Может ли наличие договора об исключительном дистрибьюторстве служить основанием для регистрации товарного знака на имя агента или представителя лица, которое является обладателем этого исключительного права в одном из государств — участников Парижской конвенции по промышленной собственности

Вопрос 197.

Может ли наличие договора об исключительном дистрибьюторстве служить основанием для регистрации товарного знака на имя агента или представителя лица, которое является обладателем этого исключительного права в одном из государств — участников Парижской конвенции по промышленной собственности?

 

Ответ.

Не может. Палата по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное Ш.И.М., г. Москва, на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2006704594/50 с приоритетом от 01.03.2006. Согласно материалам заявки в качестве товарного знака заявлено обозначение «Teaforte», выполненное оригинальным шрифтом буквами латинского алфавита.

Заявитель выразил свое несогласие с решением экспертизы, доводы которого сводятся к следующему:

— указанная экспертизой фирма TEA FORTE, Inc. заключила с заявителем договор об исключительном дистрибьюторстве от 29.12.2005 сроком на три года;

— необходимость маркировки товара заявителем определяется тем, что в России товарный знак «Teaforte» ранее не был зарегистрирован, и поэтому совершенно логична подача заявки на регистрацию товарного знака фирмой-принципалом либо ее доверенным лицом.

Палата по патентным спорам признала доводы возражения неубедительными. Анализ материалов заявки N 2006704594/50 показал, что на регистрацию в качестве товарного знака заявлено словесное обозначение «Teaforte», которое является сложносоставным словом, состоящим из двух формантов «tea» и «forte». Обозначение выполнено оригинальным шрифтом буквами латинского алфавита, где буква «F» визуально разделяет словесное обозначение на два словесных элемента «tea» и «forte». При этом элемент «tea» является слабым описательным элементом, указывающим на вид товара, а элемент «forte» — оригинальным сильным элементом.

Противопоставленный знак является комбинированным и состоит из словесного элемента «forte», выполненного стандартным шрифтом буквами латинского алфавита, и изобразительной части в виде стилизованного цветка с тремя листьями, расположенного над буквой «r». Сравнительный анализ заявленного обозначения и противопоставленного товарного знака показал полное фонетическое вхождение словесных элементов «forte» противопоставленного товарного знака в заявленное обозначение, что свидетельствует о сходстве знаков по фонетическому фактору сходства словесных обозначений. Смысловое сходство обусловлено совпадением одного из элементов заявленного обозначения («forte» — сильная сторона), на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение со словесными элементами «forte» противопоставленных товарных знаков.

Представленные заявителем материалы подтверждают мнение экспертизы о том, что заявитель является эксклюзивным дистрибьютором американской компании TEA FORTE, Inc. на территории России, следовательно, заявитель занимается продвижением товаров, в том числе чая, маркированного товарным знаком «Teaforte», а не является их изготовителем. Сведений о том, что заявителю предоставлено право регистрировать на свое имя товарный знак «Teaforte», не поступило. В связи с этим вывод экспертизы о том, что заявленное обозначение по заявке N 2006704594/50 способно ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товаров, является правомерным.

 

Вопрос 198.

На какие товарные знаки (тождественные или сходные до степени смешения) распространяется действие статьи 6.septies Парижской конвенции по охране промышленной собственности и статьи 1512 п. 2(5) ГК РФ?

 

Ответ.

Указанные нормы имеют действие как в отношении тождественных товарных знаков, так и в отношении товарных знаков, признанных сходными до степени смешения. Например, коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное Яном Тополом, Чехия, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 305085.

з103

Регистрация оспариваемого товарного знака произведена 18.04.2006 за N 305085 по заявке N 2005727271/50 с приоритетом от 26.10.2005 на имя ООО «Производственное объединение «ТОПОЛ-ЭКО» для товаров 11 и услуг 35, 37, 41, 42 классов МКТУ, указанных в перечне свидетельства. Регистрация данного товарного знака действует до 26.10.2015.

Роспатентом 24.01.2008 за N РД0031663 был зарегистрирован договор об уступке товарного знака по свидетельству N 305085, согласно которому новым владельцем товарного знака является «Евро-Линк Маркетинг Лимитед», Республика Сейшельские Острова, Маэ, Виктория, Виктория Хауз 306 (SC). Срок действия регистрации — до 26.10.2015.

В Палату по патентным спорам поступило возражение, доводы возражения сводятся к следующему:

— лицо, зарегистрировавшее товарный знак по свидетельству N 305085, являлось на момент подачи заявки и регистрации знака агентом и торговым представителем лица, подавшего возражение, который является обладателем исключительных прав на зарегистрированный в Чешской Республике — участнице Парижской конвенции товарного знака N 228177 в отношении однородных товаров и услуг 11 и 37 классов МКТУ, с более ранним приоритетом от 19.03.1999;

з102

— на продукцию Яна Топола в 1999 году получена необходимая разрешительная документация;

— между Яном Тополом и ООО «Производственное объединение «ТОПОЛ-ЭКО» был подписан лицензионный договор о предоставлении неисключительной лицензии на патент Российской Федерации N 262062, который зарегистрирован 16.01.2003 в Роспатенте за N 15882/03;

— на основании данного договора ООО «Производственное объединение «ТОПОЛ-ЭКО» получило доступ к информации, составляющей коммерческую тайну Яна Топола, в частности техническую документацию, необходимую для производства устройства очистки сточных вод;

— 17.09.2002 между сторонами было заключено соглашение об изменении условий лицензионного договора, согласно которому ООО «Производственное объединение «ТОПОЛ-ЭКО» получило право на исключительную лицензию по использованию изобретения с правом предоставления сублицензии;

— указанные изменения были зарегистрированы Роспатентом 20.06.2003;

