Должны ли патентные поверенные как представители заявителя или сам заявитель проявлять должную степень заботливости и заинтересованности в отношении поданной заявки

Вопрос 427.

Должны ли патентные поверенные как представители заявителя или сам заявитель проявлять должную степень заботливости и заинтересованности в отношении поданной заявки?

 

Ответ.

Должны, и обратное ведет к результату, имевшему место при рассмотрении возражения от 30.04.2013, поданного ОАО «Оркла Брэндс Россия», Россия, на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009734205.

Заявка N 2009734205 на регистрацию комбинированного обозначения со словесными элементами «Крупская», «ЛАСТОЧКА», «КОНФЕТЫ» и т.д. была подана на имя ОАО «Кондитерская фабрика имени Н.К. Крупской» 16.12.2009 в отношении товаров 30 класса МКТУ «кондитерские изделия, конфеты».

Роспатентом 23.06.2011 было принято решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009734205 в отношении всех заявленных товаров 30 класса МКТУ в связи с его несоответствием требованиям пункта 6 статьи 1483 ГК РФ (далее — решение Роспатента).

В Палату по патентным спорам 14.05.2013 поступило возражение на решение Роспатента, в котором указано, что обжалуемое решение направлено заявителю по почте 22.01.2013 и получено им 05.02.2013, в связи с чем на момент обращения в Палату по патентным спорам установленный законодательством срок подачи возражения не истек.

Заявка N 2009734205 была подана в Роспатент 16.12.2009. Уведомление о результатах проверки соответствия заявленного обозначения требованиям законодательства было направлено по указанному заявителем в материалах заявки адресу 06.12.2010. В уведомлении были приведены мотивы для отказа в государственной регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака, а именно указано на наличие более ранних прав на сходные обозначения. Каких-либо материалов в ответ на уведомление заявителем представлено не было. В этой связи по истечении 6,5 месяцев экспертиза подготовила заключение, на основании которого 23.06.2011 было принято решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака и направлено по тому же адресу. Каких-либо материалов в ответ на решение Роспатента заявителем также представлено не было. Целесообразно отметить, что мотивы отказа повторяли доводы экспертизы, изложенные в уведомлении от 06.12.2010.

Далее, в материалах дела заявки N 2009734204 имеется корреспонденция от ОАО «Оркла Брэндс Россия», поступившая 16.01.2013, согласно которой заявителем не было получено решение Роспатента от 23.06.2011. При этом указано, что о решении стало известно из информации, размещенной на сайте Роспатента.

Анализ изложенной информации позволил коллегии Палаты по патентным спорам установить следующее.

Заявка N 2009734205 была подана заявителем 16.12.2009, и до момента подготовки заявителем корреспонденции от 16.01.2013 прошло более 4 лет. Необходимо отметить, что начиная с 2005 года осуществляется обязательная публикация материалов заявок на товарные знаки на сайте Роспатента, указанная заявка (2009) была также выложена на сайте, что свидетельствует о возможности ознакомления с ней у любого лица. Отказ в государственной регистрации товарного знака по указанной заявке был произведен в 2011 году, о чем соответствующие сведения были также размещены на сайте Роспатента.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что заявитель знал о принятом 23.06.2011 решении Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009734205 (о получении заявителем сведений с сайта Роспатента свидетельствует его письмо от 16.01.2013).

Таким образом, у заявителя было более 4 лет с даты подачи заявки (около 1,5 лет с даты решения Роспатента) для осуществления действий по ознакомлению с состоянием делопроизводства по заявке, с существом решения Роспатента, а также по его оспариванию. Вместе с тем никаких действий предпринято не было. В течение этого времени ни патентные поверенные Российской Федерации как представители заявителя, ни сам заявитель не проявили должной степени заботливости и заинтересованности в отношении данной заявки.

Целесообразно обратить внимание, что в материалах заявки отсутствует обоснование причин ожидания решения Роспатента более четырех лет. В этой связи довод заявителя о том, что ему не было известно о решении Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009734205, не может быть признан убедительным. Коллегия Палаты по патентным спорам считает, что заявителем упущены все допустимые сроки оспаривания решения Роспатента от 23.06.2011.

Что касается мотивов, послуживших основанием для отказа в регистрации товарного знака, то необходимо отметить, что данные мотивы сохраняются и по-прежнему регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака препятствуют старшие права на сходные товарные знаки.

