Может ли иностранный заявитель получить регистрацию товарного знака, содержащего обозначение, производное от географического названия столицы России

Вопрос 217.

Может ли иностранный заявитель получить регистрацию товарного знака, содержащего обозначение, производное от географического названия столицы России?

 

Ответ.

Не может. Роспатент решением от 30.05.2011 отказал в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009713102/50 на имя компании «ССИ ДЕ БРУА», Франция, в отношении товаров 33 класса МКТУ.

з120

Согласно материалам заявки в качестве товарного знака заявлено комбинированное обозначение в виде этикетки и кольеретки. Решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака обосновывается тем, что заявленное обозначение включает словесный элемент «МОСКОВСКИЙ», представляющий собой прилагательное от слова «Москва» — географического названия столицы и важнейшего политического, научного и культурного центра Российской Федерации. Поскольку заявитель находится во Франции, заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение относительно местонахождения изготовителя товара, которое не соответствует действительности.

Довод заявителя о том, что регистрация знака предназначена для маркировки товара, поставляемого, а также производимого на территории Московского региона, поэтому использование словесного элемента «МОСКОВСКИЙ» не является ложным и не может ввести в заблуждение потребителя, не принят Палатой по патентным спорам, которая по данному мотиву отметила следующее.

Слово «МОСКОВСКИЙ» для российского потребителя однозначно ассоциируется со столицей Российской Федерации — городом Москвой и может восприниматься как указание на место производства товара и место нахождения изготовителя этого товара. В связи с указанным регистрация товарного знака со словом «МОСКОВСКИЙ» на имя французского заявителя не может быть осуществлена, поскольку заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара и места его нахождения.

 

Вопрос 218.

Если словесные элементы сравниваемых обозначений не являются лексическими единицами, можно ли говорить об одинаковой смысловой нагрузке, заложенной в знаках?

 

Ответ.

Нельзя. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное компанией «Agrico» Handelsvereniging voor Akkerbouwgewassen B.A., Нидерланды, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 426469 с приоритетом от 29.03.2010 на имя ООО «Научно-производственная корпорация «Агрико», Москва (далее — правообладатель), в отношении товаров 31 класса МКТУ, указанных в перечне свидетельства.

з118

Доводы возражения сводятся к следующему:

— компания «Agriko» является одним из крупнейших в Европе производителей семенного и столового картофеля, товарные знаки которого продолжительное время используются в более чем 80 странах мира, включая Российскую Федерацию;

— компания «Agriko» является правообладателем международной регистрации N 634948 с конвенционным приоритетом от 08.12.1994 и международной регистрации N 629770 с конвенционным приоритетом от 09.06.1994, а оспариваемый товарный знак сходен с ними по фонетическому критерию сходства.

з119

Компания «Agriko» считает, что противопоставленные обозначения сходны по графическому критерию сходства, словесные элементы «грико» и «agrico», входящие в состав сравниваемых знаков, не имеют смыслового значения. Однако потребитель может предположить, что данные слова производны от слов «агрикультура» и «agricultural».

Правообладатель представил отзыв, в котором наряду с другими доводами, отмечено:

— правообладатель является известной в России компанией — разработчиком новых технологий в области сортовой агротехнологии и одним из крупнейших производителей продукции;

— основное отличие противопоставленных товарных знаков заключается в их графическом исполнении и визуальном восприятии;

— сравниваемые обозначения отличаются по фонетическому критерию сходства;

— правообладатель являлся владельцем тождественного товарного знака по свидетельству N 182711 с приоритетом от 09.12.1998, однако 24.06.2008 решением Палаты по патентным спорам правовая охрана указанного товарного знака была досрочно прекращена ввиду неполучения правообладателем уведомления о наличии заявления о досрочном прекращении правовой охраны;

з118

182711

— экспертиза по оспариваемому обозначению проводилась дважды в 1999 и 2010, и дважды экспертиза приходила к выводу о том, что оно удовлетворяет требованиям законодательства и не является сходным до степени смешения с международными регистрациями N 629770 и 634948;

— правовая охрана товарного знака по свидетельству N 182711 действовала в течение десяти лет, правообладатель международных регистраций не подавал возражения против правовой охраны товарного знака, и, следовательно, товарные знаки сосуществовали в гражданском обороте, не нанося вреда производителям и не нарушая права потребителей;

— лицо, подавшее возражение, является голландской компанией, специализирующейся исключительно на производстве семенного картофеля, что подтверждается приложенными буклетами, а научно-производственная корпорация — на разработке и изготовлении дражированных семян овощей и цветов;

— за долгие годы добросовестного использования товарного знака, продукция корпорации, которая маркируется товарным знаком по свидетельству N 426469, ассоциируется только с ООО «НПК «АГРИКО».

Палата по патентным спорам находит доводы, изложенные в возражении, неубедительными.

Сравнительный анализ свидетельствует об отсутствии сходства между сравниваемыми знаками в целом. Указанное достигается за счет разного общего зрительного восприятия знаков, обусловленного различием их композиционного решения и видом алфавита, которым выполнены словесные составляющие знаков.

Наличие принципиально иных изобразительных элементов и использование различных цветовых сочетаний усиливает несходство знаков в целом.

Сравнительный анализ словесного элемента «грико» оспариваемого товарного знака и словесного знака по международной регистрации «AGRICO» показал, что они отличаются по фонетическому критерию. Довод об одинаковой смысловой нагрузке, заложенной в знаках, не подтвержден фактическими данными и основан на субъективном восприятии лица, подавшего возражение, поскольку словесные элементы «грико» и «AGRICO» не являются лексическими единицами какого-либо языка, то есть являются вымышленными. Отсутствие лексических значений не позволяет провести оценку сходства сопоставляемых обозначений по семантическому фактору.