— в 2003 году правообладатель направил в налоговые органы заявление о регистрации договора коммерческой концессии и соглашение об изменении условий лицензионного договора от 06.05.2003;

— таким образом, правообладатель товарного знака в одной из стран Союза (Ян Топол, Чешская Республика) и правообладатель оспариваемой регистрации ООО «Производственное объединение «ТОПОЛ-ЭКО» были связаны определенными отношениями, благодаря которым ООО «Производственное объединение «ТОПОЛ-ЭКО» стала доступна информация, имеющая отношение к продукции, маркированной знаком «TOPAS»;

— информация об отношениях по лицензионному соглашению и выпускаемой в соответствии с ним продукции содержится в решении Арбитражного суда г. Москвы от 19.11.2004 и Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 16.06.2005 N КГ-А40/4751-05;

— положения лицензионного договора и действия ООО «Производственное объединение «ТОПОЛ-ЭКО» по его исполнению позволяют признать, что ООО «Производственное объединение «ТОПОЛ-ЭКО» отвечает критериям «представитель» Яна Топола в Российской Федерации;

— при этом договором правообладателю не было предоставлено разрешение регистрировать обозначение «TOPAS» в качестве товарного знака на собственное имя в нарушение положений Парижской конвенции, что в соответствии со статьей 28 Закона является основанием для признания такой регистрации недействительной.

Палата по патентным спорам находит доводы, изложенные в возражении, убедительными.

В соответствии с пунктом 1 статьей 6.septies Парижской конвенции, если агент или представитель того, кто является владельцем знака в одной из стран Союза, подает без разрешения владельца заявку на регистрацию этого знака от своего собственного имени в одной или нескольких таких странах, владелец имеет право воспрепятствовать регистрации или потребовать ее аннулирования либо, если закон страны это разрешает, переоформления регистрации в свою пользу, если только агент или представитель не представит доказательств, оправдывающих его действие.

Лицо, подавшее возражение, — Ян Топол, является обладателем исключительных прав на комбинированное обозначение с тождественным словесным элементом «TOPAS», которое зарегистрировано в качестве товарного знака в стране происхождения Чешская Республика в отношении товаров 11 класса МКТУ — очистные сооружения сточных вод и услуг 37 класса МКТУ — строительство, включая выполнение изменений, ремонтные работы в зданиях и их устранение.

В силу тождества словесного элемента «TOPAS», присутствующего в составе оспариваемого товарного знака и товарного знака, зарегистрированного в Чешской Республике, сравниваемые товарные знаки являются сходными.

В Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 мая 2010 года по делу N 09АП-7348/2009-АК отмечено, что «положения пункта 1 статьи 6.septies Парижской конвенции по охране промышленной собственности не исключают защиту прав и законных интересов владельца товарного знака в случае регистрации без его разрешения агентом или представителем сходного до степени смешения товарного знака».

Следовательно, положения пункта 1 статьи 6.septies Парижской конвенции применимы в рассматриваемой ситуации.

На территории Российской Федерации Ян Топол является патентообладателем изобретения «способ очистки сточных вод и установка для осуществления способа» (патент N 2162062). На основании лицензионного договора, зарегистрированного Роспатентом 16.01.2003 за N 15882/03, Ян Топол предоставил ООО «Производственное объединение «ТОПОЛ-ЭКО» неисключительную лицензию на указанный патент для целей производства и продажи установок очистки сточных вод.

В этой связи в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 мая 2010 года по делу N 09АП-7348/2009-АК указано, что «для целей статьи 6.septies Парижской конвенции такие внедоговорные обязательства в силу использования изобретения по патенту N 2162062 и технической информации для производства установок по лицензии, а также представления интересов иностранного предпринимателя в России по защите его патентных прав могут рассматриваться как отношения агента, представителя для целей статьи 6.septies Парижской конвенции».

Таким образом, владелец сходного знака в одной из стран Союза (Ян Топол) и ООО «Производственное объединение «ТОПОЛ-ЭКО» были связаны определенными хозяйственными отношениями, что дает основания рассматривать ООО «Производственное объединение «ТОПОЛ-ЭКО» в качестве агента лица, подавшего возражение. Поскольку Ян Топол не давал разрешения ООО «Производственное объединение «ТОПОЛ-ЭКО» на регистрацию сходного товарного знака со словесным элементом «TOPAS»/»ТОПАС» на территории Российской Федерации, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к заключению, что регистрация товарного знака по свидетельству N 305085 противоречит подпункту 1 пункта 3 статьи 28 Закона и пункту 1 статьи 6.septies Парижской конвенции. Коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу: удовлетворить возражение от 16.01.2007 и признать предоставление правовой охраны товарному по свидетельству N 305085 недействительным полностью.

 

Вопрос 199.

Может ли обозначение получить различительную способность в результате использования, если на рынке присутствует много организаций, использующих это же обозначение?

 

Ответ.

Не может. Палата по патентным спорам рассмотрела возражение от 25.07.2011 на решение Роспатента о государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009719505/50. Обозначение по заявке N 2009719505/50 с приоритетом от 12.08.2009 заявлено на регистрацию на имя ЗАО «Единый расчетный центр», г. Москва, в отношении услуг 35, 36, 39 и 42 классов МКТУ, указанных в перечне.

з101

Роспатентом принято решение от 26.04.2011 о государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009719505/50 в отношении всех заявленных услуг, с исключением из самостоятельной охраны словесного элемента «Единый расчетный центр».

Заключение по результатам экспертизы обосновано тем, что словосочетание «Единый расчетный центр», входящее в состав заявленного обозначения, не обладает различительной способностью и является неохраняемым на основании пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.

