Какова практика Роспатента по регистрации товарных знаков, представляющих собой изображение цифр

Вопрос 391.

Какова практика Роспатента по регистрации товарных знаков, представляющих собой изображение цифр?

 

Ответ.

Позиция Роспатента может быть показана на примере рассмотрения возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011722068 с приоритетом от 11.07.2011 в отношении товаров 12 класса МКТУ.

з207

Заключение по результатам экспертизы обосновано тем, что заявленное обозначение представляет собой цифры, которые не обладают различительной способностью, так как не имеют оригинального графического исполнения.

В возражении наряду с другими доводами отмечено, что возможность регистрации товарных знаков по 12 классу МКТУ, состоящих только из числа (сочетания цифр), подтверждает регистрация знаков «1007» за N 835442, «93» и «95» за N N 728640 и 728708, которые не имеют характерного графического исполнения; возможность регистрации товарных знаков по 12 классу МКТУ, содержащих одну букву «Q» и одну цифру, подтверждается практикой регистрации следующих обозначений: Q3 за N 959752 с приоритетом от 01.10.2007, несмотря на наличие более ранних регистраций N 915622 знака «Q5» и N 901916 знака «Audi Q5», владельцем которых является иное лицо, а также знака «Q4» по международной регистрации N 853456 с еще более ранним приоритетом, товарный знак «Q» по свидетельству N 227434 был зарегистрирован для товаров 12 класса МКТУ на имя ООО Фирма «Диол»; серия знаков, содержащих сочетание буквы «Q» и числа, была зарегистрирована по 12 классу МКТУ на имя Ниссан Дзидося Кабусики Кайся, Япония (свидетельства N N 377772, 377770, 377768, 377766 на товарные знаки INFINITI Q40, INFINITI Q50, INFINITI Q55, INFINITI Q56), возможность регистрации буквы «X» подтверждает практика регистрации обозначений, в частности, по свидетельствам N 201499, 223929, 150126 и др., на имя разных правообладателей; существует также ряд регистраций по 12 классу МКТУ сочетания букв «RX» с разными числами, в частности, RX2 (N 716304), RX4 (N 716729), MAZDA RX-7 (N 378294), LEXUS RX300 (N 212866) и т.д.

Коллегия Палаты по патентным спорам не усматривает оснований для признания обозначения по заявке N 2011722068 соответствующим требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ. Что касается довода возражения о регистрации Роспатентом товарных знаков, состоящих только из числа (сочетания цифр), то приведенные в качестве примеров знаки, в отличие от заявленного, имеют оригинальное графическое исполнение. В отношении регистраций товарных знаков, состоящих из буквы и цифры, и примерах таких регистраций следует отметить, что части из указанных регистраций не была предоставлена правовая охрана на территории Российской Федерации (см., например, N 945752, N 716304, N 716729, N 991500, N 1006982), другая часть знаков представляет собой оригинальные графические композиции. Приведенные примеры являются дополнительным подтверждением практики Роспатента по отнесению обозначений, подобных заявленному, к неохраноспособным, в частности, не обладающим различительной способностью.

 

Вопрос 392.

Можно ли считать, что уже устоялась правоприменительная практика по отказу в регистрации обозначений, представляющих собой названия известных отечественных лекарственных средств, которые выпускались различными производителями задолго до даты приоритета заявленного на регистрацию обозначения?

 

Ответ.

Ответ представляется положительным, что следует из Постановления ФАС Московского округа от 15 мая 2013 г. по делу N А40-86078/12-15-73.

ОАО «Татхимфармпрепараты» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным решения от 26 марта 2012 года, принятого Роспатентом по возражению об отказе в государственной регистрации товарного знака «Бефунгин» по заявке N 2009716747/50.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 17 октября 2012 года, оставленным без изменения Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 февраля 2013 года, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Арбитражный суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых решения и Постановления.

Арбитражные суды установили, что заявка N 2009716747 на регистрацию в качестве товарного знака обозначения «Бефунгин», представляющего собой словесный элемент, не имеющий смыслового значения и выполненный буквами русского алфавита, с приоритетом от 14 июля 2009 года подана на имя ОАО «Татхимфармпрепараты» для товаров 05 класса МКТУ «лекарственные препараты для медицинских целей».

Решением Роспатента от 21 марта 2011 года ОАО «Татхимфармпрепараты» было отказано в регистрации указанного обозначения в качестве товарного знака, поскольку оно не обладает различительной способностью, а также представляет собой наименование лекарственного средства, вошедшее во всеобщее употребление в качестве обозначения товара определенного вида, что противоречит требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.

8 апреля 2011 года ОАО «Татхимфармпрепараты» подало возражение на решение Роспатента об отказе в регистрации товарного знака «Бефунгин» по заявке N 2009716747 в отношении товаров 05 класса МКТУ «лекарственные препараты для медицинских целей».

По результатам рассмотрения поступившего возражения Роспатентом были признаны ошибочными выводы экспертизы о том, что обозначение «Бефунгин» представляет собой наименование лекарственного средства, вошедшее во всеобщее употребление в качестве обозначения товара определенного вида. Однако в силу того, что до даты приоритета обозначения «Бефунгин» различными предприятиями в течение длительного времени выпускалось одноименное лекарственное средство, данное обозначение утратило различительную способность, в связи с чем не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака.

Решением Роспатента от 26 марта 2012 года оставлено в силе решение экспертизы об отказе в регистрации товарного знака по заявке N 2009716747.

Согласно пункту 1 статьи 1477 ГК РФ товарным знаком является обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.

В соответствии со статьей 1481 ГК РФ на товарный знак признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак.

В силу пункта 1 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов: вошедших во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида; являющихся общепринятыми символами и терминами; характеризующих товары, в том числе указывающих на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место и способ их производства или сбыта; представляющих собой форму товаров, которая определяется исключительно или главным образом свойством либо назначением товаров.

Указанные элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если они не занимают в нем доминирующего положения.

Пунктом 2.3.1 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных Приказом Роспатента от 5 марта 2003 года N 32, установлено, что не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, указанных в пункте 1 статьи 6 Закона РФ от 23 сентября 1992 года N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», в том числе обозначений, не обладающих различительной способностью.

