Каким требованиям должен отвечать товарный чек, чтобы он мог быть использован в качестве надлежащего доказательства контрольной закупки конкретного товара

Вопрос 242.

Каким требованиям должен отвечать товарный чек, чтобы он мог быть использован в качестве надлежащего доказательства контрольной закупки конкретного товара?

 

Ответ.

В решении Арбитражного суда Нижегородской области (дело N А43-41542/2011 от 19 марта 2012 года) отмечено следующее.

В Арбитражный суд Нижегородской области с иском к предпринимателю без образования юридического лица К.Н.Д. о взыскании компенсации за незаконное использование товарных знаков «Смешарики», «Кар-Карыч», «Пин», «Нюша», «Крош», «Ежик», «Бараш» в общей сумме 220000 руб. обратилась Компания «Смешарики ГмбХ» г. Мюнхен, Федеративная Республика Германия, в лице некоммерческого партнерства поддержки предпринимательства «Содействие».

Определением от 06.02.12 суд по ходатайству ответчика приобщил к материалам дела вещественные доказательства: контрафактный товар и подлинный товарный чек (представлены в материалы дела заявителем иска).

Ответчик отзывом от 07.03.12 иск оспорил, полагая, что истцом факт приобретения спорного товара с 11 элементами товарного знака «Смешарики» у ответчика не доказан.

Из материалов дела видно, что Компания «Smeshariki GmbX» («Смешарики ГмбХ) является правообладателем товарных знаков «Смешарики» N 282431, «Нюша» N 332559, «Кар-Карыч» N 321868, «Крош» N 321933, «Пин» N 335001, «Бараш» N 384580, «Ежик» N 384581, в отношении товаров (услуг) 03 — 43-го классов МКТУ.

По мнению истца, факт продажи контрафактных экземпляров — двух футболок с незаконным использованием товарных знаков «Смешарики», «Кар-Карыч», «Пин», «Нюша», «Крош», «Ежик», «Бараш» — подтвержден товарным чеком от 24.01.11, выданным в торговой точке, принадлежащей ответчику, расположенной в универмаге по адресу: г. Нижний Новгород, пр. Октября, д. 2А, второй этаж, секция N 1 «Детская одежда».

В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Как следует из п. 6 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.07 N 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности» компенсация подлежит взысканию с лица, нарушившего исключительное право на использование произведения, если оно не докажет отсутствие своей вины в этом нарушении.

В подтверждение факта реализации ответчиком двух экземпляров контрафактного товара истцом представлены: две футболки (оранжевого цвета и зеленого цвета) «Смешарики», товарный чек от 24.01.11 и отчет о мониторинге от 27.01.11.

Оценив в совокупности по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ представленные в материалы дела доказательства, суд приходит к выводу, что данных доказательств недостаточно для вывода о том, что ответчик осуществлял торговлю контрафактным товаром.

Принимая во внимание положения статьи 493 Гражданского кодекса РФ, в рассматриваемом гражданском споре надлежащим доказательством, подтверждающим покупку конкретного товара, является товарный чек либо иной документ с указанием цены и наименования товара с подписью предпринимателя и его печатью. Представленный истцом товарный чек от 24.01.11 на сумму 180 руб. не может быть оценен судом как доказательство приобретения у ответчика спорного контрафактного товара. Приобщенные к материалам дела две футболки не отвечают принципам относимости и допустимости доказательств, установленных ст. ст. 67, 68 Арбитражного процессуального кодекса РФ, поскольку отсутствуют доказательства приобретения именно этого товара у ответчика.

Суд Определением от 11.01.12 предлагал заявителю представить в качестве доказательств приобретения контрафактного товара у ответчика видеозапись закупки и заключение эксперта. Однако таких доказательств в материалы дела истцом представлено не было.

Отчет о мониторинге при отсутствии документального подтверждения факта совершения сделки купли-продажи двух футболок именно с предпринимателем К.Н.Д. не может свидетельствовать о нарушении ответчиком исключительных прав истца.

Поскольку данные доказательства (две футболки, отчет о мониторинге и товарный чеки) необходимо оценивать в совокупности с иными доказательствами, а иных доказательств виновности ответчика в деле не имеется, самим ответчиком факт продажи указанного контрафактного товара отрицается, у суда отсутствуют основания для удовлетворения данного иска.

 

Вопрос 243.

Может ли правообладатель товарного знака, против которого подано заявление о неиспользовании, использовать в свою пользу сведения о заинтересованности, представленные подателем заявления, в качестве доказательства использования товарного знака?

 

Ответ.

В совокупности с другими доказательствами использования, предоставленными самим правообладателем, может.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела заявление от 17.10.2011, поданное ОАО «ЦИМЛЯНСКИЕ ВИНА», о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака «A’LOFF» по заявке N 2004727859/50 с приоритетом от 01.12.2004 по свидетельству N 293436 в связи с его неиспользованием. Правообладатель, ознакомленный в установленном порядке с мотивами заявления, наряду с другими доводами указал на то, что лицо, подавшее заявление, осуществляло выпуск продукции, маркированной знаками «A’LOFF», по заказу ООО «Аргумент-XX», в связи с чем доказательства заинтересованности могут служить доказательством использования рассматриваемого товарного знака. В дальнейшем ООО «Аргумент-XX» обанкротилось, и действия лица, подавшего заявление, по оспариванию знаков следует считать злоупотреблением правом.

