В каких случаях слова в заявленном словесном обозначении, будучи грамматически и семантически взаимосвязанными, образуют неделимое словосочетание, которое имеет смысловое значение, отличающееся от смыслового значения составляющих его отдельных слов

Вопрос 319.

В каких случаях слова в заявленном словесном обозначении, будучи грамматически и семантически взаимосвязанными, образуют неделимое словосочетание, которое имеет смысловое значение, отличающееся от смыслового значения составляющих его отдельных слов?

 

Ответ.

Ситуация может быть понятна из рассмотрения возражения, поданного Обществом с ограниченной ответственностью «Лига наций», г. Нижний Новгород, на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2010732668 с приоритетом от 12.10.2010 в отношении товаров 33 класса МКТУ.

Согласно материалам заявки заявленное обозначение представляет собой комбинированное обозначение в виде этикетки со словесными элементами «Украинская легенда», «с перцем» и «Ukrainian legend with pepper».

з163

В заключении по результатам экспертизы указано, что заявленное обозначение способно ввести в заблуждение потребителя относительно места производства товаров и места нахождения их изготовителя, так как оно содержит слова «Украинская» и «Ukrainian», указывающие на государство в Восточной Европе — Украину, а местом нахождения заявителя является г. Нижний Новгород.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, коллегия Палаты по патентным спорам установила следующее. Словесный элемент «Украинская легенда» доминирует в знаке, поскольку занимает большую часть пространства, выполнен более крупным шрифтом, чем иные словесные элементы, и запоминается легче, чем изобразительные элементы. Следует отметить, что словосочетание «Ukrainian legend with pepper» в переводе с английского языка означает «Украинская легенда с перцем» (см. интернет-портал «Online-переводчик PROMT», http://www.translate.ru), то есть оно воспроизводит на английском языке словесные элементы «Украинская легенда» и «с перцем». Украинский — это относящийся к украинцам, их языку, национальному характеру, образу жизни, культуре, а также к Украине; «такой, как у украинцев, как на Украине» (см. интернет-портал «Яндекс: Словари/Толковый словарь Ожегова»). Легенда — это поэтическое предание о каком-нибудь историческом событии; (перен.) о героических событиях прошлого (книжн.) (см. там же).

В словесном элементе «Украинская легенда» соответствующие слова, будучи грамматически и семантически взаимосвязанными, образуют неделимое словосочетание, которое имеет смысловое значение, отличающееся от смыслового значения составляющих его отдельных слов. При этом логическое ударение падает на имя существительное — слово «легенда», которое характеризуется зависимым от него, определяющим его именем прилагательным «украинская».

В силу указанного смыслового доминирования слова «легенда» зависимое от него имя прилагательное «украинская» характеризует не товары, а какое-то историческое, героическое предание (легенду), формируя тем самым фантазийный характер словосочетания в целом. Данное словосочетание порождает ассоциации не с государством Украина, а с обращением к старине, историческим корням («легенда») и к национальному колориту («украинская» — «такая, как у украинцев»).

Следует отметить, что много украинцев живет в России, так же как и русских на Украине, украинский и русский народы имеют общие исторические корни и тесно связанные культуры, в том числе и исторические, героические предания (легенды). Выбор заявителем заявленного обозначения для индивидуализации товаров был мотивирован в возражении тем, что он обратился к старинному украинскому рецепту и намерен размещать на каждой бутылке книжечку с легендой о братстве народов.

Таким образом, смысловое значение словосочетания «Украинская легенда» не позволяет воспринимать его как указание на место нахождения производства или сбыта товаров и место нахождения их изготовителя и обусловливает вывод о фантазийном характере данного словесного элемента. Следовательно, заявленное обозначение не содержит в себе элементов, способных породить в сознании потребителя представление об изготовителе товаров или месте происхождения товаров, которое не соответствует действительности.

Кроме того, коллегия Палаты по патентным спорам не располагает сведениями о том, что регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака на имя заявителя каким-либо образом может нарушить права третьих лиц или затронуть их репутацию, «подорвать» доверие со стороны потребителей к уже известной им конкретной продукции или месту ее происхождения.

Напротив, необходимо отметить, что заявитель уже обладает исключительным правом на словесный товарный знак «УКРАИНСКАЯ ЛЕГЕНДА» по свидетельству N 435277 в отношении товаров 33 класса МКТУ.

Изложенное обусловливает вывод о том, что доминирующий в заявленном обозначении словесный элемент «Украинская легенда» не способен ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя.

 

Вопрос 320.

Может ли информация о возбужденном уголовном деле по факту использования заведомо поддельных специальных марок, защищенных от подделки, быть принята во внимание при оценке охраноспособности товарного знака?

 

Ответ.

Не может. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 22.08.2012, поданное Государственным унитарным предприятием «Кизлярский коньячный завод» Комитета Правительства РД по виноградарству и алкогольной промышленности «Дагвино», Россия, против предоставления правовой охраны товарному знаку N 377006 с приоритетом от 22.10.2007 на имя ООО «КизлярРосДагИнвест», г. Кизляр в отношении товаров 33 класса МКТУ. Оспариваемый товарный знак представляет собой комбинированное обозначение в виде этикетки, контрэтикетки и кольеретки, характерных для оформления алкогольных напитков, в частности, бренди. Этикетка представлена в виде прямоугольника с выпуклым в виде полуокружности верхним основанием, под которым расположен портрет героя Отечественной войны 1812 года генерала Багратиона, обрамленный окружностью и венком из ветвей дуба. Над изображением генерала Багратиона в промежутке между дубовыми ветками выполнена надпись «БАГРАТИОН П.И.».