При этом к обозначениям, не обладающим различительной способностью, могут относиться, в частности: обозначения, представляющие собой отдельные буквы, цифры, не имеющие характерного графического исполнения, сочетания букв, не имеющие словесного характера; линии, простые геометрические фигуры, а также их сочетания, не образующие композиций, дающих качественно иной уровень восприятия, отличный от восприятия отдельных входящих в них элементов; реалистические или схематические изображения товаров, заявляемые на регистрацию в качестве товарных знаков для обозначения этих товаров; трехмерные объекты, форма которых обусловлена исключительно функциональным назначением; общепринятые наименования, представляющие собой, как правило, простые указания товаров, заявляемые для обозначения этих товаров: общепринятые сокращенные наименования организаций, предприятий, отраслей и их аббревиатуры.

Отказывая в удовлетворении заявления, суды, установив вышеизложенные обстоятельства, правильно применив нормы права, обоснованно пришли к выводу о том, что оспариваемое обозначение «Бефунгин» представляет собой название известного отечественного лекарственного средства «Бефунгин», который выпускался различными производителями задолго до даты приоритета оспариваемого обозначения (14 июля 2009 года).

Обозначение «Бефунгин» по заявке N 2009716747 не обладает способностью индивидуализировать товары заявителя.

Утверждение заявителя относительно неправомерности ссылки на письмо Минздрава России от 28 апреля 1999 года N 2510/4805-99-15, адресованное Роспатенту, согласно которому обозначение «Бефунгин» входит в перечень лекарственных средств, зарегистрированных в Минздраве России до 1992 года, которые выпускались с советского периода несколькими заводами-производителями и названия которых стали общепринятыми, несостоятельно.

В соответствии с Положением о Минздраве России, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 3 июня 1997 года N 659, Минздрав России является федеральным органом исполнительной власти, к ведению которого отнесено координирование деятельности в области производства и реализации лекарственных средств.

В связи с этим, как правильно указали суды, Роспатент не мог не учитывать позицию специализированного органа, изложенную в письме Минздрава России при решении вопроса о регистрации обозначения «Бефунгин».

Довод заявителя о том, что сведения из Классификатора лекарственных средств (по состоянию на 1 января 1998 года) о том, что, помимо заявителя, производителями лекарственного средства под названием «Бефунгин» являлись: Ярославская фармфабрика, Астраханская фармфабрика, Нижегородская фармфабрика, Нижфарм, Марбиофарм, Томский ХФЗ, Тверская фармфабрика, Самарская фармфабрика, утратили силу, не свидетельствует о невозможности ссылки на данный документ, поскольку сведения, содержащиеся в Классификаторе, являются доказательством, подтверждающим, что спорное обозначение задолго до подачи заявки на регистрацию утратило различительную способность.

При этом сам заявитель также неоднократно указывал, что лекарственный препарат под торговым наименованием «Бефунгин» выпускается несколькими организациями (ЗАО «Ярославская фармацевтическая фабрика», ЗАО «Вифитех» и др.).

Кроме того, обозначение «Бефунгин» приводится в различных источниках (в частности, в Регистре лекарственных средств, в предложениях к продаже данного препарата в сети Интернет) без ссылки на то, что оно является товарным знаком, без предупредительной маркировки или без применения какого-либо другого способа выделения в тексте товарного знака.

Ссылка заявителя на статью 6.quinquies Парижской конвенции по охране промышленной собственности неправомерна, поскольку согласно указанной статье при определении того факта, является ли товарный знак предметом охраны, необходимо учитывать все фактические обстоятельства, особенно продолжительность применения товарного знака.

В настоящем случае в результате длительного использования обозначения «Бефунгин» различными производителями фармацевтической продукции данное обозначение на дату подачи заявки (14 июля 2009 года) утратило способность индивидуализации конкретного производителя, то есть основную функцию товарного знака.

При таких обстоятельствах обжалуемые решение и Постановление приняты законно и обоснованно, с правильным применением норм материального и процессуального права. Выводы арбитражных судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Поэтому доводы кассационной жалобы, которые опровергаются имеющимися в материалах дела документами и правомерно отклонены судами, не могут служить основаниями для отмены обжалуемых судебных актов, поскольку не свидетельствуют о нарушении судами норм права.

 

Вопрос 393.

Может ли письмо-согласие, предоставленное переводчиком произведения, служить основанием для регистрации товарного знака, воспроизводящего имя персонажа, являющегося объектом авторских прав, принадлежавших иному лицу?

 

Ответ.

Не может, что подтверждено Постановлением ФАС Московского округа от 24 мая 2013 г. по делу N А40-116644/12-15-337.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 13.10.2010 Вольнов А.Л. направил в Роспатент заявку N 2010732830 на регистрацию в качестве товарного знака комбинированного обозначения со словесным элементом «Винни-Пух» для товаров 29 класса МКТУ («мясо, рыба, птица и дичь; мясные экстракты; овощи и фрукты консервированные, сушеные и подвергнутые тепловой обработке и другие»).

з206

По результатам проведения экспертизы заявленного обозначения было принято решение от 26.12.2011, которым заявленному обозначению «Винни-Пух» было отказано в предоставлении правовой охраны ввиду его несоответствия требованию пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

24.02.2012 в Роспатент поступило возражение заявителя на вышеуказанное решение экспертизы. Решением Роспатента от 18.06.2012 в удовлетворении возражения заявителю было отказано, решение Роспатента от 26.12.2011 оставлено в силе.

Данные обстоятельства послужили основанием для обращения заявителя в арбитражный суд.

Согласно пункту 9 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные персонажу известного в РФ на дату подачу заявки на государственную регистрацию товарного знака произведения литературы без согласия правообладателя, если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

Оспариваемый товарный знак представляет собой комбинированное обозначение, включающее словесный элемент «Винни-Пух», выполненный оригинальным шрифтом буквами русского алфавита. Над словесным элементом расположено стилизованное изображение медвежонка с воздушным шариком.

Как верно указано судом первой инстанции и апелляционным судом, словесный элемент оспариваемого товарного знака воспроизводит имя персонажа «Винни-Пух» из известного на территории Российской Федерации произведения литературы «Винни-Пух и все-все-все» 1960 года, автором которого является Б. Заходер. Книга многократно переиздавалась в СССР, а затем в Российской Федерации большими тиражами, на ее основе созданы мультфильм, альбом комиксов, опера, издан сборник песенок Винни-Пуха, по мотивам книги ставятся спектакли.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 24 января 2005 по делу N А40-36374/02-2-125, вступившим в законную силу, установлено, что персонаж «Винни-Пух» является объектом авторских прав, принадлежавших Б. Заходеру, а в данный момент его наследнице — Г.С. Заходер.

