Может ли известность использования заявленного обозначения в ГОСТах на соответствующие виды изделия служить основанием для отказа регистрации данного обозначения в качестве товарного знака

Вопрос 134.

Может ли известность использования заявленного обозначения в ГОСТах на соответствующие виды изделия служить основанием для отказа регистрации данного обозначения в качестве товарного знака?

 

Ответ.

Не всегда, и тому служат конкретные обстоятельства более раннего использования обозначения в ГОСТах.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 31.01.2011, поданное ООО «Премиум», РФ, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 148392, зарегистрированному по заявке N 96705881/50 с приоритетом от 15.05.1996 на имя ЗАО «Научно-исследовательское, экспериментальное и производственное предприятие», Российская Федерация, в отношении товаров 9 класса МКТУ — респираторы для фильтрации воздуха, и услуг 42 класса МКТУ — реализация товаров.

Впоследствии 12.07.2004 наименование правообладателя было изменено на ОАО «Научно-исследовательское экспериментальное предприятие», РФ.

Далее, 25.10.2005 указанный товарный знак был преобразован в коллективный знак, и его правообладателем стала Ассоциация производителей средств защиты (некоммерческая организация), Москва.

Впоследствии 29.07.2009 коллективный знак был преобразован в товарный знак и в настоящее время обладателем исключительного права на товарный знак по свидетельству N 148392 является ОАО «Кимрская фабрика им. Горького», Тверская обл., РФ.

Оспариваемый товарный знак представляет собой словосочетание «респиратор ЛЕПЕСТОК», выполненное в две строки, при этом первое слово выполнено более мелким шрифтом, а второе — жирным шрифтом. Слово «респиратор» включено в состав знака в качестве неохраняемого элемента.

В Палату по патентным спорам поступило возражение от 31.01.2011, в котором лицо, его подавшее, отметило следующее:

— респиратор ЛЕПЕСТОК — это наименование и одновременно обозначение, несущее информацию, характеризующую товар, изготовленный по ГОСТ 12.4.028-76, с соблюдением его требований, касающихся вида, назначения, качества, свойств;

— в случае изготовления товара с иными характеристиками обозначение респиратор ЛЕПЕСТОК является ложным;

— на дату подачи заявки обозначение респиратор ЛЕПЕСТОК не воспринималось как средство индивидуализации;

— обозначение респиратор ЛЕПЕСТОК в результате его длительного применения различными производителями становится видовым понятием;

— для услуг 42 класса МКТУ — «реализация товаров», отличных от респиратора ЛЕПЕСТОК, — оспариваемое обозначение является ложным в описании товаров.

Изучив материалы дела и выслушав участников рассмотрения возражения, Палата по патентным спорам признала доводы, изложенные в возражении, неубедительными.

Слово «респиратор» включено в состав знака в качестве неохраняемого элемента. Обозначение «ЛЕПЕСТОК», исходя из его словарного значения, в отношении зарегистрированных товаров 9 и услуг 42 классов МКТУ носит фантазийный характер.

Анализ материалов возражения, а также отзыва правообладателя показал следующее.

Наличие ГОСТ 12.4.028-76 на респираторы ШБ-1 «Лепесток-200», ШБ-1 «Лепесток-40» и ШБ-1 «Лепесток-5» само по себе не может служить единственным основанием для вывода о том, что словесный элемент «ЛЕПЕСТОК» (при наличии неохраняемого элемента «респиратор») не обладает различительной способностью, указывает на вид, назначение, качество, свойства товаров, а также вошел во всеобщее употребление как обозначение товаров определенного вида.

Ложность оспариваемого товарного знака в отношении приведенных в свидетельстве товаров 9 и услуг 42 классов МКТУ в силу несоответствия вышеуказанным признакам материалами возражения также не доказана.

Судить о всеобщности восприятия обозначения «респиратор Лепесток» также не представляется возможным. Кроме того, в возражении отсутствуют документально подтвержденные сведения о том, что на российском рынке до даты приоритета оспариваемого товарного знака длительное время присутствовал товар, маркированный оспариваемым знаком «респиратор ЛЕПЕСТОК» и произведенный различными независимыми друг от друга производителями.

 

Вопрос 135.

Может ли использование разных элементов одного товарного знака на разных частях товара подтверждать использование товарного знака в целом?

 

Ответ.

Если части товара обозреваются порознь, то не может. Арбитражный суд г. Москвы вынес решение 29 апреля 2011 года по делу N А40-104695/10-19-916, в котором оспаривалось решение Роспатента от 04.06.2010 за N 2004720676/50(979321) о досрочном прекращении правовой охраны принадлежащего заявителю комбинированного товарного знака «Moskovskiy» по свидетельству N 276705.

з73

По утверждению заявителя, спорный товарный знак использовался под его контролем ОАО «Московский винно-коньячный завод КиН» на этикетках, контрэтикетках и упаковках производимого данным заводом коньяка, а также в деловой документации и рекламе этого товара.

Суд считает этот довод заявителя необоснованным. Спорный товарный знак является комбинированным, представляет собой этикетку в виде трапеции оранжевого цвета с выпуклостью в верхней части. В центре товарного знака расположены словесное обозначение «Moskovskiy» и изобразительный элемент в виде фирменного знака «СПИ». В нижней части товарного знака указаны наименование и организационно-правовая форма заявителя.

