Может ли коммерческое обозначение представлять собой только изображение без словесных обозначений

Вопрос 330.

Может ли коммерческое обозначение представлять собой только изображение без словесных обозначений?

 

Ответ.

Может, что подтверждено Определением ВАС РФ от 29 августа 2012 г. N ВАС-11116/12.

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании заявление Общества с ограниченной ответственностью «Ритуальная служба ГРС» (истец), г. Нижний Новгород от 23.07.2012 о пересмотре в порядке надзора Постановления Первого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2012 и Постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.04.2012 по делу N А43-3634/2011 Арбитражного суда Нижегородской области по иску Общества с ограниченной ответственностью «Ритуальная служба ГРС» к муниципальному предприятию г. Нижнего Новгорода «Комбинат ритуальных услуг населению» о запрете использования средства индивидуализации, сходного до степени смешения с товарным знаком истца, охраняемым по свидетельству от 03.06.2010 N 410295 с датой приоритета от 11.03.2009.

ргс

Решением от 31.08.2011 иск удовлетворен. Первый арбитражный апелляционный суд Постановлением от 23.01.2012 отменил решение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении иска. Постановлением Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.04.2012 Постановление апелляционного суда оставлено без изменения.

Рассмотрев заявление, изучив оспариваемые судебные акты, ВАС РФ не находит оснований для удовлетворения заявления о пересмотре судебных актов в порядке надзора.

Изучив содержащиеся в заявлении доводы и принятые по делу судебные акты, коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации сделала вывод об отсутствии оснований, предусмотренных частью 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым дело может быть передано на рассмотрение в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Суд первой инстанции, учитывая сходство композиционного решения и визуального восприятия, несмотря на имеющиеся отличия в изображении, пришел к выводу о схожести до степени смешения товарного знака, зарегистрированного обществом «Ритуальная служба ГРС» с эмблемой муниципального предприятия г. Нижнего Новгорода «Комбинат ритуальных услуг населению» и удовлетворил требования истца.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции, руководствуясь статьями 10, 1225, 1477, 1481, 1484, пунктом 1 статьи 1528 и статьей 1539 ГК РФ пришел к выводу, что спорное изображение является коммерческим обозначением ответчика и введено в оборот значительно ранее, чем средство индивидуализации истца. Ответчик указанную эмблему сделал известной для населения Нижнего Новгорода и в таком варианте эмблема ассоциируется у потребителя именно с предприятием ответчика. Действия истца по регистрации товарного знака суд квалифицировал как злоупотребление правом, в связи с чем отказал в иске.

Суд кассационной инстанции поддержал выводы суда апелляционной инстанции.

Выводы судов апелляционной и кассационной инстанций соответствуют действующему законодательству и установленным по делу фактическим обстоятельствам.

 

Вопрос 331.

Как при разрешении спора оцениваются предшествующие отношения сторон, их намерения по передаче исключительных прав на товарные знаки, а также осуществление совместных действий по использованию спорных обозначений?

 

Ответ.

Оцениваются в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Такая ситуация рассмотрена в Определении Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 февраля 2013 г. N ВАС-15187/12.

При определении размера компенсации за нарушение исключительных прав истца на товарные знаки «МОРЕ ТВ» и «ОКЕ@Н INTERNET» апелляционный суд применил подпункт 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ.

В соответствии с указанной нормой денежная компенсация за нарушение права истца на товарные знаки рассчитана истцом как двойная стоимость реализации ответчиком услуг кабельного телевещания и широкополосного доступа в Интернет за период с 2008 год по десятый месяц 2011 года в размере 1346597926 руб. 64 коп. исходя из данных бухгалтерского учета валовой прибыли ответчика за данный период.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1250 ГК РФ отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. В частности, публикация решения суда о допущенном нарушении (подпункт 5 пункта 1 статьи 1252) и пресечение действий, нарушающих исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации либо создающих угрозу нарушения такого права, осуществляются независимо от вины нарушителя и за его счет.

Судами отклонен довод ответчика о том, что он осуществлял использование товарных знаков в соответствии с положениями статьи 1486 ГК РФ под контролем истца, поскольку доказательств, подтверждающих согласие правообладателя на использование товарных знаков ответчиком, не представлено.

Однако, делая указанные выводы, суды не учли разъяснения, изложенные в абзаце 2 пункта 23 Постановления Пленума N 5/29, согласно которым при защите интеллектуальных прав правило о неприменении принципа вины подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к статье 401 ГК РФ.

Таким образом, вина ответчика в нарушение исключительных прав истца на спорные товарные знаки в силу указанных разъяснений должна учитываться в том числе при применении меры ответственности, предусмотренной подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ.

Имеющимися в деле доказательствами (выписка из ЕГРЮЛ от 23.09.2011 N 340АС) подтверждается, что ответчик является дочерним обществом по отношению к Обществу «Телеросс».

На дату подачи заявки на регистрацию товарных знаков «МОРЕ ТВ» и «ОКЕ@Н ИНТЕРНЕТ» генеральным директором и учредителем общества «Телеросс» являлся Шульга Д.А., который одновременно являлся руководителем коллективного исполнительного органа Общества «Мурманские мультисервисные сети».