Таким образом, суды обоснованно пришли к выводу о том, что регистрация комбинированного товарного знака со словесным элементом «Винни-Пух» в отсутствие согласия обладателя авторских прав не соответствует пункту 9 статьи 1483 ГК РФ.

При этом согласие В.А. Вебера на регистрацию оспариваемого обозначения, на которое ссылается заявитель, не предоставляет ему возможности зарегистрировать на свое имя товарный знак, воспроизводящий имя персонажа известного произведения.

Как правомерно установлено Роспатентом и судами обеих инстанций, словесный элемент заявленного обозначения «Винни-Пух» воспроизводит имя персонажа произведения Б. Заходера «Винни-Пух и все-все-все», а не произведения А.А. Милна «WINNIE-THE-POOH». При этом авторские права Б. Заходера на произведение «Винни-Пух и все-все-все» и созданное им имя его главного героя — Винни-Пуха признаны судебными актами по делу N А40-36374/02-2-125. В рамках данного дела установлено, что слово «Винни-Пух» не является дословным переводом имени персонажа произведения А.А. Милна. Слово «Винни-Пух» было введено в лексикон русского языка именно Б. Заходером после издания в 1960 году книги «Винни-Пух и все-все-все» — пересказа произведения А.А. Милна «WINNIE-THE-POOH». При этом персонаж книги Б. Заходера «Винни-Пух и все-все-все» Винни-Пух наделен автором — Б. Заходером собственными оригинальными чертами.

Вместе с тем в силу пункта 1 статьи 1260 ГК РФ авторские права Вебера В.А. распространяются исключительно на перевод произведения, который им был осуществлен, и не распространяются на имена персонажей самого произведения.

При этом, как правильно указали суды, согласно пункту 1 статьи 1260 ГК РФ авторские права Вебера В.А. распространяются исключительно на перевод произведения, в связи с чем решение Роспатента об отказе в регистрации на имя заявителя оспариваемого товарного знака никаким образом не затрагивает авторских прав Вебера В.А.

 

Вопрос 394.

Какие мотивы явились основанием для отказа в регистрации обозначения, представляющего собой объемное (3D) изображение хлебобулочного изделия, в частности, сухаря, выполненного в форме пластинки?

 

Ответ.

Основания указаны в решении Роспатента и были подтверждены в Постановлении от 30 мая 2013 г. ФАС Московского округа по делу N А40-103038/12-15-208, в отношении отказа в государственной регистрации товарного знака от 25 октября 2011 года по заявке N 2010709859 на имя заявителя ИП Лазарева М.Л.

з205

Из установленных судами фактических обстоятельств по делу усматривается, что ИП Лазаревым М.Л. была подана заявка с приоритетом от 29 марта 2010 года на регистрацию в качестве товарного знака фотографического объемного (3D) обозначения реалистического изображения товара в отношении товаров «хлебобулочные изделия; кондитерские изделия; зерновые продукты; снеки; сухари; сухарики жареные соленые; сухарики жареные соленые с вкусовыми добавками и приправами; сухарики жареные в масле; сухарики жареные в масле соленые; сухарики жареные в масле с вкусовыми добавками и приправами; снеки из ржано-пшеничного хлеба, снеки из пшеничного хлеба, снеки зерновые, снеки рисовые, снеки кукурузные, снеки крупяной группы; хлебцы» 30 класса МКТУ, в удовлетворении которой Роспатентом от 25 октября 2011 года было отказано.

Предпринимателем 3 февраля 2012 года в Федеральное государственное бюджетное учреждение «Федерального института промышленной собственности» (далее — ФИПС) подано возражение, по результатам рассмотрения которого решение Роспатента от 25 октября 2011 года оставлено в силе.

Данное обстоятельство явилось основанием для обращения предпринимателя с настоящими требованиями в суд.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды, руководствуясь положениями статьи 1477, пункта 1 статьи 1483 ГК РФ, пункта 9 статьи 4 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ «О защите конкуренции», пришли к обоснованному выводу о том, что оспариваемые решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака (знака обслуживания) от 25 октября 2011 года по заявке N 2010709859 и решение об отказе в удовлетворении «возражения» по заявленному обозначению от 27 апреля 2012 года соответствуют действующему законодательству, не нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Выводы судов о применении нормы права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам соответствуют.

Отказ Роспатента основан на том, что заявленное обозначение не может быть зарегистрировано как товарный знак для всех товаров заявленного перечня на основании положений пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.

Положениями пункта 1 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов, характеризующих товары, в том числе указывающих на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место и способ их производства или сбыта.

В соответствии с пунктом 2.3.1 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных Приказом Роспатента от 5 марта 2003 года N 32, зарегистрированным Минюстом России 25 марта 2003 года за N 4322, вступивших в силу 10 мая 2003 года (далее — Правила), к таким обозначениям могут относиться, в частности реалистические или схематические изображения товаров, заявляемые на регистрацию в качестве товарных знаков для обозначения этих товаров; трехмерные объекты, форма которых обусловлена исключительно функциональным назначением.

В соответствии с пунктом 2.2 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений (утверждены Приказом Роспатента от 23 марта 2001 года N 39) заявленным обозначениям, состоящим только из описательных элементов, не предоставляется правовая охрана, а производителям — исключительное право на их использование, так как у любого лица может возникнуть необходимость использовать в хозяйственном обороте обозначения, которые описывают товар. Такие обозначения называются описательными.

Заявленное обозначение представляет собой объемное (3D) изображение хлебобулочного изделия — сухаря, выполненного в форме пластинки.

Данное объемное изображение, используемое в оспариваемом обозначении, не обладает различительной способностью, так как воспроизводит форму товара, используемую различными производителями до даты приоритета оспариваемого изображения, что дает основание полагать о том, что предоставление исключительного права одному лицу на обозначение в такой ситуации, безусловно, поставит одного из хозяйствующих субъектов в преимущественное положение, что может способствовать нарушению антимонопольного законодательства.

Установив указанные обстоятельства, проанализировав имеющиеся в материалах дела документы в их совокупности и взаимосвязи, арбитражные суды пришли к законному и обоснованному выводу, что из спорного изображения товарного знака невозможно установить его фактические размеры, в связи с чем его регистрация приведет к образованию права на предъявление претензий к неограниченному кругу производителей, выпускающих сходные товары в виде плоских пластинок при совпадении пропорций.

 

Вопрос 395.

Что понимается при регистрации товарного знака под стремлением воспользоваться чужой репутацией?

 

Ответ.