з162

Принимая решение о прекращении регистрации товарного знака, Палата по патентным спорам Роспатента отметила, в частности, следующее. Представленные документы показывают, что Кизлярский коньячный завод производит легендарные коньяки и успешно продолжает свою историю, которая началась в 1885 году. К Олимпийским играм 1980 года Кизлярскому коньячному заводу было предложено изготовить новую марку коньяка — «Олимпийский», группы «КС». Для этой цели в дубовые бочки уже был заложен коньяк. Однако идея развития не получила, и спустя 10 лет из этого материала был приготовлен коньяк «БАГРАТИОН». Марка коньяка «БАГРАТИОН» была утверждена в 1994 году, с этого же года было начато его производство. Высокое качество коньяка подтверждено многочисленными дипломами и наградами многочисленных выставок и конкурсов, в том числе международных. При этом в каждом дипломе или свидетельстве в качестве производителя указан «Кизлярский коньячный завод». Как следует из справки, словесно-изобразительная композиция с изображением генерала Багратиона использовалась Кизлярским коньячным заводом с 1991 г. на этикетках и упаковках всего ассортимента выпускаемой алкогольной продукции. До 2008 года Кизлярский коньячный завод являлся правообладателем товарного знака, на котором изображен портрет генерала Багратиона в круге, по свидетельству N 145737 с датой приоритета 01.06.1995.

Таким образом, за долгие годы у потребителя могла сформироваться ассоциативная связь между изображением генерала Багратиона и производителем алкогольной продукции в лице Кизлярского коньячного завода. Несмотря на то, что в дальнейшем Кизлярский коньячный завод использовал на своей продукции товарный знак с изображением генерала Багратиона по свидетельству N 376026 по лицензионному договору, заключенному с правообладателем, у потребителя никакой ассоциативной связи с правообладателем этого знака не возникло, поскольку коньяк, маркированный обозначением с использованием изображения генерала Багратиона, по-прежнему производился на Кизлярском коньячном заводе, при этом правообладатель предпринимал действия по продвижению этой продукции на российском рынке, что дополнительно способствовало укреплению ассоциативной связи между производителем и его продукцией, маркированной обозначением с изображением генерала Багратиона.

Несмотря на то, что организационно-правовая форма завода неоднократно менялась, Кизлярский коньячный завод в сознании потребителей всегда ассоциировался с производителем высококачественных бренди, в том числе бренди «БАГРАТИОН» и других напитков, маркированных обозначением с использованием портрета генерала Багратиона. Кроме того, представленные сведения позволяют сделать вывод о том, что композиция с изображением генерала Багратиона, благодаря устойчивой ассоциативной связи с продукцией Кизлярского коньячного завода, стала восприниматься как его визитная карточка.

Таким образом, имеются все основания для вывода о том, что на дату подачи заявки N 2007732530 обозначение с использованием изображения генерала Багратиона получило известность на территории Российской Федерации как маркировка алкогольной продукции, производимой известным в России Кизлярским коньячным заводом.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что регистрация оспариваемого товарного знака по свидетельству N 377006 в отношении алкогольных напитков на имя правообладателя способна ввести в заблуждение потребителя относительно производителя товаров, что не соответствует требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

По окончании рассмотрения возражения от правообладателя оспариваемого товарного знака поступило особое мнение, в котором изложены аргументы, повторяющие по существу доводы отзыва. Кроме того, в особом мнении указано на то, что в Пермском крае расследуется уголовное дело N 549, возбужденное 05.03.2012 по части 2 статьи 327.1 Уголовного кодекса Российской Федерации по факту использования заведомо поддельных специальных марок, защищенных от подделки, путем нанесения на бутылки алкогольной продукции в целях ее дальнейшей реализации. При этом отмечено, что принятие решения о прекращении охраны оспариваемого товарного знака серьезно затруднит ход следствия в части производства и оборота контрафактной продукции, а также откроет границы для неконтролируемого производства и оборота указанной продукции на территории Российской Федерации. В корреспонденции от 18.12.2012 приведена информация о возбуждении уголовного дела в отношении О.В. Левкоева и неустановленных лиц по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 180 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что приведенная информация об уголовном деле не относится к критериям охраноспособности товарного знака, регламентированным пунктом 3 статьи 1483 ГК РФ, в связи с чем не может быть соотнесена с рассматриваемым возражением.

 

Вопрос 321.

Как оценивается охраноспособность названия сорта винограда и изготовленного из него вина?

 

Ответ.

Позиция Роспатента по этому вопросу прослеживается из нижеприведенного решения.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное компаниями «Consorzio Tutela del Lambrusco di Modena», «Consorzio Volontario Lambrusco Mantovano Doc.», «Consorzio per la Tutela dei Vini Reggiano e Colli di Scandiano e di Canossa», Италия, на решение об отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации N 1051676 с комбинированным знаком со словесным элементом «LAMBRUSCO» с конвенционным приоритетом от 25.06.2010, и зарегистрированным ВОИС 29.06.2010 в отношении товаров 33 класса МКТУ: «Vins de type Lambrusco produits aux des mentions appellation d’origine (AOP) et indication (IGP)».

з161

Роспатентом принято решение об отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации. Решение Роспатента обосновано тем, что словесному элементу «LAMBRUSCO» заявленного обозначения в отношении товаров 33 класса МКТУ не может быть предоставлена самостоятельная правовая охрана, поскольку слово «LAMBRUSCO» в итальянско-русском словаре трактуется как сорт винограда и вино из него.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, Палата по патентным спорам считает доводы, представленные заявителем, неубедительными.