Использование спорных товарных знаков ответчиком объяснялось тем, что Общество «Телеросс» не обладало лицензией на предоставление услуг связи, к которым относятся услуги кабельного телевещания и услуги доступа в Интернет.

Кроме того, между сторонами был подписан договор от 28.10.2010 N 1 об отчуждении исключительного права на упомянутые товарные знаки, согласно которому исключительное право на товарные знаки передается на безвозмездной основе ответчику (пункт 3.1).

Однако договор не прошел государственную регистрацию в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности и по этим основаниям признан недействительным вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Мурманской области от 30.05.2011 по делу N А42-9121/2010.

Таким образом, предшествующие отношения сторон, их намерения по передаче исключительных прав на товарные знаки, а также осуществление совместных действий по использованию спорных обозначений не были оценены судами при определении размера компенсации с учетом степени вины ответчика.

Кроме того, действия истца, посредством которых стало возможным использование ответчиком спорных обозначений, и последующее предъявление к ранее зависимому лицу требований в размере, превышающем годовую прибыль и стоимость его активов, могут свидетельствовать о злоупотреблении предоставленным истцу правом на судебную защиту.

В соответствии со статьей 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. В случае несоблюдения данных требований арбитражный суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Однако судами не оценены все указанные обстоятельства, не учтено, что нарушение исключительных прав истца могло быть вызвано недобросовестными действиями самого истца или с намерением причинить вред ответчику.

Исходя из разъяснений, изложенных в пунктах 1, 4, 8 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 N 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» суд может отказать в удовлетворении иска, если его предъявление вызвано недобросовестными действиями самого истца или с намерением причинить вред ответчику.

ВАС РФ определил передать в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дело N А42-5522/2011 Арбитражного суда Мурманской области для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда Мурманской области от 11.03.2012 по делу N А42-5522/2011, Постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2012 и Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24.08.2012 по тому же делу.

 

Вопрос 332.

Является ли использованием товарного знака его размещение на обложках и внутреннем оформлении бумажных и электронных книг, и может ли доменное имя, используемое в адресации сайта, на котором размещены указанные издания, быть передано в аренду?

 

Ответ.

Размещение товарного знака на обложках книг является использованием товарного знака, а используемое в этих целях доменное имя не может быть передано в аренду (Арбитражный суд г. Москвы, решение от 20 декабря 2012 года по делу N А40-90906/1226-771).

ООО «Издательско-торговый дом «Этногенез» обратилось с исковым заявлением к ООО «Бэст Бук» с участием 3-го лица ООО «Агентство авторских прав в Интернете» о взыскании 50000000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав на 25 произведений, 12500000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав на 25 обложек и 12500000 руб. компенсации за незаконное использование товарного знака.

Истец является правообладателем цикла произведений, вышедших в 2009 — 2012 гг. в виде книжной серии под названием «Этногенез», тиражом более 2 миллионов экземпляров, а общий кассовый сбор превысил 600 млн. руб. (http://www.dni.ru/culture/2012/4/23/232100.html). Книги серии «Этногенез» успешно распространяются как в печатном виде, так и в качестве электронных и аудиокниг, распространяемых с сайта правообладателя http://www.etnogenez.ru, в магазинах электронных книг и приложений «iTunes» (http://itunes.apple.com/ru/app/id477959127?mt=8), «Озон» (http://www.ozon.ru), «Аймобилко» (http://www.imobilco.ru/books/-/461900) и др.

Истцу на основании договоров об отчуждении исключительных прав принадлежит исключительное право на литературные произведения, а именно: «Чингисхан-3. Солдат неудачи»; «Чингисхан-2. Чужие земли»; «Чингисхан-1. Повелитель страха»; «Маруся-2. Таежный квест»; «Сомнамбула 3. Бегство сквозь время»; «Армагеддон-2. Зона 51»; «Армагеддон-1. Крушение Америки»; «Революция-1. Японский городовой»; «Армагеддон-3. Подземелья смерти»; «Миллиардер-2. Арктический гамбит»; «Блокада-2. Тень Зигфрида»; «Блокада-1. Охота на монстра»; «Блокада-3. Книга 3. Война в зазеркалье»; «Сомнамбула-1. Звезда по имени солнце»; «Сомнамбула-2. Другая сторона Луны»; «Миллиардер. Ледовая ловушка»; «Дракон. Наследники Желтого императора»; «Дракон 2. Назад в будущее»; «Маруся-3. Конец и вновь начало»; «Маруся; Пираты 2. Остров паука»; «Пираты. Остров демона»; «Пираты 3. Остров Моаи»; «Пангея. Земля гигантов»; «Хакеры. Basis».

Истцу также принадлежит исключительное право на художественное оформление обложек (включая дизайн обложки, цветные изображения для первой и четвертой страниц и др.) вышеуказанных произведений, что подтверждается трудовым договором от 01.10.2009 N 8, заключенным между истцом и Гонтовым А.М. и актами сдачи-приемки служебных произведений N 1 — 5.