Палата по патентным спорам пришла к выводу о том, что представленные правообладателем сведения свидетельствуют об использовании товарного знака «A’LOFF» в период доказывания в отношении части товаров 33 класса МКТУ «алкогольная продукция (за исключением пива)». ООО «Аргумент-XX» были заключены договоры поставки и производства продукции, в соответствии с которыми ОАО «ЛВЗ «ВИСАНТ» обязался изготовлять для правообладателя отдельными партиями алкогольную и спиртосодержащую продукцию, в частности, с маркировкой товарным знаком по свидетельству N 293436. Указанные договоры содержат положения о дальнейшей реализации товаров (оплата производится по мере реализации), а также регламентируют контроль качества производимых товаров, упаковок, этикеток. Согласно товарно-транспортным накладным, счетам-фактурам и платежным поручениям в рассматриваемый период водка «A’LOFF BLUE» и водка «A’LOFF SILVER» были поставлены правообладателю, что свидетельствует об исполнении указанных договоров.

Аналогичное решение принято по комбинированному товарному знаку N 328733 со словесным элементом «A’LOf» по заявке N 2006704841/50 с приоритетом от 03.03.2006.

 

Вопрос 244.

Можно ли в поданной заявке на регистрацию товарного знака уточнить форму товара и не будет ли такое уточнение рассматриваться как внесение в перечень нового товара, ранее не указанного в перечне?

 

Ответ.

Уточнение формы товара, в которой товар реализуется на рынке, не рассматривается как добавление в перечень ранее не указанного товара. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 06.02.2012, поданное , Франция, на решение об отказе в предоставлении правовой охраны по международной регистрации N 1030672.

з131

Отказное решение обосновано тем, что словесный элемент «BAUME» в переводе с французского языка означает бальзам, то есть является указанием на определенный вид товара, а для остальных заявленных товаров 3 и 5 классов указанное слово является ложным указанием на вид товаров. Однако ни в перечне 3 класса, ни в перечне 5 класса товар «бальзам» не заявлен. Кроме того, цифры «27» и слово «PARIS» являются неохраняемыми элементами знака.

Владелец знака по международной регистрации N 1030672 выразил свое несогласие с данным решением Роспатента в поданном в Палату по патентным спорам возражении от 06.02.2012, доводы которого сводятся к следующему:

— заявитель согласен с мнением экспертизы относительно неохраноспособности элементов «BAUME», «27» и «PARIS», входящих в состав заявленного обозначения, и просит предоставить правовую охрану на территории Российской Федерации товарному знаку по международной регистрации N 1030672 в целом, в отношении ограниченного перечня товаров и услуг 3, 5 и 44 классов МКТУ с указанием элементов «BAUME», «27» и «PARIS» в качестве неохраняемых;

— кроме того, во избежание введения потребителей в заблуждение относительно заявленных товаров и услуг в МБ ВОИС заявителем было подано заявление об ограничении перечня заявленных товаров и услуг, а именно — к исходным перечням товаров 3 и 5 класса МКТУ была добавлена конкретизирующая формулировка «…все вышеперечисленные товары представлены в форме бальзамов», а к перечню услуг 44 класса МКТУ «…с помощью бальзамов».

Принимая решение об удовлетворении возражения, Палата по патентным спорам отметила, что при подаче заявки ни в перечне товаров 3 класса МКТУ, ни в перечне товаров 5 класса МКТУ товар «бальзам» не был заявлен. Таким образом, решение Роспатента от 27.10.2011 было вынесено правомерно. Вместе с тем внесенные заявителем изменения в перечень товаров 3 и 5 классов МКТУ, в отношении которых испрашивается предоставление правовой охраны на территории Российской Федерации, при включении формулировки «…все вышеперечисленные товары представлены в форме бальзамов» исключают возможность введения потребителя в заблуждение относительно товара.

Аналогичным образом были оценены изменения, внесенные в перечень товаров и услуг при рассмотрении возражения от компании PURATOS NV, Бельгия, на решение об отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации N 947229 в отношении товаров 01, 29 и 30 классов МКТУ.

з130

По мнению экспертизы, заявленное обозначение включает в свой состав словесный элемент «FRANCE» (Франция), который способен ввести в заблуждение потребителя относительно производителя товаров, так как заявитель находится в Бельгии.

При рассмотрении возражения было установлено, что исходя из представленных документов, сведений сети Интернет (www.puratos.ru, www.puratos.com), владелец знака по международной регистрации N 947229 («PURATOS NV») владеет максимальным пакетом акций компании «PURATOS Group N.V.», имеющей множество филиалов по всему миру, в том числе компании во Франции — «PatisFrance-Puratos S.A.», которая была образована посредством поглощения концерном «PURATOS» старейшего французского кондитерского предприятия — завода «PatisFrance». Из предоставленных пояснений следует, что заявителю (компании «PURATOS NV») принадлежат все активы производственного предприятия во Франции — завода «PatisFrance», где производятся приведенные в перечне товары.