Как видно из имеющихся в деле фотографий коньяка производства ОАО «Московский винно-коньячный завод КиН» (образец товара судом обозревался), в качестве этикетки на товаре используется товарный знак данного завода за N 250374, отличающийся как по форме, так и по цвету и изобразительным элементам от товарного знака заявителя — он коричневого цвета, на нем отсутствует фирменное обозначение «СПИ», но имеется изображение Георгия Победоносца, а также другой изобразительный товарный знак завода за N 284426, в центре и внизу этикетки имеются соответственно белая и синяя рамки для указания наименования товара, которые в спорном товарном знаке отсутствуют.

Изобразительный элемент спорного товарного знака в виде фирменного знака «СПИ» используется не на этикетке, а на контрэтикетке, т.е. на другой стороне бутылки. Использование разных элементов одного товарного знака на разных частях товара суд не может признать как использование товарного знака в целом.

Согласно п. 2 ст. 1486 ГК РФ допускается использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не влияющих на его различительную способность.

В данном случае, учитывая изложенные обстоятельства, суд приходит к выводу о том, что этикетка на упомянутом товаре значительно отличается от спорного товарного знака.

Следовательно, он заводом не использовался в том виде, в котором он зарегистрирован. Фактически на этикетке используется только один элемент этого товарного знака — словесное обозначение «Moskovskiy», и при этом утрачивается его различительная способность.

 

Вопрос 136.

В каких случаях фантазийное словесное обозначение, зарегистрированное в качестве товарного знака, не признается произведением изобразительного искусства?

 

Ответ.

В случае если оно выполнено стандартным шрифтом известного алфавита. Коллегия палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 21.09.2010, поданное индивидуальным предпринимателем К.И.Г., г. Сергиев Посад, Московская область, (далее — лицо, подавшее возражение), против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 407699.

Оспариваемый товарный знак по заявке N 2009705514/50 с приоритетом от 20.03.2009 зарегистрирован 29.04.2010 в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации за N 407699 на имя ООО «Региональный Консультационный Центр Охраны труда», г. Екатеринбург, в отношении товаров 03, 05 классов МКТУ, указанных в перечне свидетельства. Оспариваемый товарный знак представляет словесное обозначение «РУКОСПАС», выполненное стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита.

Доводы возражения сводятся к следующему:

— регистрация товарного знака по свидетельству N 407699 является незаконной и нарушает исключительные права лица, подавшего возражение, на результаты интеллектуальной деятельности: так, заявитель является обладателем исключительного права на произведение изобразительного искусства в виде произведения графики, дизайна «РУКОСПАС»;

— указанное произведение было создано автором произведения — Л.В.Ю. — на основании договора авторского заказа, согласно которому автор обязался создать своим творческим трудом произведение по заданию лица, подавшего возражение, и передать ему исключительное право на созданное произведение в полном объеме, включая права на все его части;

— произведение было создано, и исключительное право на него во исполнение договора было передано лицу, подавшему возражение, 03.03.2008, о чем сторонами данного договора был составлен акт от 03.03.2008;

— произведение состояло из фантазийной надписи «РУКОСПАС», созданной автором, и художественного оформления данной надписи в виде рисунка;

— лицо, подавшее возражение, как владелец права на указанное произведение и его части, включая фантазийную надпись «РУКОСПАС», начало осуществлять его публичное использование в целях извлечения выгоды на упаковках косметических изделий, кремов;

— лицо, подавшее возражение, заключило договор на разработку косметических изделий и их сертификацию (в техническом задании к договору указан перечень косметических средств: крем для рук защитный «РУКОСПАС», крем для рук очищающий «РУКОСПАС», крем для рук регенерирующий «РУКОСПАС»);

— лицо, подавшее возражение, приступило к использованию произведения путем нанесения произведения на полиэтиленовые тубы, в которые упаковываются косметические крема;

— по заказу лица, подавшего возражение, изготовление косметических изделий и упаковку его в пластиковые тубы с нанесенным на них произведением «РУКОСПАС» осуществляло ООО «Флоресан» по договору N 2 от 04.06.2008;

— кроме того, лицом, подавшим возражение, был заключен договор с ООО «ТАН Мастер» на присвоение кремам в упаковке идентифицирующего кода (штрих-код) и предоставление ООО «ТАН Мастер» эксклюзивного права на продажу таких кремов на территории Москвы и Московской области;

— часть произведения в виде надписи «РУКОСПАС» была создана автором данного произведения в результате творческой деятельности, оно являлось одним из центральных элементов творческого замысла, выражающего реализацию основных требований к произведению, полученных автором от лица, подавшего возражение, при заключении договора авторского заказа;

— правообладатель товарного знака «РУКОСПАС», являющегося частью произведения, исключительные права на которое принадлежат лицу, подавшему возражение, нарушило его права, так как заявка была подана 20.03.2009, то есть позже публичного распространения как самого произведения, так и его существенной части (надписи «РУКОСПАС») на упаковках крема, то есть после того, как произведение было опубликовано.

На основании изложенного лицо, подавшее возражение, просит удовлетворить возражение и признать правовую охрану товарного знака по свидетельству N 407699 недействительной в отношении всех товаров 03 и 05 классов МКТУ.

