Применима ли административная ответственность по статье 14.10 КоАП РФ в отношении предметов, не являющихся контрафактными товарами

Вопрос 276.

Применима ли административная ответственность по статье 14.10 КоАП РФ в отношении предметов, не являющихся контрафактными товарами?

 

Ответ.

Неприменима, что подчеркнуто в Определении ВАС РФ от 7 июня 2012 г. N ВАС-3127/12.

Как следует из материалов дела, при проверке информации, содержащейся в заявлении общества «Трейд-Импорт», таможней выявлено, что предпринимателем 18.02.2011 по декларации на товары к таможенному оформлению предъявлен товар «велосипеды детские, подростковые, городские, двухколесные, 2010 г. в.» в количестве 2725 штук, маркированных товарным знаком «МЕТЕОР».

Товарный знак «МЕТЕОР/METEOR» зарегистрирован для товаров 12 класса МКТУ, в т.ч. велосипедов (товарный знак N 327072), исключительным правом на который обладает общество «Трейд-Импорт».

Из имеющихся в деле документов (сертификата соответствия) следует, что грузоотправителем и производителем ввезенного предпринимателем товара является SHENZHEN GBC GLORY BUSINESS CORPORATION.LTD (Китай).

Данные обстоятельства послужили основанием для возбуждения 24.02.2011 в отношении предпринимателя дела об административном правонарушении, ответственность за которое установлена статьей 14.10 КоАП РФ, и проведения административного расследования.

23.03.2011 в таможню поступило письмо общества о том, что между правообладателем и предпринимателем достигнуто соглашение от 21.03.2011 о предоставлении предпринимателю права за плату в 750000 рублей импортировать товар, маркированный товарным знаком «МЕТЕОР», в том числе конкретную партию велосипедов в количестве 2725 штук, в связи с чем правообладатель не имеет претензий к предпринимателю по факту ввоза указанной партии товаров.

По результатам проведенного административного расследования таможней установлено, что на момент ввоза товара общество — правообладатель товарного знака — не заключало лицензионных договоров с предпринимателем на предоставление права использования товарного знака «МЕТЕОР».

Должностным лицом таможни в отношении предпринимателя составлен протокол от 24.03.2011 об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.10 КоАП РФ, за незаконное использование чужого товарного знака «МЕТЕОР», и в арбитражный суд направлено заявление о привлечении предпринимателя к административной ответственности.

Удовлетворяя заявление таможни, суд руководствовался статьями 1479, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 15 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» и пришел к выводу о доказанности факта совершения предпринимателем вменяемого правонарушения. Суд указал, что подача предпринимателем декларации на товары и ее регистрация таможней является моментом совершения административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.10 КоАП РФ. При этом последующее заключение предпринимателем и правообладателем товарного знака письменного соглашения от 21.03.2011 о предоставлении права на импорт товара (велосипедов под торговой маркой «МЕТЕОР»), а также наличие заявлений общества об отсутствии претензий к предпринимателю не имеет значения для установления события правонарушения, совершенного 18.02.2011, когда товар ввезен на территорию Российской Федерации и предпринимателем подана декларация на товары.

Между тем судами не учтено следующее.

В соответствии со статьей 14.10 с учетом примечания к статье 2.4 КоАП РФ за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров на индивидуальных предпринимателей может быть наложен административный штраф — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.

Согласно пункту 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» установленная статьей 14.10 КоАП РФ административная ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, по смыслу этой статьи, может быть применена лишь в случае, если предмет правонарушения содержит незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений.

Следовательно, административная ответственность по статье 14.10 КоАП РФ неприменима в отношении предметов, не являющихся контрафактными товарами.

В ходе производства по делу об административном правонарушении правообладатель заявлял, что не имеет собственных производственных мощностей и размещает заказы в иных организациях либо разрешает использование товарного знака третьим организациям.

В данном случае правообладатель товарного знака и предприниматель заключили соглашение от 21.03.2011 о предоставлении предпринимателю права на импорт велосипедов под торговой маркой «МЕТЕОР/METEOR», в том числе по конкретной товарной партии. Следовательно, правообладатель не рассматривает данную товарную партию как контрафактную.

Поскольку велосипеды, являющиеся предметом правонарушения и подвергнутые судом конфискации, на момент составления протокола не являлись контрафактными в смысле статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации и, следовательно, не содержали признаков незаконного воспроизведения товарного знака, за ввоз указанных товаров на территорию Российской Федерации предприниматель не может быть привлечен к ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ.

 

Вопрос 277.

Какие основания легли в решение об отказе в регистрации обозначения «МИМИНО» в качестве товарного знака для алкогольных и безалкогольных напитков?

 

Ответ.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное ООО «Интел», Москва (далее — заявитель), на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2010702933 с приоритетом от 04.02.2010 в отношении товаров 32, 33 классов МКТУ.

В качестве товарного знака заявлено словесное обозначение «МИМИНО», выполненное стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита.