Правообладатель оспариваемого товарного знака является крупным производителем семян овощей и цветов, имеет множество наград, начиная с 2000 года являлся владельцем тождественного товарного знака с приоритетом от 09.12.1998 и в связи с этим хорошо известен российским потребителям такого рода товаров. В то же время каких-либо документов, доказывающих введение потребителя в заблуждение относительно производителя или качества товаров, лицом, подавшим возражение, не представлено, и, следовательно, довод лица, подавшего возражение, о том, что регистрация оспариваемого товарного знака произведена в нарушение пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, является необоснованным.

 

Вопрос 219.

Могут ли сведения о том, что лицо, подавшее заявление, является учредителем (издателем) журнала, подтверждать его заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием?

 

Ответ.

Могут. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела заявление, поданное ЗАО «Актион-Медиа», РФ, о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 321550 в связи с его неиспользованием. Правообладателем словесного товарного знака «Коммерческий директор» по заявке N 2005720705/50 с приоритетом от 18.08.2005, зарегистрированного 22.02.2007 за N 321550, является ООО «Издательство «ИндексМедиа», Москва.

Правовая охрана товарного знака по свидетельству N 321550 действует в отношении товаров 16 и услуг 35, 38, 41, 42 классов МКТУ, указанных в перечне свидетельства. Представитель правообладателя на заседании коллегии Палаты по патентным спорам отсутствовал, доказательств использования товарного знака по свидетельству N 321550 в отношении вышеуказанных товаров и услуг не представил.

В качестве доказательств заинтересованности лица, подавшего заявление, в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 321550 представлены следующие источники информации:

1) сведения о деятельности лица, подавшего заявление;

2) образцы журналов;

3) сведения о заявке N 2010738618/50.

Анализ материалов заявления показал, что лицо, подавшее заявление, является учредителем (издателем) журнала «Коммерческий директор», а также подало заявку N 2010738618/50 на регистрацию одноименного товарного знака.

Данные обстоятельства свидетельствуют о заинтересованности лица, подавшего заявление, в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 321550 в отношении товаров 16 и услуг 41 классов МКТУ.

Не располагая отзывом правообладателя на поступившее заявление, Палата по патентным спорам, не имея оснований для вывода об использовании товарного знака по свидетельству N 321550, пришла к выводу — удовлетворить заявление и досрочно прекратить правовую охрану товарного знака по свидетельству N 321550 в отношении товаров 16 и услуг 41 классов МКТУ.

 

Вопрос 220.

Можно ли признать предоставление правовой охраны товарному знаку недействительной, поскольку на дату подачи заявки заявитель не был зарегистрирован в качестве юридического лица?

 

Ответ.

Предоставление правовой охраны товарному знаку признать недействительной нельзя, если на дату регистрации товарного знака заявитель приобрел статус юридического лица, что следует из Определения ВАС РФ от 19.01.2012 N ВАС-17437/11 в отношении регистрации товарного знака N 229299.

По мнению предпринимателя, предоставление правовой охраны указанному товарному знаку является недействительной, поскольку на дату подачи заявки N 200726378 на регистрацию товарного знака ЗАО «ТОПАС-М» не было зарегистрировано в качестве юридического лица.

Заявка N 2000726378 на регистрацию комбинированного товарного знака «ТОПАС-М/TOPAS-M» была подана 13.10.2000 от имени ЗАО «ТОПАС-М». Названный комбинированный товарный знак был зарегистрирован 27.11.2002 (свидетельство N 229299) с приоритетом от 13.10.2000 на имя ЗАО «ТОПАС-М» в отношении товаров 11 класса МКТУ и услуг 35, 37, 41, 42 классов МКТУ.

В дальнейшем исключительное право на указанный товарный знак было передано ООО «Производственное объединение «ТОПОЛ-ЭКО».

В настоящее время в результате уступки прав правообладателем спорного товарного знака является компания «Евро-Линк Маркетинг Лимитед».

Предприниматель 08.07.2009 обратился в Палату по патентным спорам Роспатента с возражением против предоставления правовой охраны названному товарному знаку в связи с тем, что регистрация ЗАО «ТОПАС-М» в качестве юридического лица была произведена 27.10.2000, то есть позднее даты подачи заявки N 2000726378.

Роспатент решением от 25.02.2010 отклонил данное возражение, поскольку на момент регистрации спорного товарного знака ЗАО «ТОПАС-М» было зарегистрировано в качестве юридического лица.

Предприниматель, полагая, что данное решение Роспатента недействительно, обратился в арбитражный суд с заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды всех инстанций исходили из того, что на дату государственной регистрации оспариваемого товарного знака (27.11.2002) ЗАО «ТОПАС-М» обладало статусом юридического лица, в связи с чем у Роспатента не было оснований для признания предоставления правовой охраны товарному знаку недействительным. Коллегия судей ВАС РФ согласилась с решениями судов.

 

Вопрос 221.

Какие причины неиспользования правообладателем товарного знака могут считаться независящими от правообладателя?

 

Ответ.

Причины могут быть различными, и суды принимают решение по фактическим обстоятельствам каждого дела. Одна из возможных причин рассмотрена судами и детально проанализирована Девятым арбитражным апелляционным судом (Постановление от 18 января 2012 г. N 09АП-33130/2011-АК по делу N А40-60984/11-5-377).

ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» является правообладателем товарного знака «ШАРМ» по свидетельству N 316647 в отношении товаров 29 класса МКТУ (фруктовое желе, варенье, имбирное варенье, конфитюры, повидло, мармелад, засахаренные фрукты, цукаты) и 30 класса МКТУ (какао-продукты, сахар, хлеб, хлеб из пресного теста, хлебобулочные изделия).

ЗАО «Ярмарка» обратилось в Роспатент с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака «ШАРМ» по свидетельству N 316647.

Решением от 23.04.2011 Роспатент удовлетворил заявление ЗАО «Ярмарка» в части. Досрочно прекращена правовая охрана товарного знака «ШАРМ» по свидетельству N 316647 только в отношении товаров 29 класса МКТУ, кроме мармелада.

ЗАО «Ярмарка» не согласно с оспариваемым решением Роспатента от 23.04.2011 в части оставления правовой охраны товарного знака «ШАРМ» по свидетельству N 316647 в отношении товара «мармелад» по 29 классу МКТУ и по 30 классу МКТУ (какао-продукты, сахар, хлеб, хлеб из пресного теста, хлебобулочные изделия).

Апелляционный суд приходит к выводу, что ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» доказано, что товарный знак «ШАРМ» в отношении товара «мармелад» 29 класса МКТУ не использовался правообладателем в период с 29.09.2007 по 28.09.2010 по независящим от правообладателя причинам.

Причиной неиспользования в смысле п. 2 ст. 1484 ГК РФ товарного знака «ШАРМ» в отношении товара «мармелад» 29 класса МКТУ по независящим от ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» причинам является подготовка технологического процесса производства мармелада.

Такими доказательствами в смысле ст. 64 АПК РФ являются: контракт от 15.09.2008 N 2008/33 между ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» и компанией «NID Pty Ltd» (Австралия) о поставке линии для отливки в крахмальные формы; контракт от 09.04.2009 NSOL 50735 между ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» и компанией «SOLLUCH KG» (Германия) о поставке и наладке глазировочной линии для глазирования желейных изделий; контракт от 08.10.2008 N 102970 между ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» и компанией «Кликнер Хензель Процессинг ГмбХ» (Германия) о поставке и наладке комплексной линии для производства сиропа; контракт от 06.05.2009 N 103231 между ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» и компанией «Кликнер Хензель Процессинг ГмбХ» (Германия) о поставке и наладке комплекта оборудования для производства сиропа.

Исполнение перечисленных контрактов подтверждено соответствующими платежными поручениями за 2009 — 2010 года.

Контракты и платежные поручения подтверждают, что ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» осуществило закупку оборудования, необходимого для выпуска мармелада, что закупка оборудования потребовала значительных денежных средств и была сопряжена с непредвиденным переносом на более поздний срок ввода оборудования в эксплуатацию.

Неиспользование товарного знака «ШАРМ» в отношении товара «мармелад» 29 класса МКТУ по независящим от ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» причинам также подтверждается следующими доказательствами: заданием от 21.01.2009 N 1 на производственное испытание по применению сиропа для мармелада «ШАРМ»; заданием от 27.01.2009 N 2 на производственное испытание по применению сиропа для мармелада «ШАРМ»; заданием от 29.03.2010 N 16 на производственное испытание по разливке мармеладной массы для нового сорта мармелада «ШАРМ».

В результате завершения испытаний по созданию нового сорта мармелада «ШАРМ» ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» была разработана рецептура мармелада в шоколаде «ШАРМ» и технологическая конструкция к нему от 15.05.2010.

В целях производства мармелада ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» были получены соответствующие сертификаты и заключения, предусмотренные действующим законодательством.

В соответствии с договором от 19.03.2007 N 1260, приложением от 27.09.2010 N 7 гражданин Пармон К.Ф. принял на себя обязательство разработать дизайн упаковки для мармелада в шоколаде «ШАРМ».

В 2011 г. ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» начало осуществление производства и продажу мармелада в шоколаде «ШАРМ», что подтверждается платежными документами от марта 2011.

Из перечисленных доказательств следует, что ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» принимало все необходимые действия, чтобы ввести в гражданский оборот мармелад, маркированный товарный знаком «ШАРМ» (заключало контракты на поставку оборудования для производства товара, получало необходимые сертификаты и заключения).

Результатом действий ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» стало введение в гражданский оборот мармелада, маркированного товарным знаком «ШАРМ».

Исходя из фактических обстоятельств рассматриваемого дела апелляционный суд применительно к п. 3 ст. 1486 ГК РФ приходит к выводу, что товарный знак «ШАРМ» по свидетельству N 316647 по товару «мармелад» 29 класса МКТУ не использовался ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» по независящим от ОАО «Кондитерская фабрика «Ударница» обстоятельствам, по уважительным причинам.

 

Вопрос 222.

Как оценивает Роспатент однородность товаров, указанных в классе 05 МКТУ?

 

Ответ.

Ответ на данный вопрос можно получить, проанализировав заключение коллегии Палаты по патентным спорам Роспатента, вынесенное по возражению от 21.11.2011 на решение об отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации N 1028395, поданному компанией «SANOFI-AVENTIS», Франция.

Правовая охрана испрашивается в отношении товаров 05 класса МКТУ, указанных в перечне товаров.