Кроме того, по данным МБ ВОИС, в перечень товаров международной регистрации N 947229 для Российской Федерации внесены изменения, а именно уточнено, что «все заявленные в перечне товары производятся во Франции».

В связи с этим наличие словесного элемента «FRANCE» в составе знака, правовая охрана которому испрашивается на имя компании из Бельгии, для вышеназванных товаров не приведет к введению потребителя в заблуждение в отношении изготовителя и/или места производства товаров.

 

Вопрос 245.

В каком случае обозначение, совпадающее с географическим указанием, не может признаваться ложным или вводящим в заблуждение?

 

Ответ.

В случае, когда для заявленных товаров и услуг обозначение является фантазийным и не может рассматриваться как указание на место производства товаров.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака «КОЛОРАДО» по заявке N 2009732986/50, поданной ООО «АГРО ЭКСПЕРТ ГРУПП», Российская Федерация, в отношении товаров 05 и услуг 44 классов МКТУ, указанных в перечне.

Роспатентом принято решение от 17.08.2011 об отказе в государственной регистрации товарного знака. Данное решение обосновано тем, что заявленное обозначение является географическим указанием (штат в США), способным ввести потребителя в заблуждение относительно действительного местонахождения производителя товаров и услуг.

В поступившем в Палату по патентным спорам возражении заявитель выразил свое несогласие с решением Роспатента, доводы которого сводятся к следующему:

— заявитель ООО «Агро Эксперт Групп» — широко известный производитель фунгицидов, пестицидов и гербицидов и в связи с длительным нахождением на рынке приобрел известность среди российских потребителей;

— заявитель разработал препарат для уничтожения вредителей картофеля под названием «КОЛОРАДО», который зарегистрирован в Министерстве сельского хозяйства РФ и занесен в Государственный каталог пестицидов и агрохимикатов, разрешенных к применению на территории РФ;

— название препарата для уничтожения вредных насекомых и растений в виде «КОЛОРАДО» у потребителя через ассоциации может привести не к географическому названию штата в США, а к средству борьбы с вредителем семейства пасленовых;

— на всех упаковках товара указываются идентифицирующие производителя данные;

— для заявленных товаров и услуг обозначение «КОЛОРАДО» является фантазийным, поскольку в отношении данных товаров и услуг оно не указывает на место производства товаров.

Палата по патентным спорам признала доводы возражения убедительными, и товарный знак был зарегистрирован.

 

Вопрос 246.

Могут ли сведения из Библии способствовать регистрации товарного знака?

 

Ответ.

Все зависит от обстоятельств, при которых данные сведения используются.

Экспертиза отказала в регистрации товарного знака по заявке N 2009724716/50 с приоритетом от 07.10.2009 на обозначение «Библейский хлеб», и Палата по патентным спорам поддержала отказное решение.

Одним из оснований для отказа в регистрации служил довод о том, что обозначение «Библейский хлеб» является указанием на определенный вид товара, а также состав товара, и используется многими производителями хлеба в России.

В решении также указано, что заявленное обозначение имеет выраженную религиозную семантику, т.к. Библия — свод священных книг иудейской и христианской религии, состоящий из Ветхого Завета и Нового Завета, и использование заявленного обозначения для маркировки любых товаров и услуг может ассоциироваться у потребителей с тем, что данные товары производятся или услуги оказываются лицами, имеющими непосредственное отношение к какой-либо религиозной конфессии.

Заявитель, австрийская компания Бакалдрин Остеррайх ГмбХ, отметил, что является одним из мировых лидеров в области производства ингредиентов для хлебопекарной и кондитерской промышленности, и продукция заявителя под маркой «Библейский хлеб» является гордостью компании; указал, что им проведены широкомасштабные исследования по изучению упоминания данного хлеба в Библии (338 упоминаний) и собрал воедино все ингредиенты (12 компонентов), из которых он выпекался в Древнем Иерусалиме.

Однако доводы заявителя не были восприняты Палатой по патентным спорам, которая отметила, что в силу семантики заявленного обозначения (хлеб, упоминаемый в Библии; хлеб, имеющий отношение к Библии) заявленное обозначение не воспринимается в качестве товарного знака, способного индивидуализировать продукцию одного изготовителя, что подтверждается имеющимися в материалах заявки распечатками из сети Интернет, в которых присутствует информация о различных российских производителях, использующих для маркировки хлеба обозначение «Библейский».

Палата по патентным спорам поддержала довод экспертизы о том, что обозначение «Библейский хлеб» имеет выраженную религиозную семантику, и в этой связи у потребителей может сложиться не соответствующее действительности представление об особых характеристиках продукции в силу традиционного использования ее лицами какой-либо религиозной конфессии, либо о принадлежности изготовителя такой продукции к какой-либо религиозной конфессии.