Решение Роспатента от 30.08.2011 об отказе в государственной регистрации товарного знака «МИМИНО» по заявке N 2010702933 мотивировано следующими доводами:

— заявленное обозначение представляет собой название советского комедийного художественного фильма «Мимино» режиссера Георгия Данелия;

— без согласия обладателя права на это произведение искусства заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товаров на основании подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ;

— в связи с указанными выше обстоятельствами регистрация заявленного обозначения на имя заявителя противоречит общественным интересам на основании подпункта 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

В возражении от 15.02.2012, поступившем в Палату по патентным спорам, заявителем выражено несогласие с решением Роспатента. Доводы возражения сводятся к следующему:

— ссылка на согласие правообладателя при регистрации товарного знака, тождественного названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки произведения искусства, персонажу, содержится в пункте 9 статьи 1483 ГК РФ, однако, в соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 1499 ГК РФ, экспертиза не должна проводить проверку заявленного обозначения на наличие этого основания;

— заявитель полагает, что заявленное обозначение не будет вызывать ложных ассоциаций о связи художественного фильма и участвующих в нем героев с производителем товаров 33 класса МКТУ, поскольку демонстрация фильма неограниченному кругу лиц никогда не сопровождалась промоакциями алкогольной продукции, маркированной заявленным обозначением;

— заявитель полагает, что слово «МИМИНО» не является объектом авторского права, поскольку является грузинским именем, имеет лексическое значение и переводится как «сокол», т.е. не было придумано автором сценария или режиссером в связи с созданием художественного фильма;

— обозначение «МИМИНО/MIMINO» зарегистрировано в качестве товарных знаков на имя различных лиц в патентных ведомствах зарубежных стран, в частности Армении, Грузии, Украины, Белоруссии;

— заявитель не пытается использовать известность и популярность лирической комедии и образы отдельных героев для формирования определенного уровня потребительского спроса и повышения узнаваемости продукции: использование слова «МИМИНО» является попыткой связать историю происхождения басков (народ, населяющий земли в северной Испании и юго-западной Франции) с кавказскими народами, в частности, слово «МИМИНО» может быть связано с названием древнего баскского танца, в котором танцоры символизируют солнце и соколов — символы победы, свободы, освобождения от оков, что никак не связано с образом главного героя или репутацией фильма «Мимино» в целом;

— продукция, маркированная заявленным обозначением, будет производиться в Испании, и заявителем уже заключен договор заказа на производство продукции с испанским производителем. К возражению приложен договор заказа N ДЗ-4/1/2011 на производство продукции и проект этикетки, которая будет нанесена на изготовляемую продукцию.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения, Палата по патентным спорам считает доводы возражения неубедительными.

Согласно данным из сети Интернет (Яндекс.Словари.) слово «МИМИНО» является транслитерацией буквами русского языка грузинского слова — сокол.

Решение Роспатента об отказе в регистрации товарного знака было обосновано способностью заявленного обозначения «МИМИНО» ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товаров, однако заключение экспертизы не содержит аргументации, на основании которой этот вывод был сделан. Тождество заявленного обозначения с названием советского фильма само по себе не может породить в сознании потребителя ложные ассоциации с производителем напитков, относящихся к 32 и 33 классам МКТУ, поскольку художественный фильм не имеет никакого отношения к производству этих напитков.

Заявитель в своем возражении отмечает, что обозначение «МИМИНО», образованное с помощью транслитерации буквами русского языка лексической единицы грузинского языка — сокол, не является результатом творческой деятельности создателей фильма (режиссера, авторов сценария, оператора, композитора или кинокомпании, осуществившей съемку фильма).

Поскольку в компетенцию Палаты по патентным спорам не входит отнесение того или иного объекта к объектам авторского права путем оценки его творческого характера, коллегия не может сделать однозначный вывод о том, что слово «МИМИНО» является таким объектом, и его регистрация в качестве товарного знака повлечет за собой столкновение прав и интересов других лиц, в силу чего отсутствие согласия обладателя права на произведение искусства, название или персонаж которого тождественны обозначению, поданному на регистрацию товарного знака, не может являться основанием для отказа в регистрации товарного знака по основаниям, приведенным в заключении по результатам экспертизы.

Вместе с тем следует признать обоснованным вывод экспертизы о том, что регистрация заявленного обозначения «МИМИНО» в качестве товарного знака противоречит общественным интересам, поскольку использование слова «МИМИНО» наделяет заявителя необоснованными преимуществами перед другими субъектами хозяйственной деятельности в области производства алкогольных и безалкогольных напитков путем использования репутации известного фильма, вызывая в сознании потребителя положительные ассоциации, связанные с героем этого фильма.

Таким образом, вывод о несоответствии заявленного обозначения требованиям подпункта 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ следует признать обоснованным.

 

Вопрос 278.

Может ли существование ресторана «Кафе Пушкинъ», входящего в список 25 лучших ресторанов Европы, служить безусловным основанием для регистрации имени великого русского поэта в качестве товарного знака?

 

Ответ.

Не может. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 20.04.2012, поданное ООО «АНЖЕЛЮС», Москва, на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2010722642/50 с приоритетом от 13.07.2010, заявленного на имя заявителя в отношении услуг 43 класса МКТУ.

В качестве товарного знака заявлено комбинированное обозначение, представляющее собой геометрическую фигуру овальной формы, напоминающей раму картины или зеркала, внутри которой размещен словесный элемент «ПУШКИНЪ».