Правообладатель, уведомленный в установленном порядке о поступившем возражении, представил отзыв, доводы которого сводятся к следующему:

— под понятием изобразительного искусства понимается специфический вид художественного творчества, создание зрительно воспринимаемых фиксированных рукотворных художественных форм; родовое понятие, объединяющее различные виды живописи, графики и скульптуры;

— правообладатель товарного знака по свидетельству N 407699 получил регистрацию на словесный товарный знак «РУКОСПАС», написанный стандартным шрифтом, поэтому правообладатель не нарушал права на использование произведения изобразительного искусства, так как в оспариваемом обозначении правообладатель использовал исключительно словесный элемент и не использовал никаких изобразительных элементов и зрительных образов;

— лицом, подавшим возражение, доказательств известности произведения искусства не предоставлено;

— ни один из фрагментов изобразительного произведения не совпадает с зарегистрированным товарным знаком, так как в зарегистрированном товарном знаке не использованы изобразительные элементы, а под фрагментами изобразительного произведения логично понимать изображение отдельных букв, выполненных утолщенными с изображением орнаментальных элементов, а значит, сопоставляемые обозначения не являются тождественными;

— защита имущественных и неимущественных прав автора и обладателя исключительных имущественных прав осуществляется в судебном порядке, а не в рамках рассмотрения таких дел Палатой по патентным спорам.

Изучив материалы дела и выслушав участников рассмотрения возражения, Палата по патентным спорам установила следующее.

Согласно доводам возражения от 21.09.2010 оспариваемый товарный знак воспроизводит часть произведения изобразительного искусства, обладателем исключительного права на которое является лицо, подавшее возражение. Объект изобразительного искусства выполнен в виде произведения графики и дизайна, которое было создано на основании договора авторского заказа N 03/08 от 12.02.2008, заключенного между К.И.Г. (заказчик) и Л.В.Ю. (исполнитель).

Согласно условиям данного договора Л.В.Ю. обязуется создать своим творческим трудом обусловленное договором произведение изобразительного искусства и передать исключительные права на созданное произведение в полном объеме заказчику. Причем произведение должно быть создано в точном соответствии с заданием заказчика, указанным в приложении N 1 к договору. В задании на создание произведения указано, какие идеи оно должно выражать, а также то, что произведение должно представлять собой выполненную в виде рисунка художественно оформленную фантазийную надпись. Предусмотренные договором работы были выполнены исполнителем в полном объеме, о чем свидетельствует акт приема-передачи, согласно которому исполнитель создал произведение изобразительного искусства, а именно фантазийную надпись «РУКОСПАС», выполненную в виде рисунка и художественно оформленную.

Вместе с тем из условий представленного договора очевидным образом не следует, что на исполнителя возлагается обязанность по созданию и разработке непосредственного словесного элемента «РУКОСПАС». В свою очередь, оспариваемый товарный знак представляет собой слово «РУКОСПАС», которое выполнено стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита и не содержит никаких графических или художественных элементов, что не позволяет отнести его к объекту изобразительного искусства. Следует отметить, что статья 1259 ГК РФ среди произведений изобразительного искусства выделяет «произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства». Таким образом, объекты изобразительного искусства в первую очередь представляют интерес с точки зрения своих художественных достоинств. Оспариваемый товарный знак невозможно признать произведением изобразительного искусства, поскольку он представляет собой словесное обозначение «РУКОСПАС», выполненное стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита.

Исследовав доводы возражения и представленные к нему документы, не представляется возможным прийти к выводу, что автором создания словесного элемента «РУКОСПАС» является именно Л.В.Ю. Так, особенностью результатов творчества является то, что первоначально права на них закрепляются за автором — физическим лицом. Вместе с тем со стороны Л.В.Ю. никоим образом не было обозначено, что она является автором фантазийного слова «РУКОСПАС».

Учитывая изложенное, коллегия Палаты по патентным спорам не усматривает оснований для вывода о том, что предоставление правовой охраны словесному товарному знаку «РУКОСПАС» по свидетельству N 407699 произведено в нарушение пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

 

Вопрос 137.

Как поступает Роспатент при рассмотрении возражения на отказ в регистрации товарного знака при поступлении на момент рассмотрения возражения документов, отрицающих дачу согласия на регистрацию товарного знака?

 

Ответ.

Роспатент принимает во внимание документы, предоставленные правообладателем. Подобная ситуация сложилась при рассмотрении возражения от 17.12.2010, поданного ЗАО ФИРМА «АРТИНФОРМ» по заявке N 2008728260/50 с приоритетом от 03.09.2008 на регистрацию в качестве товарного знака на имя заявителя в отношении товаров 09, 22, 25, 28 и услуг 35 классов МКТУ, указанных в перечне.

Согласно материалам заявки в качестве товарного знака заявлено комбинированное обозначение, включающее словесные элементы «ЛЕОН СПОРТ», выполненные оригинальным шрифтом заглавными буквами русского алфавита, помещенные на плашку желтого цвета.

з72

Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам 28.09.2010 принято решение (далее — решение Роспатента) о государственной регистрации товарного знака в отношении всех товаров 22 класса МКТУ. В отношении всех заявленных товаров 09, 25, 28 и услуг 35 классов МКТУ заявленному обозначению было отказано в государственной регистрации в связи с тем, что заявленное обозначение сходно до степени смешения с товарными знаками, ранее зарегистрированными на имя иных лиц:

— комбинированным товарным знаком «Leonsport» по свидетельству N 315262 с приоритетом от 29.11.2005, зарегистрированным на имя К.В. Травкина, для однородных товаров 09, 25, 28 и услуг 35 классов МКТУ [1];

— комбинированным товарным знаком «LEON» по свидетельству N 319134 с приоритетом от 16.11.2004, зарегистрированным на имя А.С. Косинцева, для однородных услуг 35 класса МКТУ [2];

— словесным товарным знаком «LION» по свидетельству N 259294 с приоритетом от 04.10.2002, зарегистрированным на имя ЗАО «ЛИОНЪ», для однородных услуг 35 класса МКТУ [3];

— словесным товарным знаком «Dr. Sport» по свидетельству N 209296 с приоритетом от 26.04.2000, зарегистрированным на имя автономной некоммерческой организации «Центр медицинской биотехнологии», для однородных товаров 25 класса МКТ [4].

