Как учитывается звуковое (фонетическое) сходство фирменных наименований при их сравнении

Вопрос 101.

Как учитывается звуковое (фонетическое) сходство фирменных наименований при их сравнении?

 

Ответ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1474 ГК РФ юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование).

В силу пункта 3 статьи 1474 ГК РФ не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в Единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.

Рассматривая спор между двумя фирмами, ФАС Дальневосточного округа (Постановление от 31.01.2011 N Ф03-9785/2010) отметил по данному вопросу следующее.

ООО «ЮРИСТЪ» обратилось в Арбитражный суд Хабаровского края с иском к ООО «ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ЮРИСТЪ» и ООО «Юрист» о прекращении использования фирменного наименования истца и внесении ответчиками соответствующих изменений в учредительные документы.

До рассмотрения спора по существу истец в порядке статьи 49 АПК РФ отказался от требований к ООО «Юрист» в связи с регистрацией 01.10.2009 изменений в Едином государственном реестре юридических лиц о наименовании данного ответчика как ООО «Центр юридической защиты».

Решением от 27.07.2010, оставленным без изменения Постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 13.10.2010, производство по делу в части требований к ООО «Юрист» прекращено, в удовлетворении иска к ООО «ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ЮРИСТЪ» отказано.

В кассационной жалобе ООО «ЮРИСТЪ» просит решение и постановление отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении требований. Фактически доводы кассационной жалобы сводятся к несогласию с позицией судов относительно отсутствия факта сходства до степени смешения наименований истца и ответчика.

Рассмотрев материалы дела, суд кассационной инстанции не усматривает оснований для удовлетворения жалобы заявителя.

Разрешая настоящий спор, арбитражные суды не установили графического (визуального) сходства до степени смешения текста фирменных наименований ООО «ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ЮРИСТЪ» и ООО «ЮРИСТЪ», а также полного звукового (фонетического) сходства указанных наименований при их произношении.

При этом судами учтено, что вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы.

Доказательств, свидетельствующих о затруднительности индивидуализации истца и ответчика при участии их в хозяйственной деятельности ввиду наличия в фирменных наименованиях общего слова «ЮРИСТЪ», а равно сведений о недобросовестной конкуренции со стороны ответчика материалы дела не содержат и ООО «ЮРИСТЪ» вопреки требованиям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

Фактов заблуждения потребителей относительно выбора юридического лица при оказании соответствующих видов услуг судебными инстанциями также не установлено.

В этой связи доводы кассационной жалобы о неправильном применении судами положений статьи 1474 ГК РФ при наличии сходства до степени смешения наименований истца и ответчика, а также затруднения в связи с этим деятельности сторон в их хозяйственном обороте судом кассационной инстанции отклоняются как не подтвержденные материалами дела.

 

Вопрос 102.

Может ли суд оценить иск как направленный не на защиту права на товарный знак, а как направленный на запрет творческой идеи использования образов в качестве обозначения для индивидуализации определенной номенклатуры товаров?

 

Ответ.

В судебной практике такие случаи единичны.

Один из них отражен в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2011 N 09АП-29250/2010-ГК по делу N А40-78755/10-19-662.

ОАО «Московская кондитерская фабрика «Красный Октябрь» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к ЗАО «Кондитерская фабрика «Славянка» как производителю шоколада в плитках «Алина» (далее — ответчик N 1) о пресечении нарушения исключительных прав истца на товарный знак «Аленка» N 184515 и общеизвестный товарный знак N 80 путем запрета ответчику N 1 использовать сходные до степени смешения с вышеуказанными товарными знаками обозначения и взыскании 5000000 руб. компенсации за незаконное использование товарного знака в соответствии с подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ.

з57

Решением суда от 13 октября 2010 г. в иске отказано. При этом суд, произведя сравнительный анализ изображений, зарегистрированных в качестве товарного знака истца и используемого на этикетке товара ответчика, пришел к выводу, что изображение на этикетке шоколада «Алина» не может быть признано сходным до степени смешения с товарным знаком истца, поскольку имеются существенные различия по стилизации, цветовой гамме, словесным элементам.

Истец с решением не согласился и подал апелляционную жалобу, в которой просит состоявшееся по делу решение отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении иска.