Одним из примеров может служить ситуация, рассмотренная в возражении, поданном ЗАО «Нефтяная компания «Нобель Ойл», Москва, на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011711971 на обозначение «Nobel Oil» с приоритетом от 19.04.2011 в отношении товаров 04, 06, 09 классов МКТУ и услуг 35, 36, 37, 39, 40, 41, 42 классов МКТУ.

Заключение отказного решения мотивировано тем, что согласно сведениям из общедоступных словарно-справочных источников (в частности, интернет-порталов «Яндекс: Словари») включенный в заявленное обозначение словесный элемент «Nobel» воспроизводит фамилию известных в России на дату подачи заявки лиц — Альфреда и Людвига Нобелей, деятельность которых была связана с развитием нефтяной промышленности России. Кроме того, указанную фамилию связывают со знаменитой Нобелевской премией, названной по имени ее учредителя А. Нобеля, шведского инженера-химика.

В силу значимости указанных личностей для истории России (для нефтяной промышленности и благотворительности в России) регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака на имя заявителя может быть воспринята как стремление воспользоваться чужой репутацией, что противоречит общественным интересам.

Кроме того, было отмечено, что фамилия известного на дату подачи заявки лица воспроизводится в заявленном обозначении без согласия его наследника.

Палата по патентным спорам, поддерживая решение экспертизы, отметила также следующее. Согласно сведениям из общедоступных словарно-справочных источников («Яндекс: Словари») Нобель Людвиг Эммануилович — известный нефтепромышленник (1831 — 1888). Отец Нобеля имел в Санкт-Петербурге механический завод. С 1876 г. Нобель стал заниматься находившейся в ту пору у нас еще в зачаточном состоянии нефтяной промышленностью. До Нобеля сырая нефть и керосин с места добычи на заводы обыкновенно доставлялись в бочках на арбах и в бочках же с водой доставлялись в Нижний Новгород и оттуда развозились по России. При такой примитивной организации бакинские заводчики не могли выдержать конкуренцию с американским керосином без повышения на него пошлины. Нобель ввел перевозку нефти с промыслов на заводы трубой и паровым насосом; организовал перевозку готовых нефтяных продуктов по Каспию и Волге в наливных железных пароходах и баржах, и по железным дорогам — в вагонах-цистернах; заменил прежние земляные ямы, служившие для склада нефтяных продуктов в бочках, железными резервуарами. Вследствие этих нововведений, а также разных технических приспособлений, примененных им при обработке нефти, русский керосин не только совершенно вытеснил из России американский, но и стал сильным его конкурентом на заграничных рынках. После смерти Людвига Нобеля была учреждена стипендия его имени для студентов Санкт-Петербургского горного и Санкт-Петербургского технологических институтов. В 1900 году Международный конгресс в Париже учредил золотую медаль Людвига Нобеля за исследования в области нефтедобывающей промышленности, которая была отлита на Санкт-Петербургском монетном дворе. Русское техническое общество и Товарищество братьев Нобель учредили золотую медаль и премию, присуждаемую один раз в пять лет за исследования и разработки в области науки и техники (см. Большая энциклопедия в шестидесяти двух томах, Москва, ТЕРРА, 2006, том 32, с. 486 — 487).

Альфред Нобель (Nobel, Alfred Bernhard) (1833 — 1896), шведский инженер-химик, учредитель международной премии, носящей его имя. Родился 21 октября 1833 в Стокгольме. В 1842 семья переехала в Санкт-Петербург, где его отец основал механический завод по производству подводных мин (по заказу Российского правительства). Альфред работал сначала на заводе отца, а с 1859, после возвращения семьи в Швецию, — в его лаборатории в Стокгольме. Здесь он начал заниматься взрывчатыми веществами, в частности нитроглицерином. В 1864 на заводе Нобелей по производству этого вещества в Хеленборге произошел мощный взрыв, в результате которого погиб младший брат Альфреда. Нитроглицерин взрывался также при хранении и транспортировке, и возникла настоятельная необходимость в уменьшении его взрывоопасности. Эту задачу Нобель успешно решил в 1866. Он смешал нитроглицерин с кизельгуром и получил новое вещество — динамит, уже не взрывающийся при небольшом нагревании или встряхивании. После франко-прусской войны 1870 — 1871 гг. многие химики начали исследования по созданию бездымного пороха. В эту работу включился и Нобель. В 1875, растворив нитроцеллюлозу в нитроглицерине, он получил чрезвычайно легко взрывающуюся желатинообразную массу, а введя в нее определенные добавки — «баллистит», бездымный порох. Продукция динамитных заводов Нобелей быстро завоевала международный рынок и приносила огромные доходы. Сам Нобель поддерживал движение за мир и надеялся, что созданные им взрывчатые вещества со временем не будут использоваться в военных целях. За два года до смерти он завещал почти все свое состояние фонду, который должен был ежегодно отчислять определенные суммы на пять премий для лиц, деятельность которых принесла человечеству наибольшую пользу. Умер Нобель в Сан-Ремо (Италия) 18 декабря 1896. Кроме того, необходимо отметить, что Нобелевская премия — это самая известная и престижная в мире научная премия (http://www.nobeliat.ru, http://www.krugosvet.ru, http://ria.ru/trend/nobel_prize_winner_08102012).

Указанные выше сведения позволяют сделать вывод о том, что репутация Людвига и Альфреда Нобелей, в силу их значимости для истории России (для истории нефтепромышленности) и их научного наследия в области химии, нефтедобычи, является общественным достоянием. Учитывая изложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу о том, что регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака на имя заявителя необоснованно наделит его определенными преимуществами, благодаря репутации Людвига и Альфреда Нобелей, по отношению к другим хозяйствующим субъектам на нефтепромышленном рынке, что противоречит принципам добросовестности и справедливости и, тем самым, общественным интересам.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что заявленное обозначение в качестве товарного знака на имя заявителя будет противоречить общественным интересам.

Что касается довода заявителя о том, что регистрация юридического лица с оригинальной частью фирменного наименования «Нобель Ойл» подтверждает признание на официальном уровне (органами Федеральной налоговой службы) того факта, что это обозначение отвечает требованиям действующего законодательства, то данный довод не может быть принят во внимание коллегией Палаты по патентным спорам, поскольку фирменное наименование и товарный знак относятся к разным объектам права и к ним предъявляются разные требования при их регистрации.

Аналогичное решение принято в отношении обозначения «Нобель Ойл» по заявке N 2011711972 с приоритетом от 19.04.2011.

 

Вопрос 396.