Заявитель выразил несогласие с решением, его доводы сводятся к следующему:

— заявитель не согласен с решением Роспатента в отношении неохраноспособности словосочетания «Единый расчетный центр»;

— словосочетание «Единый расчетный центр» приобрело различительную способность в результате его длительного использования заявителем;

— комбинированный логотип, заявленный на регистрацию в качестве товарного знака, является коммерческим обозначением организации заявителя с 2004 года, а с 2009 года и его фирменным наименованием;

— ЗАО «Единый расчетный центр» находится на рынке с 2004 года, имеет ряд успешных реализованных проектов по развертыванию процессинговых центров и консалтинговому сопровождению платежного бизнеса в ряде крупных городов России и Ближнего Зарубежья. Компания заявителя приобрела известность на рынке услуг по проведению безналичных платежей среди физических лиц по погашению кредитов, штрафов ГИБДД, налогов, оплаты задолженности судебным приставам.

Палата по патентным спорам находит доводы возражения неубедительными.

По информации сети Интернет словесное обозначение «Единый расчетный центр» используется различными организациями по всей территории России для осуществления разнообразных расчетных операций, в том числе для удобства граждан при оплате услуг ЖКХ и других услуг. Данная информация дает основания для вывода о том, что словосочетание «Единый расчетный центр» в результате его использования различными субъектами гражданского оборота в различных регионах России не может выполнять основную функцию товарного знака — индивидуализировать услуги, оказываемые юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями. При этом коллегия Палаты по патентным спорам не располагает сведениями о том, что заявитель был первым, кто ввел это обозначение в гражданский оборот.

Поскольку словосочетание «Единый расчетный центр» используется различными хозяйствующими субъектами на рынке расчетных операций и связанных с ними услуг, оно нуждается в свободном использовании, и предоставление на него исключительного права одному субъекту нарушит права на его использование иных участников рынка подобных услуг. Документы, представленные заявителем, не позволяют признать исключительное право заявителя на обозначение «Единый расчетный центр» до даты подачи заявки. В этой связи коллегия полагает, что словосочетание «Единый расчетный центр» не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака, так как не может выступать в качестве средства индивидуализации услуг конкретного юридического лица, что свидетельствует о правомерности вывода экспертизы о несоответствии части заявленного обозначения требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.

 

Вопрос 200.

Может ли использование товарного знака на изделиях, изготовленных по договору поставки между правообладателем и изготовителем бутылок, рассматриваться как противоправное использование товарного знака?

 

Ответ.

Если договором поставки предусмотрено изготовление изделий с маркировкой товарным знаком правообладателя — стороны договора поставки, то не может.

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (Определение от 17.10.2011 N ВАС-13314/11) рассмотрела в судебном заседании заявление ООО «Болинг», г. Санкт-Петербург, от 08.09.2011 о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Вологодской области от 09.12.2010 по делу N А13-10235/2010, Постановления Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2011 и Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.06.2011 по тому же делу, по иску ООО «Болинг» к ОАО «Смердомский стеклозавод» о взыскании 42719274 рублей компенсации за незаконное использование товарного знака истца по свидетельству N 95769, исчисленной исходя из двукратной стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак.

Решением Арбитражного суда Вологодской области от 09.12.2010 в удовлетворении исковых требований отказано. Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2011 решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа Постановлением от 27.06.2011 оставил без изменения судебные акты судов первой и апелляционной инстанций.

Судом установлено, что общество «Болинг» на основании договора об отчуждении исключительного права на товарный знак по свидетельству N 295769 в отношении всех товаров и услуг, зарегистрированного 02.07.2010 (N РД0066575), является правообладателем комбинированного товарного знака, включающего словесное обозначение «BOLING LTD» в отношении товаров 21 класса МКТУ, в том числе бутыли, емкости стеклянные, изделия из стекла, с приоритетом от 21.04.2004.

з100

Между обществом «Смердомский стеклозавод» (продавец) и обществом «Болинг» (покупатель) заключены договоры от 19.11.2008 N 10/08-СБ и от 11.01.2010 N 01/10-СБ, согласно которым продавец принял на себя обязательство поставить покупателю стеклянную бутылку зеленого цвета, в количестве и ассортименте согласно спецификациям, являющимся неотъемлемой частью настоящего договора, а покупатель обязался принять и оплатить продукцию.

Суды пришли к выводу о том, что ответчиком не нарушены исключительные права истца на товарный знак, поскольку изготовление стеклянных бутылок типа П-29-А-700-ИМПЕРИАЛ с размещенным на них элементом товарного знака «BOLING LTD» осуществлено ответчиком в рамках заключенных с истцом договоров поставки с согласия истца, а введение указанных бутылок в гражданский оборот произведено истцом самостоятельно по договорам поставки, заключенным с производителем винной продукции.

Суды признали, что в материалах дела не имеется доказательств, подтверждающих, что обнаруженные истцом в свободной продаже стеклянные бутылки с имеющимся на донышке обозначением «BOLING LTD» выпущены в гражданский оборот не истцом, а иным лицом. Не имеется и доказательств, свидетельствующих, что ответчик изготавливал стеклянные бутылки на формокомплекте с имеющимся товарным знаком истца не на основании договора поставки с истцом, а на основании иных сделок, в частности с ООО «Империал ВИН».

Суд определил в передаче дела N А13-10235/2010 Арбитражного суда Вологодской области в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда Вологодской области от 09.12.2010 по делу N А13-10235/2010, Постановления Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2011 и Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.06.2011 отказать.

 

Вопрос 201.

Как соотносятся дата начала действия регистрации товарного знака с должной степенью осмотрительности, которую должен проявлять добросовестный участник гражданского оборота при реализации своей продукции?

 

Ответ.

Ответ на данный вопрос можно найти в судебных решениях по спорам ОАО «КАМАЗ» с производителями уменьшенных моделей автомобилей (Определение об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N ВАС-14487/11, г. Москва, 18 ноября 2011 г.)

