Могут ли сведения об известности производителя конкретного товара, полученные из сети Интернет, служить основанием для отказа в регистрации товарного знака, приоритет которого позже публикации указанных сведений

Вопрос 154.

Могут ли сведения об известности производителя конкретного товара, полученные из сети Интернет, служить основанием для отказа в регистрации товарного знака, приоритет которого позже публикации указанных сведений?

 

Ответ.

Могут. Рассматривая возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку «OBERKRAFT» по свидетельству N 402351 с приоритетом от 29.01.2008, Палата по патентным спорам в отношении данного вопроса отметила следующее.

Как следует из материалов, представленных лицом, подавшим возражение, до даты приоритета оспариваемого товарного знака на российский рынок поставлялись запчасти для автомобилей, маркированные обозначением «OBERKRAFT», произведенные по заказу немецкой компании ОБЕРКРАФТ ГмбХ. Поставки запчастей для автомобилей в Российскую Федерацию проводились в рамках контрактов с ООО «КОРДОН» и ООО «ПитерТрансЛогистик». Имеющиеся в деле грузовые таможенные декларации подтверждают факт поставки в 2007 — 2008 годах на территорию Российской Федерации различных запчастей для автомобилей марки «ВАЗ», маркированных обозначением «OBERKRAFT». В 2007 году компанией ОБЕКРАФТ ГмбХ был заключен договор с ООО «ОБЕРКРАФТ», согласно которому ООО «ОБЕРКРАФТ» является эксклюзивным дилером автозапчастей под товарным знаком «ОБЕРКРАФТ». ООО «ОБЕРКРАФТ» с продукцией «ОБЕРКРАФТ» участвовало в различных автомобильных выставках, таких как, например, Московская международная выставка «MIMS», проходившая в 2007 году в МВЦ «Крокус Экспо», о чем свидетельствует сертификат участника выставки и каталог. Согласно представленным дипломам ООО «ОБЕРКРАФТ» участвовало в специализированных автомобильных выставках и после даты приоритета оспариваемого товарного знака. Сведения о компании ОБЕКРАФТ ГмбХ и производимой ею продукции, маркированной обозначением «OBERKRAFT», были также представлены в сети Интернет до даты приоритета оспариваемого товарного знака. Таким образом, материалы, представленные лицом, подавшим возражение, свидетельствуют об известности продукции компании ОБЕКРАФТ ГмбХ под товарным знаком «OBERKRAFT» на территории Российской Федерации, а также о ее официальном дилере ООО «ОБЕРКРАФТ». Следует отметить, что товары компании ОБЕКРАФТ ГмбХ являются однородными части товаров 12 класса МКТУ, указанных в перечне оспариваемого товарного знака по свидетельству N 402351, а именно: «транспортные средства; аппараты, перемещающиеся по земле».

Применение товарного знака «OBERKRAFT» правообладателем оспариваемого товарного знака — датской компанией Нестар Трэйд Инвест АпС на указанных выше товарах способно ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя указанных товаров, поскольку у потребителя, в силу предшествующего опыта, напрямую будут возникать ассоциации либо с компанией ОБЕКРАФТ ГмбХ, либо с ее официальным дилером ООО «ОБЕРКРАФТ», следовательно, регистрация N 402351 нарушает положения пункта 3 (1) статьи 1483 ГК РФ.

 

Вопрос 155.

Может ли довод о рестайлинге повлиять на оценку охраноспособности товарного знака?

 

Ответ.

Может. Под рестайлингом понимается изменение изделия (или его оформления) соответственно последним модным тенденциям (обновление с изменениями) <35>.

———————————

<35> www.businessvoc.ru

 

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное ЗАО «Ассоциация делового сотрудничества ветеранов Афганистана «МИР», Москва, на решение Роспатента о государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009722280 с приоритетом от 10.09.2009, заявленного в отношении товаров 29, 30, 32, 33 и услуг 35, 41, 43 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

В качестве товарного знака заявлено обозначение, представляющее собой слово «КоролевствО», выполненное курсивом строчными буквами русского алфавита с первой и последней заглавными буквами.

Роспатентом принято решение о государственной регистрации товарного знака в отношении части товаров 29, 30 и услуг 35, 41, 43 классов МКТУ. Основанием для принятия решения явилось заключение по результатам экспертизы, согласно которому было установлено, что заявитель уже является правообладателем тождественного товарного знака «КОРОЛЕВСТВО» по свидетельству N 294556, ранее зарегистрированного в отношении тождественных товаров 29, 30, 32, 33 классов МКТУ, в силу чего уже обладает исключительным правом на тот же объект того же содержания, что в соответствии со статьей 1477 ГК РФ, удостоверяется свидетельством на товарный знак.

В заключении экспертизы дана ссылка на статью 1484 ГК РФ и отмечено, что товарный знак, относящийся к интеллектуальной собственности и являющийся нематериальным объектом, может использоваться одновременно неограниченным кругом лиц. Препятствием для такого использования может быть только право ограничения, установленное ГК РФ, которое выражается в закреплении за правообладателем монополии (исключительного права) на использование нематериального объекта. Не может быть два или три исключительных права, одинаковых по содержанию, на один и тот же объект. В этом случае право перестает быть исключительным. Поскольку исключительное право удостоверяется только одним документом, указанное обстоятельство препятствует регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака в полном объеме.