Отказывая в удовлетворении иска, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии сходства до степени смешения спорного изображения с зарегистрированным товарным знаком истца в связи с существенными отличиями словесных элементов по семантическому признаку: «Аленка» и «Алина» — разные женские имена, при этом одно из них является уменьшительным, другое полным, разное написание заглавных букв, отсутствие букв «е» и «к» в словесном элементе ответчика.

Сравнивая изобразительные элементы, суд указал, что в заключении специалиста от 30.06.2010 признано, что девочка на спорном изображении явно старше по возрасту, спорное изображение является натуралистическим, близким к фотографии, либо самой фотографией, тогда как изображение на товарном знаке истца представляет собой стилизованный рисунок.

Девочка на товарном знаке истца изображена крупным планом, фактически только голова. Девочка на спорном изображении изображена по грудь. Доминирующим признаком изображения, используемого ответчиком, является яркий старинный костюм девочки, в частности кокошник, взрослые жемчужные украшения девочки — серьги и бусы, которые контрастируют с детским обликом девочки, а также коса девочки. Общая смысловая направленность спорного изображения имеет ярко выраженный национальный колорит.

з56

В товарных знаках истца указанные признаки отсутствуют. Одежда девочки не представлена вообще, имеется только головной убор (платок).

Изображение на товарном знаке истца и спорное изображение, используемое ответчиком, выполнены в разной цветовой гамме (в изображении истца преобладают цвета — черный, желтый, зеленый; в изображении ответчика N 1 — светло-коричневый, красный, белый).

При наличии вышеуказанных отличий суд первой инстанции посчитал, что противопоставленные изображения не сходны до степени смешения, несмотря на вывод специалиста о наличии между товарными знаками истца и изображением ответчика N 1 сходства до степени смешения.

Между тем этикетки шоколадных плиток истца и ответчика N 1 позволяют однозначно отнести их к разным производителям, так как на обеих этикетках указаны наименование и местонахождение юридических лиц (ОАО «Красный Октябрь», Россия, 119072, г. Москва, Берсеневская набережная, д. 6. Адрес производства: Россия, 107140, г. Москва, ул. Малая Красносельская, д. 7 — этикетка истца; ЗАО «Кондитерская фабрика «Славянка» 309514, Россия, Белгородская область, г. Старый Оскол, ул. Октябрьская, 20 — этикетка ответчика N 1).

Следовательно, у рядового потребителя исходя из доступности наглядной информации о производителе непосредственно при покупке не может возникнуть мнения, что шоколад истца и шоколад ответчика N 1 являются линейкой одного производителя и сходны до степени смешения.

Рассматривая отчет ОАО «ВЦИОМ», суд первой инстанции пришел к выводу о том, что мнения опрашиваемых лиц носят противоречивый характер; исходя из конкретных фактических обстоятельств иск направлен не на защиту права на товарный знак как средство индивидуализации, а на запрет творческой идеи использования образа малолетней девочки в качестве обозначения для индивидуализации определенной номенклатуры товаров, что противоречит требованиям ст. ст. 128, 1225 ГК РФ.

В итоге Девятый арбитражный апелляционный суд постановил: решение Арбитражного суда города Москвы от 13 октября 2010 г. по делу N А40-78755/10-19-662 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Но спор в отношении указанных товарных знаков не завершился, что и следовало ожидать, и перешел на рассмотрение в кассационную инстанцию, которая отменила все предыдущие решения.

Федеральный арбитражный суд Московского округа рассмотрел кассационную жалобу ОАО Московская кондитерская фабрика «Красный октябрь» и вынес Постановление от 14 апреля 2011 г. N КГ-А40/2342-11 по делу N А40-78755/10-19-662, извлечение из которого представлено ниже.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей сторон и проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, кассационная инстанция находит решение от 13.10.2010 и Постановление от 17.01.2011 подлежащими отмене.

Приведенные выводы судов первой и апелляционной инстанций, по мнению кассационной коллегии, сводятся по сути лишь к детализации различий товарных знаков, без оценки в целом внешних признаков сходства, которые и видит потребитель при выборе продукта.

Указанные выше выводы судов сделаны без учета правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.07.2006 N 3691/06.

При столкновении двух не идентичных, а схожих товарных знаков для охраны первого товарного знака — «Аленка» угроза его смешения с более поздним знаком — «Алина» должна быть установлена судом.

Угроза смешения зависит, во-первых, от различительной способности знака с более ранним приоритетом, во-вторых, от сходства противопоставляемых знаков, в-третьих, от оценки однородности обозначенных товарными знаками товаров и услуг.