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании заявление ООО «БАУЕР» (г. Москва) о пересмотре в порядке надзора Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2011 по делу N А40-114173/10 Арбитражного суда г. Москвы и Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 07.09.2011 по тому же делу по иску ОАО «КАМАЗ» (г. Набережные Челны) к ООО «БАУЕР» (г. Москва) о взыскании 2800000 руб. компенсации за незаконное использование товарных знаков (согласно уточнению искового требования в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Судами установлено, что истец является правообладателем товарных знаков:

— с изобразительным элементом в виде бегущей лошади и словесным элементом «KAMAZ» в латинской транскрипции по свидетельству N 380303 с приоритетом от 7 февраля 2008 года в отношении товаров 28 класса МКТУ — автомобили (игрушки), модели транспортных средств уменьшенные;

— с изобразительным элементом в виде бегущей лошади и словесным элементом «KAMAZ» в латинской транскрипции по свидетельству N 35 с приоритетом от 31 декабря 1999 года в отношении товаров 12 класса МКТУ — автомобили, двигатели (автомобильные), узлы, агрегаты и запасные части к автомобилям;

— со словесным элементом «КАМАЗ», выполненным в русской транскрипции, по свидетельству N 375533 с приоритетом от 29 декабря 2007 года в отношении товаров 28 класса МКТУ (модели транспортных средств уменьшенные);

— со словесным элементом «КАМАЗ», выполненным в русской транскрипции, по свидетельству N 37 с приоритетом от 31 декабря 1999 года в отношении товаров 12 класса МКТУ — автомобили, двигатели (автомобильные), узлы, агрегаты и запасные части к автомобилям;

— со словесным элементом «KAMAZ», выполненным в латинской транскрипции, по свидетельству N 375534 с приоритетом от 29 декабря 2007 года в отношении товаров 28 класса МКТУ (модели транспортных средств уменьшенные);

— со словесным элементом «KAMAZ», выполненным в латинской транскрипции, по свидетельству N 36 с приоритетом от 31 декабря 1999 года в отношении товаров 12 класса МКТУ — автомобили, двигатели (автомобильные), узлы, агрегаты и запасные части к автомобилям;

— с изобразительным элементом в виде бегущей лошади по свидетельству N 375535 с приоритетом от 29 декабря 2007 года в отношении товаров 28 класса МКТУ (модели транспортных средств уменьшенные).

Соглашаясь с выводом суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции указал, что исключительное право на использование товарных знаков «КАМАЗ» и «KAMAZ» в отношении товаров 28 класса МКТУ (модели транспортных средств уменьшенные) возникло у истца с момента подачи заявки на государственную регистрацию права на товарные знаки, т.е. с 29 декабря 2007 года.

Частью 1 статьи 1493 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что после подачи заявки на товарный знак в Роспатент любое лицо вправе ознакомиться с документами заявки. В связи с этим доводы заявителя о том, что по состоянию на январь 2007 года (время начала поставок игрушек) ОАО «КАМАЗ» не являлось правообладателем спорных товарных знаков в отношении товаров 28 класса МКТУ, а ООО «БАУЕР» могло узнать о регистрации ОАО «КАМАЗ» прав на спорные товарные знаки лишь после публикации соответствующих сведений, суд кассационной инстанции отклонил, указав, что ООО «БАУЕР» как добросовестный участник гражданского оборота, реализуя продукцию, маркированную общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, должно было проявить должную степень осмотрительности.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации определил: в передаче дела N А40-114173/10 Арбитражного суда г. Москвы в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора Постановления Девятого арбитражного суда апелляционного суда от 11.04.2011 по делу N А40-114173/10 Арбитражного суда г. Москвы и Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 07.09.2011 по тому же делу отказать.

 

Вопрос 202.

Может ли транслитерация буквами латинского алфавита русской фамилии однозначно ассоциироваться с русской фамилией?

 

Ответ.

Не может. Коллегия Палаты по патентным спорам, рассмотрев возражение на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2010703232/50 с приоритетом от 08.02.2010, отметила следующее.

Согласно описанию, приведенному в заявке, в качестве товарного знака заявлено словесное обозначение «RUBLEV», выполненное стандартным шрифтом буквами латинского алфавита.

Роспатентом 27.06.2011 было принято решение о государственной регистрации товарного знака в отношении всех услуг 35 класса МКТУ. В отношении товаров 32 и 33 класса МКТУ ввиду несоответствия заявленного обозначения требованиям пункта 6 статьи 1483 ГК РФ было вынесено решение об отказе в государственной регистрации. Основанием для принятия решения являлось заключение по результатам экспертизы, согласно которому заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака, так как заявленное обозначение сходно до степени смешения с противопоставленными товарными знаками.

Палата по патентным спорам находит доводы возражения неубедительными.

Противопоставленный товарный знак «РУБЛЕВКА» по свидетельству N 378745 является словесным, выполненным стандартным шрифтом буквами русского алфавита. Противопоставленный товарный знак «RUBLEVKA» по свидетельству N 278281 является словесным, выполненным стандартным шрифтом буквами латинского алфавита. Противопоставленные товарные знаки зарегистрированы на имя одного лица в отношении товаров 32 и 33 классов МКТУ.

Сравнительный анализ заявленного обозначения и противопоставленных товарных знаков показал следующее. Фонетическое сходство заявленного обозначения и противопоставленных знаков обусловлено полным фонетическим вхождением заявленного обозначения в противопоставленные товарные знаки. Сравниваемые обозначения отличаются двумя звуками в конце слов.