Установлено, что в сети Интернет расположен сайт http://litres.ru, доменное имя которого зарегистрировано на ответчика. Истцом на вышеуказанном сайте обнаружены 25 книг, исключительные права на которые принадлежат ему, что подтверждается протоколами осмотра сайта ответчика. В рамках проведенного осмотра доказательств нотариусами установлено наличие на сайте ответчика электронных книг (включая обложки и текст произведений), предлагаемых к продаже (скачиванию на компьютер любого пользователя в сети Интернет), исключительные права на которые принадлежат истцу.

Несмотря на отсутствие исключительного права или лицензионного договора на использование вышеуказанных произведений, ответчик осуществляет их продажу, предоставляя доступ к ним за 69 — 99 руб., чем наносит ущерб правообладателю.

Таким образом, ущерб правообладателю причинен тем, что вышеуказанный сайт имеет значительную посещаемость как интернет-магазин, предлагающий самые разнообразные товары и услуги. Неограниченное число лиц имеет возможность в течение длительного времени незаконно приобретать произведения, права на которые принадлежат истцу, а ответчик — извлекать прибыль. Распространение ответчиком произведений в сети Интернет на сайте с высокой посещаемостью влечет за собой существенное снижение уровня осуществляемых истцом продаж легальных экземпляров книг в бумажном и электронном виде.

Истец также является правообладателем зарегистрированного товарного знака «Этногенез», в том числе по классу 09 МКТУ «электронные книги», что подтверждается свидетельством N 441325. Вышеуказанный товарный знак используется в оформлении всех изданий истца, а именно: обложки, внутреннее оформление бумажных и электронных книг.

з168

Так, на сайте ответчика незаконно предлагается к продаже 25 произведений в форме электронных книг. На сайте размещены изображения обложек, содержащие товарный знак, принадлежащий истцу. Текст произведений, включая изображение обложки с товарным знаком, доступен для приобретения любому лицу за указанную на сайте плату.

Представленными в материалы дела протоколами осмотра вышеуказанного сайта подтверждается факт нарушения исключительных прав истца на произведения и товарный знак.

Таким образом, ответчик на сайте незаконно использует средства индивидуализации (товарный знак), права на которые принадлежат истцу для индивидуализации товаров, для которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Истец не давал своего согласия ответчику на использование вышеуказанных произведений, правообладателем которого он является.

Довод ответчика о том, что на интернет-сайте www.litres.ru литературные произведения размещались ООО «Агентство авторских прав в Интернете» на основании договора аренды доменного имени от 01.03.2010, заключенного между 3-им лицом и ответчиком, суд считает необоснованным, поскольку согласно ст. 606 ГК РФ по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

В соответствии с п. 1 ст. 607 ГК РФ в аренду могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи).

Так, доменные имена в данной статье не указаны, действующее законодательство не содержит определения доменного имени и напрямую не относит его к объектам гражданских и вещных прав, а также к объектам интеллектуальной собственности.

Таким образом, доменное имя и право его администрирования суд квалифицирует как имущественное право, заключающееся в возможности лица, зарегистрировавшего доменное имя, разместить в сети Интернет информационный ресурс, доступ к которому осуществляется пользователем сети Интернет путем набора определенных символов, составляющих доменное имя.

Доменное имя является средством индивидуализации, которое индивидуализирует информационный ресурс, размещенный под доменным именем. Согласно Определению ВАС РФ от 04.07.2008 N 5560/08 по делу N А56-46111/2003 доменное имя не относится к охраняемым результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации, на которые возникают в том числе имущественные права.

Таким образом, ВАС РФ сделан однозначный вывод о том, что доменное имя не может быть отнесено к вещам или иному имуществу.

При этом объектом аренды может быть только имущество; нельзя передать в аренду имущественные права, средства индивидуализации и т.д. Таким образом, доменное имя не может быть передано в аренду. Кроме того, доменное имя не принадлежит администратору домена на праве собственности.

В силу ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Передача имущества в аренду как одна из возможных форм реализации правомочия распоряжения доступна прежде всего собственнику имущества. Учитывая, что доменное имя не относится к имуществу с точки зрения гражданского законодательства, то оно не принадлежит администратору домена. При этом доменное имя возникает в рамках договора о регистрации (договор оказания услуг), причем права администрирования ограничены условиями использования домена.

Доменное имя считается зарегистрированным с момента внесения соответствующих сведений в Реестр (база данных координатора, содержащая сведения о зарегистрированных доменных именах второго уровня, их администраторах и другие необходимые сведения). Право администрирования действует с момента регистрации доменного имени в течение срока действия регистрации (п. 3.2.7 Правил регистрации доменных имен в доменах .RU и .РФ). Срок регистрации доменного имени составляет один год (п. 4.1 Правил регистрации доменных имен в доменах .RU и .РФ).

Таким образом, доменное имя не принадлежит администратору домена на праве собственности. При регистрации доменного имени у администратора этого доменного имени не возникает право собственности на домен, а лишь право администрирования.

Довод ответчика о том, что произведения использовались на основании лицензионного договора от 07.12.2010 N 606, заключенного между 3-м лицом и истцом, суд считает необоснованным, поскольку срок действия вышеуказанного договора в соответствии с п. 4 истек 31.12.2011.