Согласно словарным и информационным данным (http://slovari.yandex.ru, http://vino-italia.ru, http://www.vinofil.ru, http://www.luding.ru/ru, в частности, Объединенный словарь кулинарных терминов, Энциклопедия по виноградарству и виноделию, Справочник по виноградарству и др.): Ламбруско (Lambrusco) — сорт черного (красного) винограда и вино из него. Этот сорт распространен прежде всего на равнине Эмилии, где виноградники Ламбруско простираются от восточной окраины Болоньи до окрестностей Пармы. Его можно встретить и в низине Мантуи, и даже в некоторых местах Трентино, где его используют в основном для производства молодых вин, и даже на юге Ломбардии. История этого винограда кроется в глубине веков. Речь идет о винограде Ламбруско, который знали даже этруски. На сегодняшний день семейство Ламбруско насчитывает около 60 подвидов.

Следует отметить, что заявителями не оспаривается информация о том, что слово «Lambrusco» обозначает и сорт винограда, и название итальянского вина из этого сорта винограда.

Принимая во внимание изложенное выше, коллегия пришла к выводу, что в отношении товаров 33 класса МКТУ слово «Lambrusco» для российского потребителя характеризует товар, указывая на его наименование, а также материал или состав сырья, из которого он изготовлен.

Доводы заявителей об их коллективной деятельности в соответствии с федеральным законодательством (Италии) и законодательством Европейского сообщества по осуществлению контроля качества выпускаемых вин «LAMBRUSCO» не опровергают восприятие обозначения «LAMBRUSCO» как сорта винограда. Указанное подтверждается и представленными заявителями документами. Так, в Уставе коллективного знака приведена информация о том, что коллективный товарный знак может быть использован исключительно для того, чтобы распознавать вина, имеющие защищенное обозначение происхождения и защищенное географическое указание, перечисленные в Уставе («Lambrusco di Sorbara», «Lambrusco Salamino di Santa Croce», «Lambrusco Mantovano» и т.д.).

Вместе с тем коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что слово «Lambrusco» не занимает доминирующего положения в международном знаке и может быть включено в него как неохраняемый элемент, что правомерно отмечено в решении Роспатента.

 

Вопрос 322.

В каких случаях товарный знак не может быть признан общепринятым условным обозначением, применяемым в науке и технике?

 

Ответ.

Случаи могут быть разными, но подход можно усмотреть из следующего примера.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное ООО «Центр-СБК», Россия, против предоставления правовой охраны товарному знаку «УПРАВДОМ» по свидетельству N 403792 с приоритетом от 20.04.2009, зарегистрированному на имя ЗАО «АВС Фарбен», Россия, в отношении товаров 07 — 09, 11 и 21 классов МКТУ.

В возражении указано, что «управдом» — лексическая единица, обозначающая определенную деятельность в жилищно-коммунальном хозяйстве: сокращенное в употреблении словосочетание «управляющий домом»; управляющий учреждением, обеспечивающим эксплуатацию жилых домов.

На основании изложенного лицом, подавшим возражение, выражена просьба о признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 403792 полностью.

Правообладатель товарного знака по свидетельству N 403792 представил отзыв по мотивам возражения, доводы которого сводятся к следующему:

— в возражении отсутствуют ссылки на специализированные терминологические словари конкретных областей науки и техники, специализированную литературу, технические условия, ГОСТы и т.д., в которых бы присутствовал такой термин, как «управдом»;

— лицом, подавшим возражение, не представлено каких-либо доказательств того, что слово «управдом» является устойчивой лексической единицей в какой-либо области науки и техники. В словарях, на которые даны ссылки в возражении, рассматриваемое слово приведено с пометкой «сокр.» и «разг.», что свидетельствует о том, что «управдом» является лишь разговорным сокращением от словосочетания «управляющий домом»;

— слово «управдом» может иметь отношение только к услугам 36 класса МКТУ (например, управление жилым фондом), отсутствующим в перечне оспариваемого товарного знака, в котором указаны только товары 07 — 09, 11 и 21 классов МКТУ. При этом даже в отношении данных услуг это слово нельзя рассматривать как термин, поскольку оно не содержится в специализированных жилищных, финансовых или юридических документах. Слово «управдом» отсутствует и в ГОСТе Р 51929-2002 «Услуги жилищно-коммунальные. Термины и определения»;

— охраноспособность обозначения «УПРАВДОМ» подтверждается наличием регистраций аналогичных обозначений: «УПРАВДОМ» (свидетельство N 266607), «УПРАВДОМЪ Сормовская домоуправляющая компания» (свидетельство N 452269), «УПРАВДОМ группа компаний» (свидетельство N 402105).

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, Палата по патентным спорам находит доводы возражения неубедительными.

В соответствии с требованиями пункта 1 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, состоящих только из элементов, являющихся общепринятыми символами и терминами. Согласно пункту 2.3 (1.4) Правил к общепринятым символам относятся, как правило: обозначения, символизирующие отрасль хозяйства или область деятельности, к которым относятся товары, содержащиеся в перечне товаров, для которых испрашивается регистрация товарного знака; условные обозначения, применяемые в науке и технике. К общепринятым терминам относятся лексические единицы, характерные для конкретных областей науки и технике.

Оспариваемый товарный знак «УПРАВДОМ» является словесным и выполнен стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита. Правовая охрана знаку предоставлена в отношении товаров 07 — 09, 11 и 21 классов МКТУ, указанных в перечне свидетельства.

