Может ли регистрация производного от уже зарегистрированного товарного знака рассматриваться как противоречащая общественным интересам

Вопрос 294.

Может ли регистрация производного от уже зарегистрированного товарного знака рассматриваться как противоречащая общественным интересам?

 

Ответ.

Может, и спор по такой ситуации был рассмотрен судом (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 1 октября 2012 г. N 09АП-25604/2012 по делу N А40-37216/12-51-291).

Заявитель 26.02.2010 подал заявку N 2010705711 на регистрацию в качестве товарного знака словесного обозначения «АРКАИМСКИЕ ПРОСТОРЫ» в отношении товаров 3, 5, 11, 14, 21, 25, 28, 29, 30, 31, 31 и услуг 35, 39, 40, 41, 42 — 45 классов МКТУ.

Решением экспертизы Роспатента от 28.06.2011 в регистрации обозначения по заявке N 2010705711 отказано.

31.07.2011 заявитель обратился в Палату по патентным спорам Роспатента с возражением на указанное решение экспертизы.

Решением Роспатента от 24.11.2011 решение от 28.06.2011 оставлено в силе, поскольку регистрация заявленного обозначения противоречит общественным интересам и способна ввести потребителей в заблуждение относительно изготовителя и места его нахождения, что не допускается в соответствии с требованиями пп. 1, 2 п. 3 ст. 1483 ГК РФ.

Суд первой инстанции правильно отметил, что заявленное обозначение является производным от наименования историко-культурного заповедника областного значения «Аркаим», что не оспаривается заявителем.

Объекты культурного наследия на территории Российской Федерации в силу своей уникальной ценности являются объектом правового регулирования. Государственная охрана объектов культурного наследия является одной из приоритетных задач органов государственной власти Российской Федерации.

Вопреки мнению заявителя, предоставление частной организации монопольного права на использование в качестве товарного знака названия объекта культурного наследия будет противоречить общественным интересам, поскольку, как правильно отмечено в заключении коллегии Палаты по патентным спорам, регистрация данного товарного знака в отношении таких товаров, как «фунгициды, стрихнин, препараты для уничтожения паразитов и др.», и таких услуг, как «бани общественные, бани турецкие, имплантация волос, осеменение искусственное, разбрасывание удобрений, бюро похоронные, услуги по оплодотворению в пробирке и др.» может способствовать потере репутации и понижению статуса объекта культурного наследия «Аркаим» в силу возникновения негативных ассоциаций, оскорбляющих чувства потребителей.

Тот факт, что товарный знак «Аркаим» зарегистрирован, не свидетельствует о возможности регистрации любого товарного знака, производного от этого слова, без учета требований ст. 1483 ГК РФ.

Согласно пункту 3 статьи 6.quinquies В Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883 (в редакции от 02.10.1979) товарные знаки могут быть отклонены при регистрации и признаны недействительными, если они противоречат морали или публичному порядку и в особенности если они могут ввести в заблуждение общественность.

Заявленное обозначение воспроизводит наименование известного историко-культурного заповедника «Аркаим», который находится в Челябинской области, однако местом нахождения заявителя является город Москва. При этом, как пояснил представитель заявителя в суде апелляционной инстанции и следует из материалов дела, филиалов и представительств организации в Челябинской области нет.

Довод заявителя о том, что организация осуществляет деятельность в Челябинской области, отклоняется судом апелляционной инстанции, поскольку не опровергает вывод ответчика и суда о том, что заявленный товарный знак может объективно ввести в заблуждение потребителя относительно товара и его изготовителя и адреса изготовителя.

 

Вопрос 295.

Может ли получение благословения от одной из епархий Московской Патриархии способствовать регистрации товарного знака?

 

Ответ.

Может. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное ООО «Ливенская кондитерская фабрика», Россия, на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2010733356 с приоритетом от 18.10.2010 на словесное обозначение «РОЖДЕСТВЕНСКИЙ АГНЕЦ». Предоставление правовой охраны товарному знаку испрашивается в отношении товаров 30 класса МКТУ, указанных в перечне заявки.

Решение об отказе в регистрации мотивировано тем, что заявленное обозначение «РОЖДЕСТВЕНСКИЙ АГНЕЦ» относится к обозначениям, имеющим религиозную семантику, использование которой является прерогативой той или иной конфессии, и регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака может оскорбить чувства верующих и противоречит принципам морали.

Палата по патентным спорам отметила в своем заключении следующее.

Само по себе словосочетание «РОЖДЕСТВЕНСКИЙ АГНЕЦ» в отношении товаров 30 класса МКТУ является фантазийным, имеет религиозную окраску, однако не может быть отнесено к категории, оскорбляющей чувства верующих, поскольку вызывает ассоциации, связанные с рождественскими традициями.

Данный вывод коллегии основан на следующем:

— Рождество — это особый праздник, к которому задолго готовятся во всем мире. Рождественские елки и подарки были непременным атрибутом рождественских праздников. Среди рождественских подарков часто выпекали рождественские кексы;

— согласно представленным материалам и пояснениям, обозначение «РОЖДЕСТВЕНСКИЙ АГНЕЦ» используется заявителем как название кондитерского изделия, изготавливаемого к Рождеству. Согласно материалам возражения данная продукция заявителя поставляется как в крупные торговые сети, так и в православные храмы, тем самым хорошо известна как рядовому российскому потребителю, так и верующим, а также священнослужителям церкви. Следует также отметить, что заявителем дополнительно представлено письмо, в котором настоятель Свято-Сергиевского храма г. Ливны Орловско-Ливенской епархии Московской Патриархии выражает согласие на регистрацию товарного знака «РОЖДЕСТВЕНСКИЙ АГНЕЦ» по заявке N 2010733356 в отношении товаров 30 класса МКТУ «изделия мучные кондитерские, в том числе кексы» на имя заявителя ООО «Ливенская кондитерская фабрика».