Знак по международной регистрации N 1028395 представляет собой словесное обозначение «VISAMERIN», выполненное стандартным шрифтом буквами английского алфавита. Заявителем был ограничен перечень товаров 05 класса МКТУ следующим образом:

«Pharmaceutical preparations for the prevention and treatment of cardiovascular diseases and of thrombosis; infectious diseases» — «фармацевтические препараты для предотвращения и лечения сердечно-сосудистых заболеваний и тромбозов; инфекционных заболеваний».

Противопоставленный товарный знак по свидетельству N 416614 представляет собой словесный элемент «ВАЗОМИРИН», выполненный заглавными буквами русского алфавита. Товарный знак зарегистрирован на имя компании «ГЕНФА МЕДИКА С.А.», Швейцария, с приоритетом от 02.07.2009 в отношении товаров 05 класса МКТУ: «фармацевтические и ветеринарные препараты; гигиенические препараты для медицинских целей; диетические вещества для медицинских целей, детское питание; пластыри, перевязочные материалы; материалы для пломбирования зубов и изготовления зубных слепков; дезинфицирующие средства; препараты для уничтожения вредных животных; фунгициды, гербициды».

Коллегия Палаты по патентным спорам, признав отсутствие сходства у противопоставляемых обозначений, отметила следующее:

«При отсутствии сходства обозначений необходимости в анализе однородности товаров не имеется, однако коллегия отмечает, что товары 05 класса МКТУ противопоставляемых знаков являются однородными, поскольку относятся к одному виду — фармацевтическим препаратам».

По нашему мнению, детское питание, или перевязочные материалы, или гербициды и фунгициды не относятся к фармацевтическим препаратам, и, принимая решение о регистрации товарного знака, можно было обойтись без такого весьма спорного утверждения об однородности данных товаров.

 

Вопрос 223.

Могут ли различия лексического значения слов, влияющие на их перевод на русский язык, определять охраноспособность товарного знака?

 

Ответ.

Могут. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 29.11.2011, поданное «КОРПОРАСИОН ДЭ ЛОС АНГЕЛЕС, С.А. ДЭ С.В.», Мексика, на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2010707549/50. Обозначение по заявке N 2010707549/50 с приоритетом от 12.03.2010 заявлено на регистрацию в качестве товарного знака на имя заявителя в отношении товаров 33 класса Международной классификации товаров и услуг (далее — МКТУ).

Согласно материалам заявки в качестве товарного знака заявлено комбинированное обозначение, включающее словесный элемент , выполненный оригинальным шрифтом заглавными буквами латинского алфавита, и изобразительный элемент в виде стилизованных изображений трех растений, выполненных в контрастных тонах, одно из которых находится на переднем плане по центру, а два на заднем плане с левой и с правой стороны.

з117

Основанием для принятия отказного решения явилось заключение по результатам экспертизы, обоснованное тем, что заявленное обозначение сходно до степени смешения:

— с товарным знаком по свидетельству N 381277 с приоритетом от 05.03.2002;

з116

— со знаком по международной регистрации N 555645 (приоритет от 26.09.1990);

з115

— и со знаком по международной регистрации N 509414 (приоритет от 31.10.1986),

з114

принадлежащими «CHAMPAGNE VRANKEN», Франция.

В возражении, в частности, было отмечено, что словесная часть заявленного обозначения воспроизводит слово испанского языка и может быть переведена на русский язык как «данная власть»; «данное господство»; «именно это поместье»; «данный дворянский титул»; «эта знать» (EL — определенный артикль мужского рода единственного числа; — многозначное слово испанского языка, означающее 1) власть, господство; 2) поместье; 3) дворянский титул; 4) ист. право (привилегия) сеньора; 5) барство, высокомерие; 6) собир. разг. знать, аристократия). На заседании коллегии Палаты по патентным спорам, состоявшемся 13.01.2012, заявителем уточнен перечень товаров, в отношении которых испрашивается регистрация заявленного обозначения, а именно: перечень ограничен товаром «мескаль (алкогольный напиток из терна или агавы)» 33 класса МКТУ.

Палата по патентным спорам, признавая доводы возражения убедительными, в своем заключении отметила, в частности, следующее.

Словесный элемент заявленного обозначения представляет собой сочетание существительного (с испанского: 1) власть, господство; 2) поместье; 3) дворянский титул; 4) ист. право (привилегия) сеньора; 5) барство, высокомерие; 6) собир. разг. знать, аристократия; см. lingvo.yandex.ru) с определенным артиклем «EL». В испанском языке слово употребляется также в значении «район, провинция» ( de Molina Alto Tajo — Сеньорио-де-Молина-Альто-Тахо — район (комарка) в Испании; см. dic.academic.ru). Исходя из лексического значения слов, с учетом грамматических норм словесный элемент заявленного обозначения может быть переведен на русский язык как «(это) поместье» (то есть конкретное место), «привилегия» и т.д.

«СЕНЬОРИТА» — в Испании: форма вежливого упоминания незамужней женщины или обращения к ней (Кузнецов С.А. Большой толковый словарь русского языка. 1-е изд-е. СПб.: Норинт, 1998; dic.academic.ru).

Словесный элемент заявленного обозначения и упомянутые словесные знаки ( и SENHORA — сеньора, госпожа, хозяйка и др. в переводе с испанского и немецкого соответственно; см. lingvo.yandex.ru) имеют различные семантические значения, обеспечивающие возникновение разных образов при их восприятии и, следовательно, несходство обозначений по семантическому критерию.

Лексические значения заявленного обозначения и противопоставленных товарных знаков способствуют возникновению различных ассоциаций, что обусловливает возникновение разных образов при их восприятии и, следовательно, несходство обозначений по семантическому критерию. В заключении коллегия Палаты подтвердила также отсутствие сходства по графическому и фонетическому критериям.