В возражении заявитель предоставил информацию о том, что правообладатель противопоставленного товарного знака [1] не возражает против регистрации заявленного обозначения. В подтверждение изложенных доводов к возражению приложен оригинал письма-согласия на 2 л.

На заседании коллегии Палаты по патентным спорам, состоявшемся 07.02.2011, было установлено, что заявителем было представлено согласие от правообладателя противопоставленного товарного знака [1] на регистрацию товарного знака по заявке N 2008728260/50 и использование его для всех товаров и услуг 09, 25, 28, 35 классов МКТУ. Вместе с тем в Палату по патентным спорам 12.04.2011 поступило письмо от К.В. Травкина (правообладателя противопоставленного товарного знака [1]), в котором он указывает, что не давал никаких разрешительных документов. Таким образом, указанные документы прямо противоречат друг другу, ввиду чего коллегия Палаты по патентным спорам не может дать им однозначную оценку. В связи с изложенным представленное письмо-согласие не может быть учтено при рассмотрении возражения от 17.12.2010.

 

Вопрос 138.

Как рассматриваются споры по товарным знакам между организациями, образованными в результате преобразования филиалов в самостоятельные организации, фирменные наименования которых отличаются указанием их географической принадлежности?

 

Ответ.

Подход наглядно иллюстрирован при рассмотрении возражения от 28.02.2011, поданного ОАО «Гипромез», Россия, против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 412499.

Регистрация оспариваемого товарного знака «МОСГИПРОМЕЗ MOSGIPROMEZ» с приоритетом от 03.12.2009 по заявке N 2009731143/50 произведена 01.07.2010 за N 412499 на имя ООО «Городской институт проектирования металлургических заводов», Россия, в отношении услуг 42 класса МКТУ.

Оспариваемый товарный знак представляет собой комбинированное обозначение, которое состоит из словесных элементов «МОСГИПРОМЕЗ MOSGIPROMEZ», выполненных стандартным шрифтом заглавными буквами русского и латинского алфавитов, а также из расположенного в центральной части изобразительного элемента.

з70

В возражении, поступившем 28.02.2011, выражено мнение о том, что регистрация товарного знака «МОСГИПРОМЕЗ MOSGIPROMEZ» по свидетельству N 412499 произведена в нарушение требований, установленных пунктом 6 статьи 1483 ГК РФ.

Данный вывод лицо, подавшее возражение, обосновывает сходством до степени смешения оспариваемого товарного знака «МОСГИПРОМЕЗ MOSGIPROMEZ» по свидетельству N 412499 с товарными знаками по свидетельствам

з71

владельцем которых является лицо, подавшее возражение, в отношении всех услуг 42 класса МКТУ.

Правообладатель представил отзыв на возражение, в котором в т.ч. отмечено следующее:

— на территории Российской Федерации слово «ГИПРОМЕЗ» («ГИПРОМЕЗ» — государственный институт по проектированию металлургических заводов) используется различными организациями, проектирующими металлургические заводы. Исторически сложилось, что для индивидуализации все эти предприятия добавляют указание на географическое местоположение, ввиду чего отсутствует смешение по семантическому критерию сходства;

— «ГИПРОМЕЗ» — старейшее предприятие, созданное в 1926 году, которое в течение длительного периода времени занималось разработкой и реализацией проектной документации как на территории бывшего Советского Союза, так и за его пределами, и в отношении его правопреемника (ОАО «ГИПРОМЕЗ») указанное обозначение обладает приобретенной различительной способностью;

— в свою очередь ООО «Городской институт проектирования металлургических заводов» за время своего существования провел работу по продвижению обозначения «МОСГИПРОМЕЗ», сумел заслужить высокую репутацию и узнаваемость на рынке, в частности, были выполнены работы для ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат» (вакууматор, агрегат «печь-ковш»), для ОАО «Нижнетагильский металлургический комбинат» (реконструкция конвертерного цеха, установка «печь-ковш») и др.;

— благодаря указанию на географическую принадлежность потребители не смешивают указанные организации;

— особенность деятельности компаний, проектирующих металлургические предприятия, заключается в том, что эти предприятия обязаны иметь допуски к работам с объектами повышенной опасности, состоять в специализированной саморегулируемой организации, иметь определенный штат специалистов и т.п.; круг потребителей таких организаций в Российской Федерации ограничен порядка 30-ю заводами. Все «ГИПРОМЕЗы» являются уникальными и известными потребителям;

— практика Роспатента подтверждает регистрацию обозначений, содержащих в своем составе словесный элемент «ГИПРОМЕЗ», в частности, были зарегистрированы товарный знак «Азовгипромез» по свидетельству N 103624, товарный знак «ЧЕЛЯБГИПРОМЕЗ» по свидетельству N 338932, товарный знак «ЛЕНГИПРОМЕЗ» по свидетельству N 415319.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения возражения, коллегия Палаты по патентным спорам признала доводы возражения неубедительными и отметила следующее.

Противопоставленные товарные знаки, как было указано, включают в свой состав словесные элементы «ГИПРОМЕЗ» и «GIPROMEZ ГИПРОМЕЗ», которые произносятся одинаково, а именно [ги-про-мез]. В оспариваемом товарном знаке содержатся словесные элементы «МОСГИПРОМЕЗ MOSGIPROMEZ», которые читаются как [мос-ги-про-мез]. Обозначение «ГИПРОМЕЗ» («GIPROMEZ»), действительно, входит в состав слова «МОСГИПРОМЕЗ» («MOSGIPROMEZ»). Вместе с тем частица «МОС-(MOS)», расположенная в начале слова «МОСГИПРОМЕЗ MOSGIPROMEZ», фонетически отличает оспариваемый знак от противопоставленных. Так, в частности, часть «МОС-» («MOS-«) акцентирует на себе внимание при произношении (с него начинается прочтение) и значительно удлиняет звукоряд.