Принимая во внимание изложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу, что заявленное обозначение не будет противоречить общественным интересам.

Учитывая изложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу удовлетворить возражение от 05.09.2012, отменить решение Роспатента от 25.05.2012 и зарегистрировать товарный знак по заявке N 2010733356 в отношении товаров 30 класса МКТУ «изделия мучные кондитерские, в том числе кексы».

 

Вопрос 296.

Может ли авторитет футбольного клуба способствовать регистрации его названия в качестве товарного знака?

 

Ответ.

Может. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное обществом с ограниченной ответственностью «Футбольный клуб «Анжи», г. Махачкала, на решение о государственной регистрации товарного знака по заявке N 2011722094, при этом установила следующее.

Обозначение по заявке N 2011722094 с приоритетом от 12.07.2011 было заявлено на государственную регистрацию в качестве товарного знака на имя заявителя в отношении товаров и услуг 1 — 45 классов МКТУ.

Согласно материалам заявки заявленное обозначение представляет собой словесное обозначение «АНЖИ», выполненное стандартным шрифтом буквами русского алфавита.

Федеральной службой по интеллектуальной собственности было принято решение от 01.02.2012 о государственной регистрации товарного знака в отношении всех указанных в заявке товаров и услуг, за исключением части товаров 03 и всех товаров 18, 25, 31 классов МКТУ. В заключении по результатам экспертизы указано, что заявленное обозначение сходно до степени смешения в отношении однородных товаров 03, 18, 25 и 31 классов МКТУ со знаками по международным регистрациям N 995198 («ANGI & ANGI»), N 893053 («ANGIE») и N 585621 («ANGE»), правовая охрана которым была предоставлена на территории Российской Федерации на имя других лиц и которые имеют более ранний приоритет.

В своем заключении Палата по патентным спорам отметила следующее.

Противопоставленные знаки по международным регистрациям N 995198 (с конвенционным приоритетом от 25.08.2008), 893053 (с конвенционным приоритетом от 20.07.2006) и 585621 (с приоритетом от 15.05.1992) представляют собой словесные обозначения «ANGI & ANGI», «ANGIE» и «ANGE», выполненные буквами латинского алфавита.

Правовая охрана указанным знакам была предоставлена на территории Российской Федерации, в частности в отношении товаров 03, 18, 25 и 31 классов МКТУ.

Сопоставительный анализ заявленного обозначения и противопоставленных знаков по фонетическому критерию сходства сравниваемых обозначений («АНЖИ»«ANGI & ANGI», «ANGIE», «ANGE») показал, что они отличаются по количеству и составу звуков. Следует отметить, что образующие их слова в соответствии с правилами транслитерации слов (см. ГОСТ 7.79 — 2000 (ИСО 9 — 95)) произносятся как «АНЖИ»«АНГИ», «АНГИЕ», «АНГЕ».

При этом слова «ANGI» и «ANGIE» являются фантазийными, в силу чего они не могут быть воспроизведены с учетом произношения, характерного для того или иного иностранного языка, то есть не имеют определенной транскрипции. В свою очередь, слово «ANGE» является лексической единицей французского языка (в переводе означает «ангел»), но произносится оно во французском языке как «анж» (см. интернет-портал «Яндекс: Словари / ABBYY Lingvo»).

Указанными выше обстоятельствами обусловливается фонетическое отличие сравниваемых обозначений.

Сопоставительный анализ данных обозначений по графическому критерию сходства обозначений показал, что они производят разное общее зрительное впечатление, обусловленное количеством и составом букв, поскольку исполнены буквами разных алфавитов (русского и латинского). Кроме того, отсутствуют основания для признания сравниваемых знаков сходными и по семантическому критерию сходства обозначений.

Как было отмечено выше, образующие противопоставленные знаки слова «ANGI» и «ANGIE» являются фантазийными, а слово «ANGE» в переводе с французского языка означает «ангел».

В свою очередь, слово «АНЖИ» порождает у российского потребителя ассоциации исключительно с заявителем — известным в России и за рубежом футбольным клубом из Дагестана. Данный клуб был основан в 1991 году. В настоящее время он является одним из самых обсуждаемых в российских и зарубежных СМИ футбольных клубов в России, что обусловливается его активной трансферной деятельностью, привлечением в клуб именитых футболистов (Роберто Карлоса, Самюэля Это’о и др.) и тренера (Гуса Хиддинка), активным участием клуба в социальной жизни Дагестана и благотворительных акциях, а также определенными успехами его команды в связи с ее участием в матчах Российской футбольной премьер-лиги и Лиги Европы УЕФА. (См. http://www.fc-anji.ru; http://rus.rfpl.org; интернет-порталы «Яндекс» и «Google»).

Кроме того, слово «АНЖИ» — это старинное (средневековое) название г. Махачкалы (столицы Республики Дагестан), который является местом нахождения заявителя (см. http://www.kumukia.ru).

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что заявленное обозначение и противопоставленные знаки не являются сходными. Данное обстоятельство исключает необходимость проведения анализа товаров, приведенных в заявке, на предмет их однородности с товарами, в отношении которых зарегистрированы противопоставленные знаки.

Таким образом, противопоставленные знаки по международным регистрациям N 995198, 893053 и 585621 не препятствуют регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака в отношении всех указанных в заявке товаров и услуг.

 

Вопрос 297.

Какова практика отсчета сроков при применении статьи 1486 ГК РФ в отношении международных регистраций, по которым поступило заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования?

 

Ответ.