Заявитель выразил несогласие с решением Роспатента и указал следующее:

— в решении Роспатента необоснованно указано, что заявленное обозначение тождественно товарному знаку по свидетельству N 294556;

— поскольку определение, данное понятию «тождество» в Толковом словаре русского языка под редакцией С.И. Ожегова, предполагает полное сходство, совпадение, то очевидно, что явное различие в графическом исполнении обозначений «КОРОЛЕВСТВО» и «КоролевствО», целенаправленно внесенное заявителем в рамках проводимого им обновления и рестайлинга графической составляющей, не соответствует данному определению;

— отказ в регистрации обновленного графического варианта обозначения на основании противопоставления принадлежащему заявителю другого графического варианта товарного знака не основан на положениях законодательства Российской Федерации, необоснованно ограничивает права заявителя, поскольку лишает его возможности провести рестайлинг и обновление графической составляющей товарного знака, и противоречит здравому смыслу и существующей практике Роспатента и зарубежных патентных организаций.

Изучив материалы дела и заслушав присутствующих на заседании коллегии, Палата по патентным спорам признала доводы возражения убедительными.

Учитывая графические различия между заявленным обозначением, выполненным другим шрифтом (курсивом) с использованием заглавных и строчных букв, и товарным знаком по свидетельству N 294556, выполненным стандартным шрифтом заглавными буквами, коллегия не усматривает тождества между ними и полагает возможным рассматривать их в качестве различных вариантов выполнения одного обозначения.

Поскольку заявленное обозначение не совпадает во всех элементах с товарным знаком по свидетельству N 294556, правообладателем которого является заявитель, его исключительное право на этот товарный знак не может являться препятствием для государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009722280.

 

Вопрос 156.

Может ли размещение слов на этикетке, заявленной в качестве товарного знака, повлиять на оценку охраноспособности сочетания слов, приведенных на этикетке?

 

Ответ.

Встречаются разные ситуации.

  1. Например, коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение на решение Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2010706117/50 с приоритетом от 01.03.2010 в отношении товаров 34 класса МКТУ, указанных в перечне заявки.

В заключении по результатам экспертизы указано, что заявленное обозначение сходно до степени смешения с серией товарных знаков, включающих в состав словесный элемент «Золотая», которые были ранее зарегистрированы в отношении однородных товаров 34 класса МКТУ на имя ОАО «Бритиш Американ Тобако-Ява, а именно товарные знаки по свидетельствам N 269328 [1] с приоритетом от 25.03.2003, N 269327 [2] с приоритетом от 25.03.2003, N 268161 [3] с приоритетом от 25.03.2003, N 268160 [4] с приоритетом от 25.03.2003, N 281603 [5] с приоритетом от 25.03.2002, N 249994 [6] с приоритетом от 03.01.2001, N 214145 [7] с приоритетом от 10.12.1999.

з84

Палата по патентным спорам не удовлетворила возражение и отметила в своем заключении следующее.

В заявленном обозначении элементы «QUALITY TOBACCO BLEND», «ОПТИМА», «золотая» размещены в три строки, для их написания использованы шрифты различного вида, размера и различный цвет, в связи с чем они визуально воспринимаются как независимые друг от друга элементы. Также отсутствуют основания для вывода о том, что перечисленные словесные элементы образуют словосочетание.

Анализ общедоступных словарно-справочных изданий показал, что словесный элемент «ОПТИМА» не является лексической единицей русского языка, следовательно, он является фантазийным словом, которое не может быть связано в смысловом отношении со словесными элементами «золотая» и «QUALITY TOBACCO BLEND», представляющими собой лексические единицы русского и английского языков соответственно.

В этой связи экспертиза проводится отдельно по каждой словесной составляющей.

Элемент «QUALITY TOBACCO BLEND» (в переводе с английского языка означает «качественная смесь из табака») применительно к заявленным товарам 34 класса МКТУ, которые представляют собой табачные изделия и курительные принадлежности, носит описательный характер, указывая на вид, свойство, назначение продукции. Таким образом, указанный элемент на основании пункта 1 статьи 1483 ГК РФ может быть включен в товарный знак только как неохраняемый элемент.

Следует отметить, что при проведении экспертизы учитывается тождество и сходство именно охраноспособных элементов. Решение Роспатента об отказе в государственной регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака для товаров 34 класса МКТУ основано на наличии товарных знаков, ранее зарегистрированных на имя иного лица в отношении однородных товаров 34 класса МКТУ.

В ходе сравнительного анализа заявленного обозначения и противопоставленных товарных знаков было установлено, что знаки включают фонетически и семантически тождественный словесный элемент «ЗОЛОТАЯ». При этом слово «ЗОЛОТАЯ» является единственным элементом товарного знака [6], а товарные знаки [1 — 5; 7] имеют такое композиционное построение, при котором слово «ЗОЛОТАЯ» визуально воспринимается отдельно от других словесных и изобразительных элементов.