з144

Заключение по результатам экспертизы о несоответствии заявленного обозначения требованиям законодательства основано на том, что словесный элемент «ПУШКИНЪ» представляет собой фамилию великого русского поэта А.С. Пушкина и регистрация его в качестве товарного знака противоречит общественным интересам.

Заявитель выразил несогласие с решением Роспатента в возражении от 20.04.2012, доводы которого сводятся к следующему:

— в соответствии с пунктом 2.5 Правил к обозначениям, противоречащим общественным интересам, относятся слова и изображения непристойного содержания, призывы антигуманного характера, оскорбляющие человеческое достоинство, религиозные чувства, слова, написание которых нарушает правила орфографии русского языка, и т.п. Однако словесный элемент «ПУШКИНЪ», входящий в состав заявленного обозначения, не относится ни к одной из перечисленных категорий, поэтому и регистрация обозначения не противоречит общественным интересам, никого не оскорбит, не унизит, не сконфузит;

— согласно статье 3 Закона Российской Федерации «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» культурное достояние Российской Федерации — это совокупность культурных ценностей, а также организации, учреждения, предприятия культуры, которые имеют общенациональное значение и в силу этого безраздельно принадлежит России и ее субъектам без права их передачи иным государствам и союзам государств с участием РФ. Фамилия, в частности фамилия «ПУШКИНЪ», не относится к объектам культурного или исторического достояния;

— ресторан «Кафе Пушкинъ» открылся в 1999 году и в настоящее время вошел в список 25 лучших ресторанов Европы;

— владелец заведения имеет серьезные намерения в сохранении истории нашей страны, ее культурных ценностей, в числе которых имя великого русского поэта А.С. Пушкина и его репутация;

— заявителю принадлежит исключительное право на ранее зарегистрированный в отношении однородных услуг 43 класса МКТУ сходный комбинированный товарный знак со словесным элементом «кафе ПУШКИНЪ».

Изучив материалы дела, Палата по патентным спорам находит доводы возражения неубедительными.

Анализ заявленного обозначения показал, что оно содержит в своем составе фамилию великого русского поэта А.С. Пушкина. Александр Сергеевич Пушкин родился 26 мая 1799 года в Москве. В филологии Пушкин рассматривается как создатель современного русского литературного языка (см., например, работы В.В. Виноградова), а «Краткая литературная энциклопедия» (автор статьи — С.С. Аверинцев) говорит об эталонности его сочинений, подобно произведениям Данте в Италии или Гете в Германии. Д.С. Лихачев писал о Пушкине как о «нашем величайшем национальном достоянии». Еще при жизни поэта стали именовать гением. Со второй половины 1820-х годов он стал считаться «первым русским поэтом» (не только среди современников, но и русских поэтов всех времен), а вокруг его личности среди читателей сложился настоящий культ. В статье «Несколько слов о Пушкине» (1830-е), Н.В. Гоголь писал, что «Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет». Критик и философ-западник В.Г. Белинский назвал его «первым поэтом-художником России». Ф.М. Достоевский отмечал, что «в «Онегине», в этой бессмертной и недосягаемой поэме своей, Пушкин явился великим народным писателем, как до него никогда и никто» и говорил о «всемирности и всечеловечности его гения» [44]. Самую емкую характеристику предложил Аполлон Григорьев (1859): «А Пушкин — наше все».

С учетом сложившихся в российском обществе культурных и исторических традиций, а также практике экспертизы маркировка товаров и услуг таким обозначением расценивается как неэтичная. Кроме того, представление исключительного права одному лицу на известное во всем мире имя будет противоречить общественным интересам, поскольку должно соблюдаться право на имя автора и его репутацию. Данных о том, что заявитель заинтересован в сохранении репутации поэта, недостаточно для приобретения исключительных прав на его имя.

На основании изложенного заявленное на регистрацию в качестве товарного знака обозначение со словесным элементом «Пушкинъ» относится к категории обозначений, противоречащих общественным интересам, в связи с чем ему не может быть предоставлена правовая охрана на основании пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Что касается наличия товарного знака, зарегистрированного на имя заявителя, включающего фамилию «ПУШКИН», то обозначения отличаются друг от друга, в связи с чем можно говорить о различном подходе при оценке их охраноспособности.

Представленные заявителем материалы, касающиеся деятельности заявителя, не могут быть учтены при регистрации товарного знака, в случае если такая регистрация противоречит общественным интересам.

Таким образом, вывод экспертизы о несоответствии заявленного обозначения требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ является правомерным.

 

Вопрос 279.

Может ли известность эмблемы, используемой организацией, служить основанием для отказа в регистрации товарного знака другого лица?

 

Ответ.

Может. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное муниципальным предприятием г. Нижнего Новгорода «Комбинат ритуальных услуг населению» (МП «КРУН»), г. Нижний Новгород, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 410295 по заявке N 2009704560/50 с приоритетом от 11.03.2009 на имя ООО «Ритуальная служба ГРС», г. Нижний Новгород, для товаров 19, 20, 24, 25, 26 классов МКТУ и услуг 35, 39, 40, 44, 45 классов МКТУ.