Обозначения «RUBLEV» и «RUBLEVKA» в словарях основных европейских языков отсутствуют. Обозначение «Рублевка» — неофициальное название местности к западу от Москвы вдоль Рублево-Успенского шоссе. Административно-территориальной единицы «Рублевка» не существует. Указанное название применяется в жаргонной речи. Анализ словарно-справочных источников позволил сделать вывод о том, что обозначения «Рублевка», «RUBLEVKA» и «RUBLEV» являются фантазийными.

Поскольку сравниваемые обозначения являются фантазийными, анализ по семантическому критерию сходства невозможен. Коллегия Палаты по патентным спорам не может согласиться с доводом заявителя, что заявленное обозначение является транслитерацией русской фамилии «Рублев», поскольку оно выполнено буквами латинского алфавита и не может однозначно ассоциироваться с русской фамилией.

Графическое сходство заявленного обозначения и противопоставленного товарного знака обусловлено выполнением их стандартным шрифтом буквами латинского алфавита. Что касается графического отличия заявленного обозначения и противопоставленного товарного знака, то при установлении фонетического сходства графический критерий не является определяющим. Однородность товаров 32 и 33 классов МКТУ, в отношении которых испрашивается регистрация, и товаров 32 и 33 классов, в отношении которых зарегистрированы противопоставленные товарные знаки, очевидна, так как они полностью совпадают, имеют одинаковое назначение, круг потребителей и одно место реализации.

Таким образом, установленное сходство сравниваемых обозначений и однородность товаров 32 и 33 классов МКТУ свидетельствует о сходстве до степени смешения заявленного обозначения с противопоставленными товарными знаками, и, следовательно, о невозможности его регистрации в качестве товарного знака по основаниям, предусмотренным пунктом 6 статьи 1483 ГК РФ, и о правомерности решения Роспатента от 27.06.2011.

При установлении сходства коллегия Палаты по патентным спорам исходила из того, что заявленное обозначение предназначено для маркировки безалкогольной и алкогольной продукции, которая является товаром широкого потребления, и вероятность смешения товаров, маркированных сходными товарными знаками, увеличивается.

Что касается наличия ранее зарегистрированного товарного знака со сходным словесным элементом «РУБЛЕВЪ» на имя заявителя, то это не может быть основанием для предоставления правовой охраны товарному знаку по заявке N 2010703232, так как законодательством, регулирующим правоотношения по предоставлению исключительного права на товарный знак, не предусмотрен учет наличия старших прав на сходные знаки, а напротив, оценка охраноспособности обозначения по каждой заявке проводится отдельно с учетом всех обстоятельств дела на момент проведения экспертизы, в том числе противопоставляются все более ранние права.

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу отказать в удовлетворении возражения от 27.09.2011 и оставить в силе решение Роспатента от 27.06.2011.

 

Вопрос 203.

Может ли намерение производить продукцию под сходным товарным знаком служить основанием для признания заинтересованности такого лица в оспаривании чужого товарного знака по неиспользованию?

 

Ответ.

Может, и подобный случай рассматривался в Палате по патентным спорам Роспатента.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела заявление от 22.09.2009, поданное ОАО «Мариинский ликеро-водочный завод», г. Мариинск, о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака «БЕРЛОГА» по свидетельству N 307218, при этом установлено следующее.

Регистрация товарного знака «БЕРЛОГА» по заявке N 2000726386/50 с приоритетом от 18.10.2000 произведена 25.05.2006 в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации за N 307218. Товарный знак зарегистрирован на имя ООО «Компания по управлению недвижимостью «Владелец», 446221, Самарская обл., Волжский район. С. Сухая Вязовка, СПК «Победа», в отношении товаров 16, 29, 30, 32, 33 и услуг 42 классов МКТУ, указанных в перечне.

В Палату по патентным спорам поступило заявление от 22.09.2009 о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака «БЕРЛОГА» по свидетельству N 307218 в отношении всех указанных в перечне регистрации товаров 32, 33 классов МКТУ по причине его неиспользования в течение трех лет до даты подачи настоящего заявления.

Лицо, подавшее заявление, в качестве обоснования своей заинтересованности в подаче заявления указало, что является производителем более чем пятидесяти наименований водок и ликероводочных изделий, слабоалкогольных и безалкогольных газированных напитков, минеральной и питьевой воды. ОАО «Мариинский ликероводочный завод» производит такие известные марки водок, как «BELUGA/БЕЛУГА» и «Медвежий угол», см. сайт mlvz.net. Лицо, подавшее заявление, проиллюстрировало свои доводы следующими материалами:

— фотографии продукции под наименованиями «BELUGA/БЕЛУГА» и «Медвежий угол»;

— приказ ОАО «Мариинский ликероводочный завод» от 20.07.2009 за N 2872/01/09 о мероприятиях по укреплению позиций предприятия на локальных рынках путем разработки концепции новых брендов;

— служебная записка начальника отдела маркетинга генеральному директору ОАО «Мариинский ликероводочный завод», касающаяся результатов разработки отделом маркетинга проекта расширения линейки выпускаемой заводом продукции «Медвежий угол»: «Медвежья берлога» и «Медвежий бочонок» и проверки этих обозначений на патентную чистоту;

— приказ ОАО «Мариинский ликероводочный завод» от 15.09.2009 за N 2901/01/2009 о подготовке и подаче заявления о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака «БЕРЛОГА» по свидетельству N 307218, выявленного в ходе проведения проверки разработанных обозначений на патентную чистоту;

— лицензия от 07.04.2009 N 1604 на производство, хранение и поставку произведенных спиртовых напитков (водки, ликероводочных изделий, коньяков из обработанных коньяков), выданная ОАО «Мариинский ликероводочный завод»;

— макет этикетки для водки «Медвежья берлога».