Как экспертиза оценивает охраноспособность товарного знака, в котором воспроизведен литературный перевод названия иностранного фильма на русский язык?

 

Ответ.

Позиция экспертизы может быть иллюстрирована мотивацией, приведенной при рассмотрении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 206235, поданному ЗАО «КОНТИ-РУС», г. Курск. Оспариваемый знак зарегистрирован 09.11.2001 за N 206235 по заявке N 2000705820 с приоритетом от 17.03.2000 на имя ЗАО «Пензенская кондитерская фабрика», г. Пенза, в отношении товаров 30 класса МКТУ, указанных в перечне регистрации.

Оспариваемый товарный знак представляет собой словесное обозначение, включающее словосочетание «От всего сердца», выполненное курсивом строчными буквами русского алфавита с первой заглавной буквой «О».

Доводы возражения сводятся к следующему:

— оспариваемый товарный знак характеризует товары 30 класса МКТУ, поскольку имеет по отношению к ним хвалебный характер с указанием на качество производимой продукции, «…исподволь указывая на то, что продукция других производителей сделана без любви и не от чистого сердца»;

— оспариваемый товарный знак является названием известного во всем мире и на территории Российской Федерации фильма культового американского режиссера Френсиса Форда Копполы «One from the Heart» (единственно возможный русский вариант перевода этого названия звучит как «От всего сердца»), которое охраняется авторским правом в Соединенных Штатах Америки (авторские права принадлежат Френсису Форду Копполе и кинокомпании Columbia Pictures).

Изучив материалы дела и выслушав участников рассмотрения возражения, Палата по патентным спорам считает доводы возражения неубедительными.

Лицу, подавшему возражение, исходя из нормы права, послужившей основанием для подачи возражения, надлежало доказать, в частности, что исключительное право на произведение, воспроизведением которого является товарный знак по свидетельству N 206235, возникло у него ранее даты приоритета оспариваемого товарного знака, а регистрация товарного знака была произведена без его согласия.

В возражении указано, что оспариваемый товарный знак является названием известного во всем мире и на территории Российской Федерации фильма, авторские права на которые принадлежат Френсису Форду Копполе и кинокомпании Columbia Pictures.

Однако материалы возражения не содержат каких-либо документов, которые свидетельствовали бы о том, что исключительное право на указанное произведение принадлежит именно лицу, подавшему возражение. Напротив, представители лица, подавшего возражение, указали на то, что лицо, подавшее возражение, не имеет никакого отношения к Френсису Форду Копполе и кинокомпании Columbia Pictures.

С учетом данного обстоятельства, лицо, подавшее возражение, не является заинтересованным лицом в оспаривании регистрации товарного знака по свидетельству N 402423 по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 7 Закона.

Кроме того, сам по себе оспариваемый товарный знак не является воспроизведением названия фильма Ф.Ф. Копполы «One from the Heart», а лишь литературным переводом его названия на русский язык.

Выражение «От всего сердца» относится к устойчивым словосочетаниям и фразеологизмам образного характера. Синонимами этого словосочетания являются такие определения, как «душевно», «искренне», «от всей души», «от души», «от самого сердца», «от чистого сердца», «с чистой душой», «с чистым сердцем», «сердечно», «чистосердечно». Данное словосочетание не несет в себе никаких описательных характеристик товаров, не указывает на свойства товаров, так как не выражает никаких признаков, составляющих их отличительные особенности. Семантика этого словосочетания содержит в себе понятия, связанные с душевными, искренними, сердечными чувствами, не имеющими отношения к характеристикам товаров, маркируемых данным обозначением, не несет в себе смысловых хвалебных характеристик. Таким образом, нет оснований для вывода о несоответствии оспариваемого товарного знака требованиям пункта 1 статьи 6 Закона.

 

Вопрос 397.

Как Роспатент оценивает реалистическое изображение рабочей панели портативных мобильных электронных устройств?

 

Ответ.

Оценивает как неохраноспособное, что подтверждается рассмотрением возражения, поданного компанией «Эппл, Инк.», США, на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2010730452 с приоритетом от 09.09.2010 в отношении товаров 09 класса МКТУ.

В соответствии с материалами заявки обозначение является комбинированным и представляет собой прямоугольник с рамкой, внутри которой вписаны 17 квадратов с закругленными углами: сверху вниз три ряда по четыре квадрата, один ряд с одним квадратом и один ряд из четырех квадратов. Квадраты содержат различные изображения (приведено подробное описание каждого изображения).

з204

Решение Роспатента основано на заключении по результатам экспертизы, в котором указано, что заявленное обозначение представляет собой реалистическое изображение товаров, в отношении которых испрашивается охрана знака — портативное мобильное электронное устройство, имеющее ряд функций, в том числе функцию мобильного телефона, портативного компьютера, фото-видео камеры, плеера, в связи с чем указывает на вид товаров и не может выполнять функции товарного знака — отличать товары одних производителей от товаров других производителей. Кроме того, изображения квадратов с закругленными углами представляют собой иконки меню, являющиеся элементами, характерными для заявленных товаров 09 класса МКТУ.

Палата по патентным спорам считает доводы, представленные в возражении, неубедительными.

Заявителем подтверждается, что на регистрацию им заявлено обозначение, представляющее собой изображение коммуникатора, также именуемого как «iPhone». Анализ знака показал, что заявленный знак представляет собой реалистическое изображение товаров 9 класса МКТУ, заявляемых на регистрацию в качестве товарного знака для обозначения этого товара. При этом наличие скругленных углов устройства, функциональной кнопки и расположение «иконок» рядами не придает ему различительную способность, поскольку не обеспечивает возможности отличать заявленное обозначение от аналогичных изделий, используемых производителями планшетных компьютеров. Следует отметить, что «иконки» имеют маленький размер и занимают незначительную площадь знака, в связи с чем каждая из них и все «иконки» в целом не влияют на общее зрительное впечатление, производимое обозначением, и рассматриваются как некая композиция из квадратиков с закругленными углами, на которых изображено что-то мелкое, несоизмеримое с размером общей композиции.

Коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что заявленное обозначение имеет традиционную форму для современных электронных коммуникационных устройств, изготавливаемых различными производителями. Незначительные различия в размерах устройств (пропорциях, толщине и т.д.), размерах экрана и расположении функциональных кнопок и разъемов, а также композиционном расположении «иконок» не являются существенным критерием отличия при их восприятии, поскольку группировка и последовательность расположения изображений функциональных кнопок, иконок и разъемов, которые достаточно малы относительно устройства, не изменяют восприятие обозначения в целом как коммуникатора.