з143

Доводы возражения сводятся к следующему:

— зарегистрированный товарный знак по свидетельству N 410295 является сходным до степени смешения с обозначением, используемым лицом, подавшим возражение, с 2000 года в отношении однородных товаров и услуг;

— до даты подачи заявки на регистрацию товарного знака «ГРС» [11.03.2009] лицо, подавшее возражение, оказывало услуги и выпускало продукцию под обозначениями «Городская ритуальная служба» уже более 9 лет, а также рекламировало свои услуги под данным обозначением, в результате чего приобрело широкую известность и узнаваемость у потребителей;

— существование двух сходных до степени смешения обозначений, применяемых в отношении одного и того же товара или одних и тех же услуг разными компаниями, неизбежно приводит к их смешению, а следовательно, и формированию ложных представлений у потребителя в отношении лица, производящего товары или оказывающего услуги, тем самым вводя потребителя в заблуждение.

Палата по патентным спорам считает доводы, изложенные в возражении, убедительными.

Оспариваемый товарный знак сходен до степени смешения с эмблемой МП «Комбинат ритуальных услуг населению» в силу их композиционных решений (расположение в левой стороне обозначения друг под другом квадратов, а также изображение в верхней части большого квадрата стилизованной ритуальной ветки дугообразной формы). Необходимо также отметить, что на эмблеме лица, подавшего возражение, в правом нижнем углу расположены словесные элементы «Городская ритуальная служба», в оспариваемом товарном знаке расположены буквенные элементы «ГРС», которые могут быть восприняты потребителем как сокращение от «Городская ритуальная служба». Указанное усиливает сходство обозначений. Анализ представленных с возражением документов показал следующее. Муниципальное предприятие «Комбинат ритуальных услуг населению» разработало свою эмблему в 2000 году, а в 2006 году лишь изменило цветовое сочетание эмблемы, не изменив композицию самого обозначения, что подтверждается представленными документами. Материалы подтверждают использование лицом, подавшим возражение, для индивидуализации предприятия и осуществления им хозяйственной деятельности (на бланках предприятия, при переписке (с 2004 года), на автотранспорте, в вывесках и рекламе (с 2006 года) изображение эмблемы до даты приоритета оспариваемого товарного знака (11.03.2009).

Вышеизложенное позволяет сделать вывод об узнаваемости и приобретении известности обозначения, под которым лицо, подавшее возражение, оказывает ритуальные услуги и предлагает товары, непосредственно связанные с услугами, что обусловливает возникновение ассоциативной связи в сознании потребителей между знаком по свидетельству N 410295 и МП «КРУН».

Таким образом, регистрация товарного знака по свидетельству N 410295 на имя ООО «Ритуальная служба ГРС» способна породить в сознании потребителя ложное представление о лице, оказывающем ритуальные услуги и производящем сопутствующие товары. Следовательно, она способна вводить потребителя в заблуждение в отношении лица, оказывающего услуги и производящего товары, в связи с чем не соответствует требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Кроме того, выводы коллегии Палаты по патентным спорам подтверждаются представленным лицом, подавшим возражение, решением Арбитражного суда от 02.11.2009 по делу N А43-10617/2009-15-365, а также имеющимся в деле заявки решением Федеральной антимонопольной службы по делу N 244-ФАС52-07/11, согласно которому действия ООО «Ритуальная служба ГРС», связанные с приобретением и регистрацией товарного знака по свидетельству N 410295 признаны нарушением части 2 статьи 14 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции».

 

Вопрос 280.

Может ли совпадение части наименования печатного издания с товарным знаком рассматриваться как нарушение товарного знака?

 

Ответ.

Не может, что показано в Постановлении от 11 июля 2012 г. по делу N А65-15370/2011 ФАС Поволжского округа.

Индивидуальный предприниматель Л.Е.В. (далее — истец) обратилась в Арбитражный суд Республики Татарстан с иском к индивидуальному предпринимателю Д.Д.Г. (далее — первый ответчик) о признании действий ответчика нарушением исключительного права истца на товарные знаки «ЗОЛОТОЙ РЕЦЕПТ» — свидетельство N 278143, «ЗОЛОТЫЕ РЕЦЕПТЫ» — свидетельство N 429068, и об обязании прекратить использование товарных знаков.

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 12.09.2011 по ходатайству ответчика к участию в деле в качестве соответчика привлечено общество с ограниченной ответственностью «Издательство «Вектор» (далее — второй ответчик), а также принято судом уточнение требований к ответчикам, согласно которому истец просил признать действия ответчиков по использованию товарных знаков «ЗОЛОТОЙ РЕЦЕПТ» — свидетельство N 278143 и «ЗОЛОТЫЕ РЕЦЕПТЫ» — свидетельство N 429068, нарушением исключительных прав истца на данные товарные знаки; обязать ответчиков прекратить незаконное использование товарных знаков «ЗОЛОТОЙ РЕЦЕПТ» — свидетельство N 278143 и «ЗОЛОТЫЕ РЕЦЕПТЫ» — свидетельство N 429068. Уточнение исковых требований принято судом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 22.12.2011, оставленным без изменения Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.03.2012, в иске отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, истец обратилась в арбитражный суд с кассационной жалобой, в которой просит данные судебные акты отменить, исковые требования удовлетворить.