Относительно семантических аспектов сравниваемых словесных элементов необходимо отметить следующее. «Государственный институт проектирования металлургических заводов» («ГИПРОМЕЗ») был основан решением Высшего совета народного хозяйства СССР от 3 февраля 1926 года. ГИПРОМЕЗ стал главным проектным институтом черной металлургии, которому было доверено техническое руководство проектированием в отрасли. Институт занимался разработкой и реализацией проектной документации на реконструкцию, техническое перевооружение металлургических предприятий и имел филиалы в Челябинске, Липецке, Магнитогорске, Новокузнецке, Днепропетровске, Ленинграде и др. На основе указанных предприятий в 1990-е годы были образованы самостоятельные организации, которые получили свои наименования путем присоединения к обозначению «ГИПРОМЕЗ» элементов, указывающих на их географическую принадлежность. Например, «ЧЕЛЯБГИПРОМЕЗ», «ЛЕНГИПРОМЕЗ», «Липецкий ГИПРОМЕЗ». Приведенные фактические данные обусловливают вывод о том, что на дату подачи заявки N 2009731143 (03.12.2009) уже в течение длительного времени элемент «ГИПРОМЕЗ» используется независимыми предприятиями в сфере проектирования металлургических заводов как сокращение от наименования «государственный институт проектирования металлургических заводов».

В связи с изложенным коллегия Палаты по патентным спорам полагает, что слово «ГИПРОМЕЗ» при использовании его в сочетании с указаниями на географию утрачивает свою индивидуализирующую способность и выступает в качестве нарицательного, несущего вспомогательную информативную нагрузку о предмете, т.е. описывает предмет как носитель признаков, свойственных предметам данного класса. Элемент спорного знака «МОСГИПРОМЕЗ MOSGIPROMEZ» образован по тому же подобию, что и приведенные выше обозначения. При присоединении к слову «ГИПРОМЕЗ (GIPROMEZ)» части «МОС- (MOS-)» образуется новое оригинальное слово, при этом его смысловой оттенок отличается от лексического значения слова «ГИПРОМЕЗ». Частица «МОС-(MOS-)», являясь сокращением от слов «Москва, московский», указывает на географическую принадлежность предприятия и позволяет идентифицировать конкретного производителя как отличного от широко известного предприятия ГИПРОМЕЗ.

Практикой Роспатента подтверждается рассмотрение элемента «ГИПРОМЕЗ» как «слабого» (так, в частности, были зарегистрированы товарные знаки «Азовгипромез» по свидетельству N 103624, «ЧЕЛЯБГИПРОМЕЗ» по свидетельству N 338932, «ЛЕНГИПРОМЕЗ» по свидетельству N 415319). Указанное обусловливает низкую степень влияния элемента «ГИПРОМЕЗ» на различительную способность знака при его сочетании с дополнительными элементами. В силу того, что обозначение «ГИПРОМЕЗ» используется в узкой и специфической сфере деятельности (производство металлургических заводов), где ограничен круг лиц, оказывающих услуги, а также узок круг потребителей, добавление элемента «МОС- (MOS-)» приводит к качественно иному восприятию обозначения «МОСГИПРОМЕЗ MOSGIPROMEZ» в целом и обусловливает его отличие от слова «ГИПРОМЕЗ», в результате чего исключается возможность смешения сравниваемых обозначений по семантическому критерию сходства.

Различным является и визуальное восприятие сравниваемых знаков. Так, в противопоставленном товарном знаке основную индивидуализирующую нагрузку несет словесный элемент «ГИПРОМЕЗ», то есть именно он является элементом, по которому знак (и, как следствие, услуги и их производитель) идентифицируется потребителем. Тогда как в оспариваемом и противопоставленном товарных знаках принципиальное влияние на запоминание знаков оказывают изобразительные элементы, являющиеся различными. При этом само лицо, подавшее возражение, не отрицает факта отсутствия визуального сходства сравниваемых товарных знаков.

На основании изложенного оспариваемый товарный знак признан несходным до степени смешения с противопоставленными в возражении товарными знаками.

 

Вопрос 139.

Как при установлении факта использования товарного знака учитывается объем правовой охраны в отношении услуг по обеспечению продуктами, не включающих позиции «реализация товаров»?

 

Ответ.

Оценивается весьма странно, и позиция «реализация товаров» рассматривается в отрыве от родовой услуги — «обеспечение продуктами», при которой всегда осуществляется реализация продуктов (товаров), при этом формы реализации товаров могут быть различными, например реализация путем продажи или оказания благотворительности.

Тем не менее позиция Роспатента высказана в решении по результатам рассмотрения заявления от 26.10.2010 о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 260282 в связи с его неиспользованием, поданного ООО «Амориа Групп», Санкт-Петербург.

Товарный знак по заявке N 2002734811 с приоритетом от 30.12.2002 зарегистрирован 17.12.2003 за N 260282 на имя ЗАО «Управляющая компания «Америя Русс», Москва, в отношении товаров 05, 16, 29, 30, 31, 32, 33 и услуг 42, 43 и 44 классов Международной классификации товаров и услуг.