В отношении ограниченного заявителем перечня товаров коллегией Палаты установлено, что слово «мескаль» представляет собой наименование традиционного для Мексики алкогольного напитка из сброженного сока агавы (ru.wikipedia.org/wiki/Мескаль), применение которого строго регламентируется.

Принимая во внимание положения Меморандума о взаимопонимании между Российской Федерацией и Мексиканскими Соединенными Штатами, коллегия Палаты по патентным спорам считает возможным зарегистрировать заявленное обозначение в отношении товаров «алкогольный напиток из терна или агавы».

 

Вопрос 224.

Может ли серия товарных знаков, принадлежащих лицу, подавшему возражение, и его дочерней компании, повлиять на признание товарного знака сходным до степени смешения?

 

Ответ.

Может, и такая ситуация была принята во внимание при рассмотрении возражения от 08.08.2011 против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 413321, поданного по поручению компании «Грунер + Яр АГ унд Ко КГ», Германия.

Оспариваемый товарный знак по заявке N 2008725682/50 с приоритетом от 12.08.2008 зарегистрирован 12.07.2010 за N 413321 на имя ЗАО «ГеоФото», Москва (далее — правообладатель), в отношении товаров 16 и услуг 35, 38, 41, 42 классов МКТУ, приведенных в перечне свидетельства.

В качестве товарного знака зарегистрировано словесное обозначение «GeoPhoto», выполненное стандартным шрифтом буквами латинского алфавита.

В возражении отмечено, что предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 413321 нарушает исключительные права лица, подавшего возражение, на знаки по международным регистрациям N 431852 (1), N 431852 (2), N 432021 (3), N 641789 (4), N 676342 (5), N 695555 (6), N 863134 (7) и товарный знак по свидетельству N 108440 (8), а также на товарные знаки по свидетельствам N 383774 (9), N 384319 (10), N 389779 (11), N 392520 (12), принадлежащие его дочерней компании — «Г + Я Интернешионал Магазин ГмбХ».

Соответствующие доводы возражающая сторона также представила, и основополагающим доводом служило утверждение о том, что в основу принадлежащих лицу, подавшему возражение, товарных знаков положен словесный элемент «GEO», выступающий как отдельно стоящее слово, как часть изобретенных слов либо в сочетании с другими словесными и изобразительными элементами, при этом товарный знак «GeoPhoto» может рассматриваться как еще один знак из той же серии, обусловливая фонетическое и семантическое сходство сравниваемых обозначений.

Палата по патентным спорам признала доводы возражения убедительными.

Противопоставленные знаки «GEO» по международным регистрациям N 431852, N 431853 с приоритетом от 23.06.1977, «GEO Magazin» по международной регистрации N 432021 с приоритетом от 07.09.1977 являются словесными, выполнены заглавными буквами латинского алфавита черного цвета. Правовая охрана знакам на территории Российской Федерации предоставлена в отношении товаров 16 класса МКТУ.

Противопоставленный знак «GEO Film» по международной регистрации N 641789 с приоритетом от 24.05.1995 является словесным, выполнен стандартным шрифтом буквами латинского алфавита в черном цвете. Правовая охрана знаку на территории Российской Федерации предоставлена в отношении товаров 09 и услуг 41 классов МКТУ.

Противопоставленный знак по международной регистрации N 676342 с приоритетом от 04.03.1997 является комбинированным, включает в свой состав расположенные на зеленом фоне словесные элементы «GEO LINO», выполненные оригинальным шрифтом латинского алфавита в голубом, красном, желтом и белом цветовом сочетании, и «DAS ERLEBNIS-HEFT», выполненные стандартным шрифтом буквами латинского алфавита в белом цвете. Словесный элемент «DAS ERLEBNIS-HEFT» выполнен мелкими буквами и занимает периферийное положение в знаке. Правовая охрана знаку на территории Российской Федерации предоставлена в отношении товаров 09, 16 и услуг 38, 41, 42 классов МКТУ.

Противопоставленный знак по международной регистрации N 695555 с приоритетом от 23.04.1998 является комбинированным, включает в свой состав рамку зеленого цвета с белым квадратом внутри, в верхней части которой расположен словесный элемент «GEO», выполненный стандартным шрифтом заглавными буквами латинского алфавита белого цвета. Правовая охрана знаку на территории Российской Федерации предоставлена в отношении товаров 16, 28 классов МКТУ.

Противопоставленный знак «GEO» по международной регистрации N 863134 с приоритетом от 22.12.2004 является словесным, выполнен стандартным шрифтом заглавными буквами латинского алфавита серого цвета. Правовая охрана знаку на территории Российской Федерации предоставлена в отношении товаров 09, 16 и услуг 35, 38, 41, 42 классов МКТУ.

Противопоставленный товарный знак «GEOЛЁНОК» по свидетельству N 383774 с приоритетом от 22.01.2008 является словесным, выполнен заглавными буквами латинского и русского языков черного цвета. Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 09, 16 и услуг 35, 38, 41 классов МКТУ.

Противопоставленный товарный знак «GEO лёнок» по свидетельству N 384319 с приоритетом от 22.01.2008 является комбинированным, выполнен оригинальным шрифтом буквами латинского алфавита в голубом, желтом, розовом, зеленом и черном цвете. Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 09, 16 и услуг 35, 38, 41 классов МКТУ.