Исследовав имеющиеся обстоятельства дела в совокупности, коллегия Палаты по патентным спорам считает, что основания для удовлетворения возражения от 30.04.2013 отсутствуют.

 

Вопрос 428.

Является ли указание товарного знака в качестве ключевого слова в поисковых сервисах использованием товарного знака по смыслу статьи 1484 ГК РФ?

 

Ответ.

Не является, на что было обращено внимание в судебном споре (Девятый арбитражный апелляционный суд, Постановление от 24 июля 2013 г. N 09АП-19422/2013-ГК по делу N А40-164436/12).

ООО «КМ-Элит» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковыми требованиями к ответчикам ЗАО «Домашние продукты», ООО «ЯНДЕКС», ООО «Гугл», в частности о признании незаконным использования товарного знака ООО «КМ-Элит» по свидетельству N 346933 в отношении 29 класса МКТУ, действий ЗАО «Домашние продукты» по использованию тождественных и сходных с ним до степени смешения обозначений в качестве ключевых слов в сервисах «Яндекс.Директ» и «Гугл AdWords».

Исковые требования мотивированы тем, что ЗАО «Домашние продукты» использует ключевое словосочетание «мадам му» на своем сайте в сети Интернет «vse-svoe», доступ к которому осуществляется через поисковые системы «Яндекс» и «Google».

Решением арбитражного суда первой инстанции от 09.04.2013 в удовлетворении иска отказано. При этом суд указал, что указание товарного знака истца в качестве ключевого слова не является использованием товарного знака по смыслу статьи 1484 ГК РФ, а также не является частным случаем такого использования — иным способом адресации в сети Интернет.

Девятый арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены или изменения решения Арбитражного суда города Москвы от 09.04.2013.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводами решения, отклоняет доводы жалобы, исходя из следующего.

Согласно пункту 2 статьи 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака:

1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

2) при выполнении работ, оказании услуг;

3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;

5) в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Каждый способ использования товарного знака, как предусмотренных, так и не предусмотренных в статье 1484 ГК РФ, ограничен единым принципом такого использования — осуществлением использования товарного знака с целью индивидуализации товаров, т.е. приданием различительной способности товару или производителю в целях предотвращения смешения товаров.

Именно в силу приведенного ограничения правообладатель не вправе ограничивать третьих лиц в указании товарного знака в случае, когда такое указание не направлено на индивидуализацию товаров, работ или услуг и не способно вызвать их смешения. Поэтому указание третьими лицами товарного знака или сходного с ним обозначения с целями, отличными от цели индивидуализации товаров, работ или услуг, при отсутствии вероятности смешения различных товаров и производителей, не является использованием товарного знака в понимании ст. 1484 ГК РФ. Следовательно, такое указание товарного знака не является нарушением исключительных прав на товарный знак.

По смыслу указанной нормы словесное упоминание чужого товарного знака не является использованием этого знака, если не вызывает смешения продукции истца и ответчика.

Использование словосочетания, аналогичного зарегистрированному словесному товарному знаку, в качестве ключевого слова для поиска в сети Интернет не может быть приравнено к использованию товарного знака.

Представители ООО «Яндекс» и ООО «Гугл» пояснили, что предоставление услуги поисковых систем в Интернете по ключевым словам является одной из составляющих поиска информации. Ключевое слово представляет собой технический параметр, определяемый рекламодателем, который и указывает данный параметр посредством соответствующих инструментов настройки в системах онлайн-рекламы. Для каждого объявления может быть выбран ряд ключевых слов. При этом ключевые слова для поиска информации разных рекламодателей могут совпадать. Пользователь не ставится в известность относительно того, по каким ключевым словам он может получить выход на интересующую его информацию. При введении ключевого слова пользователь получает ряд ссылок на возможные ресурсы, для которых выбрано соответствующее ключевое слово.

Поэтому ключевые слова не могут быть отнесены к способам использования товарного знака с учетом отсутствия индивидуализирующей способности. Основной признак, по которому предоставляется правовая охрана товарному знаку, таким образом, при использовании ключевых слов для поиска в Интернете, отсутствует.

Таким образом, указание обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца, в качестве ключевого слова не может быть признано использованием по смыслу статьи 1484 ГК РФ, поскольку не индивидуализирует какие-либо товары либо самого рекламодателя; не создает возможности смешения товаров истца и рекламодателя; является одним из технических критериев показа рекламного объявления в поисковой системе.