Изложенное свидетельствует о том, что заявленное обозначение не обладает различительной способностью и, соответственно, в отношении товаров 09 класса МКТУ, относящихся к цифровым электронным устройствам, заявленное обозначение не соответствует требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ. В этой связи вывод экспертизы следует признать правомерным.

 

Вопрос 398.

Учитывает ли Палата по патентным спорам проявление заявителем должной степени заботливости и заинтересованности в отношении поданной заявки?

 

Ответ.

Учитывает, что подтверждено, в частности, в решении, принятом при рассмотрении возражения, поданного ОАО «Оркла Брэндс Россия», Россия, на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009734204 на регистрацию комбинированного обозначения со словесными элементами «Крупский», «БУРЕВЕСТНИК», «КОНФЕТЫ» и т.д. в отношении товаров 30 класса МКТУ: «кондитерские изделия, конфеты».

Палата по патентным спорам отметила, в частности, следующее. Заявка N 2009734204 была подана в Роспатент 16.12.2009. Уведомление о результатах проверки соответствия заявленного обозначения требованиям законодательства (далее — уведомление экспертизы) было направлено по указанному заявителем в материалах заявки адресу 11.11.2010. В уведомлении были приведены мотивы для отказа в государственной регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака. От заявителя 11.04.2011 поступил ответ на уведомление экспертизы.

Рассмотрев ответ заявителя, экспертиза подготовила заключение, на основании которого 30.05.2011 было принято решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака и направлено по тому же адресу. Каких-либо материалов в ответ на решение Роспатента заявителем представлено не было. Далее, в материалах дела заявки N 2009734204 имеется корреспонденция от ОАО «Оркла Брэндс Россия», поступившая 16.01.2013, согласно которой заявителем не было получено решение Роспатента от 30.05.2011. При этом указано, что о решении стало известно из информации, размещенной на сайте Роспатента. Анализ изложенной информации позволил коллегии Палаты по патентным спорам установить следующее.

Ответ на уведомление экспертизы, подписанный руководителем предприятия (г-ном В.А. Тер-Исраеляном), поступил 11.04.2011. Решение Роспатента об отказе было принято 30.05.2011. Запрос о предоставлении решения Роспатента поступил от заявителя 16.01.2013. Возражение на указанное решение Роспатента поступило 15.04.2013, при этом доверенность на представление интересов заявителя от 27.11.2012 подписана также г-ном В.А. Тер-Исраеляном. Изложенное свидетельствует о том, что на дату 30.05.2011 заявителю было известно о том, что, по мнению экспертизы, заявленное обозначение является неохраноспособным. В этой связи довод заявителя о том, что ему было неизвестно о решении Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009734204, не может быть признан убедительным. Целесообразно также обратить внимание, что в материалах заявки отсутствует обоснование причин ожидания решения Роспатента более года. Кроме того, необходимо отметить, что начиная с 2005 года осуществляется обязательная публикация материалов заявок на товарные знаки на сайте Роспатента, указанная заявка (2009 г.) была также выложена на сайте, что свидетельствует о возможности ознакомления с ней у любого лица. Отказ в государственной регистрации товарного знака по указанной заявке был произведен в 2011 году, о чем соответствующие сведения были также размещены на сайте Роспатента.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что заявитель знал о принятом решении Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009734204. Таким образом, у заявителя было около 1,5 лет для осуществления действий по ознакомлению с существом решения Роспатента и его оспариванию. Вместе с тем никаких действий предпринято не было. В течение этого времени ни руководитель предприятия, ни юридический отдел предприятия, через который велась переписка, не проявили должной степени заботливости и заинтересованности в отношении данной заявки. Исследовав имеющиеся обстоятельства дела в совокупности, коллегия Палаты по патентным спорам установила, что заявителем упущены все допустимые сроки оспаривания решения Роспатента от 30.05.2011.

 

Вопрос 399.

Как часто в Палате по патентным спорам рассматриваются возражения, связанные с использованием для обозначения товаров терминов, не предусмотренных в МКТУ?

 

Ответ.

Такие случаи достаточно редки, и примером может служить рассмотрение возражения на решение о государственной регистрации товарного знака «britanhouse» по заявке от 17.10.2011 N 2011734042 в отношении товаров 19 и услуг 35, 36, 37 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

В заключении по результатам экспертизы указано, что приведенные в перечне заявки товары «дома жилые» не могут быть отнесены к 19 классу, так как в 19 классе указано родовое понятие «неметаллические передвижные конструкции и сооружения», в котором определены свойства этих конструкций и сооружений — они должны быть передвижными, любую из этих конструкций или сооружений возможно перенести с одного места на другое, то есть к этому классу не могут быть отнесены объекты «непередвижные» (или недвижимость), которыми являются «дома жилые». Примером такой передвижной конструкции является появившийся в 10-ой ныне действующей редакции МКТУ товар — «дома сборные (наборы готовые)».

В связи с изложенным указанная формулировка товаров 19 класса отредактирована следующим образом: «неметаллические передвижные конструкции и сооружения, в том числе дома сборные (наборные готовые)».

В возражении заявитель выражает несогласие с решением Роспатента.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, коллегия Палаты по патентным спорам отметила следующее.

При подаче заявки N 2011734042 перечень товаров 19 класса МКТУ был сформулирован следующим образом: «здания, сооружения, жилые комплексы, дома, в том числе дома сборные, коттеджи, деревянные конструкции, беседки, бани; причалы». В процессе делопроизводства по данной заявке перечень товаров 19 класса МКТУ заявителем был скорректирован следующим образом: «конструкции и сооружения неметаллические, в том числе дома жилые». Необходимо отметить, что скорректированный перечень является более общим (представлены родовые термины) по отношению к первоначальному перечню товаров 19 класса МКТУ, в котором приведен ряд видовых терминов. Вместе с тем, по существу, данные формулировки являются дублирующими друг друга. В этой связи просьба заявителя о рассмотрении первоначального перечня товаров 19 класса МКТУ была удовлетворена.

Правовая охрана товарному знаку по рассматриваемой заявке была предоставлена в отношении товаров 19 класса МКТУ «неметаллические передвижные конструкции и сооружения, в том числе дома сборные (наборы готовые)». Анализ первоначально заявленного перечня товаров 19 класса МКТУ показал, что часть заявленных товаров относится непосредственно к «неметаллическим передвижным конструкциям и сооружениям», а именно: дома сборные, деревянные конструкции, беседки, бани, причалы. Таким образом, предоставление правовой охраны в отношении данных товаров не противоречит выводам экспертизы. Что касается зданий, жилых комплексов, домов, коттеджей, то данные товары действительно отсутствуют в 19 классе МКТУ. Вместе с тем такая ситуация допустима с точки зрения МКТУ и МКТУ содержит предписания для подобных случаев.