Предпринимательская деятельность ответчика связана в том числе с использованием литературных произведений. Вышеуказанная деятельность предполагает неукоснительное соблюдение исключительного права правообладателей, а следовательно, ответчик обязан предпринять все меры к установлению надлежащего правообладателя в целях недопущения нарушения исключительных прав.

Таким образом, ответчик не убедился в том, что договор действует на момент распространения вышеуказанных произведений, не проявил должной осмотрительности в ходе осуществления им предпринимательской деятельности, не удостоверился в наличии у третьего лица, при содействии которого осуществлялось предложение к продаже электронных книг, каких-либо прав на вышеуказанные объекты интеллектуальной собственности.

При вышеуказанных обстоятельствах наличие договора аренды и лицензионного договора не освобождает ответчика от ответственности.

Что касается довода ответчика о злоупотреблении истцом своим правом, то суд не усматривает признаков, предусмотренных ст. 10 ГК РФ.

Учитывая, что истец не заключал лицензионных договоров об использовании своего товарного знака, то ответчиком незаконно используется результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

В соответствии с ч. 3 и п. 1 ч. 4 ст. 1515 ГК РФ лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок. Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда, исходя из характера нарушения.

Согласно ст. 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ГК РФ (ст. ст. 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с п. 3 ст. 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда.

Правообладатель, безусловно, несет убытки, поскольку уменьшается спрос на его продукцию, в связи с чем, с учетом представленных истцом доказательств, суд считает возможным взыскать с ответчика 500000 руб. компенсации за каждое нарушение исключительных прав на 25 произведений, исходя из размера по 20000 руб. за каждое, 250000 руб. компенсации за каждое нарушение исключительных прав на 25 обложек, исходя из размера по 10000 руб. за каждое и 250000 руб. компенсации за каждое незаконное использование товарного знака, исходя из размера по 10000 руб. за каждое.

Учитывая, что в деле отсутствуют доказательства, подтверждающие обращение истца к ответчику о принадлежности имущественных авторских прав на вышеуказанные произведения, то суд пришел к выводу, что установленный судом размер компенсации является соразмерным допущенному нарушению и разумным. Кроме того, в последствии ответчик предпринял все меры для предотвращения нарушений. Правоотношения, связанные с использованием сайта, исходя из презумпции добросовестности их участников подразумевают взаимодействие владельца сайта и правообладателей с целью предотвращения и пресечения нарушений авторских прав, в связи с чем доведение информации о фактах нарушений правообладателями до владельца сайта является обстоятельством, влияющим на вину ответчика. При вышеуказанных обстоятельствах в остальной части иска следует отказать.

Суд решил взыскать с ООО «Бэст Бук» в пользу ООО «Издательско-торговый дом «Этногенез» 1000000 (один миллион) руб. 00 коп. компенсации и 23000 (двадцать три тысячи) руб. 00 коп. расходов по уплате госпошлины. В остальной части иска было отказано.

 

Вопрос 333.

Может ли суд отклонить иск о досрочном прекращении действия товарного знака, если в отношении его правообладателя другим судом принято к производству заявление о признании его несостоятельным, ответчик признан банкротом и в отношении его открыто конкурсное производство?

 

Ответ.

Может, и такой случай рассмотрен Арбитражным судом г. Москвы (решение от 08.02.2013 по делу N А40-108480/12). Иск заявлен о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака «ГОСУДАРЬ» по свидетельству РФ N 290544 в связи с неиспользованием в отношении товаров 33 класса МКТУ.

Суд считает иск не подлежащим удовлетворению.

Документы, представленные истцом в материалы дела, не доказывают, что у него существует законный интерес в прекращении правовой охраны оспариваемого товарного знака, с учетом вышеизложенных обстоятельств. Так, соглашения о производимой продукции от 03.05.2011, от 15.05.2012, а также лицензионный договор от 22.09.2010 без доказательств их реального исполнения не подтверждают, что истец является производителем товаров, однородных товарам 33 класса МКТУ, для которых действует правовая охрана товарного знака ответчика. Факт подачи заявки на регистрацию товарного знака также сам по себе не свидетельствует о том, что истец является заинтересованным лицом по смыслу части 1 статьи 1486 ГК РФ.

В свою очередь, ответчиком был представлен ряд косвенных доказательств, в совокупности позволяющих сделать вывод, что в рассматриваемый период — с 08.08.2009 по 08.08.2012 товары с использованием товарного знака по свидетельству РФ N 290544 производились под контролем истца.

Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 1486 ГК РФ при решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

Суд принимает во внимание, что 26.09.2011 Определением Арбитражного суда Хабаровского края по делу N А73-10801/2011 принято к производству заявление ЗАО «Глобал» о признании его несостоятельным. 23.01.2012 определением суда введена процедура наблюдения, а 15.06.2012 решением Арбитражного суда Хабаровского края ответчик признан банкротом и в отношении его открыто конкурсное производство.

В соответствии со ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему. Доказательств передачи конкурсному управляющему полного пакета документов в соответствии со ст. 126 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не имеется. Следует также отметить, что при таких обстоятельствах досрочное прекращение правовой охраны товарного знака приведет к уменьшению конкурсной массы, что вызовет нарушение прав 3-х лиц — конкурсных кредиторов.