Жалоба мотивирована тем, что при принятии судебных актов суды неправильно применили нормы материального права, нарушили нормы процессуального права, выводы, изложенные в решении и Постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам.

Проверив законность обжалуемых судебных актов по правилам главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва на кассационную жалобу, судебная коллегия не находит правовых оснований к их отмене.

Как установлено судом, за истцом в соответствии со свидетельством N 429068 зарегистрировано исключительное право на товарный знак, представляющий словесное обозначение «ЗОЛОТЫЕ РЕЦЕПТЫ», выполненное стандартным шрифтом черного цвета в одну строку, с приоритетом от 15.02.2008 и сроком действия регистрации до 15.02.2018 в отношении товаров 16, 35, 41 классов Международной классификации товаров и услуг. Кроме того, согласно свидетельству N 278143 истец является правообладателем товарного знака «ЗОЛОТОЙ РЕЦЕПТ», представляющего собой комбинированное обозначение, состоящее из словесной и изобразительной частей в цветовом сочетании (белый, черный, желтый, красный, розовый, светло-бежевый) со сроком действия регистрации до 23.03.2014 в отношении товаров 16, 35, 41 классов Международной классификации товаров и услуг.

Исковые требования мотивированы нарушением ответчиками исключительного права истца на товарные знаки «ЗОЛОТОЙ РЕЦЕПТ» — свидетельство N 278143, «ЗОЛОТЫЕ РЕЦЕПТЫ» — свидетельство N 429068 при реализации печатной продукции.

Ответчиком в магазине «Книжный», расположенном по адресу: г. Казань, ул. Межлаука, д. 2, была реализована книга под названием «КРЕМЛЕВСКАЯ ДИЕТА. ЗОЛОТЫЕ РЕЦЕПТЫ», автор Вишневская А.В., стоимостью 46 рублей, изданная вторым ответчиком, что подтверждается копией печатного издания, кассовым и товарным чеками.

Истец, ссылаясь на то, что обозначение, размещенное на обложке приобретенной у первого ответчика и изданной вторым ответчиком книги «ЗОЛОТЫЕ РЕЦЕПТЫ», тождественно принадлежащему истцу товарному знаку, защищенному свидетельством N 429068 и схоже до степени смешения с товарным знаком по свидетельству N 278143, используется в отношении того же класса Международной классификации товаров и услуг — 16 (печатная продукция), что нарушает исключительные права истца на товарные знаки, обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Суд первой и апелляционной инстанции обоснованно отказали в удовлетворении искового заявления и исходили из следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1477 Гражданского кодекса Российской Федерации на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (статья 1481 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Основное предназначение товарного знака — обеспечение потенциальному покупателю возможности отличить маркированный товар одного производителя среди аналогичных товаров другого производителя.

Как следует из материалов дела, между вторым ответчиком и С.М.В заключен авторский договор от 19.04.2005 N 116/0 о передаче исключительных прав на использование произведения. По условиям указанного договора одна сторона передает, а другая приобретает исключительное право на использование произведения под названием «Кремлевская диета. Золотые рецепты», в том числе путем воспроизведения, распространения экземпляров произведения любым способом на срок 5 лет с момента выхода первого тиража произведения, который продлевается на 5 лет, если ни одна из сторон не выразила желания расторгнуть договор.

Суды обеих инстанций правомерно сделали выводы о том, что наименование произведения «Кремлевская диета. Золотые рецепты» является его составной частью, созданной творческим трудом автора и на него распространяется принцип неприкосновенности произведения, что также подтверждается авторским договором, в котором указано определенное автором наименование произведения. Наименование произведения, в отличие от товарного знака, не преследует цели индивидуализации товаров юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

 

Вопрос 281.

Можно ли оспорить действительность регистрации товарного знака, если он воспроизводит основную часть чужого логотипа, размещаемого на специализированном форуме в сети Интернет?

 

Ответ.

Можно. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 30.03.2012, поданное Димовым Романом Витальевичем, г. Ижевск, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 442267 по заявке N 2010740578 с приоритетом от 16.12.2010 на имя ООО «Ганс», Московская обл., г. Люберцы, в отношении услуг 35 класса МКТУ, указанных в свидетельстве.

з142

Доводы лица, подавшего возражение, сводятся к тому, что оспариваемый товарный знак воспроизводит основную часть логотипа, разработанного по заданию лица, подавшего возражение, для оружейного форума в сети Интернет на сайте Guns.ru, что приводит к нарушению существующих авторских прав на произведение искусства или его фрагменты. Также лицо, подавшее возражение, полагает, что оспариваемый знак способен ввести потребителя в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги, в силу многолетнего использования указанного обозначения на страницах веб-сайта Guns.ru лицом, подавшим возражение.

Художественная композиция, воспроизведенная без разрешения автора в товарном знаке N 442267, была создана в 2006 году индивидуальным предприятием Reklamos Gidas, Литовская Республика, по заказу Димова Романа Витальевича в соответствии с договором N RGLT-0128/R от 14.06.2006 на разработку логотипа для интернетного оружейного форума. Результатом выполненных по договору работ явился акт приема-передачи технической документации с образцами фирменного стиля логотипа со словесным элементом «Guns.ru» от 16.07.2006.