Судам следовало учесть не только различительную способность товарных знаков «Аленка» и «Алина», но и визуальное и графическое сходство с учетом однородности товара, предлагаемого под спорными товарными знаками.

Не принято во внимание судами то, что угроза смешения противопоставляемых знаков в отношении однородных товаров усиливается тем, что более ранний товарный знак («Аленка») имеет доминирующие элементы, объединяющие обозначения в одну серию. В результате основной потребитель идентифицирует товары в первую очередь по привычным ему серийным элементам товарных знаков. Как правило, он руководствуется общими впечатлениями о знаке, виденном ранее, не имеет возможности непосредственно сравнить знаки и проявляет меньшую осмотрительность при их выборе.

Объективно выводы социологического исследования подтверждают то обстоятельство, что использование товарных знаков «Аленка» и «Алина» в отношении однородной продукции может привести к смешению торговых марок на уровне ассоциативного мышления и ошибкам при выборе продукции.

Кроме того, суд апелляционной инстанции сделал вывод, что исходя из конкретных фактических обстоятельств иск направлен не на защиту права на товарный знак как средство индивидуализации, а на запрет творческой идеи использования образа малолетней девочки в качестве обозначения для индивидуализации определенной номенклатуры товаров, что противоречит требованиям ст. ст. 128, 1225 ГК РФ.

Данный вывод с учетом обстоятельств, приведенных выше, по мнению кассационной коллегии, является ошибочным.

Таким образом, принятые по делу решение и Постановление не могут быть признаны законными, в связи с чем подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции для проверки и оценки вышеизложенных обстоятельств, с учетом сформировавшейся судебной практики, доказательств, содержащихся в материалах дела, и имеющих существенное значение для правильного разрешения спора.

Далее последовало рассмотрение возражения в Палате по патентным спорам.

Коллегия палаты по патентным спорам рассмотрела возражение от 25.04.2011, поданное ОАО «Красный Октябрь», против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 432596, зарегистрированному на имя ЗАО «Кондитерская фабрика «Славянка», г. Старый Оскол, в отношении товаров 30 класса МКТУ.

Возражение мотивировано тем, что оспариваемый товарный знак является сходным до степени смешения с товарным знаком по свидетельству N 184515 и общеизвестным товарным знаком по свидетельству N 80, принадлежащими лицу, подавшему возражение, имеющим более раннюю дату приоритета в отношении однородных товаров 30 класса МКТУ, которые уже длительное время интенсивно используются как ОАО «Красный Октябрь», так и его лицензиатами, и, следовательно, существует высокая вероятность смешения знаков на рынке, поскольку потребитель будет вводиться в заблуждение относительно производителя товаров.

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения, Палата по патентным спорам находит доводы, изложенные в возражении, убедительными.

Анализ материалов, представленных лицом, подавшим возражение, показал, что товарный знак по свидетельству N 184515 и общеизвестный знак N 80 продолжительное время используются как самим правообладателем, так и его лицензиатами.

Шоколад «Аленка» выпускается с 1966 года, объемы продаж на 2010 год составили 4 млрд. рублей и в настоящее время растут. Шоколад «Аленка» реализуется в торговых точках любого размера, широко рекламируется в различных средствах массовой информации. Вероятность смешения анализируемых товарных знаков подтверждается опросом ВЦИОМ «Определение степени сходства/различия в оформлении упаковок шоколада «Аленка» и «Алина», согласно которому больше половины опрошенных потребителей считают, что упаковки сравниваемых шоколадок — шоколада «Аленка» и «Алина» схожи, несмотря на отдельные отличия; от 43 до 50 процентов опрошенных (в зависимости от региона России) предположили, что упаковка шоколада «Алина» является более современной версией шоколада «Аленка». Более того, значительная часть респондентов (37% — 56%) предположили, что шоколад «Алина» и «Аленка» принадлежат одному производителю и являются одной линейкой продукции.

На основании вышеизложенных фактических данных коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу, что на дату приоритета 28.01.2009 оспариваемого товарного знака продукция под маркой «Аленка», производимая ОАО «Красный Октябрь», уже была хорошо известна среди российских потребителей в качестве наименования кондитерских изделий.