Противопоставленные товарные знаки «GEO History» по свидетельству N 392520 и «GEO Historii» по свидетельству N 389779 с приоритетом от 31.07.2007 являются словесными, выполнены стандартным шрифтом буквами латинского алфавита заглавными и строчными буквами черного цвета. Правовая охрана товарным знакам предоставлена в отношении товаров 16 и услуг 35, 41 классов МКТУ.

При анализе оспариваемого товарного знака «GeoPhoto» и противопоставленных товарных знаков на тождество и сходство принималось во внимание следующее.

Необходимо отметить, что оспариваемый товарный знак «GeoPhoto» включает в свой состав сильные и слабые словесные элементы. Сильным элементом в данном случае является слово «Geo», оригинальное по отношению к заявленным товарам (услугам) и не носящее описательного характера. Словесный элемент «Photo» является слабым элементом в силу своей описательности, поскольку представляет собой указание на вид товара или назначение услуги. Необходимо отметить, что при анализе на тождество и сходство товарных знаков следует учитывать сходство именно сильных элементов. Слово «GeoPhoto» является искусственно образованным и в силу вариативности значения «Geo» может иметь множественную семантику (например, «географическая фотография», «фотография Земли»).

В свою очередь, в основу всех товарных знаков, принадлежащих лицу, подавшему возражение, а также его дочерней компании, положено слово «GEO», причем товарные знаки (1), (2), (3), (7), (8) включают только слово «GEO», а в противопоставленных знаках (4), (5), (6), (9), (10, (11), (12) к этому элементу добавлены словесные элементы «Magazin» (в переводе с английского языка означает «журнал»), «Film» (в переводе — «фильм»), «History» (в переводе «история»), имеющие определенное смысловое значение, а также фантазийные словесные элементы «LINO», «ЛЁНОК», «Historii».

Принимая во внимание, что словесные элементы «Geo»/«GEO» занимают первоначальную позицию в сравниваемых обозначениях, являются либо единственными, либо сильными элементами знаков и именно на них акцентируется внимание потребителя в первую очередь при восприятии обозначений, можно сделать вывод о фонетическом и семантическом сходстве оспариваемого товарного знака и противопоставлений.

Анализ графического исполнения сравниваемых знаков показал, что в оспариваемом и противопоставленных товарных знаках слово «GEO» выполнено стандартным шрифтом буквами латинского алфавита, что обеспечивает сходное зрительное впечатление. Что же касается использования строчных и заглавных букв, а также цветового решения при исполнении слова «GEO» в ряде противопоставленных товарных знаков (6), (7), (8), (10), то данное обстоятельство существенного влияния на восприятие сравниваемых обозначений не оказывает.

Более того, следует отметить, что слово «GEO» выполнено буквами латинского алфавита во всех противопоставленных товарных знаках, даже тех, в которых имеется второй элемент, выполненный буквами кириллицы, таких как «GEOЛЁНОК» (9), «GEO лёнок» (10).

Таким образом, сходство оспариваемого товарного знака и противопоставленных товарных знаков (1) — (12) основано на наличии фонетического, семантического и графического сходства сравниваемых обозначений, что обусловливает ассоциирование товарных знаков друг с другом в целом. Однородность товаров и услуг, маркированных сравниваемыми обозначениями, также подтверждена коллегией Палаты, и предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 413321 признано недействительным полностью.

 

Вопрос 225.

Какие доказательства могут быть приняты во внимание при оценке правомерности регистрации товарного знака на имя дистрибьютора?

 

Ответ.

Ответ можно найти в практике рассмотрения возражений против отказа в регистрации товарного знака. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 20.10.2011, поданное ООО «Финансовая компания «Сторк», г. Москва (далее — заявитель), на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2010703143/50.

Обозначение «SEA PRO» по заявке N 2010703143/50 с приоритетом от 05.02.2010 является словесным, выполнено стандартным шрифтом заглавными буквами латинского алфавита. Обозначение заявлено на регистрацию в качестве товарного знака на имя заявителя в отношении товаров 07, 12 и услуг 35, 37 классов МКТУ, приведенных в перечне заявки.

Отказное решение экспертизы обосновывается тем, что заявленное обозначение воспроизводит обозначение «SEA PRO», используемое компанией «Suzhou Powermax Power Co LTD», Китай, с 1996 года для маркировки товаров и услуг, однородных с заявленными, в связи с чем регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака (знака обслуживания) на имя другого лица будет вводить в заблуждение потребителя относительно изготовителя товаров (лица, оказывающего услуги).

В возражении заявитель выразил свое несогласие с решением об отказе в регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака. Доводы возражения сводятся к следующему:

— заявитель является официальным дистрибьютором в Российской Федерации китайской компании «Suzhou Powermax Power Co LTD». Лодочные подвесные моторы под обозначением «SEA PRO» производятся данной компанией исключительно для заявителя и по его заказу;

— продукция под заявленным обозначением реализуется на российском рынке заявителем;

— заявленное обозначение не используется китайским производителем для индивидуализации собственных лодочных моторов;

— в связи с тем, что компания «Suzhou Powermax Power Co LTD» не возражает с регистрацией заявленного обозначения в качестве товарного знака, ею предоставляется письменное согласие;

— для иных российских производителей указанная китайская компания выпускает лодочные моторы под маркой «SAIL» и др.

В подтверждение изложенных доводов заявителем представлен оригинал письма от компании «Suzhou Powermax Power Co LTD», в котором сообщается следующее: «Suzhou Powermax Power Co LTD» производит продукцию под обозначением «SEA PRO» исключительно для ООО «Финансовая компания «Сторк», которое является полноценным правообладателем на территории Российской Федерации товарного знака «SEA PRO». Компания «Suzhou Powermax Power Co LTD» не возражает против регистрации на имя заявителя товарного знака «SEA PRO» по всем товарам 12 класса МКТУ».