з141

С 21.07.2006 указанное произведение было размещено (опубликовано) на оружейном интернет-портале Guns.ru, администратором и разработчиком которого является лицо, подавшее возражение, а именно Димов Роман Витальевич. Указанный оружейный портал является одним из крупнейших ресурсов мира по оружейной тематике. Одновременное посещение ресурса составляет несколько тысяч человек, логотип «Guns.ru» размещается на каждой странице сайта, в результате чего указанный логотип ежедневно воспроизводится миллионными тиражами на страницах данного сайта. Его посещаемость составляет около 45 миллионов в месяц.

В возражении также указано, что правообладатель оспариваемого знака зарегистрировал этот знак не с целью индивидуализации своих услуг, а с единственной целью последующего взыскания с лица, подавшего возражение, крупной суммы денег.

На основании изложенного лицо, подавшее возражение, просит признать предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 442267 недействительным полностью.

К возражению приложены материалы, подтверждающие мотивы оспаривания регистрации товарного знака.

Палата по патентным спорам сочла доводы, изложенные в возражении, убедительными. В соответствии с представленными документами очевидным является факт воспроизведения в оспариваемом товарном знаке оригинального фрагмента объекта, охраняемого авторским правом, без согласия его правообладателя — лица, подавшего возражение, что подтверждает его доводы о нарушении при регистрации оспариваемого товарного знака положений подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ. При этом следует отметить, что правообладатель не представил каких-либо документов, свидетельствующих о наличии у него авторского права на обозначение, зарегистрированное в качестве товарного знака по свидетельству N 442267.

Оспариваемое обозначение не содержит в своем составе ложных или способных ввести потребителя в заблуждение элементов. Вместе с тем существует вероятность введения потребителя в заблуждение через ассоциации, связанные с лицом, подавшим возражение, а не с правообладателем оспариваемого знака. Возникновение указанных ассоциаций стало возможным в силу длительного и интенсивного (около 45 миллионов посещений в месяц) использования до даты приоритета оспариваемого товарного знака сходного с ним обозначения на страницах оружейного интернет-портала guns.ru, принадлежащего лицу, подавшему возражение.

 

Вопрос 282.

Может ли известность термина, используемого при игре в бильярд, служить основанием для прекращения действия регистрации товарного знака?

 

Ответ.

Может, если товарный знак зарегистрирован в отношении услуг, связанных с бильярдом.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное ООО «Бильярдный клуб «Абриколь», Россия, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 305678 с приоритетом от 22.03.2005, зарегистрированному в отношении услуг 41 класса МКТУ, указанных в перечне свидетельства.

Согласно материалам заявки оспариваемый товарный знак «Абриколь» является словесным и представляет собой бильярдный термин.

Одним из доводов возражения являлось указание на то, что слово «абриколь» представляет собой бильярдный термин, обозначающий удар, при котором биток сначала ударяется об один или несколько бортов и лишь затем в прицельный шар.

Регистрация оспариваемого товарного знака привела к тому, что ее владелец требует со всех бильярдных клубов с наименованием «Абриколь» компенсации через суд, а также прекратить использование этого обозначения. Тогда как термин «абриколь» давно и постоянно применялся самыми разными независимыми друг от друга лицами для обозначения своей деятельности в определенной области (бильярдной). Таким образом, слово «абриколь» не позволяет отличить услуги одних лиц от однородных услуг других лиц.

Анализ материалов возражения, общедоступных справочных изданий и толковых словарей русского языка показал, что слово «абриколь» не закреплено в них в качестве лексической единицы русского языка. Вместе с тем, слово «абриколь» присутствует в специальной словарно-справочной литературе, относящейся к бильярду. Так, в изданиях, приведенных в возражении, содержится определение: «абриколь — это удар битком сначала о борт, а потом в прицельный шар».

Исходя из анализа указанных источников информации, коллегия Палаты по патентным спорам установила, что наличие определения слова «абриколь» в справочных изданиях, относящихся к узкопрофессиональной сфере деятельности, позволяет признать обозначение «Абриколь» бильярдным термином. Указанное правообладателем не оспаривается.

Таким образом, оспариваемый товарный знак может быть признан общепринятым термином, характерным для конкретной области — бильярда. Коллегия Палаты по патентным спорам отмечает, что согласно словарно-справочным источникам информации (http://slovari.yandex.ru/) бильярд — (billard — от bille — шар), 1) игра с шарами и кием (деревянной палкой) на столе с бортами, 2) стол для игры в бильярд — с лузами (отверстиями в бортах) и без них.

Данная игра является как развлечением, так и видом спорта (в 1998 году бильярд был официально признан Международным олимпийским комитетом как вид спорта). Существуют различные ассоциации в данной области (Европейская ассоциация бильярда и снукера, Международная ассоциация бильярда и снукера, Всемирная конфедерация бильярда, Федерация бильярдного спорта Российской Федерации и т.д.). Проводятся различные турниры, например, командный кубок Европы, Кубок Балтии и др.