з69

В федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности 6.10.2010 поступило заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 260282 в связи с его неиспользованием в отношении услуг 42, 43 и 44 классов МКТУ. Впоследствии лицом, подавшим заявление, представлено ходатайство, в соответствии с которым перечень услуг, в отношении которых испрашивается прекращение правовой охраны спорного товарного знака, ограничен следующими услугами: «услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками» 43 класса МКТУ, «медицинские услуги; услуги в области гигиены и косметики для людей и животных» 44 класса МКТУ.

Палата по патентным спорам считает возможным удовлетворить заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 260282 ввиду нижеследующего.

Палата по патентным спорам исследовала представленные правообладателем материалы с целью определения, свидетельствуют ли они об использовании товарного знака по свидетельству N 260282 в соответствии со статьей 22 Закона (с 26.10.2007 по 31.12.2007) и в соответствии со статьями 1484 и 1486 ГК РФ (с 01.01.2008 по 25.10.2010).

Согласно Уставу одним из видов деятельности правообладателя является «оптовая и розничная торговля, выполнение торгово-закупочных операций». При этом в соответствии с информацией, размещенной в сети Интернет и в журналах, правообладатель занимается «дистрибуцией», то есть деятельностью по оптовой закупке и последующей реализации товаров на рынке.

Реализация правообладателем и его аффилированными компаниями продукции не собственного производства следует, в частности, из товарных накладных к договору и из приложений к контракту N 51558. Таким образом, представленная правообладателем совокупность упомянутых материалов позволяет сделать вывод об осуществлении правообладателем и под его контролем реализации продовольственных товаров различных производителей.

Вместе с тем при установлении факта использования товарного знака коллегия исходит из объема правовой охраны, определяемого свидетельством на товарный знак. В перечне свидетельства N 260282 отсутствует позиция «реализация товаров». Что касается остальных документов, представленных правообладателем, необходимо отметить, что данные материалы прежде всего касаются осуществления деятельности, связанной с производством и последующей реализацией продукции собственного производства, что не может считаться оказанием услуг для третьих лиц. Что касается довода правообладателя о том, что он «обеспечивает пищевыми продуктами производственные столовые», то он является недоказанным, поскольку из представленных документов не представляется возможным установить, что в действительности имела место поставка полуфабрикатов. Указанное приводит к выводу об отсутствии документов, иллюстрирующих использование товарного знака по свидетельству N 260282 в отношении рассматриваемых услуг «услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками; медицинские услуги; услуги в области гигиены и косметики для людей и животных».

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу: удовлетворить заявление от 26.10.2010 и досрочно прекратить правовую охрану товарного знака по свидетельству N 260282 в отношении услуг 43 класса МКТУ «услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками» и 44 класса МКТУ «медицинские услуги; услуги в области гигиены и косметики для людей и животных».

Из изложенного непонятно, почему признавая доказанной деятельность по реализации продовольственных товаров различных производителей, тем не менее считается недоказанной услуга, сформулированная как обеспечение пищевыми продуктами и напитками.

 

Вопрос 140.

Если иностранная фирма, маркирующая свою продукцию, например оборудование, некими словесными обозначениями, тем не менее не регистрирует их в качестве товарных знаков в России, могут ли российские фирмы зарегистрировать их на свое имя?

 

Ответ.

Если экспертиза проведет грамотную и всестороннюю оценку охраноспособности, то такая регистрация наименования иностранного продукта не должна быть осуществлена.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 09.03.2011 на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009714472/50, поданное ООО «ДЕЛЬТА», Российская Федерация (далее — заявитель), при этом установлено следующее.

Обозначение по заявке N 2009714472/50 с приоритетом от 23.06.2009 было заявлено на имя заявителя, в отношении товаров 09, 16, 28 и услуг 35, 41, 42 классов МКТУ. Согласно описанию, приведенному в заявке, в качестве товарного знака заявлено словесное обозначение «SECRET FOREST», выполненное заглавными буквами латинского алфавита, не имеющее смыслового значения.

По результатам экспертизы заявленного обозначения 16.11.2010 принято решение об отказе в государственной регистрации товарного знака. Основанием для принятия указанного решения явилось заключение по результатам экспертизы, согласно которому заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака в отношении всех заявленных товаров/услуг как противоречащее требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Заявленное обозначение воспроизводит название гейминаторов, мультимедийных игр «SECRET FOREST», используемое австрийской компанией «Novomatic AG» (см. сведения из сети Интернет: www.novomatic.com, www.multigame.ru, www.slotgame.ru и т.д.). В связи с тем что заявителем является российская компания, заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товаров.

В Палату по патентным спорам поступило возражение, в котором заявитель выразил несогласие с решением Роспатента от 16.11.2010. Доводы возражения сводятся к следующему:

— товары и услуги под наименованием «SECRET FOREST» компании «Novomatic AG» в Российской Федерации отсутствуют;

— компания «Novomatic AG» не подавала заявку на регистрацию в Российской Федерации обозначения «SECRET FOREST» для товаров/услуг 09, 16, 28, 35, 41, 42 классов МКТУ. Таким образом, указанная компания не заинтересована получить исключительное право на данное обозначение, что дает заявителю возможность зарегистрировать заявленное обозначение в качестве товарного знака на территории Российской Федерации;

— наличие обозначений, зарегистрированных в другой стране, не является основанием для отказа в Российской Федерации;

— информация на интернет-сайтах www.multi-game.ru, www.slotgame.ru представлена лицами, не относящимися к компании «Novomatic AG», и сама по себе вводит потребителя в заблуждение.