Практика не изменилась в сравнении с ранее существовавшей, поэтому примерами могут служить ранние решения Палаты по патентным спорам.

При рассмотрении заявления от 28.12.2007 о досрочном прекращении правовой охраны на территории Российской Федерации знака «RIPLEY’ S» по международной регистрации N 836008 правообладатель знака фирма «Рипли Энтертейнмент Инк.», США, в своем ответе отметил, что по знаку «RIPLEY’ S» решение о предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации было принято 07.11.2005, следовательно, справедливый срок должен составлять три года с даты регистрации, как и для национальных регистраций товарных знаков, а именно — с 07.11.2005.

Поскольку рассматриваемое заявление поступило 28.12.2007, т.е. ранее истечения трехлетнего срока с даты предоставления правовой охраны на территории Российской Федерации, фирма «Рипли Энтертейнмент Инк.» просит принять решение об отказе в его удовлетворении.

Палата по патентным спорам не приняла во внимание данный довод и отметила следующее.

Датой предоставления правовой охраны международной регистрации считается именно дата международной регистрации, что предусмотрено положениями Мадридского соглашения о международной регистрации знаков от 14.04.1891 с изменениями.

Согласно статье 4 (1) Мадридского соглашения правовая охрана знаку предоставляется в каждой договаривающейся стране со дня регистрации, произведенной Международным бюро ВОИС в соответствии с положениями статей 3 и 3.ter.

Следует отметить, что статья 4 Мадридского соглашения не связывает дату завершения экспертизы в соответствии с национальным законодательством договаривающейся страны с датой регистрации, т.е. не указывает, что дата получения МБ ВОИС окончательного уведомления о предоставлении правовой охраны в договаривающейся стране будет являться датой регистрации международной заявки.

Согласно утвержденному МБ ВОИС перечню кодов INID в отношении товарных знаков (см. Стандарт ВОИС ст. 60 «Рекомендации, относящиеся к библиографическим данным о товарных знаках») дата, которой соответствует код (151), и является датой регистрации международной заявки, т.е. датой, от которой можно отсчитывать установленный законом срок непрерывного неиспользования товарного знака.

Таким образом, правообладатель должен был доказать использование знака «RIPLEY’S» в течение любых трех лет с даты международной регистрации 08.09.2004.

Однако, как указывалось выше, доказательства использования знака «RIPLEY’S» по международной регистрации N 836008 представлены не были.

Аналогичная позиция была занята Палатой по патентным спорам при рассмотрении заявления о досрочном прекращении правовой охраны на территории Российской Федерации знака по международной регистрации N 831433 «SPARKLE TELECOM» компании «Telecom Italia S.p.A.».

Правообладатель отметил в своем отзыве, что первоначально, а именно 15.08.2005, экспертизой было принято решение о предварительном отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации знаку «SPARKLE TELECOM» в отношении всех заявленных товаров и услуг на основании сходства знака по международной регистрации N 831433 с товарными знаками других лиц. Данное обстоятельство значительно затруднило возможность беспрепятственного использования знака «SPARKLE TELECOM» на территории Российской Федерации. Впоследствии экспертиза решением от 28.11.2005 предоставила правовую охрану знаку «SPARKLE TELECOM» на территории Российской Федерации в отношении услуг 36 и 38 классов МКТУ.

Палата по патентным спорам не приняла во внимание данные доводы и отметила, что при рассмотрении заявлений в качестве даты предоставления правовой охраны международной регистрации знака в Российской Федерации считается дата международной регистрации, что предусмотрено статьей 4 Протокола. Поэтому неиспользование знака на территории Российской Федерации рассматривается в течение любых трех лет после международной регистрации знака, т.е. в данном случае после 19.10.2003.

 

Вопрос 298.

Может ли признание сходства до степени смешения графического решения фирменного стиля упаковки продукции признаваться актом недобросовестной конкуренции?

 

Ответ.

Может, и такая ситуация рассмотрена в судебном споре (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 1 октября 2012 г. N Ф03-4016/2012).

Как следует из материалов дела и установлено судом, по заявлению ООО «Биробиджанский пищевой комбинат» на действия ЗАО «Переяславский молочный завод» в связи с введением в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации продукции, а именно молочной продукции с наименованием «ZAVTRA», Управлением Федеральной антимонопольной службы по Хабаровскому краю возбуждено дело N 4-03/4 по признакам нарушения пунктов 2, 4 части 1 статьи 14 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции).

По результатам рассмотрения материалов дела антимонопольным органом принято решение от 23.11.2011, которым действия ЗАО «Переяславский молочный завод», выразившиеся в использовании графического решения фирменного стиля упаковки молочной продукции «ZAVTRA», сходного до степени смешения с внешним видом упаковки товаров ООО «Биробиджанский пищевой комбинат», признаны актом недобросовестной конкуренции и выдано предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства и перечислении в федеральный бюджет дохода в размере 2271427,98 руб., полученного в результате нарушений антимонопольного законодательства.

Судебными инстанциями установлено, что ЗАО «Переяславский молочный завод» и ООО «Биробиджанский пищевой комбинат» являются конкурентами на товарном рынке молочных продуктов. Графическое изображение «ZAVTRA» на упаковке молочной продукции используется ЗАО «Переяславский молочный завод» с 2011 года, ООО «Биробиджанский пищевой комбинат» — с 2008 года. Право на графическое изображение, являющееся средством индивидуализации выпускаемой ООО «Биробиджанский пищевой комбинат» молочной продукции, принадлежит ему в соответствии с договором от 29.01.2007 N 1.

Оценив и сопоставив средства индивидуализации молочной продукции двух конкурентов, суды пришли к выводу о том, что создается большая вероятность смешения обозначений в сознании потребителя, которая позволяет предположить, что между юридическими лицами, их использующими, имеется определенная связь либо они являются одним и тем же лицом.