В связи с изложенным в отношении услуг 41 класса МКТУ «развлечения; организация спортивных и культурно-просветительных мероприятий», которые представляют собой обобщенные родовые понятия и могут включать в себя услуги в области бильярда, оспариваемый товарный знак не соответствует требованиям, установленным пунктом 1 статьи 6 Закона, в связи с чем соответствующий довод лица, подавшего возражение, следует признать обоснованным.

Изложенное свидетельствует о том, что правовая охрана товарного знака по свидетельству N 305678 может быть сохранена в отношении следующего перечня услуг 41 класса МКТУ: «воспитание; обеспечение учебного процесса; развлечения за исключением бильярда; организация спортивных и культурно-просветительных мероприятий за исключением бильярда».

 

Вопрос 283.

Можно ли аннулировать регистрацию товарного знака, если последующее заключение лицензионного договора направлено на передачу нематериального актива в обход корпоративных процедур?

 

Ответ.

Ответ можно найти в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2012 г. N 16133/11.

Открытое акционерное общество «Объединенная компания», владеющее акциями завода общей номинальной стоимостью в размере 43,07 процента его уставного капитала, обратилось в Роспатент с возражением от 25.05.2010 против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 338603.

Общество с ограниченной ответственностью «Рекона» является правообладателем объемного товарного знака в виде бутылки с винтовой пробкой и этикеткой со словесным элементом «КиНовский» с заглавными буквами «К» и «Н» (свидетельство N 338603), зарегистрированным 05.12.2007 с приоритетом от 26.06.2006 в отношении товаров 33-го класса МКТУ.

Между открытым акционерным обществом «Московский винно-коньячный завод «КиН» и обществом заключен лицензионный договор от 24.04.2009 N 73 об использовании в том числе указанного товарного знака, в соответствии с которым завод берет на себя все расходы по рекламе и продвижению на рынок товарного знака (эти расходы не должны быть менее 10 процентов суммы лицензионного вознаграждения — роялти) и уплачивает обществу роялти за пользование товарным знаком, а общество предоставляет заводу неисключительную лицензию на право пользования товарным знаком.

При рассмотрении возражения Роспатент признал компанию заинтересованным лицом, установил, что формирование так называемого «КиНовского» стиля коньяков началось с 1998 года, а обозначение «КиН» в фирменном наименовании завода получило известность задолго до даты приоритета оспариваемого товарного знака, и пришел к выводу о неправомерной регистрации этого знака, поскольку содержащийся в нем словесный элемент «КИНОВСКИЙ» образован от различительной части фирменного наименования завода, которое является средством его индивидуализации и объектом исключительного права. Как указал Роспатент, общество не имеет никакого отношения к фирменному наименованию, поэтому товарный знак содержит недостоверную информацию, способную ввести потребителя в заблуждение относительно производителя товаров.

Судами установлено, что спорный товарный знак содержит обозначение, образованное от различительной части фирменного наименования завода, которое получило широкую известность до даты приоритета этого товарного знака.

В силу пункта 3 статьи 7 Закона о товарных знаках не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные, а в силу пункта 8 статьи 1483 ГК РФ сходные до степени смешения с охраняемым в Российской Федерации фирменным наименованием (отдельными элементами такого наименования).

Исходя из названных положений, на момент обращения общества в Роспатент с заявлением о регистрации товарного знака имелись безусловные основания для отказа в такой регистрации.

Несмотря на это, завод уклонялся от защиты своего права на фирменное наименование в силу заинтересованности руководства завода. Как следует из материалов дела, председатель совета директоров завода и единственный участник общества состоят в родственных отношениях, лицензионный договор от 24.04.2009 N 73 является сделкой с заинтересованностью, в дело не представлены доказательства одобрения сделки в установленном порядке или раскрытия информации о наличии заинтересованности.

Кроме того, расходы завода на рекламу товарного знака общества, на улучшение качества и расширение ассортимента продукции, создание оригинальных технологий в области производства коньяка, которые способствуют увеличению стоимости спорного товарного знака общества, однако не приводят к росту капитализации завода, а также выплата заводом лицензионного вознаграждения обществу свидетельствуют об уменьшении акционерного капитала завода, включая уменьшение размера средств, за счет которых могут быть выплачены дивиденды акционерам завода. Данные обстоятельства свидетельствуют о нарушении прав и законных интересов завода и его акционеров.

Несмотря на заведомо невыгодные условия лицензионного договора, правовые средства защиты интересов акционеров завода, предоставленные Законом об акционерных обществах, в данном случае не достигают цели в связи с сохранением за обществом товарного знака со всеми правами, предоставленными законом обществу как правообладателю.

Нарушение интересов акционеров завода не может быть устранено путем подачи иска об оспаривании лицензионного договора, поскольку в силу неисключительной лицензии сохранение за обществом права на товарный знак позволяет ему свободно распоряжаться товарным знаком и передать его в пользование другим лицам, что повлечет за собой еще большие убытки для завода, учитывая, что объем производимой продукции под товарным знаком составляет почти 75 процентов общего объема продукции завода.