Таким образом, в рассматриваемом случае наблюдается вхождение в заявленное обозначение как самостоятельного индивидуализирующего элемента словесного обозначения «ЗОЛОТАЯ», исключительное право на которое в отношении товаров 34 класса МКТУ принадлежит иному лицу. В силу изложенного сравниваемые знаки признаны Палатой по патентным спорам сходными в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Товары 34 класса МКТУ, указанные в перечнях заявки N 2010706117/50 и противопоставленных знаков [1 — 7], однородны, поскольку относятся к одному роду/виду (табак/табачные изделия, курительные принадлежности).

  1. Как представляется, иной подход продемонстрирован судами при оценке сходства до степени смешения обозначений, содержащих слово «золото».

В Определении ВАС РФ от 14.07.2011 N ВАС-8650/11 об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ было отмечено следующее.

Оспариваемым решением Федеральная антимонопольная служба признала нарушившими пункт 4 части 1 статьи 14 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» действия общества «Тагильское пиво» на товарном рынке пива, выразившиеся во введении в гражданский оборот пива «GOLD Золотое» с этикетками, на которых размещены комбинированные обозначения с доминирующим словесным элементом «GOLD», являющиеся сходными до степени смешения с товарным знаком по свидетельству N 370605, правообладателем которого является открытое акционерное общество «Пивоваренное объединение «Красный Восток — Солодовпиво».

з83

Решением Арбитражного суда города Москвы от 22.09.2010 заявленное требование удовлетворено. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2010 решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Федеральный арбитражный суд Московского округа Постановлением от 11.04.2011 решение суда первой инстанции и Постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре судебных актов в порядке надзора общество «Красный Восток — Солодовпиво» ссылается на неправильное применение судами законодательства, нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Изучение принятых по делу судебных актов показало, что суды, удовлетворяя заявленное требование, исходили из конкретных обстоятельств дела, которым дана соответствующая оценка.

Суды пришли к выводу о том, что обществом «Тагильское пиво» не допущено недобросовестной конкуренции на товарном рынке пива, поскольку используемый им товарный знак с этикеткой не сходен до степени смешения по словесным и изобразительным элементам с товарными знаками и обозначениями, используемыми обществом «Красный Восток — Солодовпиво» для обозначения своей продукции.

Суды указали, что наличие в обозначениях и товарных знаках, используемых обществами, одного идентичного слова «GOLD» еще не свидетельствует об их сходстве до степени смешения.

Нарушений требований процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену судебных актов, не усматривается.

 

Вопрос 157.

Учитывается ли однородность товаров при определении заинтересованности лица, подавшего заявление о досрочном прекращении регистрации товарного знака?

 

Ответ.

Учитывается. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака «PIRAT» по свидетельству N 203233, поданное компанией «Джон Гальяно С.А.» Регистрация товарного знака по заявке N 99708068/50 с приоритетом от 31.05.1999 была произведена 27.06.2001 за N 203233 в отношении товаров 03 и 12 классов МКТУ, указанных в перечне свидетельства.

В Палату по патентным спорам поступило заявление от 05.05.2011 о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 203233 в отношении всех товаров 03 класса МКТУ, указанных в перечне свидетельства, в связи с его неиспользованием.

Материалы, представленные для подтверждения заинтересованности согласно требованиям пункта 1 статьи 1486 ГК РФ, свидетельствуют о том, что лицо, подавшее заявление, является модельером, который планирует выпускать парфюмерию, и является обладателем исключительных прав в ряде стран.

Оспариваемый товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 03 класса МКТУ, а именно: «препараты для отбеливания, вещества для стирки, жидкие и порошкообразные моющие средства, включая стиральные порошки с биодобавками», которые не могут быть признаны однородными с парфюмерией и косметическими веществами. Документов, доказывающих ведение деятельности в области производства моющих и чистящих средств или намерения осуществлять такую деятельность, представлено не было.

Таким образом, лицо, подавшее заявление, не обосновало нарушение своих прав и законных интересов спорной регистрацией. В этой связи коллегия не усматривает заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 203233 в отношении товаров 03 класса МКТУ. Для установления однородности товаров принимается во внимание род, вид товаров, потребительские свойства товаров, функциональное назначение, место продажи, круг потребителей. Так, сравниваемые товары 03 класса МКТУ относятся к разному виду и роду товаров, имеют различное назначение, продаются в разных местах и, следовательно, являются неоднородными.

Странно, что Палата по патентным спорам, рассмотревшая данное дело в 2011 году, не учла того, что оспариваемый товарный знак был зарегистрирован на имя патентного поверенного А.Я. Сергейкина, который умер в 2009 г.

 

Вопрос 158.

Как оценивается охраноспособность товарных знаков, имитирующих написание доменных имен и адресов сайтов в сети Интернет?

 

Ответ.

Оценивается на общих основаниях. Коллегия палаты по патентным спорам рассмотрела возражение ООО «АВТО.РУ», Москва, против предоставления правовой охраны товарному знаку «WWW.AUTO51.RU 51 RUS» по свидетельству N 416050 с приоритетом от 24.10.2008, в отношении услуг 38 класса МКТУ.