В связи с вышеизложенным, коллегия Палаты по патентным спорам полагает, что предоставление правовой охраны комбинированному товарному знаку со словесным элементом «Алина» на имя правообладателя способно ввести потребителя в заблуждение относительно производителя товаров 30 класса МКТУ, а именно ОАО «Красный Октябрь».

Коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу о том, что в сопоставляемых знаках прослеживается подобие заложенных идей, в связи с чем знаки ассоциируются друг с другом и являются сходными. Предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 432596 признано недействительным полностью.

 

Вопрос 103.

Могут ли быть зарегистрированы обозначения, воспроизводящие названия достопримечательностей?

 

Ответ.

Могут, и примером является отмена Роспатентом (ППС) решения экспертизы об отказе в регистрации обозначения «АПРАКСИН ДВОР».

Обозначение «АПРАКСИН ДВОР» по заявке N 2008732307/50 с приоритетом от 09.10.2008 заявлено на регистрацию в качестве товарного знака на имя заявителя ООО «Главстрой-СПб», г. Санкт-Петербург, в отношении товаров 19 и услуг 35, 36, 37 и 42 классов МКТУ, приведенных в перечне заявки.

з55

Роспатентом принято решение от 19.07.2010 об отказе в государственной регистрации товарного знака. Заключение обосновывается тем, что АПРАКСИН ДВОР является объектом всемирного культурного наследия ЮНЕСКО и поэтому обозначение со словесным элементом «АПРАКСИН ДВОР» не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака (знака обслуживания).

Данное решение Роспатента было обжаловано заявителем, возражение которого было рассмотрено в Палате по патентным спорам, которая признала доводы возражения убедительными.

Как следует из предоставленной справки и сведений, размещенных в сети Интернет (http://www.kulturnoe-nasledie.ru), в соответствии с решением Малого совета Санкт-Петербургского городского Совета народных депутатов от 07.09.1993 N 327 «Апраксин двор с Мариинским рынком (б. Щукинским двором)» — комплекс зданий — был включен в список памятников архитектуры Санкт-Петербурга, подлежащих охране как памятники местного значения.

Таким образом, Апраксин двор как объект культурного наследия (N 7802381000) представляет собой целый архитектурный ансамбль, который расположен в центральной части города Санкт-Петербурга и, как следует из упомянутого решения Малого совета, занимает значительную площадь в центре города.

Следует также отметить, что центр Санкт-Петербурга является местоположением большого числа памятников архитектуры. В частности, «исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним группы памятников» (объект N 7800000062) относятся к особо ценным объектам культурного наследия федерального значения в соответствии с положениями статьи 24 Закона «Об объектах культурного наследия».

Учитывая изложенное, коллегия Палаты по патентным спорам считает, что регистрация обозначения «АПРАКСИН ДВОР» в качестве товарного знака на имя заявителя может быть осуществлена лишь при согласии компетентных органов.

Кроме того, объекты культурного наследия, в том числе регионального значения, в силу своей уникальной ценности являются объектами особого правового регулирования, а государственная охрана объектов культурного наследия является одной из приоритетных задач органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Следовательно, использование наименования объекта культурного наследия в товарном знаке без согласия компетентного органа противоречит также принципам законодательства и тем самым общественным интересам.

В этой связи при вынесении решения коллегией Палаты по патентным спорам приняты во внимание материалы, представленные заявителем, анализ которых свидетельствует о следующем.

Правительством Санкт-Петербурга был проведен инвестиционный конкурс, касающийся преобразования территории Апраксина двора. Победителем данного конкурса был выбран заявитель. Согласно постановлению правительства Санкт-Петербурга заявитель признан стратегическим инвестором Санкт-Петербурга. На основании соглашения согласно постановлению правительства Санкт-Петербурга заявителю предоставлено право, в частности, на заключение договоров аренды объектов инженерной инфраструктуры для осуществления инвестиционной деятельности в целях их комплексной реконструкции и последующего использования территории Апраксина двора, право на целевое предоставление в установленном порядке объектов недвижимости, расположенных на территории Апраксина двора.

Основными видами деятельности заявителя являются строительство, реконструкция, ремонт зданий и сооружений, разработка и реализация инвестиционных и технических программ.