Факт получения ЗАО «Переяславский молочный завод» дохода в результате совершения действий, недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством, подтвержден материалами дела, обществом не отрицается, размер дохода определен на основании представленных обществом документов.

 

Вопрос 299.

Может ли наличие на документах, а именно на инвойсе, упаковочном листе, сертификате соответствия, технической документации, обозначения, сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком, образовать состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ?

 

Ответ.

Может, что подчеркнул Президиум ВАС РФ в Постановлении от 26 июня 2012 г. N 17769/11.

Общество с ограниченной ответственностью «Компания «Оптимум-Карго» подало 21.01.2011 в Балтийскую таможню декларацию N 10216130/210111/0001183 для таможенного оформления товара «инструмент бензиномоторный ручной бытовой для применения в садово-огородном хозяйстве», поступившего на основании внешнеторгового контракта от 01.09.2011 N 02/160/10, заключенного между обществом и компанией «Ningbo Future Import & Export Co., LTD» (КНР).

В процессе таможенного контроля было установлено, что в графе 31 названной декларации, а также на прилагаемых к ней документах, а именно: инвойсе от 11.01.2011 N NOK11005, упаковочном листе от 11.01.2011 N NOK11005, сертификате соответствия N РОСС DE.AB73.B04422, технической документации имеется обозначение «HUSHCVANA», сходное до степени смешения с товарным знаком «Husqvarna», правообладателем которого является компания «Husqvarna AB» (свидетельства на товарный знак N 98, 93512, 93363) (далее — компания «Husqvarna AB», правообладатель).

Согласно сведениям, представленным обществом с ограниченной ответственностью «Знак-Защита», являющимся представителем правообладателя, компания «Husqvarna AB» не давала разрешения обществу на использование товарного знака «Husqvarna».

По результатам административного расследования в отношении общества составлен протокол от 08.04.2011 N 10216000-147/2011 об административном правонарушении, предусмотренном статьей 14.10 КоАП РФ. В соответствии с частью 3 статьи 23.1 КоАП РФ данный протокол и иные материалы административного дела направлены таможней в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о привлечении общества к административной ответственности.

Решением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 01.07.2011 в удовлетворении заявленного требования отказано.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что использование обществом товарного знака, сходного до степени смешения с товарным знаком «Husqvarna», на товаросопроводительных документах не образует состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.10 КоАП РФ, и отказал таможне в удовлетворении заявления.

Президиум ВАС РФ считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

В пункте 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» указано, что статья 14.10 КоАП РФ охватывает в числе прочих такие нарушения, как введение товара, на котором (а равно на этикетках, упаковке, документации которого) содержится незаконное воспроизведение средства индивидуализации, в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также ввоз на территорию Российской Федерации такого товара с целью его введения в гражданский оборот на территории Российской Федерации.

Таким образом, наличие на документах, а именно на инвойсе от 11.01.2011 N NOK11005, упаковочном листе от 11.01.2011 N NOK11005, сертификате соответствия N РОСС DE.AB73.B04422, технической документации, обозначения «HUSHCVANA» образует состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ.

 

Вопрос 300.

Могут ли две формы одного иностранного слова рассматриваться как сходные до степени смешения?

 

Ответ.

Могут. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное компанией ФРАТЕЛЛИ МАРТИНИ СЕКОНДО ЛУИДЖИ СПА, Италия, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 457809 по заявке N 2010723039 с приоритетом от 15.07.2010 на имя общества с ограниченной ответственностью «АльянсТрейдАлко», Москва, для товаров 33 класса МКТУ.

Согласно материалам заявки в качестве товарного знака зарегистрировано словесное обозначение «DEL CANTO», выполненное стандартным шрифтом буквами латинского алфавита.

Доводы возражения сводятся к следующему:

— лицо, подавшее возражение, является правообладателем комбинированного знака со словесным элементом «Canti» по международной регистрации N 786367, зарегистрированным 04.07.2002 в отношении товаров 33 класса МКТУ;

— словесный элемент «DEL CANTO» оспариваемого товарного знака является лексической единицей итальянского языка с предлогом DEL (DI+IL) и переводится как «песни» (родительный падеж единственного числа от слова «песнь» или «песня»);

— словесный элемент «CANTI» противопоставленного знака также является лексической единицей итальянского языка и переводится как «песни» (именительный падеж множественного числа от слова «песнь» или «песня»);

— следовательно, являясь лексическими единицами итальянского языка, обозначения «DEL CANTO» и «CANTI» представляют собой две формы одного слова «CANTO» (песнь или песня);

— фонетическое и графическое тождество сравниваемых обозначений обусловлено совпадением основных элементов CANTO-CANTI (отличие лишь в конечном звуке), выполненных стандартным шрифтом черного цвета заглавными буквами латинского алфавита;

— перечень товаров, в отношении которых рассматриваемым обозначениям предоставлена правовая охрана, тождественен товарам 33 класса МКТУ «алкогольные напитки (за исключением пива)»;

— изложенное свидетельствует о том, что сравниваемые обозначения сходны до степени смешения;

— «CANTI» (Канти) — это бренд, разработанный компанией «ФРАТЕЛЛИ МАРТИНИ» в 2002 году в ответ на растущий интерес потребителей к истинным итальянским винам, которые воплощают в себе самые известные и популярные итальянские традиции и ценности: дизайн и моду, культуру и искусство;

— вино «CANTI» поставляется в 49 стран, число которых с каждым годом увеличивается, и в 2008 году было продано более 12 миллионов бутылок;