з82

В возражении выражено мнение о том, что правовая охрана товарному знаку «WWW.AUTO51.RU 51 RUS» по свидетельству N 416050 предоставлена в нарушение требований пункта 8 статьи 1483 ГК РФ.

Палата по патентным спорам находит доводы возражения убедительными.

Правовая охрана предоставлена в отношении услуг 38 класса МКТУ доска сообщений электронная [телекоммуникационные службы]; обеспечение дискуссионными формами в Интернете; передача сообщений; передача сообщений и изображений с использованием компьютера; передача срочных объявлений. Элементы «Rus, www, 51, ru» указаны в качестве неохраняемых как не обладающие различительной способностью.

Как следует из представленного свидетельства о постановке на учет в налоговом органе юридического лица, регистрация общества с ограниченной ответственностью «АВТО.РУ» была произведена Инспекцией 1 МНС России по ЦАО г. Москвы за N 001.350.858 14 мая 1997 года. Таким образом, установленным фактом является возникновение права на фирменное наименование лица, подавшего возражение, ранее приоритета оспариваемого товарного знака (24.10.2008).

Анализ сходства оспариваемого товарного знака с противопоставляемым фирменным наименованием показал следующее. Отличительной частью фирменного наименования лица, подавшего возражение, является элемент «АВТО.РУ» и «AUTO.RU» в наименовании на английском языке. Оригинальная часть фирменного наименования, полностью входящая в состав оспариваемого товарного знака, обусловливает сходство сравниваемых фирменного наименования и товарного знака.

Представленные в возражении материалы свидетельствуют об администрировании ООО «АВТО.РУ» сайта сети Интернет, находящегося по адресу www.auto.ru, организации на нем сервисов по подаче и отображении объявлений о продаже различной автотехники, дискуссионных форумов, обеспечивающих возможность обмена сообщениями. Ведение вышеуказанной деятельности подтверждается дипломами за поддержку и участие в различных акциях, проводимых с 2001 года, выданных ООО «АВТО.РУ», а также договорами о размещении информации на страницах сервера «Автомобили в России» (www.auto.ru), заключенными и исполненными до даты приоритета оспариваемого товарного знака — 24.10.2008.

Вышеперечисленные услуги соотносятся с услугами 38 класса МКТУ, в отношении которых предоставлена правовая охрана оспариваемому товарному знаку по свидетельству N 416050 как относящиеся к одной области деятельности, имеющие общий круг потребителей и общий способ их оказания.

Таким образом, коллегией Палаты по патентным спорам установлено, что оспариваемый товарный знак является сходным с фирменным наименованием лица, подавшего возражение, зарегистрированным ранее даты приоритета товарного знака, а область деятельности лица, подавшего возражение, совпадает с услугами 38 класса МКТУ оспариваемого товарного знака, что свидетельствует о неправомерности регистрации товарного знака как противоречащей требованиям пункта 8 статьи 1483 ГК РФ. Учитывая изложенное, Палата по патентным спорам решила удовлетворить возражение от 21.04.2011, и признать предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 416050 недействительным полностью.

Одновременно в отношении данного товарного знака Палата по патентным спорам рассмотрела второе возражение, мотивированное иными правовыми основаниями, и также его удовлетворила.

В возражении выражено мнение о том, что правовая охрана товарному знаку «WWW.AUTO51.RU 51 RUS» по свидетельству N 416050 предоставлена в нарушение требований подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ. Доводы возражения сводятся к тому, что лицо, подавшее возражение, является правообладателем товарного знака «auto.ru» по свидетельству N 412362, сходного до степени смешения с оспариваемым товарным знаком, имеющим более ранний приоритет и зарегистрированным в отношении однородных услуг 38 класса МКТУ.

з81

Анализ на сходство сравниваемых товарных знаков показал следующее. Сравниваемые товарные знаки за счет наличия элементов «www» и «.ru» воспринимаются как доменные имена, в которых основным индивидуализирующим элементом является элемент «auto», который является единственным охраноспособным элементом обозначений и занимает центральное местоположение. Элемент «51» в оспариваемом товарном знаке воспринимается за счет композиционного построения товарного знака, выполненного в виде автомобильного идентификационного номера, как указание региона — Мурманская область. Сходство сравниваемых товарных знаков обусловлено фонетическим и семантическим совпадением элементов «auto» и «.ru» в сравниваемых обозначениях, алфавитом их написания — латинским, размером букв — строчные. Более того, сходство сравниваемых обозначений обусловлено тем, что они могут быть восприняты как принадлежащие одному правообладателю, но разграниченные по региональному признаку. Сравнение услуг 38 класса МКТУ показало, что они являются однородными, поскольку воспроизводят друг друга и относятся к услугам одного вида — передача данных и сообщений в сети Интернет.

Таким образом, коллегией Палаты по патентным спорам установлено, что оспариваемый товарный знак является сходным с товарным знаком по свидетельству N 412362, правовая охрана которому предоставлена в отношении однородных услуг, сравниваемые знаки ассоциируются друг с другом в целом, и, следовательно, правовая охрана оспариваемому товарному знаку была предоставлена в нарушение требований пункта 6 статьи 1483 ГК РФ. Учитывая изложенное, Палата по патентным спорам решила удовлетворить возражение от 20.04.2011, и признала предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 416050 недействительным полностью.