Регистрация товарного знака по заявке N 2008732307/50 испрашивается на имя заявителя в отношении товаров 19 и услуг 37 классов МКТУ, непосредственно связанных с реализацией проекта по реконструкции территории Апраксина двора, осуществляемой заявителем на основании постановлений правительства Санкт-Петербурга и соглашения между субъектом Российской Федерации — городом федерального значения Санкт-Петербург, с одной стороны, и заявителем, с другой стороны.

При этом заявителем было представлено письмо, содержащее согласие исполнительного органа государственной власти Санкт-Петербурга на регистрацию заявленного обозначения в качестве товарного знака на имя заявителя в отношении испрашиваемых им товаров и услуг.

В итоге принято решение о регистрации товарного знака.

 

Вопрос 104.

Допустимо ли, чтобы новый товарный знак был схож с уже существующим, отличаясь лишь заменой некоторых букв и добавлением приставок (суффиксов)?

 

Ответ.

Может, если словесное обозначение фонетически разбивается на части, каждая из которых известна и несет самостоятельную индивидуализирующую функцию.

Палата по патентным спорам рассмотрела возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку «САНТОТИТРАЛГИН SANTOTITRALGIN» по свидетельству N 342139 по заявке N 2006730266/50 с приоритетом от 20.10.2006 в отношении товаров 05 класса МКТУ, приведенных в перечне свидетельства.

В возражении отмечено, в частности, следующее.

Оспариваемый товарный знак сходен до степени смешения с товарным знаком «ТЕТРАЛГИН TETRALGINUM» по свидетельству N 178097, имеющим более ранний приоритет, зарегистрированным на имя другого лица в отношении однородных товаров 05 класса МКТУ.

Фонетическое сходство обусловлено вхождением в оспариваемый товарный знак частей «ТИТРАЛГИН» и «TITRALGIN», сходных до степени смешения со словесными элементами «ТЕТРАЛГИН TETRALGINUM» товарного знака по свидетельству N 178097.

Лицо, подавшее возражение, отметило, что оспариваемый товарный знак при воспроизведении воспринимается как совокупность двух слов — «САНТО» и «ТИТРАЛГИН», поэтому слово «САНТОТИТРАЛГИН» в целом может восприниматься потребителем как хорошо известное ему название препарата «ТЕТРАЛГИН» в новой модификации с маркировкой дополнительного обозначения «САНТО».

Правообладатель оспариваемого товарного знака отмечал, что является обладателем исключительного права на товарный знак «САНТО SANTO» по свидетельству N 353068 и обозначение САНТО (SANTO) как раз индивидуализирует его как известнейшего и крупнейшего в республике Казахстан производителя лекарственных препаратов и является элементом, положенным в основу серии товарных знаков «САНТОТИТРАЛГИН SANTOTITRALGIN» и «САНТОПЕРАЛГИН SANTOPERALGIN».

Палата по патентным спорам, принимая заключение о прекращении действия регистрации, обратила внимание на следующее.

Оспариваемый знак включает в себя слово «САНТОТИТРАЛГИН» и его транслитерацию буквами английского алфавита «SANTOTITRALGIN». Указанные словесные элементы относятся к длинным словам, прочтение которых на одном дыхании затруднительно, что обусловливает при произношении возникновение логической паузы между частями CAHTO/SANTO и ТИТРАЛГИН/TITRALGIN. Восприятие данных словесных элементов в качестве сложносоставных слов обусловлено широко известным использованием элемента «санто» в качестве части таких слов (например, Санто-Доминго — столица Доминиканской Республики, остров Эсприту-санто). Кроме того, правообладатель оспариваемого товарного знака является фармацевтической компанией, которая на рынке производства фармацевтических препаратов позиционирует себя под обозначением SANTO. Он также является обладателем исключительных прав на серию товарных знаков, объединенную элементом «САНТО SANTO» (свидетельства N 353068, 342138), в отношении товаров 05 класса МКТУ и осуществляет производство препаратов, снабженных маркировкой «САНТО SANTO».

Указанное приводит к выводу о том, что восприятие словесных элементов «САНТОТИТРАЛГИН» и «SANTOTITRALGIN» заключается в простом составлении их из двух слов CAHTO/SANTO и ТИТРАЛГИН/TITRALGIN.

 

Вопрос 105.

Может ли переработка купленного нами товара, маркированного товарным знаком изготовителя данного товара, рассматриваться как нарушение исключительного права правообладателя?

 

Ответ.