Указание в качестве ключевого слова товарного знака не является также его использованием в форме иного способа адресации в сети Интернет. Данный вывод следует из прямого соотнесения общей нормы статьи 1484 ГК РФ со способом использования в форме адресации.

В Интернете существуют определенные способы адресации, основным из которых является система доменных имен (DNS). Указанная система позволяет запрашивающему лицу точно идентифицировать место нахождения в данной системе определенного сервера по уникальному доменному имени и произвести соединение с ним. Такая система является строго определенной технической системой, не допускающей какой-либо вариативности в определении адресатов. Существуют также альтернативные способы адресации, построенные на принципе, отличном от принципа доменных имен, однако целью и сутью всех способов адресации в сети Интернет является определение уникального (существующего в единственном числе) адресата.

Ключевое же слово не позволяет точно определить какое-либо рекламное объявление, лицо или товар. Это обстоятельство, как и отсутствие способности ключевых слов к индивидуализации, подтверждается в том числе и представленными истцом доказательствами — нотариальными протоколами осмотра. После введения ключевых слов «мадам му» поисковые системы выдали результат поиска — перечень возможных ресурсов, в том числе и не относящихся к деятельности ответчика.

Таким образом, Арбитражный суд города Москвы пришел к верному выводу о том, что указание товарного знака истца в качестве ключевого слова не является использованием товарного знака по смыслу статьи 1484 ГК РФ, а также не является частным случаем такого использования — иным способом адресации в сети Интернет.

 

Вопрос 429.

Как относится Управление Федеральной антимонопольной службы (УФАС) к рекламе, содержащей бранные и непристойные слова в завуалированной форме?

 

Ответ.

Позиция УФАС однозначно отрицательна, и примером может служить решение от 22.11.2012 по делу N 116 Р/2012 в отношении ООО «Гнездо зайца».

При осуществлении государственного надзора за соблюдением законодательства Российской Федерации о рекламе Краснодарским УФАС России установлено следующее.

17 августа 2012 г. Краснодарским УФАС России выявлен факт распространения рекламы содержания: «ZаеBись… гнеzdo перелетного zайца… www.gnezdozaica.ru… питейное заведение… гнеzdo zайца, ул. Северная, 399… +7(909) 4 667 667… crazy bar… банкеты, корпоративы» на рекламной конструкции (в виде самолета с прикрепленным к нему баннером), установленной на фасаде здания, расположенного по адресу: г. Краснодар, ул. Северная, д. 399, с признаками нарушения требований ч. ч. 6, 11 ст. 5 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ «О рекламе» (далее — Федеральный закон «О рекламе»).

Указанный факт подтвержден актом Краснодарского УФАС России проведения фотосъемки объекта наружной рекламы от 17.08.2012 (в деле). Также из фотоматериалов следует, что вышеуказанная конструкция установлена над входом на фасаде здания, расположенного по адресу: г. Краснодар, ул. Северная, д. 399, в котором осуществляет деятельность ООО «Гнездо зайца».

Согласно ч. 6 ст. 5 Федерального закона «О рекламе» в рекламе не допускается использование бранных слов, непристойных и оскорбительных образов, сравнений и выражений, в том числе в отношении пола, расы, национальности, профессии, социальной категории, возраста, языка человека и гражданина, официальных государственных символов, объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, а также объектов культурного наследия, выключенных в Список всемирного наследия.

В указанной выше рекламе в завуалированной форме (сочетание букв латинского алфавита и кириллицы) использовано нецензурное, непристойное слово «ZаеBись», употребляемое в ненормативной лексике, не допустимой в литературной речи.

Совокупность использования букв латинского алфавита и кириллицы позволяет сделать вывод о том, что вышеуказанное слово использовано как нецензурное (непристойное) слово, употребляемое в ненормативной лексике.

При этом написание непристойного слова сочетанием букв латинского алфавита и кириллицы придает слову двусмысленный характер, однако данная двусмысленность направлена на восприятие такого сочетания букв как непристойного, нецензурного слова.

Кроме того, согласно ч. 11 ст. 5 Федерального закона «О рекламе» при производстве, размещении и распространении рекламы должны соблюдаться требования законодательства Российской Федерации, в том числе требования гражданского законодательства, законодательства о государственном языке Российской Федерации.

В соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 01.06.2005 N 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации», государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию в рекламе.