В Руководстве по применению 9-й редакции МКТУ отмечено, что заголовки классов указывают в общем виде только области, к которым товары и услуги в принципе могут относиться, при этом рассматриваемый перечень товаров/услуг может не содержать названия конкретных товаров или услуг. В этом случае для правильной классификации каждого конкретного товара или услуги необходимо пользоваться Классификатором, а также пояснениями к каждому классу соответственно. Однако, в случае если таковые не упомянуты в разделе «Перечень классов товаров и услуг с пояснениями», готовые изделия следует классифицировать по аналогии с другими подобными изделиями, содержащимися в Перечне товаров и услуг, объединенных в классы, и Алфавитном перечне товаров. В Общих замечаниях также указано, что готовые изделия классифицируются, в основном, в соответствии с их функцией или назначением. Если определение товара по функции или назначению не найдено, необходимо руководствоваться вспомогательными критериями, например, материалом, из которого изготовлено изделие, или его принципом действия.

Перечень 19 класса МКТУ содержит отдельную рубрику «конструкции» (без указания на ее передвижной характер).

Согласно сведениям из Толкового словаря русского языка (Ожегова С.И., Шведова Н.Ю. М.: АЗЪ, 1993. С. 297, 773): конструкция — состав и взаимное расположение частей какого-нибудь построения, сооружения, механизма, а также само такое построение, сооружение, машина с таким устройством; сооружение — всякая значительная постройка (различного вида и назначения).

Таким образом, «конструкции» представляют собой широкое понятие, к которому могут быть отнесены различные строительные объекты, в том числе здания, сооружения, жилые комплексы, дома и коттеджи. Необходимо отметить, что в Роспатенте выработана практика, в соответствии с которой ряду товарных знаков правовая охрана предоставлена в отношении аналогичных или идентичных товаров в рамках 19 класса МКТУ (например, свидетельства N 339037, 356518, 390687, 390711, 414386, 436539, 444920, 436993, 449247, 283286, 357467).

В силу изложенного, коллегия Палаты по патентным спорам не усматривает препятствий для регистрации товарного знака по заявке N 2011734042 в отношении товаров 19 класса МКТУ «здания, сооружения, жилые комплексы, дома, в том числе дома сборные, коттеджи, деревянные конструкции, беседки, бани; причалы».

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу удовлетворить возражение от 27.03.2013, изменить решение Роспатента от 21.12.2012, зарегистрировать товарный знак по заявке N 2011734042.

Аналогичное решение принято в отношении заявки N 2011734040 с приоритетом от 17.10.2011 на словесное обозначение «БританХАУС».

 

Вопрос 400.

В каких случаях Палата по патентным спорам принимает во внимание довод о том, что известный товар воспринимается потребителями не только как изделие, имеющее утилитарный характер, но и как аксессуар, подчеркивающий определенный уровень материальной, финансовой состоятельности их владельца?

 

Ответ.

Примером может служить рассмотрение возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку «BREGUET» по свидетельству N 303514, поданное по поручению компании «Монтр Бреге С.А.», Швейцария.

Оспариваемый товарный знак по заявке N 2003705826 с приоритетом от 21.03.2003 зарегистрирован 24.03.2006 за N 303514 на имя ООО «Риттер-Джентельмен», 113405, Москва, Варшавское шоссе, 125, стр. 1, в отношении товаров 25 класса МКТУ, приведенных в перечне свидетельства. В соответствии с Договором об отчуждении исключительного права на товарный знак, зарегистрированным Роспатентом 16.01.2007 за N РД0016465, право на товарный знак передано Международной деловой компании «Тессир Партнерс ЛТД», а/я 3321 Дрейк Чемберс, Роуд Таун, Тортола, Британские Виргинские Острова.

Удовлетворяя поданное возражение и аннулируя регистрацию, Палата по патентным спорам отметила, в частности, следующее.

В возражении от 29.03.2013 приведены доводы о том, что оспариваемый товарный знак «BREGUET» воспроизводит часть фирменного наименования лица, подавшего возражение, а также всемирно известный часовой бренд, принадлежащий компании «Montres Breguet S.A.», в подтверждение чего представлены материалы. В этой связи, по мнению лица, подавшего возражение, оспариваемый товарный знак «BREGUET» ассоциируется с деятельностью «Montres Breguet S.A.» и способен ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара.

Анализ материалов дела показал, что оспариваемый товарный знак воспроизводит обозначение «Breguet», представляющее собой один из известнейших символов часовой промышленности с более чем двухсотлетней историей. Название марки «Breguet» происходит от фамилии известного часового мастера Abraham-Louis Breguet (1747 — 1823), которому принадлежат значительные часовые изобретения. Часы «Breguet» и Россию связывают давние отношения. Еще в 19-м веке было открыто представительство «Breguet» в России. Часы «Breguet» принадлежали многим нашим знаменитым соотечественникам, упоминались в различных произведениях русской литературы, в том числе таких всемирно известных классиков, как Пушкин и Куприн. Информация о знаменитом бренде «Breguet» включена в Советский Энциклопедический Словарь 1978 года издания, и в Большой Энциклопедический Словарь 1998 года. В наши дни обозначение «Breguet» принадлежит швейцарской компании «Montres Breguet S.A.», входящей в корпорацию Swatch Group.

Согласно выписке из Торгового реестра кантона де Во (Registre du commerce du canton de Vaud) компания «Montres Breguet S.A.» была создана 14.10.1980, т.е. задолго до даты приоритета оспариваемого товарного знака по свидетельству N 303514. Оспариваемый товарный знак воспроизводит отличительную часть фирменного наименования компании «Montres Breguet S.A.», поскольку элемент Montres («часы» в переводе с французского) указывает на вид товара, а аббревиатура S.A. — на организационно-правовую форму компании (акционерное общество). Изделия компании «Montres Breguet S.A.» под обозначением «Breguet» были официально представлены в России в начале двухтысячных годов посредством дистрибьюторских отношений с ООО «Мэркьюри Классик».