Анализ материалов возражения, общедоступных справочных изданий и толковых словарей русского языков показал, что слово «УПРАВДОМ» закреплено в них в качестве общей лексической единицы русского языка и имеет значение — управляющий домом, домами.

Термин — это слово или словосочетание, призванное точно обозначить понятие и его соотношение с другими понятиями в пределах специальной сферы. Термины служат специализирующими, ограничительными обозначениями характерных для этой сферы предметов, явлений, их свойств и отношений. Они существуют лишь в рамках определенной терминологии. В отличие от слов общего языка, термины не связаны с контекстом. Основным источником, позволяющим отнести обозначение к общепринятому термину, являются терминологические словари и специализированная литература.

Коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что слово «УПРАВДОМ» отсутствует в специальной словарно-справочной литературе в какой-либо области, в том числе в областях, к которым относятся товары 07 — 09, 11 и 21 классов МКТУ, указанные в перечне свидетельства N 403792. Таким образом, оспариваемый товарный знак не может быть признан общепринятым условным обозначением, применяемым в науке и технике, или термином, характерным для какой-либо конкретной области науки и техники.

Лицом, подавшим возражение, не представлены материалы, которые могли бы подтвердить несоответствие оспариваемого товарного знака по данному основанию требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ. В этой связи коллегия Палаты по патентным спорам считает соответствующий довод возражения декларативным и недоказанным.

 

Вопрос 323.

Какие могут быть основания у таможни для приостановления выпуска спорных товаров, ввозимых параллельными импортерами?

 

Ответ.

Однозначный ответ дан Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (Постановление от 13 ноября 2012 г. N 6813/12).

Президиум ВАС РФ отметил следующее.

Пунктом 1 статьи 328 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее — Таможенный кодекс, Кодекс) предусмотрено, что таможенные органы в пределах своей компетенции принимают меры по защите прав правообладателей на объекты интеллектуальной собственности в порядке, установленном главой 46 Кодекса.

Согласно пункту 4 названной статьи таможенные органы принимают меры по защите прав на объекты интеллектуальной собственности, таможенный реестр которых ведется данными таможенными органами в государстве — члене Таможенного союза, и объекты интеллектуальной собственности, включенные в Единый таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности государств — членов Таможенного союза, а в соответствии с законодательством государств — членов Таможенного союза также в отношении объектов интеллектуальной собственности, не включенных в такие таможенные реестры.

Товарный знак «YAMAHA» зарегистрирован в таможенном реестре объектов интеллектуальной собственности.

Пунктом 1 статьи 331 Таможенного кодекса предусмотрено, что если при совершении таможенных операций, связанных с помещением под таможенные процедуры товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, включенных в таможенный реестр, который ведется таможенным органом государства — члена Таможенного союза, или в Единый таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности государств — членов Таможенного союза, таможенным органом обнаружены признаки нарушения прав интеллектуальной собственности, выпуск таких товаров приостанавливается сроком на 10 рабочих дней.

Целью приостановления выпуска товаров на определенный срок является установление фактов нарушения прав интеллектуальной собственности в результате проведения мероприятий, указанных в пункте 2 статьи 331 Таможенного кодекса. Если в результате проведения таких мероприятий нарушение прав интеллектуальной собственности не подтвердится, то это не свидетельствует о неправомерном принятии таможней решения о приостановлении выпуска товара.

Поскольку на момент предъявления к таможенному оформлению спорных товаров, маркированных товарным знаком «YAMAHA», и принятия решения о приостановлении выпуска этих товаров предприниматель не представил доказательств наличия согласия правообладателя данного товарного знака на ввоз упомянутых товаров на территорию Российской Федерации, у таможни имелись основания для приостановления выпуска спорных товаров.

Таким образом, оспариваемое решение принято таможней в рамках действующего таможенного законодательства и в пределах предоставленных ей полномочий.

При названных обстоятельствах обжалуемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, поэтому согласно пункту 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 3 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил, что решение Арбитражного суда Приморского края от 11.07.2011 по делу N А51-6603/2011, Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2011 и Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.01.2012 по тому же делу подлежат отмене.

В удовлетворении заявления индивидуального предпринимателя Чудова С.В. о признании незаконным решения Владивостокской таможни, отраженного в уведомлении от 22.04.2011 N 04-2-38/1258, о приостановлении выпуска товаров по декларации на товары N 10702030/210411/0021831 было отказано.

 

Вопрос 324.

Как при оценке сходства до степени смешения оценивается значимость слов, написанных на разных языках?

 

Ответ.

Оценивается с учетом конкретных обстоятельств. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное по поручению компании Пиньясто Ой, Финляндия, на решение Роспатента о государственной регистрации товарного знака «SAARI» по заявке N 2009717977/50 с приоритетом от 27.07.2009.

Роспатентом было принято решение о государственной регистрации товарного знака в отношении товаров и услуг 19 и 37 классов МКТУ. Основанием для принятия решения явилось заключение по результатам экспертизы, согласно которому заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака в отношении всех товаров 20 класса МКТУ.

Согласно заключению по результатам экспертизы заявленное обозначение сходно до степени смешения в отношении однородных товаров 20 класса МКТУ с товарным знаком «САРИ» (свидетельство N 248093 с приоритетом от 28.12.2001), принадлежащим Сайфутдиновой Римме Галиевне, г. Нижний Тагил.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 28.09.2012 по делу N А40-55915/12-19-398 решение Роспатента от 22.12.2011 об отказе в удовлетворении возражения от 06.09.2011 признано недействительным. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.12.2012 N 09АП-35409/2012 решение Арбитражного суда г. Москвы от 28.09.2012 по делу N А40-55915/12-19-398 оставлено без изменения.