Согласно ч. 2 ст. 3 Федерального закона «О государственном языке Российской Федерации» в случае использования наряду с государственным языком Российской Федерации иностранного языка текст на русском языке должен быть идентичным по содержанию и техническому оформлению, а также выполнен разборчиво.

При этом согласно ч. 3 ст. 3 Федерального закона «О государственном языке Российской Федерации» положения части 2 статьи 3 Федерального закона «О государственном языке Российской Федерации» не распространяются на фирменные наименования, товарные знаки, знаки обслуживания, а также теле- и радиопрограммы, аудио- и аудиовизуальные материалы, печатные издания, предназначенные для обучения государственным языкам республик, находящихся в составе Российской Федерации, другим языкам народов Российской Федерации или иностранным языкам.

В рекламе использована фраза на английском языке «crazy bar», при этом в рекламе отсутствует сопровождение данной фразы переводом на русский язык.

Таким образом, реклама содержания «ZаеBись… гнеzdo перелетного zайца… www.gnezdozaica.ru… питейное заведение… гнеzdo zайца, ул. Северная, 399… +7(909) 4 667 667… crazy bar… банкеты, корпоративы» распространена на рекламной конструкции (в виде самолета с прикрепленным к нему баннером), установленной на фасаде здания, расположенного по адресу: г. Краснодар, ул. Северная, д. 399, с нарушением требований ч. ч. 6, 11 ст. 5 Федерального закона «О рекламе» в связи с использованием в ней нецензурного (непристойного) слова и фразы на английском языке, не сопровожденной переводом на русский язык.

Согласно п. 4 ст. 3 Федерального закона «О рекламе» ненадлежащая реклама — реклама, не соответствующая требованиям законодательства Российской Федерации.

В соответствии с ч. 6 ст. 38 Федерального закона «О рекламе» ответственность за нарушение ч. 6 ст. 5 Федерального закона «О рекламе» несет рекламодатель.

Статьей 38 Федерального закона «О рекламе» субъект ответственности за нарушение требований ч. 11 ст. 5 прямо не установлен, однако части 6 — 8 статьи 38 Федерального закона «О рекламе» лишь разграничивают ответственность рекламодателя, рекламораспространителя, рекламопроизводителя за нарушение некоторых требований Федерального закона «О рекламе», но не устанавливают исчерпывающий перечень тех нарушений законодательства Российской Федерации о рекламе, которые могут повлечь за собой ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В соответствии с выпиской из ЕГРЮЛ адресом (местом нахождения) ООО «Гнездо зайца» является: г. Краснодар, ул. Северная, д. 399. На фасаде здания, расположенного по данному адресу, установлена рекламная конструкция (в виде самолета с прикрепленным к нему баннером), на которой распространена вышеуказанная реклама.

Рекламодателем рекламы вышеуказанного содержания является ООО «Гнездо зайца» (350002, г. Краснодар, ул. Северная, д. 399, ИНН: 2310158136; ОГРН: 1112310006566).

Таким образом, рекламодателем — ООО «Гнездо зайца» при распространении рекламы, установленной на фасаде здания, расположенного по адресу: г. Краснодар, ул. Северная, д. 399, нарушены требования ч. ч. 6, 11 ст. 5 Федерального закона «О рекламе».

Руководствуясь частью 1 статьи 36 Федерального закона «О рекламе» и в соответствии с пунктами 37 — 42 Правил рассмотрения антимонопольным органом дел, возбужденных по признакам нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе, Комиссия решила:

  1. Признать ненадлежащей рекламу содержания «ZаеBись… гнеzdo перелетного zайца… www.gnezdozaica.ru… питейное заведение… гнеzdo zайца, ул. Северная, 399… +7(909) 4 667 667… crazy bar… банкеты, корпоративы», распространенную на рекламной конструкции (в виде самолета с прикрепленным к нему баннером), установленной на фасаде здания, расположенного по адресу: г. Краснодар, ул. Северная, д. 399, поскольку в ней нарушены требования ч. ч. 6, 11 ст. 5 Федерального закона «О рекламе».
  2. Выдать ООО «Гнездо зайца» предписание об устранении нарушений законодательства о рекламе.
  3. Передать материалы дела уполномоченному должностному лицу Краснодарского УФАС России для рассмотрения вопроса о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 14.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Вопрос 430.

Как экспертиза оценивает охраноспособность заявленного на регистрацию обозначения, сходного с аббревиатурой названия международной организации?

 

Ответ.