Все зависит от степени переработки купленного товара. Подобный спор рассматривался судами нескольких инстанций. Обратим внимание на мотивацию, изложенную в Постановлении ФАС Северо-западного округа от 10 марта 2009 г. по делу N А56-48172/2006.

ОАО «Ломоносовский фарфоровый завод» является обладателем права на комбинированный товарный знак, в состав которого входят словесные обозначения «HAND DECORATED» и «ST. PETERSBURG», цифры 1744 и графическое изображение букв «ЛФЗ», в отношении товаров классов 01, 07, 17, 21 и 42 МКТУ, что подтверждается свидетельством на товарный знак N 252643, зарегистрированный в государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации 05.08.2003, с приоритетом от 29.12.2001. Согласно приложению к свидетельству на товарный знак N 252643 наименование правообладателя товарным знаком изменено на ОАО «Императорский фарфоровый завод».

ОАО «Императорский фарфоровый завод», ссылаясь на то, что ответчик использует белые недекорированные фарфоровые изделия, на которые помещен товарный знак «ЛФЗ», без согласия истца наносит на указанные изделия рисунки и передает их на реализацию и тем самым нарушает исключительное право истца на товарный знак, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что ответчик с 1993 по 1997 год приобретал фарфоровые изделия для последующей росписи первоначально по договорам поставки на основании резолюции директора завода, предусматривающей поставку из брака около 200 комплектов посуды в квартал. В дальнейшем ответчик приобретал готовую белую сортовую продукцию в фирменных магазинах истца, наносил свой рисунок и переработанный товар поступал в продажу. Из имеющихся в деле доказательств, а также представленной представителями истца и ответчика на обозрение суда кассационной инстанции продукции (чашек с блюдцами) следует, что наряду с нанесением на товар рисунка работниками ответчика производилась маркировка товара путем нанесения на донышко продукции обозначения, состоящего из фирменного наименования ответчика и названия рисунка.

Выводы о том, что действиями ответчика не нарушаются права истца на товарный знак, отсутствует смешение или угроза смешения у потребителя относительно производителя товара, являются обоснованными и подтверждаются имеющимися в деле доказательствами. Судами правильно сделан вывод об исчерпании права истца на товарный знак после введения истцом товара в гражданский оборот, поскольку истец, изготовивший товар, маркированный товарным знаком (фарфоровые изделия белого цвета, без рисунка), осуществил выпуск товара в свободное обращение путем его продажи и извлек из этого коммерческую выгоду.

 

Вопрос 106.

Может ли основание для отказа в регистрации товарного знака содержать довод о пренебрежительном отношении к власти при использовании производных от имени, фамилии лиц, которые собой олицетворяют страну, и интерпретации символа политической партии?

 

Ответ.

В Роспатенте — может, но решение Роспатента может не найти поддержки в суде, и такой случай рассмотрен при вынесении решения об отказе в регистрации товарного знака по заявке N 2009733163/50 с приоритетом от 18.12.2009, заявленного в отношении товаров 32 и 33 классов МКТУ и представляющего собой словесное обозначение «ВОЛОДЯ И МЕДВЕДИ».

з54

Решение Роспатента об отказе в регистрации обосновано тем, что регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака наносит ущерб имиджу и интересам государства, а также противоречит общественным интересам. Роспатент посчитал, что, принимая во внимание перечень товаров, в отношении которого предполагается маркировка заявленным обозначением, и, учитывая специфику его семантической конструкции, не представляется возможным регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака по вышеуказанным основаниям.

Рассматривая возражение против отказного решения, Палата по патентным спорам поддержала решение экспертизы и отметила следующее.

Согласно требованиям пункта 3(2) статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали. К обозначениям, противоречащим общественным интересам, принципам гуманности и морали относятся, в частности, слова и изображения непристойного содержания, призывы антигуманного характера, оскорбляющие человеческое достоинство, религиозные чувства, слова, написание которых нарушает правила орфографии русского языка, и т.п.

Обозначения, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали, называют также «скандальными знаками». Перечень таких обозначений, приведенный в нормативных документах, не является исчерпывающим, а носит обобщенный характер. Для правильной оценки таких знаков учитываются факторы восприятия их потребителями.