В соответствии с положением статьи 12 ГК РФ признание недействительным решения Роспатента влечет за собой восстановление положения, существовавшего до нарушения права. Таким образом, во исполнение решения Арбитражного суда г. Москвы от 28.09.2012 по делу N А40-55915/12-19-398 возражение от 06.09.2012 рассматривается коллегией Палаты по патентным спорам повторно.

Изучив материалы дела, коллегия Палаты по патентным спорам установила следующее.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 28.09.2012 по делу N А40-55915/12-19-398 установлено, что, как указано в решении суда первой инстанции, слово «сари» состоит из 4 букв и 4 звуков, слово «saari», в свою очередь, состоит из 5 букв и 5 звуков, две из которых — это повторяющаяся буква (звук) «а». При этом то обстоятельство, что в слове «saari» повторяется буква «а», не разделенная какими-либо знаками, говорит о том, что в слове «saari» присутствуют два звука «а», что характерно для финского и эстонского (но не для русского) языков. Учитывая малое количество букв и звуков в слове «saari», отличие в одну букву (звук) в данном случае расценено судом первой инстанции как значимое, что не позволяет говорить о звуковом сходстве обозначений.

В русском языке слогообразующим является гласный звук, поэтому количество гласных в слове соответствует количеству слогов. Второй слог слова «saari», состоящий из одного гласного звука «а», по практике применения заимствованных слов в русском языке является ударным, что подтверждается такими примерами, как «саами», «Ваал», «Сааб», «саамы» и пр. Ударный звук при произношении не редуцируется, в связи с чем оба гласных звука «а» при произношении слова «saari» звучат отчетливо.

Также судом первой инстанции сделан правильный вывод об отсутствии графического сходства сравниваемых обозначений. Как установлено судом первой инстанции, сравниваемые обозначения имеют различную длину (5 и 4 буквы), различный шрифт («SAARI» и «САРИ»). При этом обозначение «САРИ» написано кириллицей, обозначение «SAARI» — латиницей, при этом первая латинская буква «S» с ее характерным написанием и несвойственное русскому языку наличие двух подряд гласных «А», не разделенных дефисом, усиливают зрительную разницу между обозначениями.

Относительно смыслового сходства сравниваемых обозначений следует отметить, что «saari», являясь значимым словом в финском языке, воспринимается российском потребителем как фантазийное в связи с нераспространенностью финского языка на территории России, тогда как обозначение «сари» означает традиционную женскую одежду в Индии и широко известно потребителю.

При этом судом первой инстанции принято во внимание то обстоятельство, что незнание россиянами финского языка не делает слово «saari» идентичным по смыслу слову «сари», как не делает идентичными по смыслу слова «саами» и «сами», «саамка» и «самка», «ваал» и «вал». Поскольку большинство россиян не владеет финским языком, то слово «saari» для них не несет смысловой нагрузки. В связи с указанным не представляется возможным сравнение заявленного обозначения «SAARI» по семантическому критерию с противопоставленным словом «САРИ».

Учитывая изложенные обстоятельства, суд пришел к выводу об отсутствии сходства сопоставляемых обозначений по звуковому, графическому и семантическому признаку.

Принимая во внимание вышеизложенные доводы, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу удовлетворить возражение от 06.09.2011, изменить решение Роспатента от 28.03.2011 и зарегистрировать товарный знак по заявке N 2009717977.

 

Вопрос 325.

Может ли консолидация значительного пакета товарных знаков в обладании одного юридического лица свидетельствовать о том, что намерения истца каким-либо образом связаны с организацией, производством, иным использованием товарного знака?

 

Ответ.

Одного лишь факта консолидации пакета товарных знаков недостаточно, что подтвердил Девятый Арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 27 декабря 2012 г. N 09АП-33422/2012-ГК по делу N А40-84724/12-15-61.

ООО «Интеллектуальное право» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к индивидуальному предпринимателю Валиуллиной А.М. о досрочном прекращении правовой охраны комбинированного товарного знака «Лучистая«, государственная регистрация N 348975 вследствие его неиспользования в отношении всех товаров 32 Класса МКТУ.

Решением суда от 27 августа 2012 года исковые требования удовлетворены. При этом суд указал, что ответчик не представил доказательств использования товарного знака «Лучистая» по свидетельству N 348975.

Между тем исковое заявление не подлежит удовлетворению.

С 3 октября 2012 года, то есть в период рассмотрения настоящего дела по правилам суда первой инстанции ответчик не является правообладателем спорного результата интеллектуальной деятельности, то есть индивидуального предпринимателя Валиуллину А.М. следует признать ненадлежащим ответчиком.

Кроме того, обосновывая свою заинтересованность фактом подачи заявки в Роспатент на регистрацию товарного знака «Лучистая» в отношении следующих товаров и услуг 32 класса МКТУ: пиво, минеральные и газированные воды и прочие безалкогольные напитки, фруктовые напитки и соки, сиропы и прочие составы для изготовления напитков, и наличием большого «портфеля реально используемых товарных знаков», истец не привел ни одного доказательства использования хотя бы одного товарного знака в коммерческом обороте.

При таких обстоятельствах сама по себе консолидация действительно значительного пакета товарных знаков в обладании одного юридического лица без доказательств их использования в гражданском обороте не свидетельствует о том, что намерения истца в отношении спорного товарного знака каким-либо образом связаны с организацией, производством, иным использованием товарного знака «Лучистая» в отношении всех тех товаров и услуг, по которым подана заявка по 32 классу МКТУ, а тем более всех товаров и услуг 32 класса МКТУ, как сформулировано в иске.

