опровержение доводы кассационных жалоб несостоятельными в силу нижеследующего.

Судами при рассмотрении дела обоснованно применены положения Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных Приказом от 22.04.2003 N 56, в соответствии с пунктом 4.8 которых при рассмотрении возражений, предусмотренных пунктом 1.8 Правил (возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку), в случае представления любым лицом, участвующим в рассмотрении такого возражения, или членом коллегии Палаты по патентным спорам сведений из словарно-справочных изданий и/или указания на дополнительные обстоятельства, которые не были учтены в решениях экспертизы, эти сведения и дополнительные обстоятельства могут быть приняты во внимание при принятии решения.

В этом случае лицо, подавшее заявку на выдачу патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец, заявку на регистрацию товарного знака или заявку на регистрацию и/или предоставление права пользования наименованием места происхождения товара, патентообладатель, обладатель исключительного права на товарный знак, обладатель свидетельства на право пользования наименованием места происхождения товара или его представитель должны быть ознакомлены с этими сведениями и/или обстоятельствами и ему должна быть предоставлена возможность для представления своих соображений.

Суды обеих инстанций обоснованно признали решение Роспатента от 29.06.2012 незаконным, а вывод последнего о противоречии предоставления правовой охраны товарному знаку на имя ТОО «Байкал» требованиям пункта 2 статья 6 Закона о товарных знаках неправомерным.

Как правильно отмечено судами первой и апелляционной инстанции, доказательств введения потребителей в заблуждение и то, что потребители ассоциируют напиток, маркированный товарным знаком «Байкал», именно с ВНИИ ПБиВП, в силу существования у него старших прав на товарные знаки N 59925, 151442, не представлено.

Соответственно, доводы заявителей кассационных жалоб о том, что судами неправильно применен пункт 2 статьи 6 Закона о товарных знаках и нарушена статья 170 Арбитражного процессуального кодекса РФ, поскольку вывод судов о невозможности введения потребителя в заблуждение регистрацией товарного знака на ТОО «Байкал» не подкреплен какими-либо доказательствами или обстоятельствами дела, являются несостоятельными, так как материалы дела в принципе не содержат доказательств введения потребителей в заблуждение вышеуказанной регистрацией товарного знака.

Наличие ранее зарегистрированных товарных знаков N 59925, 151442 за ВНИИ ПБиВП не могло вводить потребителей в заблуждение, поскольку суды первой и апелляционной инстанций правомерно сделали вывод о том, что деятельность ТОО «Байкал» (ООО «Байкал») по изготовлению товара с его товарным знаком и качество товара контролировались разработчиком напитка, маркируемого спорным товарным знаком — ВНИИ ПБиВП.

Выводы судов в указанной части соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, в связи чем доводы ОАО «Останкинский завод напитков» и Роспатента нельзя признать обоснованными.

 

Вопрос 447.

Считается ли нарушением исключительного права на товарный знак использование его в качестве ключевого слова в поисковике информационно-телекоммуникационной сети Интернет?

 

Ответ.

Не является, что подтверждено Судом по интеллектуальным правам (Постановление от 1 ноября 2013 года по делу N А41-51217/2012).

ООО «Роосбликпром» обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском (с учетом изменения предмета спора в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса РФ) о взыскании с ООО «АГАВА» и Груши Павла Валентиновича в солидарном порядке упущенной выгоды в размере 3701448 руб., суммы за незаконное размещение рекламы баннеров в размере 79794 руб., компенсации репутационного вреда в размере 500000 руб. Кроме того, заявлено требование о взыскании судебных расходов на нотариальное удостоверение доказательств в размере 12000 руб.

Решением Арбитражного суда Московской области от 21.05.2013 в удовлетворении исковых требований отказано. Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 30.07.2013 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу, что судебные акты подлежат оставлению без изменения, а кассационная жалоба — без удовлетворения по следующим основаниям.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, истец является правообладателем товарного знака со словесным элементом «РБП РООСБЛИКПРОМ» по свидетельству РФ N 391124, с приоритетом от 07.05.2008, срок действия — до 07.05.2018.

В результате осмотра информационного ресурса, опубликованного в электронном виде в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, истцом было обнаружено словесное упоминание обозначения «РБП РООСБЛИКПРОМ» на сайте www.telejob.ru, в ключевых словах в поисковых системах «Яндекс» и «Google» при размещении рекламных объявлений.

Администратором (владельцем) доменного имени «telejob» в зоне.ru является Груша П.В., услуги хостинга которому оказывает ООО «АГАВА». При этом ООО «АГАВА» выделяет свои ресурсы для физического размещения информации клиента на собственных серверах.

Полагая, что ответчики при использовании на сайте с доменным именем «telejob» в зоне.ru, а также в ключевых словах в поисковых системах «Яндекс» и «Google» словосочетания «РБП РООСБЛИКПРОМ», зарегистрированного в качестве товарного знака истца, нарушили его исключительные права на товарный знак по свидетельству РФ N 391124, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды, исходя из установленных обстоятельств дела, руководствуясь положениями статей 12, 322, 1225, 1229, 1233, 1477, 1484 ГК РФ, сделали вывод об отсутствии нарушений прав ООО «РООСБЛИКПРОМ» на товарный знак.

Суд кассационной инстанции считает выводы судов соответствующими фактическим обстоятельствам дела и основанными на правильном применении норм права.

Исходя из приведенных норм права, а также положений части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ, в предмет доказывания по требованию о защите права на товарный знак входят в числе прочего следующие обстоятельства: факт принадлежности истцу указанного права и факт его нарушения ответчиком.

Как обоснованно указали суды, факт принадлежности истцу права на словесный товарный знак «РБП РООСБЛИКПРОМ» подтвержден материалами дела и не оспаривается сторонами, а факт нарушения ответчиками исключительного права истца на товарный знак путем незаконного использования товарного знака либо обозначения, сходного с ним до степени смешения, истцом не доказан.

Согласно пункту 2 статьи 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Учитывая специфику информационно-телекоммуникационной сети Интернет, принимая во внимание положения пункта 2 статьи 1484 ГК РФ, судом апелляционной инстанции сделан правомерный вывод о том, что ключевые слова не являются частью рекламного объявления, не размещаются в общем доступе в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, не демонстрируются пользователем сети Интернет иным образом и не имеют отношения к переадресации пользователя, осуществляемой с использованием рекламной ссылки.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code