— в 2009 году на международном конкурсе International Wine Challenge 2009, который считается одним из важнейших конкурсов в мире, игристое вино «ASTI CANTI» получило три медали;

— наиболее крупным импортером на территории Российской Федерации продукции под маркой «CANTI» является компания «Марин Экспресс»;

— список компаний, которым «Марин Экспресс» поставляет свою продукцию, в том числе и под маркой «CANTI», довольно широк и включает как сетевую розницу, так и интернет-торговлю, кейтеринговые компании, отели и рестораны, региональные оптово-дистрибьюторские компании;

— в их число входят «Ароматный Мир», «Ашан», «Билла», «Гиперглобус», «Лента», «Metro Cash&Carry», «Окей», «X5 Retail Group», среди отелей — «Астория», Гранд Отель, «Европа», «Novoter», отель «Radisson SAS» в Петербурге, московские рестораны «Accent», «Ваниль», «Скандинавия», петербургские «Акварель», «Ginza Project», «Палкинъ», группа «Пробка», «Строганофф Стейк-Хаус», «Шаляпин»;

— в августе 2009 года на сайте «Марин Экспресс» была размещена информация о расширении линейки вин «CANTI» и представлении на российский рынок игристого красного вина «CANTI Brachetto Heritage»;

— представленные материалы позволяют говорить об известности на территории Российской Федерации компании «ФРАТЕЛЛИ МАРТИНИ» как производителя вин, об известности и узнаваемости принадлежащего ей знака «CANTI» на рынке, а также о создании в сознании потребителей устойчивой ассоциативной связи между продукцией с узнаваемым знаком и компанией «ФРАТЕЛЛИ МАРТИНИ», известным производителем вин из Италии;

— в силу указанного, столкнувшись в магазине или в перечне винной карты с товаром другого производителя, маркированным словесным обозначением, сходным со знаком «CANTI», потребитель будет введен в заблуждение относительно производителя и места производства данной продукции.

На основании изложенного лицо, подавшее возражение, просит признать правовую охрану товарного знака по свидетельству N 457809 недействительной полностью.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, Палата по патентным спорам считает доводы возражения убедительными и признала недействительным предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 457809 полностью.

 

Вопрос 301.

Может ли одно и то же слово, звучащее на русском языке, при несовпадении произвольной части фирменных наименований сторон свидетельствовать об однозначной возможности смешения юридических лиц?

 

Ответ.

При стечении определенных обстоятельств — может. Примером может служить Постановление от 30 октября 2012 г. N Ф09-9904/12 по делу N А60-50843/2011, вынесенное ФАС Уральского округа.

Общество «Уралтехфильтр-Инжиниринг» обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к обществу «ТД «Уралтехфильтр» о возложении на ответчика обязанности прекратить использование фирменного наименования «Торговый Дом «Уралтехфильтр» путем внесения изменений в учредительные документы ответчика об исключении из наименования ответчика слова «Уралтехфильтр».

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 21.03.2012 в удовлетворении исковых требований отказано. Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2012 решение суда отменено, исковые требования удовлетворены. На ответчика возложена обязанность прекратить использование фирменного наименования «Торговый Дом «Уралтехфильтр» путем внесения изменений в учредительные документы ответчика об исключении из наименования ответчика слова «Уралтехфильтр».

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что наличие в составе фирменного наименования лиц, участвующих в деле, одного и того же слова, звучащего на русском языке как «Уралтехфильтр» при несовпадении произвольной части фирменных наименований сторон, различных сокращенных фирменных наименований, отличий в организационно-правовой форме, не свидетельствует об однозначной возможности смешения юридических лиц и введения в заблуждение потребителей или контрагентов. При этом суд первой инстанции пришел к выводу о том, что само по себе слово «Уралтехфильтр» не является для истца индивидуализирующим, поскольку указывает на область промышленности, в которой работает истец, однако ни истец, ни ответчик не являются эксклюзивными производителями, единственными в своем роде в сфере производства фильтров, в связи с чем слово «Уралтехфильтр» не может рассматриваться как фирменное ни для истца, ни для ответчика. Существующее различие в произвольной части фирменных наименований, отсутствие доказательств реального смешения юридических лиц позволяет их индивидуализировать и исключает возможность смешения при участии в хозяйственном обороте.

Отменяя решение суда и удовлетворяя требования общества «Уралтехфильтр-Инжиниринг», апелляционный суд обоснованно исходил из следующего.

Неправомерным является использование не только тождественного, но и сходного фирменного наименования третьими лицами. Различие организационно-правовой формы как части фирменного наименования истца и ответчика само по себе не свидетельствует об отсутствии нарушения права на фирменное наименование.

Судом апелляционной инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что право истца на фирменное наименование возникло ранее права ответчика. Истец и ответчик осуществляют аналогичные виды деятельности.

При этом судом обоснованно указано, что обстоятельство отсутствия полного текстуального совпадения наименований общества «Уралтехфильтр-Инжиниринг» и общества «ТД «Уралтехфильтр» не может рассматриваться в качестве обстоятельства, исключающего нарушение ответчиком исключительных прав истца на фирменное наименование, так как имеющееся звуковое и смысловое сходство в наименованиях свидетельствует о такой степени сходства, которая дает возможность потребителю воспринимать фирменное наименование ответчика тождественным фирменному наименованию, принадлежащему истцу.

 

Вопрос 302.

Может ли само по себе наименование юридического лица выступать в качестве рекламы по смыслу Закона о рекламе?

 

Ответ.

Не может. ФАС Западно-Сибирского округа дал ответ на этот вопрос в Постановлении от 7 ноября 2012 г. по делу N А45-9254/2012.