Ответ на данный вопрос можно найти в решении Роспатента, принятом по возражению на решение об отказе в регистрации товарного знака по заявке N 2011733033 с приоритетом от 07.10.2011 на регистрацию комбинированного обозначения со словесным элементом «АЕР» в отношении товаров и услуг 03, 12 и 35 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

з241

Роспатентом 13.02.2013 было принято решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011733033 для всех заявленных товаров и услуг 03, 12 и 35 классов МКТУ в связи с несоответствием обозначения требованиям пунктов 2, 3 и 6 статьи 1483 ГК РФ.

Решение Роспатента основано на заключении по результатам экспертизы, в котором, в частности, указано, что заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака по основаниям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, поскольку по сведениям сети Интернет словесный элемент «АЕР» представляет собой название европейской межгосударственной организации — Ассамблеи европейских регионов, АЕР (англ. Assembly of European Regions, AER), в связи с чем обозначение в целом способно ввести потребителя в заблуждение относительно производителя и лица, оказывающего услуги, а также обозначение может быть признано противоречащим общественным интересам.

Кроме того, указано, что на основании пункта 2 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой сокращенные или полные наименования международных и межправительственных организаций, их гербы, флаги, другие символы и знаки, а также обозначения, сходные до степени смешения с указанными элементами.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, Палата по патентным спорам по данному мотиву экспертизы отметила следующее.

Анализ заявленного обозначения на соответствие требованиям пунктов 2 и 3 статьи 1483 ГК РФ показал следующее.

Действительно, согласно сведениям сети Интернет имеется информация об Ассамблее европейский регионов (АЕР) — Assembly of European Regions (AER) (далее — Ассамблея), уставными целями которой являются: продвижение принципа субсидиарности и региональной демократии, повышение политического влияния регионов в европейских институтах власти, поддержка регионов в процессе расширения Европы и глобализации, облегчение межрегионального сотрудничества внутри расширенной Европы и за ее пределами.

Вместе с тем коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что Российская Федерация (как и Правительство Российской Федерации) не является членом данной Ассамблеи, в связи с чем положения пункта 2 статьи 1483 ГК РФ не могут быть применены. Кроме того, целесообразно обратить внимание, что данная Ассамблея не числится в списках государств — членов Парижской конвенции и межправительственных организаций, направляемых Международным бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) в Российскую Федерацию.

Коллегией Палаты по патентным спорам также были приняты во внимание представленные заявителем материалы (1), согласно которым с 2007 года ООО «АЕР» активно производит и реализует на российском рынке различные автоаксессуары.

Отсутствие иных производителей товаров 03 и 12 классов МКТУ, а также лиц, оказывающих услуги, относящиеся к 35 классу МКТУ, с названием «АЕР» обусловливает вывод о том, что довод экспертизы о возможности восприятия заявленного обозначения как способного ввести потребителя в заблуждение указания на изготовителя товаров не обоснован.

Таким образом, обозначение по заявке N 2011733033 не может быть признано ложным или способным ввести в заблуждение потребителя в отношении производителя товаров или лица, оказывающего услуги, в связи с чем соответствующий довод заявителя следует признать убедительным.

Следует обратить внимание, что в тексте заключения экспертизы отсутствует обоснование довода о противоречии заявленного обозначения нормам, установленным подпунктом 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, не представлены какие-либо материалы или ссылки на них, которые могли бы свидетельствовать о противоречии заявленного обозначения законодательству, регулирующему общественный порядок, либо общепринятые моральные нормы и интересы. В этой связи коллегия Палаты по патентным спорам считает данный довод экспертизы также необоснованным.

 

Вопрос 431.

Как экспертиза оценивает словесные элементы, которые могут восприниматься как образованные от слов «банк» и слова «интернет» или «интерактивный»?

 

Ответ.

Мотивация экспертизы может быть иллюстрирована рассмотрением возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011721022 с приоритетом от 01.06.2011, поданной коммерческим банком «ПРАДО-БАНК», Москва.

В качестве товарного знака заявлено словесное обозначение «iBank.ru«, выполненное стандартным шрифтом буквами латинского алфавита. Правовая охрана испрашивается в отношении услуг 36 класса МКТУ.

Несоответствие заявленного обозначения требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ обосновывается тем, что заявленное обозначение в целом не обладает различительной способностью, так как представляет собой указание на свойство или назначение услуг.

Поддерживая решение экспертизы, Палата по патентным спорам отметила, в частности, следующее.