 

Вопрос 247.

Как корреспондируют права владельца товарного знака в отношении конкретных товаров с деятельностью других лиц, осуществляющих торговую деятельность под тождественным или сходным коммерческим обозначением или товарным знаком?

 

Ответ.

Позиция судов по данному вопросу может быть иллюстрирована следующим спором между двумя субъектами хозяйственной деятельности (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15 марта 2012 г. по делу N А53-3031/2011).

ООО «Премьер» (далее — общество) обратилось в арбитражный суд к индивидуальному предпринимателю С.О.Н. (далее — предприниматель) с иском о взыскании денежной компенсации за неправомерное использование товарного знака.

Требования мотивированы тем, что общество является обладателем прав на товарный знак CALIPSO, зарегистрированный для 25 класса МКТУ (обувь). Предприниматель осуществляет предпринимательскую деятельность по реализации товара (обуви) с товарным знаком CALIPSO и других производителей в магазине с названием «КАЛИПСО», чем нарушаются права общества на товарный знак.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 15.07.2011, оставленным без изменения Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2011, в иске отказано. Судебные акты мотивированы тем, что товарный знак CALIPSO и коммерческое обозначение (вывеска) «КАЛИПСО» применяются в отношении неоднородных объектов. В свидетельстве N 352895 на товарный знак CALIPSO в качестве товаров, в отношении которых установлено исключительное право на товарный знак, указан 25 класс МКТУ (обувь). У предпринимателя имеется свидетельство N 437600 на товарный знак «КАЛИПСО» с более поздним приоритетом, в котором содержится 35 класс МКТУ (продвижение товаров (для третьих лиц); услуги снабженческие для третьих лиц (закупка товаров и услуги предприятиям)).

Размещение предпринимателем обозначения «КАЛИПСО» на вывесках магазина до регистрации соответствующего товарного знака не может рассматриваться в качестве нарушения прав истца, так как зарегистрированный им товарный знак предполагает наличие правовой охраны обозначения CALIPSO исключительно в связи с производством обуви, но не осуществления услуг по продвижению товара (по его реализации).

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа кассационную жалобу не удовлетворил и при этом отметил следующее.

В соответствии с Ниццким соглашением от 15.06.1957, пересмотренным в Стокгольме 14.07.1967 и в Женеве 13.05.1977, для регистрации знаков принята Международная классификация товаров и услуг (МКТУ). Классификация состоит из перечня классов, сопровождаемого в случае необходимости пояснениями и алфавитным перечнем товаров и услуг с указанием класса, к которому отнесен каждый товар или услуга. Каждый из 42 классов разделен на рубрики, перечисляющие входящие в класс названия вида товаров и услуг.

В силу приведенных норм права объем исключительного права на товарный знак применительно к определенным товарам устанавливается с учетом содержания заявки (воли ее подателя) и регистрационного свидетельства. В этом свидетельстве отражаются не все возможные товары (услуги), которые могут быть отнесены к тому или иному классу МКТУ, а лишь те, охрана которых интересна правообладателю и может быть предоставлена ему, в частности, ввиду приоритета прав иных участников гражданского оборота.

Таким образом, право на товарный знак, прежде всего, ограничено товарами и услугами, указанными в свидетельстве.

Из материалов дела видно, что в принадлежащем обществу свидетельстве N 352895 на товарный знак CALIPSO в качестве товаров, в отношении которых установлено исключительное право на данный товарный знак, указан только 25 класс МКТУ (обувь). У предпринимателя имеется свидетельство N 437600 на товарный знак «КАЛИПСО», в котором содержится 35 класс МКТУ (продвижение товаров (для третьих лиц); услуги снабженческие для третьих лиц (закупка товаров и услуги предприятиям)). Понятие «товар» (обувь) и понятие «услуга» (продвижение товаров) не являются тождественными. Доведение товаров до потребителя является услугой и не относится к производству товаров, в том числе обуви.

 

Вопрос 248.

Как экспертиза оценивает охраноспособность присутствующего в заявленном обозначении псевдонима автора?

 

Ответ.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное обществом с ограниченной ответственностью «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК ДОН», г. Воронеж, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 443545.

з129

Оспариваемый товарный знак по заявке N 2009708890/50 с приоритетом от 23.04.2009 зарегистрирован 29.08.2011 в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации за N 443545 в отношении товаров 09 класса МКТУ, указанных в перечне свидетельства, на имя ООО «Александер Электрик источники электропитания», Москва.