 

Вопрос 334.

Имели ли место случаи рассмотрения в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) споров, инициированных российскими гражданами в связи с правами на товарные знаки?

 

Ответ.

Один такой случай имел место (решение ЕСПЧ от 05.02.2004 «По вопросу приемлемости жалобы N 66801/01 «Ирина Александровна Ворсина (Irina Aleksandrovna Vorsina) и Наталья Александровна Вогралик (Natalya Aleksandrovna Vogralik) против Российской Федерации».

По делу обжаловалось нарушение государством права заявителей на уважение частной и семейной жизни, выразившегося в отказе запретить воспроизведение имени и изображения их предка на пивных бутылках.

В решении ЕСПЧ отмечено, в частности, следующее.

Заявители Ирина Александровна Ворсина и Наталья Александровна Вогралик — граждане России проживают в г. Новосибирске и являются правнучками Александра Федоровича Ворсина — известного владельца фабрик, одного из первых пивоваров на Алтае, основавшего пивоваренный завод в г. Барнауле в 1882 году.

Единственный портрет прадеда хранился в семье заявителей. В 1991 году заявители передали копию портрета в Алтайский краеведческий музей для экспонирования. Музей, в свою очередь, передал копию портрета Открытому акционерному обществу «Барнаульский пивоваренный завод», который начал производство нескольких сортов пива под общей маркой «Ворсинское» — название, производное от имени прадеда заявителей. Его изображение, полученное из музея, было воспроизведено на этикетках бутылок с пивом. Изображение также широко использовалось на наружных рекламных щитах. На одном из щитов была изображена пивная бутылка (с изображением прадеда заявителей), играющая на саксофоне.

Заявители обратились с исковым заявлением в суд г. Барнаула к ответчику ОАО «Барнаульский пивоваренный завод» с требованием убрать имя и изображение их прадеда с этикеток, поскольку это представляло собой нарушение их права на невмешательство в семейную жизнь. Они утверждали, что чувствуют себя неловко, когда посторонние люди спрашивают их, не являются ли они родственницами человека, изображенного на пивной бутылке. Заявители также утверждали, что испытывают страдания, когда видят разбросанные повсюду бутылки с их именем и изображением на них их родственника.

Российские суды оставили иск заявителей без удовлетворения.

Заявители, ссылаясь на статью 8 Конвенции <38>, полагали, что, отказавшись запретить воспроизведение имени и изображения их предка на пивных бутылках, государство нарушило их право на уважение частной и семейной жизни.

———————————

<38> Европейская конвенция по права человека.

 

Мнение Европейского суда состоит в следующем.

В целом заявители утверждали, что коммерческое использование изображения их предка причиняло им страдания, таким образом, посягая на их права в соответствии со статьей 8 Конвенции. Однако даже если предположить, что статья 8 Конвенции охватывает интересы защиты, которой заявители желают воспользоваться, ЕСПЧ не может принимать во внимание эту жалобу по следующим причинам.

Прежде всего, заявители сами передали копию портрета в краеведческий музей. Таким образом, можно прийти к выводу, что в целом они согласились с тем, что портрет могут видеть другие люди. Более того, изображение размещалось на продукции пивоваренного предприятия с момента его основания предком заявителей. По мнению ЕСПЧ, при использовании изображения таким образом пивоваренный завод намеревался, скорее, выразить уважение его памяти как великого пивовара, нежели оскорбить чувства заявителей к своему предку. Ничто не указывает на то, что достаточно дальние родственные связи между заявителями и их родственником были при этом оскорблены.

ЕСПЧ приходит к выводу, что вмешательство в право заявителей на уважение частной и семейной жизни отсутствовало. Следовательно, жалоба является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

На этих основаниях Суд единогласно объявил жалобу неприемлемой.

 

Вопрос 335.

Может ли название государственной должности использоваться в качестве товарного знака?

 

Ответ.

Не может. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное Обществом с ограниченной ответственностью «Литвин и партнеры», на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2010735292 с приоритетом 02.11.2010 в отношении товаров 16 и услуг 35, 38, 39, 41, 44, 45 классов МКТУ на обозначение «МИНИСТР ЭНЕРГЕТИКИ», выполненное стандартным шрифтом буквами русского алфавита.

Анализ заявленного обозначения показал, что оно воспроизводит название государственной должности — министр энергетики. Поскольку предоставление правовой охраны для данного обозначения испрашивается на территории России, то оно воспринимается как указание на должность Министра энергетики Российской Федерации.

Из Положения о Министерстве энергетики Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 мая 2008 г. N 400, с изменениями (см. официальный сайт http://minenergo.gov.ru), следует, что Министерство энергетики Российской Федерации (Минэнерго России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере топливно-энергетического комплекса, а также функции по оказанию государственных услуг, управлению государственным имуществом в сфере производства и использования топливно-энергетических ресурсов. В данном акте указано, что Министерство энергетики Российской Федерации возглавляет Министр, назначаемый на должность и освобождаемый от должности Президентом Российской Федерации по представлению Председателя Правительства Российской Федерации.