 

Вопрос 326.

Как Палата по патентным спорам оценивает присутствие в товарном знаке слова «рай»?

 

Ответ.

Обратимся к заключению Палаты по патентным спорам, вынесенному по итогам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 460538 по заявке N 2010737897/50 с приоритетом от 24.11.2010 на имя ОАО «Фототехника — почтой» в отношении товаров 09 и услуг 35, 37, 40, 41 классов МКТУ.

з160

Одним из доводов лица, подавшего возражение, являлся мотив о том, что оспариваемый товарный знак включает словесный элемент «рай для фотографа», который способен ввести потребителя в заблуждение относительно места происхождения товара и оказания услуги, которое не соответствует действительности, поскольку понятие «рай» для религиозных людей имеет конкретный смысл — «Царство небесное».

Палата по патентным спорам признала доводы возражения неубедительными, а в отношении рассматриваемого мотива отметила следующее.

Словесный элемент «рай для фотографа» представляет собой образное выражение, по смыслу означающее «хорошие условия для фотографа» (слово «рай» согласно Толковому словарю Ушакова имеет переносное значение «об очень хороших условиях жизни, о покойной, счастливой жизненной обстановке»). Данный словесный элемент носит фантазийный характер, в силу чего не может ассоциироваться ни с местом производства товаров, ни с местом оказания услуг.

Нужно отдать должное чувству юмора у членов коллегии Палаты по патентным спорам, отметивших, что «рай» не может рассматриваться как место оказания услуг или производства товаров.

 

Вопрос 327.

Подлежит ли регистрации в Роспатенте «смешанный» договор, содержащий в себе положения как лицензионного, так и дистрибьюторского договоров?

 

Ответ.

Ответ можно найти в Постановлении от 16 января 2013 г. по делу N А40-13397/12-26-107 ФАС Московского округа.

SKYY Spirits LLS (организация-правообладатель) обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным решения Роспатента от 10.10.2011, а также об обязании Роспатента восстановить в Российской Федерации правовую охрану товарного знака по международной регистрации N 874767.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 19.06.2012 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.09.2012 решение суда отменено. Заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с вынесенным судом Постановлением, Компания «Эсмингтон Корпорэйшн» обратилась в Федеральный арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит его отменить, оставив решение суда в законной силе.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, заслушав представителей сторон, явившихся в судебное заседание, суд не находит оснований для отмены Постановления апелляционной инстанции, исходя из следующего.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 20.12.2004 Международным бюро ВОИС на имя SKYY Spirits LLC осуществлена международная регистрация N 874767 комбинированного товарного знака со словесным элементом «SKYY» с конвенционным приоритетом от 26.07.2004 в отношении товаров 33 класса МКТУ.

26 мая 2011 года в Палату по патентным спорам Роспатента от Компании «Эсмингтон Корпорейшн» поступило заявление о досрочном прекращении правовой охраны указанного товарного знака в связи с его неиспользованием на территории Российской Федерации.

Рассмотрев поступившее обращение, Роспатент 10.10.2011 принял решение, согласно которому правовая охрана товарного знака со словесным элементом «SKYY» по международной регистрации N 874767 на территории Российской Федерации досрочно прекращена.

Посчитав решение Роспатента незаконным, правообладатель товарного знака обратился в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из надлежащего уведомления о дате и месте заседания коллегии Палаты по патентным спорам Роспатента; указал на то, что организация как правообладатель не представила отзыв на заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, а также указал на отсутствие доказательств использования спорного товарного знака.

Суд также отметил то обстоятельство, что Компания «Эсмингтон Корпорейшн» является заинтересованным лицом в прекращении правовой охраны товарного знака по международной регистрации N 874767.

Отменяя решение суда, Девятый арбитражный апелляционный суд указал на то, что Роспатент направил в адрес организации и ее представителя — Notarbartolo & Gervasi S.P.A.C. уведомления от 08.06.2011 о назначении заседания коллегии Палаты по патентным спорам на 22.08.2011, которые были получены только последним.

Пунктом 3.1 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных Приказом Роспатента от 22.04.2003 N 56, установлено, что уведомление о принятии заявления к рассмотрению и о дате рассмотрения направляется в адрес правообладателя. Возможность направления данного документа в адрес представителя правообладателя указанными Правилами не предусмотрена.

Роспатент не представил в материалы дела доказательства о получении правообладателем уведомления о рассмотрении поступивших возражений.

Относительно неиспользования спорного товарного знака на территории Российской Федерации суд апелляционной инстанции отметил следующее.

Согласно пункту 2 статьи 1486 ГК РФ использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицензиатом, или лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя.

Судом установлено, что спорный товарный знак по международной регистрации N 874767 представляет собой комбинированное обозначение в виде изображения бутылки синего цвета, в центре которого расположены словесные элементы «SKYY» и «VODKA», выполненные один под другим заглавными буквами белого цвета.

Продукцию «водка» в зарегистрированном сегменте рынка организация производит за пределами территории Российской Федерации и с целью ее реализации в России последним с Компанией «Кампари Интернешнл О.А.М» и ООО «Васко СНГ» были заключены дистрибьюторские договора от 13.12.2007, по условиям которых данные организации реализуют товар под товарным знаком N 874767.

Кроме того, организация представила в материалы дела лицензионный договор с Компанией «Кампари Интернешнл С.А.М» от 31 января 2007 г., согласно которому предоставила последнему исключительное право на распространение и продажу водки «SKYY Vodka» в Российской Федерации.