ЗАО «Сибирская юридическая компания» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Новосибирской области от 17.11.2011 N 06-7166 об отказе в возбуждении дела в отношении ООО «Первая юридическая компания. Первая по праву» и обязании возбудить в отношении ООО «Первая юридическая компания. Первая по праву» дело по признакам нарушения статьи 5 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ «О рекламе» и статьи 14 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Решением Арбитражного суда Новосибирской области от 20.04.2012, оставленным без изменения Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 12.07.2012, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа, ЗАО «Сибирская юридическая компания» просит отменить принятые по делу судебные акты и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленного требования, поскольку спорные словосочетания, включенные в фирменное наименование, являются рекламой. Соответственно, к фирменному наименованию применяется законодательство о рекламе. ООО «Первая юридическая компания. Первая по праву» осуществляет недобросовестную рекламу, которая заключается в некорректном сравнении самой организации и оказываемых ею услуг с другими организациями и с оказываемыми другими организациями услугами. Кроме того, права и интересы ЗАО «Сибирская юридическая компания» в данном случае нарушены.

Суд кассационной инстанции посчитал, что обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об отсутствии признаков нарушения законодательства о рекламе в использовании в фирменном наименовании организации словосочетаний «Первая юридическая компания. Первая по праву».

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что вопрос об использовании ООО «Первая Юридическая Компания» словосочетания «первая по праву» в источниках: интернет-сайтах www.firstlegal.ru, www.legalstudies.ru, www.novosibirsk.fis.ru, в газете «Эпиграф» за 2010 год, был рассмотрен антимонопольным органом в рамках рассмотрения дела N 82 и отражен в решении от 13.01.2011.

Относительно использования словосочетаний «Первая юридическая компания» и «Первая по праву» в названии ООО «Первая юридическая компания. Первая по праву» арбитражные суды обоснованно указали, что они включены в фирменное наименование юридического лица — ООО «Первая юридическая компания. Первая по праву», зарегистрированного в установленном законом порядке, и выступают в качестве средства индивидуализации такого юридического лица.

Изложенное свидетельствует о том, что само по себе наименование юридического лица не может выступать в качестве рекламы по смыслу Закона о рекламе.

Размещение информации на интернет-сайтах www.forumsib.ru, www.stroi.net, www.top-consult.ru, www.nmagazin.ru не является рекламой в силу статьи 2 Закона о рекламе, поскольку представляет собой справочно-информационные материалы, не имеющие в качестве основной цели продвижение товара на рынке.

Информация, размещенная на интернет-сайте www.novosibirsk.olx.ru, соответствует понятию рекламы. Однако такая реклама не противоречит Закону о рекламе.

При таких обстоятельствах судами первой и апелляционной инстанций обоснованно отказано в удовлетворении заявленных ЗАО «Сибирская юридическая компания» требований.

 

Вопрос 303.

Может ли обозначение, представляющее собой сочетание букв и цифр, не имеющих словесного характера, приобрести различительную способность?

 

Ответ.

Может. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 16.07.2012, поданное компанией «Вольво Кар Корпорейшн», именуемой также «Вольво Персонвагнар АБ», Швеция на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака «XC60» по заявке N 2010722493 от 12.07.2010 в отношении товаров 12 класса МКТУ, указанных в перечне заявки.

Отказное решение Роспатента основано на заключении, которое мотивировано тем, что заявленное обозначение в целом не обладает различительной способностью, так как представляет собой сочетание латинских букв «XC», не имеющих характерного графического исполнения и словесного характера, и цифрового элемента «60», также не имеющего характерного графического исполнения.

Палата по патентным спорам, отменяя решение об отказе, признала доводы, представленные в возражении, убедительными.

Заявителем были представлены материалы, доказывающие приобретенную различительную способность обозначения «XC60» в отношении производства и распространения товаров 12 класса МКТУ «транспортные средства, включая наземные транспортные средства и моторные наземные транспортные средства; части и принадлежности для транспортных средств, включая части и принадлежности для наземных транспортных средств и моторных наземных транспортных средств, включенные в 12 класс МКТУ».

Заявленное обозначение «XC60» предназначено для маркировки модели автомобиля «Вольво», а также запасных частей и принадлежностей для данной модели. Согласно представленным документам компания «Volvo Cars» объявила цены на автомобиль «Вольво XC60» — новый компактный кроссовер от Volvo. Вольво XC60 был представлен на Московском международном автомобильном салоне, а первые поставки начались уже в 2008 году. Российская премьера компактного кроссовера XC60 состоялась на Московском международном автомобильном салоне 26 августа 2008 года. Квота на Россию в 2008 году составляла 300 автомобилей. Производство Вольво XC60 вышло на полную мощность в 2009 году, и тогда компания «Volvo» планировала удовлетворить спрос на XC60. Автомобиль «Volvo» модели XC60 получил премию журнала «Клаксон» — «Золотой Клаксон 2008». В 2009 году на данную модель в России были подняты цены на 12% по сравнению с 2008 годом. Также имеется информация о том, что новый внедорожник XC60 компании «Volvo Cars» стал обладателем звания «Международный внедорожник 2010 года» (International Truck of the Year), ежегодно присуждаемого в рамках премии «Международный автомобиль года» (International Car of the Year (ICOTY)). К претендентам на звание «Международный внедорожник 2010 года» предъявлялись многочисленные требования. В список были включены только новые (обновленные) кроссоверы, внедорожники и крупноразмерные автомобили, которые уже находились в массовой продаже и ранее не номинировались на премию «Международный автомобиль года».