Заявление от 22.09.2009 было рассмотрено на заседании коллегии Палаты по патентным спорам 09.04.2010, и по результатам рассмотрения заявления Роспатентом было принято решение от 21.04.2010 о прекращении делопроизводства по заявлению от 22.09.2009 о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 307218 в связи с непризнанием лица, подавшего заявление, заинтересованным в подаче данного заявления.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 11.04.2011 по делу N А40-87973/10-27-768 признано недействительным решение Роспатента от 21.04.2010 о прекращении делопроизводства по заявлению от 22.09.2009 о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 307218.

В соответствии с положением статьи 12 ГК РФ признание недействительным решения Роспатента влечет за собой восстановление положения, существовавшего до нарушения права. Таким образом, во исполнение Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 11.04.2011 заявление рассматривается коллегией Палаты по патентным спорам повторно.

Палата по патентным спорам пришла к следующему выводу.

В качестве обоснования заинтересованности в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 307218 лицо, подавшее заявление, дополнительно к материалам, имеющимся в деле, представило дополнительные сведения, а именно:

— лицензии на производство и реализацию алкогольной продукции;

— сведения об объемах произведенной продукции;

— информацию об обозначении «Медвежья берлога» по заявке N 2011728272/50.

Из ранее имеющихся в материалах дела сведений, а также представленных дополнительных материалов, касающихся деятельности ОАО «Мариинский ликероводочный завод», усматривается, что лицо, подавшее заявление, является производителем алкогольной продукции и имеет намерение реального использования в гражданском обороте сходного обозначения «Медвежья берлога». В этой связи коллегия Палаты по патентным спорам усматривает заинтересованность лица, подавшего заявление, в отношении товаров 32, 33 классов МКТУ, указанных в перечне товарного знака по свидетельству N 307218.

В отношении использования товарного знака по свидетельству N 307218 в отношении товаров 32, 33 классов МКТУ следует отметить следующее. С учетом даты (22.09.2009) поступления заявления период времени, за который правообладателю необходимо доказать использование принадлежащего ему товарного знака, исчисляется с 22.09.2006 по 21.09.2009 включительно. Товарный знак «БЕРЛОГА» по свидетельству N 307218 является словесным, выполнен стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита. Правовая охрана товарному знаку предоставлена в отношении товаров 16, 29, 30, 32, 33 и услуг 42 классов МКТУ.

На дату рассмотрения заявления (23.11.2011) от правообладателя товарного знака не поступало уведомление об изменении его имени или адреса, предусмотренное статьей 17 Закона и статьей 1505 ГК РФ. Ввиду этого, направив уведомление правообладателю по имеющемуся адресу, Палата по патентным спорам исчерпала свои возможности по извещению правообладателя товарного знака о поступившем заявлении от 22.09.2009 о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 307218 в связи с его неиспользованием.

Не располагая отзывом правообладателя на поступившее заявление, Палата по патентным спорам не имеет оснований для вывода об использовании товарного знака по свидетельству N 307218 в установленные законодательством сроки в отношении товаров 32, 33 классов МКТУ, следовательно, не находит оснований для отказа в удовлетворении заявления от 22.09.2009. Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу: удовлетворить заявление от 22.09.2009 и досрочно прекратить правовую охрану товарного знака по свидетельству N 307218 в отношении всех товаров 32, 33 классов МКТУ.

 

Вопрос 204.

Если в название заявленного промышленного образца входит чужой зарегистрированный товарный знак, можно ли, уточнив название промышленного образца, повлиять на изменение решения экспертизы об отказе в выдаче патента на промышленный образец?

 

Ответ.

Можно, и такая ситуация имело место при рассмотрении в Палате по патентным спорам возражения ООО «Экспериментальное художественно-производственное объединение «Вель» на решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам об отказе в выдаче патента Российской Федерации на промышленный образец по заявке N 2009500868/49, по которой заявлен промышленный образец «Графин «Эгоист» с пробкой-стопкой и подставкой», совокупность признаков которого изложена в перечне существенных признаков, отображенных на изображениях изделия, представленных заявителем в корреспонденции, поступившей 22.03.2010, в следующей редакции:

«Графин «Эгоист» с пробкой-стопкой и подставкой

характеризующийся:

— составом формообразующих элементов изделия: графин, пробка;

— выполнением графина, состоящего из основания, тулова, горлышка, пробки;

отличающийся:

— составом комплекта, включающим: графин с пробкой, подставку;

— выполнением графина с пробкой из стекла, а подставки из металла;

— графин встроен в металлическое декоративное художественное обрамление — подставку;

— выполнением пробки в виде стопки, конусообразной формы, зауженной книзу;

— металлическое обрамление выполнено под цвет бронзы и играет роль подставки, обеспечивающей художественную декоративность и устойчивость;

— выполнением подставки в виде галстука под цвет бронзы с треугольным узлом на верхней части тулова, жестко соединенного с нижним кольцевым элементом посредством полоски, соприкасающейся с декорированной округлой поверхностью тулова;

— бронзовый галстук с треугольным узлом выполнен в виде кольца-хвата».

По результатам рассмотрения Роспатент принял решение об отказе в выдаче патента на промышленный образец от 08.09.2010 в связи с тем, что заявленное решение не может быть признано объектом патентных прав согласно пункту 4 статьи 1349. Данный вывод мотивирован тем, что название заявленного решения содержит словесный элемент, сходный до степени смешения с товарными знаками «EGOIST» N 584186 и N 55377 (далее — [1]), международная регистрация которых состоялась до даты приоритета заявленного промышленного образца в отношении однородных с изделием товаров, право на которые не принадлежит заявителю.

На решение об отказе в выдаче патента на промышленный образец в Палату по патентным спорам в соответствии с пунктом 3 статьи 1387 ГК РФ поступило возражение от 12.05.2011, в котором заявитель выразил несогласие с мотивировкой данного решения, приводя следующие доводы.