Известность обозначения «Breguet» российскому потребителю как средства индивидуализации продукции компании «Montres Breguet S.A.» до даты приоритета оспариваемого товарного знака подтверждается многочисленными публикациями в средствах массовой информации за 1993 — 2003 гг. Кроме того, известность фирменного наименования и товарного знака «Breguet» российским потребителям подтверждается также результатами всероссийского опроса общественного мнения, проведенного Социологическим факультетом Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, согласно которому товарный знак «Breguet» обладает высоким уровнем известности, у 90,2% опрошенных ассоциируется со Швейцарией как местом происхождения товаров, а у 66,9% респондентов — с продукцией конкретной компании — «Montres Breguet S.A».

Все вышеизложенное свидетельствует о том, что обозначение «Breguet» швейцарской компании «Montres Breguet S.A.» стало известно российскому потребителю задолго до даты приоритета оспариваемого товарного знака в качестве средства индивидуализации часов.

В свою очередь, оспариваемый товарный знак «BREGUET» по свидетельству N 303514 зарегистрирован в отношении товаров 25 класса МКТУ, представляющих собой предметы одежды, обуви и головных уборов. В этой связи следует отметить, что вывод о способности обозначения вводить потребителя в заблуждение относительно изготовителя может быть сделан в том случае, если данное обозначение ассоциируется у потребителя с иным производителем товаров на основании имеющегося опыта.

В рассматриваемом случае прежде всего необходимо учитывать, что швейцарские часы «Breguet» в силу известности бренда, их качественных характеристик и высокой стоимости воспринимаются потребителями не только как устройство для измерения времени, имеющее утилитарный характер, но и как аксессуар, подчеркивающий определенный уровень материальной, финансовой состоятельности их владельца. Наличие часов с товарным знаком «Breguet» является элементом общего представления об их владельце, включающего в том числе и качество одежды, обуви, головных уборов и т.п., т.е. речь идет о потребителях, которые стремятся к формированию определенного образа. Для таких потребителей однородность товара определяется в значительной степени его качеством и стоимостью. В этой связи часы и предметы одежды могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

В силу этого заслуживают внимания выводы опроса общественного мнения, согласно которым 78,9% опрошенных считают, что часы и одежда могут производиться одной и той же компанией или под контролем одной и той же компании, 78,1% опрошенных считают, что часы и одежда, маркированные товарным знаком «BREGUET», производятся либо одним и тем же лицом, либо связанными компаниями, что в данном случае не соответствует действительности. Следует отметить, что принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности часов и одежды одному производителю при маркировке их практически тождественными товарными знаками обусловлена как взаимной встречаемостью таких товаров в сфере предметов роскоши, так и стремлением их производителей в силу потребностей рынка расширить свой ассортимент, объединяя под одним товарным знаком одежду, часы, ювелирные изделия, парфюмерию и т.п. В данном случае на возможность ассоциирования одежды, маркируемой оспариваемым товарным знаком «BREGUET» с продукцией лица, подавшего возражение, может также сказаться то, что, помимо часовых изделий, компания «Montres Breguet S.A.» производит под обозначением «Breguet» ювелирные изделия, а также предметы одежды, например шарфы и галстуки.

Принимая во внимание вышеизложенное, можно сделать вывод о несоответствии оспариваемого товарного знака по свидетельству N 303514 положениям пункта 3 статьи 6 и пункта 3 статьи 7 Закона как способного ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товаров и месте их происхождения, а также нарушающего права швейцарской компании Montres Breguet S.A. на фирменное наименование.

 

Вопрос 401.

Какие требования предъявляет Роспатент к охраноспособности обонятельных знаков?

 

Ответ.

Подход Роспатента можно установить по материалам рассмотрения возражения от 26.11.2012, поданного индивидуальным предпринимателем Лазаревым М.Л. на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011705919 с приоритетом от 02.03.2011, в отношении товаров 03, 29, 30, 32 классов МКТУ, указанных в перечне заявки. Заявленное обозначение является обонятельным и представляет собой запах свеженарезанного чеснока.

Решение Роспатента основано на заключении по результатам экспертизы, в котором указано, что заявленное обозначение, представляющее собой запах свеженарезанного чеснока, в отношении части товаров 29 и 30 классов МКТУ не обладает различительной способностью, поскольку указывает на свойства и состав части товаров, а в отношении остальных товаров способен ввести потребителя в заблуждение относительно вида и состава товаров.

Палата по патентным спорам сочла доводы, изложенные в возражении, неубедительными, и отметила, в частности, следующее.

Запах — свойство чего-нибудь, воспринимаемое обонянием (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1999. С. 2140). Анализ заявленного обозначения показал, что в отношении товаров 03, 29, 30, 32 классов МКТУ, для которых испрашивается регистрация товарного знака, запах является одним из свойств, характеризующих этот товар. Таким образом, в отношении этих товаров заявленное обозначение не обладает различительной способностью, поскольку воспринимается как характеристика товаров, указывающая на их свойства, а именно запах.

Указанное подтверждает и сам заявитель (см. страница 4 возражения), поскольку на упаковке произведенного им продукта указывает его особые свойства (запах). Следует также отметить, что присутствие запаха свеженарезанного чеснока для части продуктов, включенных в перечень товаров 29 и 30 классов МКТУ, является довольно распространенным и традиционным, при этом присутствие такого запаха у другой части продуктов (молочных, фруктовых продуктов, кофе, чая, сахара, кондитерских изделий, мороженого, меда, сиропа из патоки, а также товаров 03 и 32 классов МКТУ), для которых этот запах не является характерным, в сознании потребителя будет ассоциироваться с присутствием в этих товарах чеснока, т.е. вводить потребителя в заблуждение относительно состава продукта, поскольку в перечне указано на отсутствие чеснока в этих продуктах.

В связи с указанным выше, материалы возражения не позволяют сделать вывод о том, что заявленное обонятельное обозначение может восприниматься как средство индивидуализации товара заявителя, поскольку не удовлетворяет требованиям пунктов 1 и 3 статьи 1483 ГК РФ, что свидетельствует о правомерности вывода, изложенного в заключении по результатам экспертизы. Что касается ссылки заявителя на обонятельные знаки, зарегистрированные в Европейском патентном ведомстве по гармонизации товарных знаков (OHIM), то она не может служить аргументом в пользу регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака, поскольку экспертиза заявленного обозначения проводится в соответствии с национальным законодательством, кроме того, эти регистрации отсутствуют в базе данных OHIM, в силу чего указанный довод не имеет документального подтверждения.

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу отказать в удовлетворении возражения от 26.11.2012 и оставить в силе решение Роспатента от 10.05.2012.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code