В дополнение к возражению от 09.03.2011 заявителем представлено свидетельство о государственной регистрации программы для ЭВМ (SECRET FOREST) и письмо-согласие от правообладателя данной программы на использование обозначения «SECRET FOREST» заявителем.

Изучив материалы дела и заслушав присутствующих при рассмотрении возражения, Палата по патентным спорам считает доводы возражения неубедительными.

Анализ заявленного обозначения на соответствие требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ показал, что оно полностью совпадает с названием игрового автомата, мультимедийной игры «SECRET FOREST», производимой компанией «Novomatic AG» (см. например: http://www.casinoportal.ru, http://www.gaminatorslots.com).

Группа компаний «Novomatic» — крупный австрийский концерн, основным видом деятельности которого является разработка и производство игровых автоматов, а также программного и аппаратного обеспечения к ним. Через свои дочерние компании концерн выполняет полный цикл услуг, в том числе консалтинговых и франчайзинговых, по организации работы залов игровых автоматов. Компания имеет свои представительства во всех странах Европы, а также в СНГ, Африке и Южной Америке. Согласно данным сети Интернет компания «Novomatic AG» выпускает и распространяет игровые автоматы, в том числе маркированные обозначением «SECRET FOREST».

Предоставление правовой охраны заявленному обозначению «SECRET FOREST» испрашивается в отношении, например, автоматов игровых, программ игровых компьютерных, игр азартных и сопутствующих им товаров, а также услуг, связанных с этими товарами.

Таким образом, на дату проведения заседания коллегии Палаты по патентным спорам в сети Интернет представлена информация, позволяющая установить, что заявленное обозначение полностью воспроизводит обозначение, используемое австрийской компанией в отношении однородных товаров/услуг. Существование сведений о компании «Novomatic AG» и ее продукции, в том числе маркированной обозначением «SECRET FOREST», в общедоступном источнике информации (сети Интернет) приводит к возможности возникновения в сознании потребителя ассоциативной связи между заявленным обозначением и производителем товаров/услуг из Австрии. Следовательно, заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение, так как может породить ложное представление об изготовителе товаров, поскольку заявителем является российское юридическое лицо.

Что касается доводов заявителя об отсутствии товара под названием «SECRET FOREST» или об отсутствии регистрации товарного знака «SECRET FOREST» фирмой «Novomatic AG» на территории Российской Федерации, необходимо отметить, что информация о продукции компании «Novomatic AG», маркированной обозначением «SECRET FOREST», содержащаяся в интернет-ресурсах, является доступной любому пользователю и получила широкое распространение. В этой связи указанная информация для российского потребителя послужит стимулом для приобретения однородных товаров заявителя, маркированных тождественным товарным знаком, и последующего разочарования в результате заблуждения. Возможность введения в заблуждение заявителем не опровергнута.

Учитывая вышеизложенное, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу о том, что заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара, в связи с чем ему не может быть предоставлена правовая охрана на основании пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

На основании изложенного вывод экспертизы о несоответствии заявленного обозначения требованиям пункта 3 статьи 1483 Закона является правомерным. Представленное заявителем письмо-согласие не может быть принято во внимание при рассмотрении данного возражения, так как подобного рода действия законодательно не предусмотрены, кроме того, следует отметить, что согласие предоставлено гражданином Терсенидисом Периклисом, связь которого с фирмой «Novomatic AG» не прослеживается.

Палата по патентным спорам решила отказать в удовлетворении возражения от 09.03.2011 и оставить в силе решение Роспатента от 16.11.2010.

Аналогичное решение принято по заявке N 2009714469/50 с приоритетом от 23.06.2009, в которой в качестве товарного знака заявлено словесное обозначение «ULTRA HOT», выполненное заглавными буквами латинского алфавита, т.к. было установлено, что оно воспроизводит наименование компьютерной игры «ULTRA HOT», разработанной и распространяемой группой компаний «Novomatic AG» (Австрия).

 

Вопрос 141.

Может ли министерство выступать от имени государства в качестве заинтересованного лица при подаче заявления о досрочном прекращении действия регистрации товарного знака?

 

Ответ.

Может. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела заявление от 22.12.2010, поданное Францией в лице Министерства по сельскому хозяйству и рыболовству, о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 234479, при этом установлено следующее.

Регистрация комбинированного товарного знака со словесными элементами «Bon appetit» по заявке N 2001742492/50 с приоритетом от 27.12.2001 произведена 09.01.2003 в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации за N 234479. Товарный знак зарегистрирован на имя ЗАО «Ледово ПК», Московская область, дер. Долгое Ледово, в отношении товаров 29, 31 и услуг 35, 39 и 42 классов МКТУ, указанных в перечне свидетельства. Роспатентом 01.03.2010 и 25.08.2010 были зарегистрированы изменения места нахождения «Ледово ПК» на следующий адрес: Московская область, Щелковский р-н, дер. Долгое Ледово. Кроме того, Роспатентом 07.04.2011 был зарегистрирован договор об отчуждении исключительного права на товарный знак в отношении всех товаров и услуг, в соответствии с которым правообладателем стало ООО «УК ЛЕДОВО», Московская область, Щелковский р-н, дер. Долгое Ледово (далее — правообладатель).

Товарный знак по свидетельству N 234479 является комбинированным и состоит из словесных элементов «Bon appetit», выполненных по дуге оригинальным шрифтом строчными буквами латинского алфавита, буква «В» — заглавная, и заключенных в рамку стреловидной формы.

В Палату по патентным спорам 23.12.2010 поступило заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 234479 в отношении всех указанных в перечне регистрации услуг 35 класса МКТУ в связи с непрерывным неиспользованием товарного знака в сроки, предусмотренные пунктом 1 статьи 1486 ГК РФ.