По мнению заявителя, «русское слово «эгоист» не может принадлежать товарному знаку» и, следовательно, не может привести к смешению с товарными знаками. Кроме того, в возражении подчеркнуто, что слово «эгоист» включено заявителем в название художественно-конструкторского решения в качестве торгового названия изделия, которое не претендует на регистрацию в качестве товарного знака.

Палата по патентным спорам отметила, в частности, следующее. В соответствии с подпунктом (1) пункта 9.5. Регламента не могут быть объектами патентных прав согласно пункту 4 статьи 1349 ГК РФ результаты интеллектуальной деятельности в сфере художественного конструирования, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали. К таким результатам интеллектуальной деятельности относятся, в частности, решения, способные ввести в заблуждение пользователя изделия в отношении производителя и (или) места производства изделия и (или) товара, для которого изделие служит, в частности, тарой, упаковкой, эмблемой, этикеткой.

К решениям, способным ввести в заблуждение, относятся, в частности, решения, воспроизводящие или включающие элементы, тождественные или производящие общее впечатление, которое может привести к смешению с известными на дату подачи заявки на промышленный образец товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных с изделием товаров и (или) товаров, для которого изделие служит, в частности, тарой, упаковкой, эмблемой, этикеткой, и имеющими более ранний приоритет.

Заявленное решение, как результат интеллектуальной деятельности в сфере художественного конструирования (характеризуется признаками внешнего вида изделия, определяющими его эстетические и эргономические особенности), способно ввести в заблуждение пользователя изделия в отношении производителя и (или места производства) товара, для которого изделие служит, в частности, тарой.

Данный вывод обусловлен тем, что словесный элемент «Эгоист», включенный в название заявленного в качестве промышленного образца решения, является тождественным семантически и фонетически со словесными товарными знаками «EGOIST», известными на дату подачи заявки на промышленный образец, но принадлежащими другому лицу, охраняемыми в соответствии с международным договором Российской Федерации в отношении однородных с изделием товаров и имеющими более ранний приоритет.

Коллегия Палаты по патентным спорам, руководствуясь пунктом 4.9 Правил ППС, сочла возможным предложить заявителю устранить причины, послужившие основанием для вывода об отнесении заявленного решения к перечню объектов, не признаваемых патентоспособными промышленными образцами, путем исключения из названия промышленного образца и соответственно из перечня существенных признаков словесного обозначения «Эгоист».

Коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу о возможности удовлетворить возражение, поступившее 12.05.2011, отменить решение Роспатента от 08.09.2010 и выдать патент Российской Федерации на промышленный образец с перечнем существенных признаков, представленным заявителем на заседании коллегии Палаты по патентным спорам.

 

Вопрос 205.

Может ли известность транслитерации иностранного словесного обозначения и связанного с ней иного произношения данного слова служить основанием для признания товарных знаков сходными до степени смешения?

 

Ответ.

Может, и примером является рассмотрение возражения, поданного компанией «ЕВМ Хайтек Велдинг ГмбХ», Германия, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 343545 по заявке N 2006735278/50.

Регистрация оспариваемого товарного знака по свидетельству N 343545 с приоритетом от 04.12.2006 произведена 08.02.2008 на имя ЗАО «Екатеринбург Велдинг Машинз», г. Екатеринбург, в отношении товаров 09 и услуг 35, 42 классов МКТУ.

з99

В поступившем в Палату по патентным спорам возражении от 19.04.2011 выражено мнение о том, что регистрация N 343545 оспариваемого товарного знака произведена в нарушение требований, установленных пунктом 3 и пунктом 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации. Возражение мотивировано тем, что словесный элемент «ЕВМ» оспариваемого товарного знака является сходным до степени смешения со знаком «EWM» по международной регистрации N 681554, принадлежащим лицу, подавшему возражение, и имеющим более раннюю дату приоритета в отношении однородных товаров 09 и услуг 35, 42 классов МКТУ. Кроме того, сходство знака «ЕВМ» со знаком «EWM» может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно компании, производящей товары и оказывающей услуги, маркированные знаком «EWM».

з98 Палата по патентным спорам считает доводы возражения убедительными. При анализе противопоставленной международной регистрации было выявлено, что словесный элемент «EWM» транслитерируется и произносится с немецкого языка как «ЕВМ» (см. Лидин Р.А. Иностранные фамилии и личные имена. Практика транскрипции на русский язык: Справочник. Москва: Толмач, 2006. С. 183).

Таким образом, сравнительный анализ сопоставляемых обозначений показал, что они являются фонетически сходными, что обусловлено одинаковым количеством букв, одинаковым количеством и составом гласных звуков «Е»/»E» и согласных звуков «ВМ», «WM», одним и тем же порядком их расположения.

По семантическому фактору сходства не представляется возможным провести оценку, поскольку сопоставляемые обозначения не являются лексическими единицами какого-либо языка и, следовательно, являются фантазийными.

Графически оспариваемая регистрация и противопоставленный знак сближаются за счет совпадения начертания начальных и конечных букв «Е» и «М». Следует отметить, что выполнения букв «Е» и «В» в оригинальной графической манере в оспариваемом товарном знаке не влияет на прочтение этих букв и, следовательно, не влияет на восприятие знака в целом.

Однородность товаров и услуг была также подтверждена. При установлении однородности товаров, представленных в перечнях оспариваемого обозначения и противопоставленной международной регистрации, коллегия Палаты по патентным спорам исходила из того, что чем сильнее сходство сравниваемых знаков, тем выше опасность смешения их потребителями, и, следовательно, шире диапазон товаров и услуг, которые должны рассматриваться как однородные.

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу: удовлетворить возражение от 19.04.2011 и признать недействительным предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 343545 в отношении определенных (перечислены в заключении Палаты) товаров 09 класса МКТУ и в отношении всех услуг 35 и 42 классов МКТУ.