Доводы возражения сводятся к следующему:

— ООО «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК ДОН» производит товары 09 класса МКТУ, обозначаемые эмблемой «АЕ»;

— исключительное право на эмблему «АЕ» принадлежит ее автору — Гончарову Александру Юрьевичу, который является учредителем и руководителем ООО «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК ДОН»;

— ООО «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК ДОН» обладает исключительной лицензией на использование данной эмблемы;

— таким образом, товарный знак по свидетельству N 443545 включает элементы «АЕ» и «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК», способные ввести потребителя в заблуждение относительно товаров и их изготовителя;

— лицо, подавшее возражение, является правообладателем сходного до степени смешения товарного знака по свидетельству N 427517, ранее зарегистрированного (заявка N 2009708830 подана в тот же день 23.04.2009, но ранее заявки N 2009708890) в отношении однородных товаров 09 класса МКТУ;

— «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК» является псевдонимом известного в России и в мире автора электротехнических устройств Гончарова Александра Юрьевича;

— оспариваемый товарный знак включает элемент «АЕ», тождественный патенту на промышленный образец N 62656 с приоритетом от 16.11.2005.

з128

Палата по патентным спорам в отношении доводов, касающихся псевдонима, отметила следующее.

Лицо, подавшее возражение, указывает на принадлежность исключительных прав на «эмблему «АЕ» ее автору — Гончарову А.Ю., который известен под псевдонимом «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК» и является правообладателем патента N 62656 на промышленный образец с эмблемой «АЕ», тождественной элементу оспариваемого товарного знака.

Поскольку исключительные права на перечисленные объекты принадлежат Гончарову А.Ю., а не лицу, подавшему возражение, коллегия Палаты по патентным спорам не усматривает наличие заинтересованности у ООО «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК ДОН» в подаче возражения по основаниям, предусмотренным подпунктом 1 пункта 3, подпунктами 2, 3 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

При этом утверждение лица, подавшего возражение, о том, что Гончаров А.Ю. является учредителем и руководителем ООО «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК ДОН» и предоставил право на использование упомянутой выше «эмблемы» лицу, подавшему возражение, не подтверждено соответствующими документами.

Также материалы возражения не содержат доказательств существования у Гончарова А.Ю. псевдонима «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК» и известности этого лица на территории Российской Федерации, что предусмотрено требованиями подпункта 2 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

В возражении поставлен вопрос об учете старших прав на промышленный образец (патент N 62656) в рамках действия подпункта 3 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ. Товарный знак по свидетельству N 443545 отличается от промышленного образца наличием дополнительных изобразительных и словесных элементов и цветовой гаммой. Таким образом, к рассматриваемой ситуации положения подпункта 3 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ не применимы, поскольку она предусматривает тождество товарного знака и промышленного образца (тождество — это совпадение во всех элементах).

 

Вопрос 249.

Может ли обозначение, указывающее на вид или свойство товара, приобрести различительную способность?

 

Ответ.

Может, но при условии, что такое обозначение в целом не является устоявшимся термином в конкретной области техники.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное Flow International Corporation, Соединенные Штаты Америки, на решение об отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации N 998105 в отношении товаров 07 класса МКТУ.

Знак по международной регистрации N 998105 представляет собой словесное обозначение «DYNAMIC WATERJET», выполненное стандартным шрифтом буквами латинского алфавита.

В заключении по результатам экспертизы указано, что данный знак характеризует товары 07 класса МКТУ, указывая на их вид и свойства, поскольку словосочетание «DYNAMIC WATERJET» может быть переведено с английского языка как «функциональная машина для водоструйной обработки» или «динамический водомет».

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, коллегия Палаты по патентным спорам отметила следующее.

Предоставление правовой охраны знаку на территории Российской Федерации испрашивается в отношении товаров 07 класса МКТУ «машины для гидроабразивной и гидропескоструйной резки, конструктивные детали и запасные части для машин гидроабразивной и гидропескоструйной резки».

Указанные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что рассматриваемый знак характеризует данные товары, указывая на их вид и свойства.

Вместе с тем из представленных заявителем материалов следует, что он является мировым лидером в разработке оборудования и систем водоструйной резки, и заявленное обозначение используется им на протяжении ряда лет для индивидуализации созданной им в 2001 году и производимой системы «DYNAMIC WATERJET», позволяющей машинам водоструйной и абразивно-струйной обработки производить прямостенные разрезы высокой точности. Знак помещается на данных машинах.

В связи с указанным продукция заявителя, маркированная знаком «DYNAMIC WATERJET», приобрела известность среди потребителей-специалистов в области водоструйной и абразивно-струйной обработки, очистки и формовки материалов, в том числе и в России. При этом использование данного обозначения на территории Российской Федерации началось уже с 2006 года, то есть до даты приоритета знака, когда стали осуществляться поставки товара и его реклама и публиковаться статьи о системе «DYNAMIC WATERJET» в специальных брошюрах и в Интернете. Станки заявителя и, в частности, система «DYNAMIC WATERJET» были представлены его дочерней компанией (Flow Europe GmbH) на выставке «Металлообработка — 2006» в Москве.

Таким образом, у коллегии Палаты по патентным спорам имеются основания для вывода о том, что знак «DYNAMIC WATERJET» приобрел различительную способность в Российской Федерации в результате использования этого знака заявителем до даты его приоритета.

 

Вопрос 250.

Распространяется ли действие товарного знака, зарегистрированного в отношении услуг, на рекламную деятельность другого лица, которая касается конкретного товара с аналогичным обозначением?