Лицом, подавшим заявление, были представлены документы, касающиеся заинтересованности в подаче такого заявления, согласно которым Французское государство в лице Министерства по сельскому хозяйству и рыболовству осуществляет деятельность по продвижению французских продовольственных товаров в ряде стран мира, в том числе и в России с использованием комбинированного обозначения со словесными элементами . Лицо, подавшее заявление, является правообладателем международной регистрации N 1010507 в отношении услуг 35 класса МКТУ. Указанная информация позволила коллегии Палаты по патентным спорам признать лицо, подавшее заявление, заинтересованным в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 234479 в отношении услуг 35 класса МКТУ.

Заявление о досрочном прекращении правовой охраны вышеуказанного товарного знака поступило в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности 23.12.2010. В этой связи срок, в течение которого правообладателем должно быть подтверждено использование принадлежащего ему товарного знака, составляет три года, предшествующих указанной дате, то есть с 23.12.2007 по 22.12.2010 включительно.

Вместе с тем в распоряжение коллегии Палаты по патентным спорам не поступило ни одного документа, свидетельствующего об использовании товарного знака по свидетельству N 234479 в исследуемый период.

Коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу: удовлетворить заявление от 22.12.2010, досрочно прекратить правовую охрану товарного знака по свидетельству N 234479 в отношении всех услуг 35 класса МКТУ.

 

Вопрос 142.

Могут ли основанием для отказа в регистрации товарного знака служить сведения об известности названия биологически активных добавок?

 

Ответ.

Могут. Примером является рассмотрение спора в отношении заявленного обозначения, воспроизводящего название биологически активной добавки к пище «КилоЛайт», производителем которой является компания Bional International (Нидерланды).

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 21.03.2011, поданное ООО «ПАРАФАРМ», г. Пенза, на решение от 17.12.2010 об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009732812/50 с приоритетом от 16.12.2009 на имя заявителя в отношении товаров 05 класса МКТУ. Согласно материалам заявки в качестве товарного знака заявлено словесное обозначение «КИЛО-ЛАЙТ», выполненное стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита.

Основанием для принятия решения явилось заключение по результатам экспертизы, согласно которому было установлено, что заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака, поскольку заявленное обозначение воспроизводит название биологически активной добавки к пище «КилоЛайт», производителем которой является компания Bional International (Нидерланды) и в силу этого обстоятельства способно ввести потребителя в заблуждение относительно производителя товаров 05 класса МКТУ. В заключении даны ссылки на сайты в Интернете, которые содержат информацию о препарате «КилоЛайт»: www.drzdrav.ru; www.reles.ru; www.rlsnet.ru.

В поступившем в Палату по патентным спорам возражении от 21.03.2011 заявитель выразил свое несогласие с решением Роспатента об отказе в государственной регистрации товарного знака.

Изучив материалы дела, Палата по патентным спорам находит доводы возражения неубедительными. Анализ заявленного словесного обозначения показал, что оно совпадает с названием биологически активной добавки к пище «КилоЛайт», производителем которой является компания «Bional International BV», P.O. Box 46 8400 AA Gorregijk, Нидерланды. Данная биологически активная добавка внесена в Федеральный реестр разрешенных биологически активных добавок, номер и дата выдачи свидетельства о регистрации: 77.99.23.3.У.801.1.05 от 31.01.2005. Свидетельство о регистрации выдано на основании экспертного заключения ГУ НИИ питания РАМН N 72/Э-3891/б-05 от 20.01.2005. Информация о биологически активной добавке «КилоЛайт», произведенной компанией Bional International BV, включая ее состав и основные характеристики, размещена на многих российских сайтах в Интернете и легко может быть найдена по запросу в поисковых системах, что позволяет прийти к выводу об осведомленности потребителей о существовании на российском рынке этой биодобавки.

Следует отметить, что сеть Интернет является одним из основных средств свободного распространения и получения различного рода информации и относится к средствам массовой информации наряду с печатными периодическими изданиями, радио и телевидением. Сведения, содержащиеся в Федеральном реестре разрешенных БАД, включая данные о государственной регистрации биологически активных добавок, позволяют потребителю получать достоверную информацию об этих препаратах и их производителях. Существование этих сведений в общедоступном источнике информации позволило установить, что заявленное обозначение воспроизводит обозначение, используемое с 2005 года компанией Bional International BV в отношении товаров, однородных с товарами 05 класса МКТУ, для которых заявителем испрашивается государственная регистрация товарного знака по заявке N 2009732812. Указанное приводит к возможности возникновения в сознании потребителя ассоциативной связи заявленного обозначения с биологически активной добавкой «КилоЛайт», производителем которой является голландская компания, в то время как заявителем является российское юридическое лицо.

В связи с этим коллегия имеет все основания полагать, что обозначение «КИЛО-ЛАЙТ» способно ввести потребителя в заблуждение, так как может породить представление об изготовителе товаров, которое не соответствует действительности.

Довод заявителя об отсутствии сведений о наличии биологически активной добавки «КилоЛайт» в продаже на территории Российской Федерации не опровергает факта существования этой биодобавки, зарегистрированной в 2005 году в Федеральном реестре разрешенных БАД. Кроме того, утверждение об отсутствии этого препарата в продаже носит декларативный характер, поскольку не подтвержден документально. Что касается приведенных данных о подготовке к производству биодобавки «КИЛО-ЛАЙТ», то они также не опровергают вышеприведенных оснований, препятствующих регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code