Словесный элемент «iBank.ru» представляет собой составное слово «iBank» и элемента «.ru». Словесный элемент «iBank» может восприниматься как образованный от слова «банк» и слова «интернет» или «интерактивный».

Так, слово «банк» обозначает финансово-кредитное учреждение, производящее разнообразные виды операций с деньгами и ценными бумагами и оказывающее финансовые услуги правительству, и соответственно данный элемент непосредственно указывает на видовое наименование предприятия (см. ru.wikipedia.org).

интернет-банк или интерактивный банк — это:

1) дистанционное предоставление кредитной организацией банковских услуг через Интернет. Через сайт банка в сети Интернет клиент может из любой точки мира в режиме реального времени (в т.ч. через мобильный телефон) получать текущую информацию о состоянии своих счетов без участия сотрудника банка, просматривать реквизиты платежных документов, подтверждающих движение средств по счету, проверять правильность платежных реквизитов, указанных партнерами по сделкам, совершать операции с пластиковыми картами и т.п. У банка появляется возможность предоставлять услуги широкому кругу лиц независимо от их местопребывания, не создавая дополнительных отделений и филиалов и получая дополнительные доходы от традиционных банковских операций;

2) интерактивный — это способ взаимодействия пользователя или оператора с ЭВМ, при котором происходит непосредственный и двухсторонний обмен информацией, командами или инструкциями между человеком и ЭВМ (см. ru.wikipedia.org).

В настоящее время многими предприятиями, имеющими собственные сайты, в том числе банками, используется услуга Интернет, или интерактивного доступа к личному кабинету. Это может быть не только доступ к личному счету, но и, например, в школах доступ к электронному дневнику ребенка родителями. Все больше организаций пришли к выводу, что развитие технологий позволило экономить время своих клиентов за счет интерактивного общения, или общения посредством Интернет.

По сведениям сети Интернет, обозначение «ibank» используется многими финансовыми структурами, например Связной банк, Юникредит банк, Собинбанк, ОАО «БИНБАНК» и другие. Что касается элемента «ru», то он представляет собой домен российского Интернета верхнего уровня и также не обладает различительной способностью.

Таким образом, заявленное обозначение не обладает различительной способностью и нуждается в свободном использовании различными хозяйственными субъектами при оказании банковских услуг. Предоставление на него исключительного права одному субъекту нарушит права иных участников торгового оборота.

 

Вопрос 432.

Может ли изобразительный элемент рассматриваться в контексте транслитерации словесного элемента и усиливать семантическое сходство слов, написанных разными алфавитами?

 

Ответ.

Может, и такой случай рассмотрен в возражении на отказ в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2012700422 в отношении услуг 43 класса МКТУ, указанных в перечне заявки.

з240

В качестве товарного знака заявлено комбинированное обозначение, включающее словесные элементы «BABA YAGA», выполненные на фоне черного квадрата буквами латинского алфавита белого цвета. Над словесными элементами «BABA YAGA» расположено стилизованное изображение избушки на курьих ножках, помещенное в незамкнутый круг.

Заключение экспертизы мотивировано тем, что заявленное обозначение, включающее словесный элемент «BABA YAGA», сходно до степени смешения с товарным знаком «БАБА-ЯГА» по свидетельству N 163333 (срок действия регистрации продлен до 10.12.2017), ранее зарегистрированным на имя другого лица в отношении услуг 42 класса МКТУ, которые однородны услугам 43 класса МКТУ.

з239

Поддерживая решение экспертизы, коллегия Палаты по патентным спорам, в частности, отметила следующее.

Следует отметить доминирование в заявленном обозначении словесных элементов «BABA YAGA», визуально выделенных в композиции контрастным белым цветом на фоне черного квадрата, в силу чего именно на этих элементах акцентируется внимание потребителя при восприятии обозначения. Противопоставленный товарный знак представляет собой словесное обозначение, доминирующее положение в котором занимает словесный элемент «БАБА-ЯГА».

Сходство заявленного обозначения с противопоставленным товарным знаком обусловлено фонетическим тождеством занимающих доминирующее положение словесных элементов «BABA YAGA» и «БАБА-ЯГА».

Изображение избушки на курьих ножках, включенное в заявленное обозначение, подчеркивает, что словесные элементы «BABA YAGA» являются транслитерацией буквами латинского алфавита словосочетания Баба Яга, которая, согласно русским народным сказкам, живет именно в такой избушке, что позволяет сделать вывод о семантическом тождестве сравниваемых словесных элементов.