До даты приоритета заявитель проводил широкомасштабные рекламные кампании. В частности, публиковались рекламные тексты на различных сайтах сети Интернет, в различных средствах массовой информации (в большинстве журналов, посвященных автомобилям), например, «АВТОРЕВЮ», «АВТОМИР», «АИ АВТОИЗВЕСТИЯ», «Колеса», «5 колесо», «КЛАКСОН» и т.д. Заявитель имеет несколько сайтов в Интернете: www.xc60-club.ru, www.volvoxc60.ru, www.volvocars.com/ru. Следует отметить, что эти сайты — русскоязычные и на них содержится подробная информация о компании-производителе, продукции, дилерах, условиях сотрудничества и т.д.

Обозначение «XC60» с 2008 года используется постоянно для маркировки как непосредственно автомобиля, так и его деталей (например, на приборной панели), в представленных заявителем материалах приведены фотографии и рекламные публикации с примерами нанесения маркировки.

С учетом вышеприведенных сведений и документов коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу о том, что заявленное обозначение «XC60» в результате его длительного и интенсивного использования заявителем приобрело различительную способность для товаров 12 класса МКТУ «транспортные средства, включая наземные транспортные средства и моторные наземные транспортные средства; части и принадлежности для транспортных средств, включая части и принадлежности для наземных транспортных средств и моторных наземных транспортных средств, включенные в 12 класс МКТУ».

 

Вопрос 304.

Можно ли отказать в регистрации товарного знака, если он представляет собой сочетание слов на русском языке, имеющих на английском языке значение известных технических терминов?

 

Ответ.

Можно. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 08.08.2012, поданное Обществом с ограниченной ответственностью «Шреддер Экспресс», Москва, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 461575 по заявке N 2011712295 с приоритетом от 21.04.2011 в отношении услуг 39 и 40 классов МКТУ на имя Общества с ограниченной ответственностью «Мобильный Шредер».

Товарный знак по свидетельству N 461575 представляет собой словесное обозначение «МОБИЛЬНЫЙ ШРЕДЕР», выполненное стандартным шрифтом буквами русского алфавита.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, коллегия Палаты по патентным спорам отметила следующее. Оспариваемый товарный знак является обозначением, которое характеризует услуги, приведенные в перечне услуг данной регистрации товарного знака. Слово «мобильный» означает «подвижный, способный к быстрому передвижению, действию» (см. интернет-портал «Яндекс: Словари/Словарь иноязычных слов»). «Шредер» (от английского «shredder» — «измельчитель») — это устройство, которое используется для измельчения бумаги (см. интернет-портал «Энциклопедический Фонд» — http://www.russika.ru).

Исходя из указанных выше значений слов словосочетание «мобильный шредер» означает соответствующее устройство, которое характеризуется свойствами подвижности и способности к быстрому передвижению, действию. В материалах возражения содержатся сведения о выпуске различными производителями мобильных шредеров, а также об оказании различными лицами услуг по мобильному шредированию («mobile shredding service») документов и иных материалов посредством мобильных шредеров, в том числе в период, предшествующий дате приоритета оспариваемого товарного знака.

Так, например, в журнале «Лесное обозрение» за 2004 год N 8 (см. http://info.forest.ru) была опубликована статья «Бизнес по уничтожению ненужных деловых бумаг бурно развивается», в которой отмечено, что услуги по шредированию могут быть предоставлены с выездом на место мобильных установок, оборудованных в грузовиках (мобильных шредеров). При этом такие услуги включают не только процесс уничтожения (резки, измельчения) материалов, но и процессы хранения ненужных бумаг в опечатанных контейнерах, обработки (прессования) отходов и их вывоза (перевозки) для утилизации. Статья «Шредеры TANA SHARK — универсальная «акула» режет все» в журнале «Твердые бытовые отходы» за 2010 год N 2 содержит сведения о мобильных универсальных шредерах производства финской компании Tana Oy, которые представляют собой однороторные малоскоростные дробильные машины для первичного и вторичного измельчения твердых бытовых отходов. В письме был отмечен более чем 30-летний опыт компании Shred-Tech в производстве мобильных шредеров-грузовиков.

Материалы возражения содержат, в частности, сведения о произведенных различными лицами мобильных шредерах на базе грузовика или мобильных модульных системах, состоящих из шредеров, дизельных генераторов, конвейеров для загрузки и выгрузки материалов, манипуляторов, барабанных сепараторов, вибростолов, размещенных на платформах под мультилифт или на полуприцепах, применяемых для утилизации бумаги, металлических бочек, автомобильных шин и иных твердых бытовых отходов, а также сведения об их применении различными лицами при оказании услуг в сфере утилизации (уничтожения, обработки, переработки и вывоза) различных материалов (отходов, мусора).

Принимая во внимание изложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу о том, что оспариваемый товарный знак является обозначением, которое воспринимается по отношению к таким услугам исключительно как указание на условия их оказания (шредирование посредством мобильного шредера), то есть характеризует их.

 

Вопрос 305.

Проверяет ли Палата по патентным спорам перед принятием решения о восстановлении отозванной заявки доводы заявителя о неполучении запроса экспертизы?

 

Ответ.

Коллегия Палаты по патентным спорам верит в искренность заявителя, о чем свидетельствует рассмотрение возражения от 26.07.2012, поданного ООО «Управляющая компания «Авторейд», Россия, на решение Роспатента о признании отозванной заявки N 2011711693 с приоритетом от 15.04.2011.

Согласно материалам заявки на регистрацию заявлено комбинированное обозначение «art parts», выполненное оригинальным шрифтом строчными буквами латинского алфавита, в правой части которого расположен изобразительный элемент в виде вертикально-ориентированного прямоугольника. Правовая охрана испрашивается в белом и красном цветовом сочетании. При проведении экспертизы в адрес заявителя 29.11.2011 был направлен запрос. Роспатентом 16.04.2012 было принято решение о признании отозванной заявки N 2011711693 на государственную регистрацию товарного знака.