Словесное обозначение «ВОЛОДЯ И МЕДВЕДИ» представляет собой фантазийное словосочетание на русском языке. Однако в силу того, что с 2000 по 2008 г. Президентом Российской Федерации был Владимир Владимирович Путин, который в настоящее время является действующим премьер-министром и председателем политической партии «Единая Россия», а с 2008 года Президентом Российской Федерации является Медведев Дмитрий Анатольевич, существует возможность восприятия данного обозначения российским потребителем как обыгрывания имени и фамилии первых лиц государства или имени (действующего премьер-министра) и политической партии «Единая Россия» (в ассоциативной привязке к ее символу — в виде медведя).

Таким образом, использование производного от имени, фамилии лиц, которые собой олицетворяют страну и интерпретации символа политической партии на продукции, относящейся к 32 и 33 классам МКТУ, коллегией Палаты по патентным спорам расценивается как пренебрежительное отношение к власти. Тем самым заявленное обозначение наносит ущерб имиджу и интересам государства и, как следствие, противоречит общественным интересам.

Отказное решение Роспатента было обжаловано в Арбитражном суде г. Москвы (судебное решение от 12.09.2011, дело N А40-65503/11), который признал решение Роспатента незаконным.

Для установления подобного факта и его правильной оценки учитываются факторы восприятия их потребителями. Заявителем в материалы дела представлены письменные пояснения, научно-консультативное заключение Учреждения Российской Академии Наук (РАН) Института лингвистических исследований РАН N 29315-188 от 22.07.2011 по оценке смыслового значения «ВОЛОДЯ И МЕДВЕДИ», заключение Учреждения Российской Академии Наук (РАН) Института социологии РАН от 20.07.2011 с результатами проведенной социологической экспертизы.

Исходя из представленных результатов заключения по оценке смыслового значения словесное обозначение «ВОЛОДЯ И МЕДВЕДИ» является фантазийным. При установлении обстоятельств по настоящему делу и вынесения Роспатентом решения по соответствию положениям п. 2 ч. 3 ст. 1483 ГК РФ оценивались возможность негативного восприятия потребителем заявленного обозначения «ВОЛОДЯ И МЕДВЕДИ» при его использовании в отношении товара 33 класса МКТУ «водка», а также возможность последующего формирования негативного отношения в отношении первых лиц государства и политической партии в результате подобного использования.

Если исходить из выводов социологической экспертизы, только 6% от всех опрошенных респондентов видят ассоциативную связь между словосочетанием «ВОЛОДЯ И МЕДВЕДИ» и политическими деятелями и партиями, и считают одновременно, что такое обозначение как название для водки может нанести ущерб имиджу и интересам государства и общественным интересам. Доля опрошенных респондентов, у которых на основе ассоциаций представленной этикетки «ВОЛОДЯ И МЕДВЕДИ» с политиками В.В. Путиным и Д.А. Медведевым, а также политической партией «Единая Россия» может ухудшиться отношение к этим политическим деятелям и партии, составляет 5%, 2% и 3% соответственно. Проведение социологического исследования в отношении более широкой группы жителей РФ, не являющихся потребителями товара 33 класса МКТУ «водка» и/или имеющих к указанному товару устойчивое негативное отношение, использование сведений, содержащихся в сети Интернет, носят характер исследования неопределенной категории и количества жителей РФ. В частности, жителей, которые могут иметь негативное отношение к любому товару 33 класса МКТУ, в частности товару «водка» или тому или иному политическому деятелю государства и политической партии, при этом их восприятие не будет сформировано восприятием самого товарного знака на конкретном товаре. При этом водка — традиционный русский продукт, и к ее потребителям относится значительная часть населения России, это определенная категория жителей РФ, которая не является в существенной степени отличной от остального населения РФ.

Заявителем в материалы дела представлены сведения о зарегистрированных товарных знаках в отношении однородных товаров «МЕДВЕДЕВка», «ПУТИНКА», «ПУТИНКА Министерская», «ПУТИНУШКА», что подтверждает возможность регистрации обозначения «ВОЛОДЯ И МЕДВЕДИ» в качестве товарного знака при представлении доказательств отсутствия оснований, указанных Роспатентом в тексте решения.

При таких обстоятельствах решение Роспатента от 11.03.2011, принятое по результатам рассмотрения коллегией Палаты по патентным спорам Федерального государственного учреждения «Федеральный институт промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент)» возражения от 23.12.2010 против решения об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2009733163 является незаконным, в связи с чем заявление подлежит удовлетворению.