Ввиду указанного обстоятельства коллегия Палаты по патентным спорам считает, что регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака на имя заявителя, одного из хозяйствующих субъектов, привлечет внимание потребителей, благодаря государственной тематике, к индивидуализируемым данным обозначением товарам и услугам, то есть необоснованно наделит его некоторыми преимуществами по отношению к другим участникам рынка товаров и услуг, которые также, как и заявитель, созданы и осуществляют свою деятельность на территории России и в соответствии с ее законодательством. Так, ассоциации о наличии у коммерческой организации какой-либо связи с теми или иными органами государственной власти или должностными лицами могут породить представление, например, о стабильности и надежности компании благодаря покровительству государства. Кроме того, использование названия государственной должности в коммерческой деятельности для индивидуализации тех или иных товаров и услуг способно оказать негативное влияние на репутацию лица, занимающего такую должность, — Министра энергетики Российской Федерации, поскольку в соответствии с законодательством он не вправе заниматься коммерческой деятельностью, вводить в гражданский оборот товары и услуги.

Изложенные выше обстоятельства позволяют коллегии Палаты по патентным спорам сделать вывод о том, что государственная регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака будет противоречить общественным интересам.

 

Вопрос 336.

Может ли неохраняемый элемент в товарном знаке повторять ранее известный слоган, используемый в гражданском обороте другим юридическим лицом?

 

Ответ.

Может. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное компанией «Рекитт Бенкизер Н.В.», Нидерланды, против предоставления правовой охраны товарному знаку N 461820 на имя ЗАО «Торгово-закупочная система «Т Три С», Москва, в отношении товаров 03, 05, 16, 29, 30, 32 и услуг 35, 39 классов МКТУ, указанных в перечне свидетельства.

з167

Палата по патентным спорам находит доводы, изложенные в возражении, неубедительными. Анализ сети Интернет показал, что словосочетание «Зачем платить больше?» используется различными субъектами предпринимательской деятельности для сопровождения своего бизнеса или в рекламных целях (см. http://www.originaltm.com>zachemplatit-bolshe; http://www.stranamasterov.ru; http://www.pikabu.ru; http://www.narmed.ru; http://www.rusdemotivator.ru; http://dosugnt.ru и т.д.).

Вышеуказанное позволяет сделать вывод, что выражение «Зачем платить больше?» вошло в массовое употребление как рекламная характеристика возможности сэкономить на товаре или услуге, но получить хорошее качество товара или услуги, и, следовательно, данное словосочетание должно быть в свободном обороте. Включение словосочетания в состав оспариваемого товарного знака как неохраняемого элемента подтверждает данный вывод.

 

Вопрос 337.

Можно ли отказать в регистрации фирмы, если указанное в регистрационных документах фирменное наименование повлечет за собой ввод в заблуждение потенциальных потребителей услуг такой коммерческой организации?

 

Ответ.

Именно так поступил налоговый орган, отказавший в регистрации юридического лица (ФАС МО, Постановление от 6 февраля 2013 г. по делу N А40-87094/12-2-429).

Глушко С.Ю. обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 46 по г. Москве от 25.04.2012 об отказе в государственной регистрации юридического лица — Общества с ограниченной ответственностью «Московское бюро судебной защиты», обязании ответчика осуществить государственную регистрацию Общества с ограниченной ответственностью «Московское бюро судебной защиты».

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 31 июля 2012 года вышеуказанные требования оставлены без удовлетворения, поскольку суд пришел к выводу о соответствии оспариваемого ненормативного правового акта налогового органа требованиям закона, не влекущем за собой нарушений прав и охраняемых законом интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 1 октября 2012 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Кассационная коллегия считает, что суды, отказывая в удовлетворении заявленных требований, обоснованно исходили из того, что оспариваемое решение соответствует положениям действующего закона, не препятствует осуществлению деятельности заявителя и не нарушает его права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Как правомерно указали суды, в соответствии с положениями подпункта «ж» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в редакции Федерального закона от 19.05.2010 N 88-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» отказ в государственной регистрации допускается в случае несоответствия наименования юридического лица требованиям федерального закона.

Требования к фирменному наименованию общества с ограниченной ответственностью установлены положениями статьи 4 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», а также нормами частей первой и четвертой ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в Единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 4 статьи 1473 ГК РФ в фирменное наименование юридического лица не могут включаться полные или сокращенные официальные наименования федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

В силу подпункта 5 пункта 4 статьи 1473 ГК РФ, в фирменное наименование юридического лица не могут включаться обозначения, противоречащие общественным интересам, а также принципам гуманности и морали.

Противоречие обозначения общественным интересам может выражаться в том, что оно вводит в заблуждение потребителей и хозяйствующих субъектов и создает организации недопустимые конкурентные преимущества за счет использования слов, вызывающих стойкую ассоциацию у потребителя с участием государства в деятельности данной организации, либо с особой значимостью деятельности данной организации в государственных интересах.