Регистрация товарного знака на имя общества и последующее заключение лицензионного договора направлены на передачу обществу нематериального актива завода в обход корпоративных процедур, что не позволяет защитить интересы завода и его акционеров иными способами, кроме обращения в Роспатент с возражением против предоставления правовой охраны товарному знаку.

В связи с этим действия компании в качестве заинтересованного лица по защите общих интересов акционеров завода применительно к пункту 2 статьи 1513 ГК РФ являются в сложившихся условиях правомерными и необходимыми.

Таким образом, обстоятельства дела подтверждают правильность выводов Роспатента и суда кассационной инстанции о наличии правовых оснований у компании для оспаривания и признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку в порядке, предусмотренном статьями 1512 и 1513 ГК РФ.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании норм права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем Постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

 

Вопрос 284.

В каких случаях использование товарного знака в контекстной рекламе, размещенной на сайте, не может квалифицироваться как правонарушение?

 

Ответ.

Одна из возможных ситуаций оценена Двенадцатым арбитражным апелляционным судом в Постановлении от 20 июня 2012 г. по делу N А12-1195/2012 исходя из конкретных обстоятельств дела следующим образом.

В Арбитражный суд Волгоградской области обратилось ООО «Термалком» с иском к предпринимателю без образования юридического лица Б.А.В. о взыскании 50000 руб. компенсации за повторное незаконное использование в рекламных и коммерческих целях товарного знака (знака обслуживания) «Астратек» в виде наименования; обязании ответчика удалить товарный знак (знак обслуживания) «Астратек» в виде наименования со ссылок, используемых ответчиком в контекстной рекламе, размещенной ответчиком на сайте http://www.yandex.ru/, возложить обязанность исполнения решения на ответчика в течение 24 часов с момента вступления решения суда в законную силу.

Решением от 10 апреля 2012 года Арбитражного суда Волгоградской области по делу N А12-1195/2012 в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятым по делу судебным актом, ООО «Термалком» обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить как незаконное и необоснованное, исковые требования удовлетворить в полном объеме.

Заявитель апелляционной жалобы считает, что судом первой инстанции неправильно применены нормы материального и процессуального права, выводы, содержащиеся в решении, не соответствуют обстоятельствам дела: зарегистрированный товарный знак используется ответчиком в рекламных коммерческих целях в сети Интернет, для получения прямых доказательств достаточно произвести осмотр рекламного объявления, неотъемлемой частью которого является раздел «ключевые фразы», суд первой инстанции необоснованно отказал в вызове в качестве свидетеля директора общества с ограниченной ответственностью «Интернет-агентство Интерволга» и в истребовании договора поручения, на которое ссылается ответчик.

Предприниматель без образования юридического лица Б.А.В. представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором указал, что с доводами, изложенными в ней, не согласен, просит оставить обжалуемое решение без изменения, т.к. истец не представил доказательств нарушения ответчиком его прав, наличие контекстной рекламы на поисковой странице сайта http://www.yandex.ru/ является результатом работы поисковой системы, которая с помощью контекста и ключевых слов осуществляет автоматическую привязку запроса пользователя с выдаваемыми на странице результатами, ключевые слова никак не связаны с рекламной ссылкой, они являются техническим параметром, не представляя собой часть рекламного объявления, упоминание товарного знака в ключевых словах не является по смыслу статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации его использованием.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в апелляционной жалобе, отзыве на нее, выступлениях присутствующих в заседании представителей истца и ответчика, арбитражный суд апелляционной инстанции не считает, что оспариваемый судебный акт подлежит отмене по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, ООО «Термалком» является правообладателем товарного знака (знак обслуживания) АСТРАТЕК, что подтверждается свидетельством N 314098 с приоритетом 4 июля 2005 года, сроком действия до 4 июля 2015 года.

Истец ссылается на то, что ответчиком для продвижения своей, сходной с жидкой теплоизоляцией АСТРАТЕК (продукт общества с ограниченной ответственностью «Термалком») по заявленным качествам продукции (сверхтонкая теплоизоляция Корунд) размещена реклама с использованием зарегистрированного товарного знака АСТРАТЕК в виде наименования в качестве контекстной ссылки на сайте http://www.yandex.ru/ со ссылкой на сайт http://www.nano34.ru, принадлежащий ответчику.

Согласно нормам пункта 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Письмом от 26 марта 2012 года N 81-03/12 общество с ограниченной ответственностью «Яндекс» указывает на то, что ключевые слова и фразы никак не связаны с рекламной ссылкой. Это технический параметр, устанавливаемый рекламодателем в интерфейсе рекламной кампании (доступном только самому рекламодателю или его представителю). Ключевые слова не являются частью рекламного объявления, они не размещаются в общем доступе в сети Интернет, не демонстрируются пользователем сети Интернет иным образом и не имеют отношения к переадресации пользователя, осуществляемой с использованием рекламной ссылки.

Судом при проведении осмотра установлено, что страница с оспариваемым рекламным объявлением открывается не только при введении ключевого слова «Астратек», но и иных ключевых слов, таких как «сверхтонкая теплоизоляция», «теплоизоляционные краски или материалы».

При таких обстоятельствах, истец не доказал, что ответчик незаконно использует товарный знак «АСТРАТЕК» в понятии, придаваемом статьей 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code