 

Вопрос 159.

Могут ли сведения, представленные заявителем в СМИ о своей деятельности, использоваться в качестве оснований для отказа в предоставлении охраны при рассмотрении возражения в Палате по патентным спорам Роспатента?

 

Ответ.

Могут, если указанные сведения действительно опровергают позицию заявителя, изложенную в возражении при наличии соответствующих доказательств, подкрепляющих данную информацию заявителя. Такая ситуация имела место при рассмотрении возражения, поданного ООО «ВиниЛюкс-Строй», г. Москва, на решение Роспатента о государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009711615 с приоритетом от 26.05.2009, заявленного на регистрацию в отношении товаров 02, 06 и 19 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

Согласно материалам заявки в качестве товарного знака заявлено словесное обозначение «УЛЬТРАВУД ULTRAWOOD», выполненное буквами черного цвета русского и латинского алфавитов в две строки.

Роспатентом принято решение от 29.09.2010 о государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009711615 в отношении всех товаров 02, 06 классов МКТУ и части товаров 19 класса МКТУ. Основанием для принятия решения являлось заключение по результатам экспертизы, согласно которому было установлено, что в отношении другой части товаров 19 класса МКТУ «балки; балясины; дранка кровельная; древесина поделочная; древесина фанеровочная; древесина формуемая; лесоматериалы обработанные; лесоматериалы пиленые; лесоматериалы, частично обработанные; материалы деревянные тонкие; материалы строительные; обрешетки (для плотницких работ); обшивки деревянные; обшивки для стен; панели для обшивки стен; паркет; перегородки; плитки для настилов, полов; рейки для обшивки стен деревянные; фанера клееная, многослойная; фризы паркетные; шпон; щиты строительные» заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака на основании пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Указанное обосновывается тем, что заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товаров, поскольку оно воспроизводит наименование американской компании Ultrawood (которая занимается производством товаров, однородных с заявленными, и сотрудничает с такими известными компаниями, как Tiffany & Co, Marriot Hotels, Disney & Universal Studios). Информация дана со ссылкой на Интернет: www.ultrawood.com.

Заявитель выразил свое несогласие с данным решением Роспатента в поданном возражении, доводы возражения сводятся к следующему:

— компания «UltraWood Products» является американской фирмой, расположенной и осуществляющей свою деятельность на территории США;

— отсутствие русскоязычной версии сайта компании «UltraWood Products» является дополнительным подтверждением ее незаинтересованности российским рынком;

— ошибочное представление о производителе может возникнуть у потребителя, если он уже знаком с товарами и услугами, производимыми и оказываемыми под этим обозначением другим производителем;

— доказательств производства и реализации товаров американской компании на территории РФ на ее сайте не представлено, так же как и в сети Интернет;

— заявитель (ООО «ВиниЛюкс-Строй») ведет активную работу по продвижению и рекламе товаров под заявленным обозначением на рынке строительных материалов, принимая участие в профессиональных выставках MosBuild 2010 и ИНТЕРЬЕР ШОУ 2010, размещает рекламу в журналах «КВАРТИРНЫЙ ОТВЕТ» и «ИДЕИ ВАШЕГО ДОМА»;

— в 2008 году на имя учредителя ООО «ВиниЛюкс-Строй» М.В. Подреза было зарегистрировано доменное имя ultrawood.ru, на своем сайте заявитель размещает подробную информацию о товарах под обозначением «ULTRAWOOD»;

— в конце августа 2010 был выпущен рекламный видеоролик на продукцию под обозначением «УЛЬТРАВУД ULTRAWOOD»;

— товары, выпускаемые заявителем и американской компанией «UltraWood Products», не однородны;

— заявитель выпускает элементы декоративной отделки интерьера (молдинги, карнизы, наличники, плинтуса, профили).

Палата по патентным спорам считает доводы возражения неубедительными.

Действительно, заявленное обозначение может быть воспринято потребителем как обозначение, которое воспроизводит название американской компании «UltraWood Products», ввиду нижеследующего.

Согласно имеющейся в Интернете информации, размещенной на сайте ultrawood.com, компания «UltraWood Products» была основана в 1988 году в городе Лайтхаус Пойнт, в штате Флорида (США). С момента основания компания стремится быть лидером среди производителей продукции из древесины. Она придерживается стратегии постоянного вывода на рынок новых продуктов и услуг. Ее команда занимается исследованиями и разработками инновационных и экологически безопасных продуктов.

Компания «UltraWood Products» производит экологически чистую и престижную древесину высочайшего качества, используя в производстве современные технологии. Эти технологии позволяют поставлять в любом объеме партии экзотических видов древесного шпона. Компания предлагает широкий спектр таких товаров, как шпон, готовое покрытие, столы, лазерная мозаика, крашеное дерево, Embella (красивые и экзотические панели из шпона), Vinterio (линейка продуктов, выполненных из одной породы дерева), Stratus (линейка продуктов, выполненных из дорогостоящих деревянных покрытий, применяемых в архитектурных проектах, мебели, декоративных накладках и панелях, настилке полов, дверях, шкафах, упаковке и т.п.), а также аксессуаров из обработанного дерева для дома и офиса (уникальные коробки для чая, подносы, стойки для зонтов и др.).