Как верно указали суды, использование в фирменном наименовании регистрируемого юридического лица слов «Московское бюро судебной защиты» может вызвать у потребителей стойкую ассоциацию с участием государства в деятельности данной организации, либо с особой значимостью деятельности данной организации в государственных интересах, а также создать организации недопустимые конкурентные преимущества.

Таким образом, правомерен вывод судов о том, что фирменное наименование ООО «Московское бюро судебной защиты» обоснованно повлечет за собой ввод в заблуждение потенциальных потребителей услуг такой коммерческой организации в отношении содержания, качества предоставляемых услуг и принадлежности такой организации к федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления.

 

Вопрос 338.

Может ли высокое сходство товарных знаков влиять на оценку однородности товаров?

 

Ответ.

Может. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное ЗАО «Научно-производственный центр «Оптика» на решение о государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011717366 с приоритетом от 03.06.2011 на словесное обозначение «ВОРОН», выполненное стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита.

Основанием для принятия указанного решения явилось заключение по результатам экспертизы, согласно которому было установлено, что заявленное обозначение может быть зарегистрировано в качестве товарного знака только в отношении услуг 42 класса МКТУ, поскольку в отношении товаров 09 класса МКТУ оно не соответствует требованиям пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Указанное мотивировано тем, что заявленное обозначение «ВОРОН» в отношении части товаров 09 класса МКТУ сходно до степени смешения с товарными знаками, включающими словесный элемент «ВОРОН/VORON» (свидетельства N 257599, 400174, 400175), ранее зарегистрированными на имя других лиц в отношении однородных товаров 09 класса МКТУ.

По мнению заявителя, формулировка товаров 09 класса МКТУ, в отношении которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак по свидетельству N 257599, неправомерно заимствована из заголовка 09 класса, который указывает в общем виде только области, к которым товары в принципе могут относиться, и не содержит названия конкретных товаров, в связи с чем заголовок класса не может быть отнесен к эквивалентной замене перечня товаров, содержащихся в данном классе. В имеющейся формулировке указанные товары не идентифицированы, а объем прав владельца этого знака в части указанных товаров не определен. Заявитель полагает, что принадлежность товаров к одной родовой/видовой группе является лишь одним из признаков, учитываемых при установлении однородности товаров, при этом отсутствие взаимозаменяемости для потребителя, особенности производства, исключающие конкуренцию между производителями этих товаров, различия в назначении и сфере применения и вытекающие из этого различия внешнего вида не могут ввести в заблуждение потребителя в отношении производителя конкретного товара.

Палата по патентным спорам считает доводы возражения неубедительными.

Противопоставленный товарный знак по свидетельству N 257599 представляет собой комбинированное обозначение, включающее словесный элемент «ВОРОН», выполненный стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита, и изображение ворона в виде черного силуэта, сидящего на решетке. Правовая охрана товарному знаку предоставлена в отношении товаров 09 класса МКТУ «приборы и инструменты для сигнализации, контроля (проверки); сигнализация световая, механическая; сирены». Доминирующее положение в композиции знака занимает словесный элемент «ВОРОН».

Противопоставленный товарный знак по свидетельству N 400175 представляет собой словесное обозначение, включающее слова «ВОРОН/VORON», выполненные стандартным шрифтом заглавными буквами русского и латинского алфавитов в две строки.

Противопоставленный товарный знак по свидетельству N 400174 представляет собой комбинированное обозначение, включающее вертикально расположенный словесный элемент «VORON», выполненный оригинальным шрифтом буквами латинского алфавита, при этом первая буква «V» наложена на изображение птицы с распахнутыми крыльями.

Правовая охрана товарным знакам по свидетельствам N N 400174, 400175 предоставлена в отношении товаров 09 класса МКТУ «приборы и инструменты фотографические, кинематографические, оптические, для взвешивания, измерения, спасания и обучения; приборы и инструменты для передачи, распределения, трансформации, накопления, регулирования или управления электричеством; аппаратура для записи, передачи, воспроизведения звука или изображений; магнитные носители информации; диски звукозаписи; торговые автоматы и механизмы для аппаратов с предварительной оплатой; кассовые аппараты; счетные машины; оборудование для обработки информации и компьютеры, в том числе dvd-плееры; автоматы музыкальные с предварительной оплатой; видеокамеры; видеокассеты; грампластинки; диапозитивы (фотография); дискеты; диски звукозаписи; диски магнитные; диски оптические; компакт-диски (аудио-видео); ленты магнитные; ленты магнитные для видеозаписи; мультипликации; наушники; плееры для компакт-дисков; плееры кассетные; пленки для звукозаписи; программы для компьютеров; программы игровые компьютерные; программы компьютерные (загружаемое программное обеспечение); проигрыватели; публикации электронные (загружаемые); смарт-карточки; оборудование для тушения огня».

Что касается однородности товаров 09 класса МКТУ, то, принимая во внимание высокую степень сходства знаков, обусловленную фонетическим и семантическим тождеством словесных элементов «ВОРОН», коллегия считает возможным расширить диапазон товаров 09 класса МКТУ, которые могут рассматриваться как однородные.