Довод заявителя о том, что несходство заявленного обозначения с противопоставленным товарным знаком обусловлено их визуальным различием, нельзя признать убедительным, поскольку установленное фонетическое и семантическое тождество доминирующих словесных элементов определяет общий вывод о сходстве знаков, несмотря на некоторые различия в их визуальном восприятии.

 

Вопрос 433.

Можно ли аннулировать комбинированный товарный знак, если доминирующее влияние на восприятие знака оказывает сходный общий внешний вид противопоставленного товарного знака?

 

Ответ.

При наличии определенных условий можно, и примером может служить рассмотрение возражения, поданного компанией Сосьете де Продюи Нестле С.А., Швейцария, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 420379.

Оспариваемый товарный знак по заявке N 2009725166 с приоритетом от 12.10.2009 зарегистрирован 13.10.2010 за N 420379 на имя общества с ограниченной ответственностью «Серебряный снег», г. Уфа, в отношении товаров 30 класса МКТУ, указанных в перечне свидетельства.

з238

В соответствии с описанием, приведенным в заявке, оспариваемый товарный знак является комбинированным, состоящим из изобразительного элемента в виде четвертой части круга, левая часть круга выполнена коричневым цветом, затем расположена полоса, стилизованная под вафли, далее красный цвет и правая часть изобразительного элемента, также выполнена в виде вафли. Внутри изобразительного элемента расположены словесные элементы «МОРОЖЕНОЕ, ExtraBon» и «Серебряный снег».

В Палату по патентным спорам поступило возражение от 05.06.2013 против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 420379 в отношении всех товаров 30 класса МКТУ, указанных в перечне свидетельства, мотивированное несоответствием произведенной регистрации требованиям пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Доводы возражения сводятся к следующему:

— лицо, подавшее возражение, компания Сосьете де Продюи Нестле С.А., является правообладателем комбинированного товарного знака по свидетельству N 329459 с приоритетом от 07.04.2006, зарегистрированного в отношении товаров 30 класса МКТУ;

з237

— товарный знак по свидетельству N 420379 является сходным до степени смешения с товарным знаком лица, подавшего возражение;

— сравниваемые товарные знаки сходны по цветовой гамме и композиционному решению;

— при сравнительном анализе обращает на себя внимание треугольник, преимущественно красного цвета, с округленным углом, окрашенным в коричневый цвет, и двумя широкими дугообразными полосами, имеющими стилизованный рисунок в виде вафли, расположенными параллельно — одна у основания, а другая у выпуклой стороны этикетки, а также идентичное расположение словесных элементов;

— принадлежащий компании Нестле комбинированный товарный знак по свидетельству N 329459 с более ранним приоритетом хорошо знаком российским потребителям мороженого, поскольку мороженое «Extreme» успешно продается на территории Российской Федерации на протяжении многих лет;

— в период с 2008 по 2013 объем продаж составил 2996604460 рублей, или 21943010 литров продукта;

— лицо, подавшее возражение, убеждено, что предоставление правовой охраны комбинированному товарному знаку по свидетельству N 420379 нарушает его исключительное право на принадлежащий ему комбинированный товарный знак.

Коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что при оценке сходства комбинированных обозначений определяется сходство как всего обозначения в целом, так и его составляющих элементов с учетом значимости положения, занимаемого сходным элементом в обозначениях. При этом следует учитывать, что степень важности изобразительного элемента в комбинированном обозначении зависит от того, насколько этот элемент оригинален, каковы его размеры и пространственное положение относительно словесного элемента.

Сравниваемые товарные знаки имеют одинаковую треугольную форму с округлым углом коричневого цвета, напоминающего шоколад. Основной акцент в обоих изображениях играет использование полос, стилизованных в виде вафли.

Словесные элементы внутри этикеток имеют совпадающую манеру исполнения, а именно буквы «EX» в словесных элементах (Extreme/EXtraBon) выполнены более крупно, чем другие буквы, а также использован одинаковый желтый цвет для выполнения словесных элементов. Сравниваемые обозначения имеют близкую цветовую гамму, основным цветом которой является красный.

В целом сравниваемые обозначения создают общее зрительное впечатление, обусловленное одинаковым композиционным решением. Наличие овала, внутри которого размещено словосочетание «Серебряный снег», в оспариваемом товарном знаке не придает ему качественно разного восприятия, поскольку он занимает не больше 10% от всей площади знака, он не создает качественно иного зрительно впечатления.