 

Вопрос 206.

Какое значение в оценке охраноспособности товарного знака может иметь заключение Геральдического совета при Президенте Российской Федерации?

 

Ответ.

Заключение Геральдического совета при Президенте РФ может иметь определяющее значение, что подтверждено при рассмотрении в Роспатенте возражения от 26.09.2011, поданного Общероссийским союзом общественных объединений «Российский союз боевых искусств», Россия (далее — заявитель), на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2010738749/50.

На регистрацию в качестве товарного знака по заявке N 2010738749/50 с приоритетом от 01.12.2010 на имя заявителя было заявлено комбинированное обозначение, включающее словесный элемент «РОССИЙСКИЙ СОЮЗ БОЕВЫХ ИСКУССТВ», выполненный буквами русского алфавита стандартным шрифтом, и изобразительный элемент в виде стилизованного изображения звезд на фоне круга, внутри которого расположены волнистые линии. Предоставление правовой охраны товарному знаку испрашивается в черном, белом, красном, синем, желтом цветовом сочетании и в отношении товаров 16, 18, 25, 28, 32 классов и услуг 41 класса МКТУ, указанных в перечне заявки.

з97

Решением Роспатента от 21.06.2011 было отказано в государственной регистрации товарному знаку по заявке N 2010738749/50. Заключение мотивировано тем, что заявленное обозначение включает изобразительный элемент, сходный до степени смешения с флагом Российской Федерации. Кроме того, экспертиза указывает, что словесный элемент «РОССИЙСКИЙ СОЮЗ БОЕВЫХ ИСКУССТВ», представляющий собой видовое наименование предприятия, является неохраняемым на основании п. 1 статьи 1483 ГК РФ.

Палата по патентным спорам считает доводы возражения убедительными ввиду нижеследующего. Согласно положениям статьи 1 Федерального конституционного закона РФ о Государственном флаге Российской Федерации Государственный флаг Российской Федерации является официальным государственным символом Российской Федерации. Государственный флаг Российской Федерации представляет собой прямоугольное полотнище из трех равновеликих горизонтальных полос: верхней — белого, средней — синего и нижней — красного цвета. Отношение ширины флага к его длине 2:3.

Как указано выше, заявленное обозначение включает изобразительный элемент, выполненный в виде круга, разделенного на три горизонтальные полосы: верхняя — белого, средняя — синего и нижняя — красного цветов. Следует обратить внимание, что характер стилизации заявленного изображения не меняет восприятие изображения Государственного флага Российской Федерации, так как заявленный изобразительный элемент выполнен в виде трех полос в бело-сине-красной цветовой гамме, т.е. сохранена последовательность чередования, ориентация полос и их цветовая гамма.

Коллегия Палаты по патентным спорам также отмечает, что воспроизведение в заявленном обозначении изображения в совокупности с применением словесного элемента «РОССИЙСКИЙ» непосредственно указывает на конкретную страну — Россию.

Таким образом, оценивая все обстоятельства в совокупности, коллегия Палаты по патентным спорам полагает, что заявленное обозначение включает в себя элемент, сходный до степени смешения с государственной символикой Российской Федерации, а именно с Государственным флагом Российской Федерации.

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам признала решение Роспатента правомерным и не усматривает оснований для признания обозначения по заявке N 2010738749/50 соответствующим требованиям пункта 2 статьи 1483 ГК РФ.

Вместе с тем представленное заявителем заключение Геральдического совета при Президенте Российской Федерации является основанием для вывода о соответствии заявленного обозначения требованиям пункта 2 статьи 1483 ГК РФ. Анализ смыслового значения словесного элемента показал, что обозначение «РОССИЙСКИЙ СОЮЗ БОЕВЫХ ИСКУССТВ» (российский — относящийся к России, союз — общественная организация, объединение, боевые искусства — это различные системы единоборств и самозащиты) в силу своей семантики позволяет воспринимать данное обозначение в качестве элемента, который указывает на видовое наименование предприятия и его характеристики и который на основании пункта 1 статьи 1483 ГК РФ является неохраняемым.

Вместе с тем указанная правовая норма допускает регистрацию обозначений в качестве товарных знаков, которые приобрели различительную способность в результате их использования. В связи с этим коллегией Палаты по патентным спорам приняты во внимание обстоятельства, связанные с приобретением различительной способности обозначения «РОССИЙСКИЙ СОЮЗ БОЕВЫХ ИСКУССТВ» до даты подачи (01.12.2010) заявки N 2010738749/50.

Коллегия Палаты по патентным спорам приняла во внимание документы, находящиеся в материалах дела, анализ которых показал следующее. Общероссийский союз общественных объединений «Российский союз боевых искусств» (далее — РСБИ) — это крупнейшая в России организация в области боевых искусств. 22 декабря 2005 года РСБИ принят в члены Олимпийского комитета России (ОКР) постановлением Олимпийского собрания ОКР. За первый год своей деятельности РСБИ выстроил сеть региональных филиалов в 75 субъектах Российской Федерации. Ежегодно РСБИ проводит сотни мероприятий, основной целью которых является популяризация и пропаганда боевых искусств как самого массового спортивного движения в России.

Таким образом, представленные материалы свидетельствуют о том, что обозначение «РОССИЙСКИЙ СОЮЗ БОЕВЫХ ИСКУССТВ» длительно и интенсивно использовалось заявителем как средство индивидуализации товаров и услуг до даты приоритета рассматриваемого обозначения, в результате чего приобрело различительную способность. Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу: удовлетворить возражения от 26.09.2011, отменить решение Роспатента от 21.06.2011 и зарегистрировать товарный знак по заявке N 2010738749/50.

Геральдический совет не посчитал заявленное графическое обозначение сходным до степени смешения с флагом Российской Федерации.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code