С учетом скорректированного перечня товаров 09 класса МКТУ, в отношении которых заявитель испрашивает правовую охрану товарного знака по заявке N 2011717366, коллегия признает их однородность с товарами 09 класса МКТУ противопоставленных товарных знаков, поскольку они относятся к одной родовой группе товаров — сигнальному, компьютерному и электрическому оборудованию, и предназначены для использования в области охранной сигнализации.

В целом заявленное обозначение и противопоставленные товарные знаки в отношении товаров 09 класса МКТУ вызывают сходные ассоциации, несмотря на отдельные отличия, что обусловливает общий вывод об их сходстве до степени смешения.

Таким образом, в отношении товаров 09 класса МКТУ обозначение «ВОРОН» по заявке N 2011717366 не соответствует требованиям пункта 6 (2) статьи 1483 ГК РФ и решение Роспатента от 05.10.2012 следует признать обоснованным.

 

Вопрос 339.

Как оценивается сходство до степени смешения между изобразительными товарными знаками?

 

Ответ.

Ответ зависит от конкретно сравниваемых изображений, но общий принцип может быть иллюстрирован следующим извлечением из решения Роспатента.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 05.10.2012, поданное компанией Reckitt & Colman (Overseas) Limited против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 433266 с приоритетом от 23.04.2010. Оспариваемый товарный знак является изобразительным и представляет собой стилизованную фигуру пожарного в спецодежде и каске с пожарным стволом в руках, из которого бьет мощный поток воды. Знак выполнен в белом, черном, сером, желтом, коричневом, голубом, синем цветовых сочетаниях.

з166

По мнению лица, подавшего возражение, оспариваемый товарный знак является сходным до степени смешения с товарным знаком по свидетельству N 356734

з165

и со знаком по международной регистрации N 1037500,

з164

принадлежащими компании Reckitt & Colman, обладающими более ранними датами приоритета и охраняемыми в Российской Федерации в отношении однородных товаров 05 класса МКТУ, поскольку данные обозначения производят сходное общее впечатление и ассоциируются друг с другом в целом.

Палата по патентным спорам в данной части отметила следующее.

Относительно доводов лица, подавшего возражение о том, что регистрация оспариваемого товарного знака по свидетельству N 433266 произведена с нарушением положений пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что данный довод материалами возражения не подтвержден, поскольку не было представлено каких-либо документов, из которых следовало бы, что указанный товарный знак способен ввести в заблуждение потребителя относительно изготовителя товаров.

Относительно доводов лица, подавшего возражение о том, что регистрация оспариваемого товарного знака по свидетельству N 433266 произведена с нарушением положений пункта 6 статьи 1483 ГК РФ, коллегия Палаты по патентным спорам отмечает следующее.

Сравнительный анализ оспариваемого товарного знака и противопоставленного первого товарного знака свидетельствует об отсутствии сходства между сравниваемыми знаками в целом. Указанное достигается за счет общего зрительного восприятия знаков, обусловленного, в первую очередь, различием их композиционного решения. Так, в оспариваемом товарном знаке стилизованная фигура пожарного расположена «в позе тушения огня» с пожарным стволом в руках, тогда как в противопоставленном товарном знаке фигура пожарного представляет собой прямо стоящего человека, держащего одну руку на поясе. Кроме того, сравниваемые товарные знаки выполнены в различной цветовой гамме. Таким образом, сравниваемые товарные знаки не ассоциируются друг с другом в целом, что свидетельствует об отсутствии их сходства.

При установленном несходстве сравниваемых товарных знаков анализ однородности товаров представляется нецелесообразным.

Анализ оспариваемого и противопоставленного второго знаков показал следующее.

Сравниваемые знаки содержат в своем составе изобразительный элемент в виде стилизованного изображения пожарного. При этом наблюдается использование идентичного характера изображения: фигуры пожарных слегка повернуты в правую сторону, то есть расположены в сходном ракурсе и находятся в процессе одинаковой деятельности — тушения огня потоком воды, бьющим из пожарного ствола. Таким образом, визуальное сходство внешней формы элементов знаков создает одинаковое зрительное восприятие. Следует также указать, что на ассоциирование обозначений в целом влияет также тождественное смысловое значение, поскольку изображение пожарного со шлангом вызывает ассоциации с тушением огня.

Анализ перечней сравниваемых товарных знаков показал, что часть товаров 05 класса МКТУ, в отношении которых зарегистрирован оспариваемый товарный знак, и товары 05 класса МКТУ противопоставленного второго знака относятся к препаратам, средствам и веществам для медицинских, фармацевтических и гигиенических целей, то есть являются однородными, поскольку относятся к одному виду, имеют одинаковую цель применения, круг потребителей и условия реализации.

Таким образом, оспариваемый товарный знак по свидетельству N 433266 является сходным до степени смешения в отношении однородных товаров 05 класса МКТУ с данным товарным знаком и, следовательно, довод лица, подавшего возражение, о том, что регистрация оспариваемого товарного знака произведена в нарушение пункта 6 статьи 1483 ГК РФ, является правомерным. Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу: удовлетворить возражение от 05.10.2012, признать предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 433266 недействительным в отношении части (перечислены в решении Роспатента) товаров 05 класса МКТУ.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code