Продукция компании UltraWood используется на круизных судах, в казино, отелях, яхтах класса люкс, в экскурсионных автобусах, самолетах, офисах крупных компаний, больницах, автомобилях и ресторанах, а также в различных небольших частных столярных цехах. Клиентами компании UltraWood являются гостиницы и рестораны (Marriott Hotel, Maxwell’s Chop House), магазины (Tiffany & Co., Saks Fifth Avenue), казино (Golden Moon Casino, Caesars Palace), а также владельцы яхт и круизных лайнеров (см. ultrawood.com).

На сайте ultrawood.ru, принадлежащем единственному участнику компании заявителя, размещена следующая информация: «Предлагается широкий ассортимент продукции (карнизы, молдинги, наличники, панели, плинтуса, плиты/дверные доборы, подоконники/полки, профили, финишные молдинги) ULTRAWOOD, который производится на американских заводах, что гарантирует высокое качество изделий, соблюдение технологических норм и стандартов. Ее массовые продажи в США начались около 2-х лет назад. Компания поставляет на российский рынок порядка 60-ти различных профилей. Из видеоролика, размещенного на CD-диске, находящемся в материалах дела, следует, что «архитектурный лдф-декор UltraWood до сегодняшнего времени не продавался на территории России. В Северной Америке этот материал распространялся так же, как и ламинат или гипсокартон».

В имеющихся в материалах дела копиях журналов за 2010 год «Квартирный ответ» и «Идеи вашего дома» размещена информация о том, что «архитектурный декор Ultrawood — новая классика на российском рынке, на протяжении многих лет он является незаменимым элементом оформления интерьеров в Северной Америке».

Как видно, представленная информация не дает коллегии оснований для вывода о том, что товар, маркируемый «UltraWood», производится заявителем или по его заказу, а не американской компанией «UltraWood». Мнение заявителя о том, что компания «UltraWood Products» не распространяет свою продукцию на российском рынке, что она не зарегистрировала используемое ею обозначение «UltraWood» в качестве товарного знака на территории России и, следовательно, не имеет намерений выйти со своим товаром под маркой «UltraWood» на российский потребительский рынок, не опровергает информацию о компании «UltraWood Products» и ее продукции и не дает повода для регистрации в качестве товарного знака на имя заявителя чужого фирменного наименования.

Следует отметить, что какой-либо информации о хозяйственных связях между заявителем и компанией «UltraWood Products» у коллегии не имеется. В силу изложенного заявленное обозначение «УЛЬТРАВУД ULTRAWOOD», используемое в качестве средства маркировки заявленных товаров, способно порождать у российского потребителя ассоциации с американской фирмой «UltraWood Products», расположенной в Северной Америке. Таким образом, рассматриваемое обозначение при использовании его заявителем в качестве средства маркировки части товаров 19 класса МКТУ, указанных в заявке, способно вызывать у потребителя ложное представление об изготовителе товаров.

Что касается имеющейся в материалах заявки информации об участии заявителя в выставках, в частности о буклете MosBuild, то здесь необходимо указать следующее. Указанная информация датирована 2010 годом, то есть позже даты приоритета (26.05.2009), в ней содержатся сведения о компании «ВиниЛюкс-Строй», которая является поставщиком на российский рынок товаров ряда иностранных компаний, в том числе архитектурного декора Ultrawood, и в качестве интернет-адреса указан сайт: www.vinylux.ru.

Таким образом, Палата по патентным спорам не располагает сведениями, опровергающими решение Роспатента о несоответствии заявленного обозначения требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ. Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу: отказать в удовлетворении возражения от 15.03.2011, и оставить в силе решение Роспатента от 29.09.2010.

 

Вопрос 160.

Является ли совпадение товарных знаков только по семантическому и фонетическому сходству достаточным основанием для непринятия во внимание письма-согласия?

 

Ответ.

При определенных обстоятельствах может являться, что нашло отражение в заключении Палаты по патентным спорам, рассмотревшей возражение, поданное компанией «S.I.M.E.O.N. Medical GmbH & Co. KG», Германия, на решение об отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации N 1002699 с конвенционным приоритетом от 17.09.2008.

Знак по международной регистрации N 1002699 представляет собой словесное обозначение «SIMEON», выполненное стандартным шрифтом буквами латинского алфавита.

Противопоставленные товарные знаки по свидетельствам N 331948 (с приоритетом от 12.04.2005), N 331949 (с приоритетом от 04.05.2005), N 293696 (с приоритетом от 17.07.2003) и знаки по международным регистрациям N 654136 (с приоритетом от 29.03.1996), N 993613 (с приоритетом от 09.06.2008), N 813604 (с конвенционным приоритетом от 30.10.2002), N 973048 (с конвенционным приоритетом от 14.03.2007) представляют собой словесные и комбинированные обозначения со словесными элементами «SIMON/СИМОН», выполненными стандартным или оригинальным шрифтом буквами латинского или русского алфавита.