 

Ответ.

Не распространяется (Постановление ФАС Московского округа от 28 марта 2012 г. по делу N А40-69216/11-5-424).

Товарный знак «Ombrello» N 419385 охраняется в отношении услуг по классу 35 МКТУ — агентства по импорту-экспорту, демонстрации товаров, организация торговых ярмарок в коммерческих или рекламных целях, представление товаров во всех медиасредствах с целью розничной продажи, продажи аукционной, продвижения товаров (для третьих лиц), распространения образцов, управления процессами, обработки заказов на покупки, услуг снабженческих для третьих лиц (закупки и обеспечения предпринимателей товарами).

з127

Предполагая нарушение ответчиком исключительных прав правообладателя в отношении товарного знака «Ombrello», истец обратился в Арбитражный суд г. Москвы за защитой своих нарушенных прав.

Суды первой и апелляционной инстанции обоснованно пришли к выводу об отсутствии доказательств, подтверждающих факт нарушения ответчиком исключительных прав, а именно:

судами установлено, что одним из видов деятельности, осуществляемых ответчиком, является услуга по нанесению на автостекла специального нанотехнологического продукта для придания эффекта самоочищаемости, к которым в том числе относится полироль для стекол «Антидождь» торговой марки «Ombrello», изготовителем которой является фирма «AUTOSERV»;

на сайте avtopolirovka.ru ответчик разместил информацию о способах оказания вышепоименованной услуги при помощи полировочных средств, в том числе полироли «Ombrello»;

судами также установлено, что ответчик рекламирует лишь полироль для стекол «Антидождь» и размещает в целях рекламы информацию на сайте в сети Интернет. Апелляционный суд пришел к правильному выводу, что факт размещения ответчиком рекламы собственных, т.е. самостоятельно оказываемых услуг (услуги по нанесению защитной полироли на автостекла), не может быть квалифицирован судом как нарушение охраняемых законом прав и интересов истца с учетом объема правовой охраны оспариваемого товарного знака.

 

Вопрос 251.

Может ли маркировка каждой единицы ввезенной продукции двумя товарными знаками одновременно влиять на стоимость контрафактного товара?

 

Ответ.

Не может, что подтверждено ВАС РФ в Определении от 19 апреля 2012 г. N ВАС-2384/12.

Из материалов дела следует, что истец является обладателем исключительных прав на словесные товарные знаки «Chantale Шанталь» и «CHANTAL» (свидетельства N 260489 и N 349691) с приоритетом от 15.01.2002 и 15.01.2007, зарегистрированные, в частности, в отношении товаров 33 класса МКТУ — алкогольные напитки (за исключением пива).

Согласно справке Центральной акцизной таможни от 21.05.2011 N 14-10/7212 обществом «ТД «Виноградные вина» на территорию Российской Федерации была ввезена алкогольная продукция — вино под торговым наименованием «PIERRE Pierre et Chantal CHANTAL», произведенное в Германии, в том числе в период с 24.03.2008 по 15.03.2010 в количестве 23247 бутылок, стоимость которых составила 1188008,8 руб. На этикетке бутылок размещены обозначения: «Pierre et Chantal», выполненное шрифтом красного цвета, стилизованным под рукописный текст, и «CHANTAL», выполненное крупными буквами черного цвета, имеющее доминирующее положение на этикетке.

Суды, исследовав и оценив все представленные доказательства, пришли к обоснованному выводу о том, что обозначение «CHANTAL», используемое ответчиком, занимает доминирующее положение на этикетке товара и тождественно товарному знаку истца «CHANTAL» (свидетельство N 349691). Обозначение «Pierre et Chantal» сходно до степени смешения с товарным знаком «Chantale Шанталь» (свидетельство N 260489) по фонетическому, графическому и семантическому признакам, поскольку ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные различия, в связи с чем имеется угроза смешения обозначений (пункт 14.4.2.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных Приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32).

Истцом на основании подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации заявлено требование о взыскании компенсации в двукратном размере стоимости товаров, на которых размещен товарный знак. Разрешая вопрос о размере подлежащей взысканию компенсации, суд исходил из того, что ответчиком было допущено нарушение исключительных прав истца на два товарных знака, поэтому взыскал компенсацию в сумме 4752035,2 руб., то есть фактически в размере четырехкратной стоимости контрафактного товара.

Из материалов дела следует, что защищаемые товарные знаки фактически являются группой (серией) знаков одного правообладателя, которые зависимы друг от друга, связаны между собой наличием одного и того же доминирующего словесного элемента, имеют фонетическое и семантическое сходство, но несущественные графические отличия, не изменяющие сущность товарных знаков.

Исходя из указанных обстоятельств маркировка (этикетка) каждой единицы ввезенной в Российскую Федерацию продукции нарушает права истца на принадлежащие ему два зависимых товарных знака одновременно, но стоимость контрафактного товара при этом не увеличивается вдвое.