Палата по патентным спорам удовлетворила возражение от 20.10.2011, отменила решение Роспатента от 24.08.2011 и признала возможным зарегистрировать товарный знак по заявке N 2010703143/50.

 

Вопрос 226.

Обязан ли Роспатент в своих решениях по товарным знакам приводить перевод на русский язык наименований товаров и услуг, указанных в международных регистрациях?

 

Ответ.

Обязан, что было отражено в судебном решении при исследовании использования международной регистрации N 211014 (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.10.2011 N 09АП-23142/2011 по делу N А40-9396/11-110-75).

ООО «ОптимаТрейд» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением, с учетом уточненного предмета, о признании частично недействительным решения Роспатента от 13.11.2010 о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака «ORION» по международной регистрации N 211014 в части сохранения ее действия для товаров 09 класса МКТУ, а также о прекращении действия международной регистрации данного товарного знака досрочно полностью для всех товаров 09 класса МКТУ.

Решением от 08.07.2011 суд удовлетворил заявленные требования, признав их обоснованными и документально подтвержденными.

Суд апелляционной инстанции считает, что оснований для отмены или изменения судебного акта не имеется.

Как правомерно установил суд первой инстанции, правильно применив положения Закона о товарных знаках и Гражданского кодекса РФ, факт использования правообладателем в исследуемый период спорного товарного знака в отношении товаров 09 класса МКТУ не подтверждается представленными в материалы дела доказательствами.

При этом судом верно отмечено, что сохранение Роспатентом правовой охраны товарного знака в отношении товаров, для которых использование знака не подтверждалось (однородных товаров), противоречит нормам права.

Вместе с тем согласно положениям ст. 12 Закона о товарных знаках, ст. ст. 1484, 1486 Гражданского кодекса РФ понятие «однородность» не применяется при оценке использования товарного знака. Использование знака оценивается применительно к каждому наименованию товара или услуги, в отношении которого он зарегистрирован. В этой связи для правильного рассмотрения спора необходимо точное понимание товаров, в отношении которых зарегистрирован товарный знак, что невозможно без перевода перечня оспариваемой международной регистрации на русский язык.

Как правильно указал суд первой инстанции, исследуя вопрос использования международной регистрации товарного знака N 211014, Роспатент не перевел наименования товаров, указанные в регистрации на французском языке, чем нарушил п. 1 ст. 68 Конституции РФ, ст. 3 Федерального закона от 01.06.2005 N 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации». Конституционная обязанность государственного органа излагать решение на русском языке не препятствует последующему направлению уведомлений в ВОИС с их переводом на французский язык.

В апелляционной жалобе Роспатент переводит товары 09 класса МКТУ, приведенные в оспариваемой международной регистрации, как «аппараты, гарнитуры, установки, их электрические, электроакустические и электрооптические запасные и второстепенные части для телевидения; камеры и устройства для телевидения».

Между тем согласно официальному переводу, удостоверенному нотариусом г. Москвы Н.Ю. Горшковым, правовая охрана оспариваемой международной регистрации предоставлена в отношении следующих товаров: «приборы, инструменты, оборудование, их отдельные детали и электротехническое, электроакустическое и электрооптическое оборудование для телевизоров, элементы и устройства для телевизоров», то есть, как верно указал суд, касаются отдельных аксессуаров, элементов и частей телевизоров, но не самих телевизоров.

При этом правообладатель не оспаривает того, что данные товары он не производит. Представленные же доказательства касаются только производства телевизоров, собирающихся из частей, которые покупаются у компаний, не имеющих никакого отношения к правообладателю товарного знака.

Таким образом, документы, касающиеся производства телевизоров, не могут подтверждать использование знака в отношении элементов и частей телевизоров, что свидетельствует о несоблюдении требований ст. 22 Закона о товарных знаках, ст. ст. 1484, 1486 Гражданского кодекса РФ.

 

Вопрос 227.

Как экспертиза оценивает возможность регистрации в качестве товарного знака обозначения, сходного с официальной эмблемой международной организации?

 

Ответ.

Оценивает отрицательно, и примером может служить рассмотрение заявки N 2010700851 с приоритетом от 18.01.2010. Предоставление правовой охраны испрашивается в отношении услуг 35 и 36 классов МКТУ.

з113

Заявленное обозначение представляет собой комбинированное обозначение, состоящее из изображения овала синего цвета, в который помещены словесные элементы «Coast Line» и «недвижимость в странах Европы», выполненные оригинальным и стандартным шрифтом буквами латинского и русского алфавитов белого цвета, и изображение десяти пятиконечных звезд желтого цвета (5 у верхнего и 5 у нижнего края).

В заключении по результатам экспертизы указано, что словесный элемент «недвижимость в странах Европы» является неохраноспособным, поскольку он характеризует приведенные в заявке услуги, указывая на их вид и место оказания, а изобразительный элемент сходен до степени смешения с официальной эмблемой Совета Европы, но заявителем при этом не было представлено согласие соответствующего компетентного органа (Совета Европы) на включение этого изображения в товарный знак как неохраняемого элемента.

Палата по патентным спорам, рассмотрев возражение от 29.09.2011, в котором заявитель выразил несогласие с решением Роспатента от 22.06.2011, отметила следующее.