Таким образом, обозначения ассоциируются друг с другом в целом на основании производимого ими сходного общего зрительного впечатления. Товары 30 класса МКТУ, в отношении которых зарегистрированы сравниваемые товарные знаки, идентичны, что правообладателем не оспаривается.

Маркировка однородных товаров знаками, принадлежащими разным производителям и имеющими высокую степень сходства, обусловливает возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю.

Следует отметить, что смешение знаков усугубляется отнесением товаров, на которые распространяется правовая охрана оспариваемого и противопоставленного товарных знаков, к категории товаров широкого потребления. При той степени внимательности, которая характерна для выбора недорогих товаров широкого потребления (к ним относятся продукты питания и, в частности, мороженое), потребители не в состоянии помнить все особенности обозначений, тем более когда речь идет о таких несущественных отличиях, как в рассматриваемом случае.

Также коллегия Палаты по патентным спорам приняла во внимание, что мороженое «EXtreme» хорошо известно российскому потребителю. Согласно представленной справке за период с 2008 года по 2013 год объем продаж мороженого «EXtreme» на территории Российской Федерации составил 2996604460 рублей.

Исходя из вышеизложенного, доводы лица, подавшего возражение, о том, что правовая охрана оспариваемому товарному знаку предоставлена с нарушением требований, установленных пунктом 6 статьи 1483 ГК РФ, следует признать обоснованными.

 

Вопрос 434.

Принимает ли Роспатент во внимание регистрацию знака за рубежом при установлении приобретения различительной способности международной регистрации на территории России?

 

Ответ.

В совокупности с другой значимой информацией принимает, и такая ситуация имела место при рассмотрении возражения от 25.06.2013, поданного по поручению компании Centoventipercento S.r.l, Италия, на решение об отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации N 856208 знака «120%» в отношении товаров 18, 24, 25 классов МКТУ, указанных в перечне регистрации. В соответствии с последующим указанием от 11.11.2010 действие международной регистрации расширено на территорию Российской Федерации.

з236

Роспатентом 22.03.2013 было принято решение об отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации N 856208. Основанием для решения Роспатента явилось заключение по результатам экспертизы, мотивированное несоответствием международной регистрации требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ. Согласно заключению по результатам экспертизы изобразительный знак по международной регистрации N 856208, выполненный со стилизацией под вышивку и состоящий из цифр «120» и математического знака «%», заключенных в рамку в форме прямоугольника, не обладает различительной способностью и не может в полной мере служить для индивидуализации товаров заявителя.

Изучив материалы дела и заслушав присутствующих при рассмотрении возражения, коллегия Палаты по патентным спорам находит доводы, изложенные в возражении, убедительными.

Заявленное обозначение воспринимается не в качестве отдельных цифр, математического знака и простой геометрической фигуры, а в качестве единой композиции, имеющей характерное графическое исполнение. При этом следует отметить, что обозначение «120%» напрямую ассоциируется с заявителем — компанией Centoventipercento S.r.l., фирменное наименование которой в переводе с итальянского языка означает «сто двадцать процентов» (см. http://slovari.yandex.ru). Кроме того, обозначение «120%» в целом имеет качественно иной уровень восприятия, отличный от восприятия отдельных входящих в него элементов. Знак воспринимается как единая смысловая конструкция, которая не несет какой-либо информации о заявленных товарах и их свойствах. Приведенные факты позволили коллегии Палаты по патентным спорам прийти к выводу о том, что знак по международной регистрации N 856208 является оригинальным и воспринимается в качестве фантазийного обозначения, способного индивидуализировать товары.

Коллегией Палаты по патентным спорам также были проанализированы представленные к возражению дополнительные материалы, из которых усматривается, что продукция, маркированная обозначением «120%», поставлялась на территорию Российской Федерации с 2006 года итальянской компанией Palladium Moda S.r.l., являющейся лицензиатом заявителя. Представленные документы подтверждают также то, что заявленное обозначение получило правовую охрану в качестве товарного знака за рубежом, в частности в Евросоюзе (регистрация N 006920631) и США (регистрация N 2550403).

Таким образом, оценивая обстоятельства дела в совокупности, коллегия Палаты по патентным спорам не находит оснований для отказа в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации N 856208 в отношении товаров 18, 24, 25 классов МКТУ по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 1483 ГК РФ.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code