Обществом «ТД «Виноградные вина» была ввезена на территорию Российской Федерации и введена в гражданский оборот контрафактная продукция в количестве 23247 бутылок, стоимость которых составила 1188008,8 руб., поэтому взыскана могла быть компенсация в сумме 2376017,6 руб., рассчитанная исходя из двукратной стоимости ввезенной контрафактной продукции.

 

Вопрос 252.

Должен ли владелец интернет-сайта нести ответственность за размещение информации, противоречащей закону?

 

Ответ.

Должен. На этот вопрос ответил Девятый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 17 апреля 2012 г. N 09АП-5450/2012-ГК, 09АП-6488/2012-ГК по делу N А40-27253/11-12-247.

ООО «ЭЛЬДОРАДО» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением к группе ответчиков о пресечении действий по нарушению прав на товарный знак «ЭЛЬДОРАДО» по свидетельствам N 204667, 244380, 276457 в сети Интернет.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 07.02.2012 исковые требования к ООО «Интеллект», ООО «ПОЛИГРАФИКА», ООО «Корса», Кузьминскому В.А. удовлетворены, в остальной части иска отказано.

Повторно рассмотрев дело по правилам статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив доводы жалобы, заслушав объяснения представителей истца и ответчиков, исследовав и оценив представленные доказательства, Девятый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу о том, что решение Арбитражного суда г. Москвы подлежит изменению в части отказа в удовлетворении исковых требований о запрете Кузьминскому Владиславу Александровичу администрировать доменные имена eldorado32.ru, eldorado33.ru, eldorado35.ru, eldorado52.ru, eldorado54.ru, eldorado61.ru, eldorado62.ru, eldorado67.ru, eldorado73.ru, содержащие обозначение «ЭЛЬДОРАДО» («Eldorado»), исходя следующего.

Как следует из материалов дела и установлено апелляционным судом, истцу принадлежит исключительное право на товарный знак «ЭЛЬДОРАДО» по свидетельствам N 204667, 244380, 276457.

ООО «ЭЛЬДОРАДО» является единственным лицом, имеющим право использовать зарегистрированный на территории Российской Федерации в соответствии со свидетельствами N 204667, N 244380, N 276457 товарный знак «ЭЛЬДОРАДО». Указанные товарные знаки зарегистрированы в классах МКТУ: 8, 9, 11, 20, 21, 28, 35, 36, 37, 39, 41, 42.

Истцу стало известно о том, что в сети Интернет зарегистрированы доменные имена eldorado32.ru, eldorado33.ru, eldorado35.ru, eldorado52.ru, eldorado54.ru, eldorado61.ru, eldorado62.ru, eldorado67.ru, eldorado69.ru, eldorado73.ru, eldorado77.ru, eldorado78.ru, владельцем, то есть пользователем (администратором) которого является Кузьминский Владислав Александрович, что подтверждается сведениями ЗАО «Региональный Сетевой Информационный Центр».

Данный факт подтверждается материалами дела и ответчиком Кузьминским В.А. не оспаривается.

Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции верно пришел к выводу о том, что фактическое использование ресурсов сайта, на котором размещена информация, невозможно без участия в той или иной форме администратора домена, владеющего паролем для размещения информации по соответствующему доменному имени на интернет-сайте.

Владелец интернет-сайта должен нести ответственность за размещение информации, противоречащей закону, поскольку именно он является лицом, создавшим соответствующие технические условия для посетителей своего интернет-ресурса.

Владелец сайта является, как правило, администратором соответствующего домена и выступает инициатором его регистрации.

Правилами регистрации доменных имен предусмотрено, что в домене RU администратор домена как лицо, заключившее договор о регистрации доменного имени, осуществляет администрирование домена, т.е. определяет порядок использования домена.

Право администрирования существует в силу договора о регистрации доменного имени и действует с момента регистрации доменного имени в течение срока действия регистрации.

Администрирование обычно включает в себя: обеспечение функционирования сервера, на котором располагается сайт; поддержание сайта в работоспособном состоянии и обеспечение его доступности; осуществление резервного копирования компонентов сайта и параметров настройки баз данных; проведение организационно-технических мероприятий по защите информации на сайте от несанкционированного доступа; осуществление инсталляции программного обеспечения, необходимого для функционирования сайта, в т.ч. в случае аварийной ситуации; регистрацию сотрудников, обслуживающих сайт, и предоставление права на изменение информации на сайте; проведение регламентных работ на сервере (замена или дополнение компонентов сайта, ведение лог-файлов архивных копий, контроль наличия свободного табличного пространства базы данных и др.); обеспечение размещения информации на сайте; осуществление постоянного мониторинга за состоянием системы безопасности сервисов, необходимых для корректной работы приложения и информации на сайте; выполнение работ по модернизации и доработке функциональных сервисов сайта; внесение изменений в структуру и дизайн сайта; иные виды работ.

Администратор домена — физическое лицо, или индивидуальный предприниматель, или юридическое лицо, на которого зарегистрировано доменное имя.

Ответственность за содержание информации на сайте администратора домена должен нести владелец домена, т.к. фактическое использование ресурсов сайта невозможно без участия в той или иной форме администратора домена, являющегося лицом, создавшим соответствующие технические условия для посетителей своего интернет-ресурса.