В соответствии с подпунктами (a) и (b) пункта (1) статьи 6-ter Парижской конвенции страны Союза договариваются отклонять или признавать недействительной регистрацию и запрещать путем соответствующих мер использование без разрешения компетентных властей в качестве товарных знаков или в качестве элементов этих знаков гербов, флагов и других государственных эмблем стран Союза, введенных ими официальных знаков и клейм контроля и гарантии, а также всякое подражание этому с точки зрения геральдики, и положения, изложенные выше в подпункте (a), применяются равным образом к гербам, флагам и другим эмблемам, сокращенным или полным наименованиям международных межправительственных организаций, членами которых являются одна или несколько стран Союза, за исключением гербов, флагов и других эмблем, сокращенных или полных наименований, которые уже являются предметом действующих международных соглашений, предназначенных для обеспечения их охраны.

Согласно сведениям с официального интернет-сайта Совета Европы (см. http://www.coe.int) символом Совета Европы и Европейского союза является изображение круга из двенадцати не соприкасающихся друг с другом пятиконечных золотых звезд на фоне небесного (синего) цвета. Звезды, расположенные по кругу, символизируют единение народов Европы. Данный символ используется с начала 1986 года в качестве официальной символики Совета Европы и Европейского сообщества (Европейского союза с момента вступления в силу Маастрихтского договора) на едином европейском флаге и эмблеме. Отмечено, что Европейская комиссия и Совет Европы должны гарантировать правильное использование этого символа и предпринимать все необходимые меры по недопущению его использования не по назначению (см. там же).

В соответствии со сведениями с интернет-портала http://www.wipo.int вышеуказанное обозначение было зарегистрировано 04.10.1979 как эмблема Совета Европы (Emblem N 3556).

з112

Сравнительный анализ заявленного обозначения и символа (эмблемы) Совета Европы и Европейского союза показал, что заявленное обозначение содержит в своем составе изобразительный элемент в виде изображения круга из не соприкасающихся пятиконечных звезд желтого цвета на синем фоне, который является сходным до степени смешения с указанным символом, поскольку они, несмотря на отдельные отличия, ассоциируются друг с другом в целом. Так, сравниваемые изобразительные обозначения состоят из изображений одинаковых по своей внешней форме (пятиконечных) звезд, имеющих одинаковую ориентацию в пространстве. Они имеют одно и то же композиционное построение (по кругу).

В заявленном обозначении словесные элементы разбивают указанный изобразительный элемент на две части, но такая имитация разрыва единого узнаваемого изобразительного элемента (круга из звезд) не приводит к его восприятию как двух отдельных абстрактных элементов (дуг из звезд). Напротив, наличие в знаке словесного элемента «недвижимость в странах Европы» обусловливает восприятие указанного изображения звезд исключительно как изображения европейского символа.

Сходство сравниваемых изобразительных обозначений обусловлено также одинаковым цветовым сочетанием — желтые (золотые) звезды на синем фоне. Следует отметить, что желтый — это имеющий окраску одного из основных цветов спектра (среднего между оранжевым и зеленым), цвета яичного желтка, золота (см. интернет-портал «Словари и энциклопедии на Академике» (http://dic.academic.ru): «Толковый словарь русского языка Кузнецова»). Слова «желтый», «золотой» и «золотистый» являются синонимами (см. там же «Словарь русских синонимов»).

Вместе с тем сравниваемые изобразительные обозначения отличаются количеством изображенных звезд (10 в заявленном обозначении — 12 в эмблеме Совета Европы), однако данные отличия не играют решающей роли при их восприятии в целом.

Изложенное выше обусловливает вывод о сходстве до степени смешения входящего в состав заявленного обозначения изобразительного элемента с символом указанной международной межправительственной организации, что препятствует регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака в соответствии с подпунктами 2 и 4 пункта 2 статьи 1483 ГК РФ и подпунктом (b) пункта (1) статьи 6-ter Конвенции.

При этом заявителем на дату рассмотрения возражения не был представлен документ, который отражал бы согласие соответствующего компетентного органа (Совета Европы) на включение в товарный знак данного изобразительного элемента как неохраняемого в соответствии с абзацем 6 пункта 2 статьи 1483 ГК РФ.

Что касается доводов возражения о наличии в составе заявленного обозначения еще и иных элементов (помимо сходного с символом Совета Европы), а также о различии видов деятельности у заявителя и Совета Европы, то следует отметить, что данные обстоятельства не опровергают приведенные выше выводы о несоответствии заявленного обозначения требованиям указанных конкретных норм права.

Необходимо отметить, в частности, что запрет на включение в состав товарного знака символа Совета Европы, в случае отсутствия выраженного этой организацией согласия на это, относится не к какой-то определенной области деятельности, где возможно смешение средств индивидуализации, а призван воспрепятствовать возникновению у общественности впечатления о наличии любой связи между заявителем и Советом Европы, то есть введению общественности в заблуждение относительно такой связи, и использованию этого символа не по назначению.

Европейская комиссия и Совет Европы, как отмечалось выше, являются компетентными органами, которые гарантируют правильное использование и предпринимают все необходимые меры по недопущению использования данного символа не по назначению (см. http://www.coe.int).

Довод возражения о том, что согласно пункту (2) статьи 6-ter Конвенции запрещение применения официальных знаков и клейм контроля и гарантии действует только в случаях, когда знаки, содержащие их, предназначаются для использования на товарах того же рода или подобных им, также не корректен по отношению к рассматриваемому делу, поскольку данная норма касается использования в составе товарных знаков не символов международных межправительственных организаций и сходных с ними обозначений, а иных обозначений — контрольных и гарантийных знаков отличия.

 Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code