Слова «SIMON/СИМОН» занимают доминирующее положение в указанных знаках, так как они запоминаются легче, чем графические элементы, и акцентируют на себе внимание в силу своего пространственного положения.

Слова «SIMEON» и «SIMON» представляют собой библейские мужские имена — Симеон и Симон, которые происходят от еврейского «Шимон» («услышанный»). Симон — это другая форма библейского имени Симеон (см. интернет-порталы: Яндекс: Словари/ABBYY Lingvo; энциклопедии на Академике http://dic.academic.ru; википедия (Библейская энциклопедия Брокгауза, словарь личных имен)).

Этимология указанных мужских личных (библейских) имен позволяет сделать вывод о подобии заложенных в сравниваемые знаки понятий и идей, обусловливающем сходство этих знаков по семантическому признаку.

Что касается довода возражения о наличии выраженного правообладателем противопоставленного товарного знака «СИМЕОН» по свидетельству N 264538 (ЗАО «Торговый дом «Симеон Инжиниринг») согласия на предоставление правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации N 1002699 в письме-согласии, то следует отметить, что оно не может быть учтено коллегией Палаты по патентным спорам, так как отсутствует возможность сосуществования на рынке товаров и услуг, индивидуализируемых сравниваемыми знаками, ввиду фонетического и семантического тождества этих знаков (SIMEON — СИМЕОН), обусловливающего крайне высокий уровень опасности смешения данных товаров и услуг.

 

Вопрос 161.

Является ли правонарушением использование фирменной символики одного юридического лица в документации другого юридического лица?

 

Ответ.

Является, и точку в дискуссии по данному вопросу поставил Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ. ВАС рассматривал спор (дело А45-6990/2010) ОАО «КамАЗ», которому принадлежит несколько товарных знаков, действующих в отношении товаров 12-го класса МКТУ (автомобили и автозапчасти), и ООО «КамАЗТехобслуживание» (позднее переименованное в ООО «КамТехОбслуживание»), которое занимается техобслуживанием и продажей автомобилей «КамАЗ» и запчастей к ним. «КамАЗ» заявил в Арбитражный суд Новосибирской области требование исключить из фирменного наименования ответчика словесное обозначение «КамАЗ» и выплатить заводу компенсацию за незаконное использование его бренда в документах, на печатях и пр.

В трех судебных инстанциях ОАО «КамАЗ» было отказано. Суды сочли, что использование товарного знака истца в документации не является нарушением его исключительного права. Кроме того, ответчик видоизменил изображение «лошади» ОАО «КамАЗ», изобразив ее бегущей в противоположном оригиналу направлении, а логотип «КамАЗТехобслуживания» выполнен другим шрифтом, в результате, по мнению судов, смешения с товарными знаками истца не происходит. К тому же суды полагали, что истец и ответчик аффилированы, т.к. ответчик аттестует официальных дилеров «КамАЗа» в Новосибирской области, а значит, возможность причинения убытков истцу исключена.

В заявлении, поданном ОАО «КамАЗ» в ВАС, компания указала на несоответствие вывода нижестоящих судов о том, что его товарные знаки зарегистрированы только в отношении 12-го класса МКТУ, и их действие на документы и печати не распространяется.

К выводу об ошибочности подходов судов пришла и коллегия судей ВАС, обратившая внимание на п. 2 ст. 1229 ГК РФ, в которой говорится о реализации права на товарный знак при индивидуализации товаров или услуг, на ст. 1474 ГК РФ, где говорится о недопустимости использования сходного товарного знака лицами, осуществляющими аналогичную деятельность, и на ст. 1508 ГК РФ о распространении защиты по общеизвестному знаку N 35 даже в отношении неоднородных товаров.

з80

Коллегия судей также отметила, что истец не обязан доказывать введение потребителей в заблуждение, а оно, по словам судьи-докладчика Е. Моисеевой, действительно имело место, потому как даже суды сделали вывод об аффилированности истца и ответчика, в то время как сам истец это категорически отрицает.

По итогам заседания Президиума ВАС все акты судов нижестоящих инстанций были отменены, а ООО «КамТехОбслуживание» обязано выплатить ОАО «КамАЗ» 500000 руб. за незаконное использование товарного знака.

 

Вопрос 162.

Может ли правообладатель товарного знака требовать выплаты компенсации с Роспатента за нарушение исключительного права, совершенного другим ответчиком?

 

Ответ.

Требовать может, но результат может быть отрицательным, что было подтверждено судом в споре представителей банного бизнеса за бренд «сандуны».

ООО «Саратовские сандуны» обжаловало в Девятом арбитражном апелляционном суде решение от 09.06.2011 по делу А40-17298/11 Арбитражного суда г. Москвы, который частично удовлетворил иск ООО «Сандуновские бани», г. Москва, и обязал ООО «Саратовские сандуны», г. Саратов, прекратить использование словесного обозначения «сандуны» при осуществлении услуг 42 класса МКТУ (парикмахерские и банные услуги). Суд также обязал ответчика внести соответствующие изменения в государственный реестр юридических лиц и взыскал с данного ответчика в пользу истца 200 тыс. руб. компенсации за незаконное использование товарного знака (изображения двух товарных знаков со словом «сандуны» представлены ниже).