Ответчик Кузьминский В.А. как администратор доменного имени определяет порядок использования домена, несет ответственность за выбор доменного имени, возможные нарушения прав третьих лиц, связанные с выбором и использованием доменного имени, а также несет риск убытков, связанных с такими нарушениями.

Доменное имя используется в сети Интернет, которая представляет собой объединение компьютеров, соединенных друг с другом посредством телефонной либо иной связи. С помощью этой сети можно передавать, получать информацию с одного компьютера на другой, обмениваться информацией. Возможности данной сети широко используются коммерческими организациями для продвижения своих товаров на рынок, для покупки и продажи товаров.

При выборе доменных имен для сети Интернет владельцы информационных ресурсов останавливаются на максимально простых и логичных именах (слово, группа букв и т.п.), которые обычно ассоциируются у потребителей непосредственно с конкретным участником хозяйственного оборота или его деятельностью. Доменные имена фактически трансформировались в средство, исполняющее функцию товарного знака, который дает возможность отличать соответственно товары и услуги одних юридических и физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц. Доменные имена, содержащие товарные знаки или торговые наименования, имеют коммерческую стоимость.

Товарный знак (знак обслуживания) «ЭЛЬДОРАДО» по свидетельствам N 204667, 244380, 276457 является словесным обозначением, выполненным стандартными заглавными буквами русского алфавита (кириллицей).

Истец как правообладатель имеет исключительное (приоритетное, преимущественное) право на использование своего товарного знака любым не противоречащим закону способом, в том числе в сети Интернет.

Факт незаконного использования обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца, подтверждается представленными в дело доказательствами, в том числе, протоколами осмотра сайтов, составленными в отношении ООО «Интеллект», ООО «ПОЛИГРАФИКА», ООО «Корса».

При визуальном сравнении обозначения, расположенного в доменных именах eldorado32.ru, eldorado33.ru, eldorado35.ru, eldorado52.ru, eldorado54.ru, eldorado61.ru, eldorado62.ru, eldorado67.ru, eldorado69.ru, eldorado73.ru, eldorado77.ru, eldorado78.ru, с товарным знаком истца, сходство до степени смешения отдельных его элементов имеет место быть, что является нарушением исключительных прав истца.

Доменные имена eldorado32.ru, eldorado33.ru, eldorado35.ru, eldorado52.ru, eldorado54.ru, eldorado61.ru, eldorado62.ru, eldorado67.ru, eldorado69.ru, eldorado73.ru, eldorado77.ru, eldorado78.ru и охраняемый товарный знак хоть и выполнены буквами разного алфавита, но при их прочтении складывается твердое убеждение об их тесной связи, поскольку доменные имена eldorado32.ru, eldorado33.ru, eldorado35.ru, eldorado52.ru, eldorado54.ru, eldorado61.ru, eldorado62.ru, eldorado67.ru, eldorado69.ru, eldorado73.ru, eldorado77.ru, eldorado78.ru по своей сути являются транскрипцией слова «ЭЛЬДОРАДО» в переводе на буквы латинского алфавита, что и не оспаривается сторонами по делу и является очевидным.

В соответствии с положениями ГК РФ право на товарный знак ограничено товарами и услугами, указанными в свидетельстве, однако охрана его распространяется не только на те объекты, которые он обозначает, но и на однородные, не упомянутые в охранном документе.

Доменное имя используется в сети Интернет, которая представляет собой объединение компьютеров, соединенных друг с другом посредством телефонной либо иной связи. С помощью этой сети можно передавать, получать информацию с одного компьютера на другой, обмениваться информацией. Возможности данной сети широко используются коммерческими организациями для продвижения своих товаров на рынок, для покупки и продажи товаров.

При таких условиях сам факт открытия интернет-страницы с доменным именем, включающим обозначение, идентичное товарному знаку истца, следует рассматривать как использование товарного знака при отсутствии разрешения правообладателя, то есть незаконное использование.

Кроме того, в условиях, когда нормативные правовые акты, регулирующие порядок регистрации доменных имен, не содержат прямого запрета на использование в доменном имени, заявленном к регистрации, чужого товарного знака (фирменного наименования), действия ответчика по использованию в доменном имени товарного знака, правообладателем которого является другое лицо, о чем должно быть известно ответчику, расцениваются судом как злоупотребление правом, которое не подлежит судебной защите.

Исковые требования в отношении ООО «Интеллект», ООО «ПОЛИГРАФИКА», ООО «Корса» и Кузьминского В.А. о запрете использования обозначения «ЭЛЬДОРАДО» («Eldorado») в доменных именах eldorado32.ru, eldorado33.ru, eldorado35.ru, eldorado52.ru, eldorado54.ru, eldorado61.ru, eldorado62.ru, eldorado67.ru, eldorado69.ru, eldorado73.ru, eldorado77.ru, eldorado78.ru в сети Интернет являются обоснованными и подлежат удовлетворению.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code