При проведении экспертизы было выявлено, что в заявленном перечне товаров 07 класса МКТУ указаны позиции, отсутствующие в перечне товаров и услуг 9-ой редакции МКТУ. В связи с чем заявителю 29.11.2011 был направлен запрос, в котором ему предлагалось уточнить формулировки заявленных товаров в соответствии с 9-ой редакцией МКТУ. Каких-либо материалов от заявителя не поступало. В этой связи Роспатентом 16.04.2012, т.е. спустя четыре месяца 18 дней с даты направления заявителю запроса экспертизы от 29.11.2011, было принято решение о признании отозванной заявки N 2011711693.

Заявитель утверждает, что им не получен запрос экспертизы от 29.11.2011. Коллегией Палаты по патентным спорам учтено, что заявителем при подаче заявки были выполнены все формальные требования, предъявляемые к материалам заявки на государственную регистрацию товарного знака, предусмотренные статьей 1492 ГК РФ. Запрос от 29.11.2011 касался сущностных вопросов. Принимая во внимание указанное, заявитель не мог представить какие-либо доводы или материалы в ответ на запрос экспертизы в связи с его неполучением. Оценивая все обстоятельства в совокупности, коллегия Палаты по патентным спорам не усматривает препятствий для восстановления делопроизводства по заявке N 2011711693.

 

Вопрос 306.

Может ли изобретенное слово с различной семантикой входящих в него известных словообразующих, охраняться в качестве товарного знака?

 

Ответ.

Может. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное по поручению компании «СУАРЕС Х, С.А.», Испания, на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака «aristocrazy» по заявке N 2010740632/50 с приоритетом от 16.12.2010, заявленного на регистрацию в качестве товарного знака на имя заявителя в отношении товаров 14, 18 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

Доводы, изложенные в заключении по результатам экспертизы, сводятся к тому, что заявленное обозначение сходно до степени смешения с товарными знаками, имеющими более ранний приоритет и принадлежащими иным лицам, а именно:

— с товарным знаком «ARISTOCRAT» (свидетельство N 391055 с приоритетом от 26.09.2008), зарегистрированным в отношении однородных товаров 18 класса МКТУ на имя Исмагилова Константина Яковлевича, Москва;

— с комбинированным товарным знаком со словесным элементом «Ювелирный дом «Аристократ» (свидетельство N 367455 с приоритетом от 24.09.2007), зарегистрированным в отношении однородных товаров 14 класса МКТУ на имя ООО «Предприятие производственно-коммерческая фирма «НОРД-ОСТ», 129344, Москва, ул. Верхоянская, д. 16.

Палата по патентным спорам считает доводы, изложенные в возражении, убедительными.

Заявленное обозначение «aristocrazy» по заявке N 2010740632/50 является словесным, выполнено строчными буквами латинского алфавита оригинальным шрифтом. Заявленное обозначение произносится как «а-рис-то-крей-зи» и является изобретенным словом, образованным из двух лексических единиц английского языка «aristo» (сокращение от слова «aristocrat») и «crazy» (псих, сумасшедший), см. http://slovari.yandex.ru.

Противопоставленный товарный знак по свидетельству N 391055 является словесным и представляет собой слово «aristocrat», выполненное жирным шрифтом заглавными буквами латинского алфавита. Обозначение «ARISTOCRAT» произносится как «а-рис-то-крат») и в переводе с английского языка означает «аристократ» (http://slovari.yandex.ru).

Противопоставленный товарный знак по свидетельству N 367455 является комбинированным, включает в свой состав изобразительный элемент в виде стилизованной буквы «А», расположенной на фоне щита со стилизованным орнаментом и короной, а также расположенные под ним словесные элементы «Ювелирный Дом «Аристократ», выполненные буквами русского алфавита оригинальным шрифтом, имитирующим рукописный.

Анализ сравниваемых обозначений показал, что перечни товаров 14, 18 классов МКТУ заявленного обозначения и противопоставленных товарных знаков содержат либо идентичные, либо однородные товары, относящиеся к категории ювелирных изделий, хронометрических приборов, изделий из кожи. Однородность товаров заявителем не оспаривается.

Вместе с тем сопоставительный анализ заявленного обозначения «aristocrazy» и противопоставленных словесного товарного знака, а также комбинированного товарного знака, индивидуализирующим словесным элементом в которых является слово «Аристократ», на предмет их тождества и сходства показал, что сравниваемые обозначения имеют фонетические отличия, обусловленные разницей их конечных частей «-crazy» и «-crat»/»-крат».

Разницу семантического восприятия сравниваемых обозначений обусловливает изобретенный характер обозначения «aristocrazy», в то время как семантика слов «ARISTOCRAT»/»АРИСТОКРАТ» является очевидной для российского потребителя (Аристократ — представитель высшего привилегированного слоя дворянства, знати, аристократии, см. http://slovari.yandex.ru). В случае информированности потребителя об этимологии слова «aristocrazy» семантика данного обозначения (аристократическое сумасшествие) существенно отличается от семантики слова «ARISTOCRAT»/»АРИСТОКРАТ», вызывает иные смысловые образы, в связи с чем отсутствует возможность ассоциирования изобретенного обозначения «aristocrazy» и обозначений «ARISTOCRAT» друг с другом и, следовательно, вывода об их принадлежности одному и тому же лицу.

Принимая во внимание отсутствие сходства до степени смешения сравниваемых обозначений и, следовательно, их ассоциирования друг с другом, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу о том, что доводы, изложенные в решении Роспатента относительно несоответствия заявленного обозначения требованиям пункта 6 (2) статьи 1483 ГК РФ в отношении указанных в перечне заявки N 2010740632/50 товаров 14, 18 классов МКТУ, не являются обоснованными.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code