Позиция Роспатента о том, что лицензионный договор от 31 января 2007 г. не зарегистрирован данным государственным органом и не может являться недействительным, исследовалась Девятым арбитражным апелляционным судом и обоснованно отклонена.

Как правильно указал суд, данный договор является смешанным и содержит в себе положения как лицензионного, так и дистрибьюторского договоров, что не запрещено действующим российским законодательством.

Поскольку Компания не осуществляет производство товара «SKYY Vodka» с использованием оспариваемого товарного знака, договор в этой части не подлежит регистрации в Роспатенте. В части, относящейся к условиям дистрибьюции готовой продукции, производимой организацией, российское законодательство не ставит в зависимость действительность этих положений договора от факта регистрации договора в Роспатенте.

Относительно заинтересованности Компании «Эсмингтон Корпорейшн» суд установил, что данная Компания является правообладателем в Российской Федерации товарного знака N 414566, зарегистрирован словесный товарный знак «SKY-HI» для товаров 33 класса МКТУ — «алкогольные напитки» (за исключением пива) и товарного знака N 416956, по которому зарегистрирован словесный элемент «SKYY» на синем фоне для товаров 32 класса МКТУ — «пиво и пивные коктейли».

Роспатент, рассматривая обращение Компании «Эсмингтон Корпорейшн», посчитал, что спорный товарный знак, принадлежащий организации, является сходным до степени смешения с товарными знаками, принадлежащими указанной Компании.

В то же время, как правильно отметил суд апелляционной инстанции, Роспатент не принял во внимание то обстоятельство, что товарные знаки N 414566 и N 416956 зарегистрированы позднее международной регистрации товарного знака N 874767.

Продукция, в отношении которой зарегистрированы сопоставленные товарные знаки, Компанией «Эсмингтон Корпорейшн» не производится, доказательств обратного в материалы дела не представлено.

Пунктом 1 статьи 1486 ГК РФ установлено, что правовая охрана товарного знака может быть досрочно прекращена в связи с его неиспользованием только в том случае, если лицо, подавшее заявление о досрочном прекращении правовой охраны, является лицом заинтересованным.

Заинтересованным лицом может быть признано любое лицо, имеющее законный интерес в прекращении правовой охраны неиспользуемого знака.

К таким лицам могут быть отнесены производители, имеющие реальное намерение использовать спорное обозначение в своей деятельности и осуществившие необходимые подготовительные действия к такому использованию.

Девятый арбитражный апелляционный суд обоснованно посчитал, что Компанию «Эсмингтон Корпорейшн», с учетом имеющихся в материалах дела доказательств, нельзя признать лицом, заинтересованным в прекращении правовой охраны товарного знака N 874767.

У суда кассационной инстанции при данных обстоятельствах не имеется правовых оснований для отмены вынесенного судом Постановления.

 

Вопрос 328.

Может ли размещение в каталоге выставки обозначения из товарного знака рассматриваться как подтверждение осуществления услуги кому-либо по предложению товаров, однородных товарам и услугам, в отношении которых зарегистрирован товарный знак?

 

Ответ.

При отсутствии доказательств, подтверждающих реальное предложение товаров третьим лицам, а не только как информирование о существовании товара, — не может. Примером может служить решение Арбитражного суда г. Москвы от 31 января 2013 года по делу N А40-10688/1227-97.

ООО «Журнал «Кадровый Менеджмент» обратилось с иском к ООО «КМ Эксперт» о взыскании 500000 руб. в качестве компенсации за незаконное использование товарного знака истца, взыскании расходов по оплате государственной пошлины в размере 13000 руб., обязании ответчика прекратить использование элементов товарного знака истца на своем сайте, а именно доменного имени www.hrm.ru, обязании ответчика удалить товарный знак с сайтов, где ответчик его разместил.

Рассмотрев материалы дела, выслушав представителя ответчика, суд находит иск подлежащим оставлению без удовлетворения по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, товарный знак «www.HRM.RU HRM КАДРОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ» по свидетельству N 397845 зарегистрирован на имя ООО «Журнал «Кадровый Менеджмент» в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ 11 января 2010 года с приоритетом от 29 апреля 2008 года в отношении товаров (услуг) 16, 35, 41 классов МКТУ: «журнал «Кадровый менеджмент», реклама в журнале «Кадровый менеджмент», публикация рекламных текстов в журнале «Кадровый менеджмент», издание журнала «Кадровый менеджмент», публикация интерактивная журнала «Кадровый менеджмент».

Как видно из свидетельства N 397845, словесные обозначения «www, hrm, ru» являются неохраняемыми элементами товарного знака.

з159

Иск обоснован тем, что истцом был выявлен факт незаконного использования товарного знака ответчиком, выразившийся в том, что ответчик использовал товарный знак истца в Каталоге выставки «Персонал Москва 2010» как товарный знак проекта HRM.RU. Каталог был напечатан в апреле 2010 года, позже регистрации товарного знака.

Однако размещение в каталоге выставки обозначения HRM.RU не указывает на то, что ответчиком оказана услуга кому-либо по предложению товаров, однородных товарам и услугам, в отношении которых зарегистрирован товарный знак истца: «журнал «Кадровый менеджмент», реклама в журнале «Кадровый менеджмент», публикация рекламных текстов в журнале «Кадровый менеджмент», издание журнала «Кадровый менеджмент», публикация интерактивная журнала «Кадровый менеджмент».