з79

Истец также требовал взыскать солидарно с обоих ответчиков — ООО «Саратовские сандуны» и Роспатент — 1 млн. руб. компенсации, при этом Роспатент обвинялся истцом в бездействии по отношению к использованию словесного обозначения «сандуны», однако суд отказал в требованиях к Роспатенту. В судебном рассмотрении Роспатент заявил, что правообладатель может требовать компенсацию только с нарушителей исключительного права, к которым Роспатент не относится, т.к. не использует регистрируемые им товарные знаки. Суд поддержал данную позицию и в своем решении отметил «…требования к Роспатенту подлежат отклонению, поскольку Роспатент не является лицом, незаконно использующим товарный знак истца (нарушителем исключительного права), компенсация с Роспатента не может быть взыскана».

 

Вопрос 163.

Может ли соглашение об отступном взамен исполнения обязательств отступного быть исполнено путем заключения сторонами договора об отчуждении исключительного права на товарный знак?

 

Ответ.

Может, что нашло отражение в Постановлении от 13 июля 2011 г. по делу N А79-3955/2009 ФАС Волго-Вятского округа, извлечение из которого представлено ниже.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ОАО «Волжская текстильная компания» (далее — общество, должник) в Арбитражный суд Чувашской Республики обратился конкурсный управляющий должника П.Ю.Н. с заявлением о признании недействительным соглашения об отступном от 04.12.2008 и взаимосвязанного с ним договора об отчуждении исключительного права на товарные знаки от 05.12.2008, заключенных должником и ООО «Холдинговая компания «Мэйфер Ассетс» (далее — компания) и применении последствий недействительности сделок.

При принятии судебных актов суды пришли к выводу, что должник путем передачи товарных знаков по спорному договору произвел предпочтительное удовлетворение требований компании перед другими кредиторами общества.

Компания обратилась в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить Определение от 31.01.2011 и Постановление от 08.04.2011 и принять по делу новый судебный акт об отказе конкурсному управляющему в удовлетворении заявленных требований.

Как следует из материалов дела, 04.12.2008 общество (векселедатель) и ООО «Холдинговая компания «Мэйфер Авиэшн» (векселедержатель) заключили соглашение об отступном, согласно которому стороны договорились о прекращении всех обязательств векселедателя по оплате простого векселя, выпущенного векселедателем 02.12.2008 на сумму 2000000 рублей (дата погашения: по предъявлении) и находящегося в момент заключения соглашения в собственности векселедержателя в силу предоставления векселедателем взамен исполнения этих обязательств отступного. Векселедатель предоставил векселедержателю взамен исполнения по указанному векселю принадлежащие обществу права на товарные знаки.

Во исполнение соглашения об отступном 05.12.2008 стороны заключили договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, который предусматривал отчуждение исключительных прав на девять товарных знаков.

Полагая, что соглашение об отступном от 04.12.2008 и взаимосвязанный с ним договор об отчуждении исключительного права на товарный знак от 05.12.2008 повлекли предпочтительное удовлетворение требований компании перед требованиями других кредиторов, конкурсный управляющий общества обратился в суд с заявлением.

Соглашение об отступном заключено сторонами 04.12.2008. Договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, направленный на исполнение соглашения об отступном, заключен 05.12.2008.

Договор об отчуждении исключительного права на товарный знак от 05.12.2008 в установленном порядке зарегистрирован Роспатентом 16.03.2010 и, соответственно, с этого момента в силу пункта 3 статьи 433 ГК РФ считается заключенным.

На дату государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права на товарный знак в отношении должника была введена процедура наблюдения.

Суды двух инстанций установили, что по состоянию на дату проведения первого собрания кредиторов должника в реестр требований кредиторов общества включены требования на сумму 4189394816 р., в том числе требования кредиторов третьей очереди, обеспеченные залогом имущества должника — 1914283791 р.

Признавая договор об отчуждении исключительного права на товарный знак недействительным, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что в результате ее совершения компании как одному из кредиторов общества было оказано предпочтение перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, возникших до возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве) должника.

Кассационная инстанция сочла правильным вывод судов о том, что оспариваемая сделка не может считаться сделкой, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности общества по передаче имущества или принятию обязательств и обязанностей должника в том смысле, который содержится в пункте 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве. Отчуждение исключительного права на товарные знаки нельзя рассматривать в качестве обычной хозяйственной деятельности общества. Данные правоотношения не связаны с выполнением текущих работ, реализацией производимой продукции, закупкой сырья и материалов исходя из уставных целей и задач общества.

Учитывая изложенное, нельзя признать состоятельными указанные в жалобе доводы, так как они по существу направлены на переоценку фактических обстоятельств и представленных доказательств, правильно установленных и оцененных судами первой и апелляционной инстанций, опровергаются материалами дела и не отвечают требованиям действующего законодательства. Каких-либо оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов не имеется.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code