Надлежащих доказательств распространения товаров, оказания ответчиком услуг по предложению товаров, рекламы о предлагаемых товарах и услугах с использованием товарного знака истца, носящих договорный характер, с указанием заказчика и исполнителя, условий оплаты, суду не представлено.

Кроме того, истец указал на то, что ответчик использовал товарный знак истца в своих электронных рассылках при проведении вебинаров по адресу www.liveinternet.ru, www.vedomosti.ru/events/hrzima11, www.rabotagoda2010.mail.ru.

Однако суду не представлено доказательств того, что именно ответчик использовал товарный знак N 397845 в сети Интернет по указанным адресам и при электронных рассылках, а также то, что при проведении вебинаров по адресу www.liveinternet.ru, www.vedomosti.ru/events/hrzima11, www.rabotagoda2010.mail.ru, в электронных рассылках использовался товарный знак истца в отношении товаров и услуг, для которых знак зарегистрирован.

Истцом также не доказано, что названные интернет-ресурсы принадлежат ответчику.

Таким образом, оснований для взыскания компенсации суд не находит. Не усматривается также оснований для удовлетворения требования истца об обязании ответчика прекратить использование элементов товарного знака истца на своем сайте, а именно доменного имени www.hrm.ru.

Как следует из материалов дела, доменное имя hrm.ru, администратором которого является ответчик, было зарегистрировано 17 апреля 2000 года.

Согласно свидетельству N 397845 товарный знак истца был зарегистрирован в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания 11 января 2010 года с приоритетом от 29 апреля 2008 года.

В связи с тем что на момент регистрации товарного знака по свидетельству N 397845 домен hrm.ru уже был зарегистрирован в установленном порядке, регистрация доменного имени ответчика имеет приоритет по отношению к регистрации товарного знака истца.

 

Вопрос 329.

Как Роспатент относится к попыткам регистрации имени первого Президента РФ Ельцина Б.Н. в качестве товарного знака?

 

Ответа.

Позиция Роспатента однозначно сформулирована в нижеприведенном решении.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение на решение Роспатента об отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации N 1066070 в отношении товаров 33 класса МКТУ «vodka» (водка) на имя LES GRANDS CHAIS DE FRANCE, 1 rue de la Division Leclerc F-67290 PETERSBACH, Франция. Знак по международной регистрации N 1066070 представляет собой словесное обозначение «JELZIN».

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, коллегия Палаты по патентным спорам признала доводы возражения неубедительными.

Из имеющихся в материалах дела международной регистрации N 1066070 распечаток из сети Интернет (немецкоязычная версия сайта свободной интернет-энциклопедии Википедия) следует, что слово «JELZIN» является транслитерацией фамилии первого президента Российской Федерации Ельцина Бориса Николаевича (Jelzin Boris Nicolajewitsch). Необходимо отметить, что такой вариант интерпретации фамилии Ельцин буквами латинского алфавита присутствует не только в Википедии, но и иных информационных источниках, например, в энциклопедии «Universal-Lexikon» (http://universal_lexicon.deacademic.com/255622/Jelzin), в немецком информационно-политическом журнале «DER SPIEGEL» (http://www.spiegel.de/spiegel/print/d-51373583.html).

В силу общеизвестности на территории Российской Федерации первого президента Российской Федерации, избранного 12 июня 1991 года, отсутствие в составе знака имени и отчества не препятствует восприятию российскими потребителями обозначения «JELZIN» в качестве транслитерации буквами латинского алфавита фамилии Президента РФ Ельцина Б.Н.

Таким образом, при использовании фамилии президента России для маркировки исконно русского напитка (водка) велика вероятность возникновения у потребителей ассоциации обозначения с российским происхождением, что не соответствует действительности, поскольку его правовая охрана испрашивается на французскую компанию.

В связи с изложенным решение Роспатента о невозможности предоставления правовой охраны на территории Российской Федерации знаку «JELZIN» по международной регистрации N 1066070 в отношении товаров 33 класса МКТУ на имя французского юридического лица, как не соответствующему требованиям пункта 3 (1) статьи 1483 ГК РФ, является правомерным.

Поскольку рассматриваемое обозначение представляет собой фамилию известного лица, использование его в коммерческой деятельности в качестве маркировки алкогольной продукции способно оказать негативное воздействие на мнение об этом лице. В данном случае заявителю следовало представить согласие наследников Ельцина Б.Н. на регистрацию обозначения в качестве товарного знака, что предусмотрено подпунктом 2 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Что касается предоставления правовой охраны на территории Российской Федерации на имя заявителя знаку по международной регистрации N 915264, включающему словесный элемент «JELZIN», коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что правомерность предоставления правовой охраны указанной международной регистрации, так же как и правомерность регистрации товарных знаков, представляющих собой фамилии («CHURCHILL», «MEDVEDEV», «ДОСТОЕВСКИЙ» и т.д.), не входила в предмет рассмотрения по данному возражению. Необходимо отметить, что делопроизводство по каждой заявке ведется отдельно, в связи с чем сама по себе регистрация указанных товарных знаков не влечет правовых последствий в отношении знака по международной регистрации N 1066070. Доводы заявителя, касающиеся регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака в различных странах, в том числе во Франции, не могут свидетельствовать о возможности предоставления правовой охраны этому обозначению на территории Российской Федерации, поскольку согласно пункту (1) статьи 6 Парижской конвенции по охране промышленной собственности, условия подачи заявки и регистрации товарных знаков определяются в каждой стране Союза ее национальным законодательством. При рассмотрении вопроса предоставления знаку по международной регистрации N 1066070 правовой охраны на территории Российской Федерации учитывалась специфика его восприятия именно российскими потребителями.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code