Девятый арбитражный апелляционный суд поддержал в споре компанию, отказав Роспатенту в удовлетворении жалобы.

В качестве исторического примера использования обозначения, представляющего собой слово, производное от имени президента страны, можно назвать обозначение «Teddy», уменьшительное имя 26-го президента США Теодора Рузвельта (Тедди), давшего согласие на использование его уменьшительного имени для обозначения игрушечного плюшевого мишки, продаваемого под названием «Teddy Bear», вознаграждение от которого Рузвельт использовал при реализации государственной программы по созданию сети национальных парков.

 

Вопрос 107.

Может ли известность наименования стандартной функции настройки в различных операционных системах служить основанием для отказа в регистрации товарного знака?

 

Ответ.

Может. Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела возражение, поданное индивидуальным предпринимателем Ф.В. Львовым (г. Санкт-Петербург) на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака «РОДИТЕЛЬСКИЙ КОНТРОЛЬ» по заявке N 2009718632/50 с приоритетом от 31.07.2009 в отношении товаров 09 и услуг 42 классов МКТУ.

Отказное решение экспертизы обосновано тем, что заявленное обозначение «РОДИТЕЛЬСКИЙ КОНТРОЛЬ» указывает на назначение и свойства товаров и услуг 09, 42 классов МКТУ, в отношении которых испрашивается регистрация товарного знака.

Кроме того, заявленное обозначение не обладает различительной способностью, поскольку данное словосочетание используется различными лицами для маркировки однородных товаров и услуг, в силу чего не способно индивидуализировать конкретного изготовителя товаров и лицо, оказывающее услуги.

Палата по патентным спорам поддержала отказное решение экспертизы, отметив в своем заключении, в частности, следующее.

Обозначение «РОДИТЕЛЬСКИЙ КОНТРОЛЬ» до даты приоритета (31.07.2009) заявки N 2009718632/50 получило широкую известность как стандартная функция настройки в операционных системах Windows Vista, Kaspersky Internet Security 7.0, Norton Internet Security (англоязычная версия — Parental Control), что подтверждено, в частности, ссылкой на статью «Родительский контроль, или как ограничить доступ ребенка к компьютеру», опубликованную 05.09.2007 на сайте журнала 3DNews, информация о которой дана в заключении по результатам экспертизы, а также в статьях «Дети в Internet: ликбез для родителей» (Windows IT Pro. 2007. N 08), «Обеспечение безопасности детей при работе в Интернете» (КомпьютерПресс. 2008. N 10).

Указанные обзорные статьи, опубликованные в источниках информации, включая Интернет, доступных неопределенному кругу лиц, подтверждают то обстоятельство, что уже к 2007 году были созданы разными разработчиками и активно использовались компьютерные программы с функцией родительского контроля — регулирования использования компьютера детьми.

Таким образом, на дату приоритета заявки N 2009718632/50 (31.07.2009) словосочетание «родительский контроль» в отношении заявленных товаров 09 и услуг 42 классов МКТУ не обладало различительной способностью и не могло выполнять индивидуализирующую функцию товарного знака.

 

Вопрос 108.

Как учитывает Роспатент при рассмотрении заявления о досрочном прекращении действия регистрации товарного знака в связи с его неиспользованием переход исключительного права на товарный знак от одного лица к другому?

 

Ответ.

Решение вопроса определяется периодом времени, в течение которого осуществлен переход права, и конкретными действиями нового правообладателя в отношении использования товарного знака.

Коллегия Палаты по патентным спорам рассмотрела заявление от 22.11.2010 о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака «РУССКИЙ ЦАРЬ» по свидетельству N 307362 в связи с его неиспользованием, зарегистрированному в государственном реестре 26.05.2006 за N 307362 на имя ЗАО «ЛИВИЗ», Россия, в отношении товаров 33 класса МКТУ.

На основании договора об отчуждении исключительного права на товарный знак, зарегистрированного Роспатентом 13.05.2010 за N РД0064319, в отношении всех товаров 33 класса МКТУ правообладатель передал свое исключительное право на вышеуказанный товарный знак ООО «ЛИВИЗ», Россия.

В Палату по патентным спорам поступило заявление от 22.11.2010 о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству N 307362 в связи с его неиспользованием в отношении всех товаров, указанных в перечне свидетельства.

Правообладатель, уведомленный о поступившем заявлении, представил отзыв, доводы которого сводятся к следующему:

— между ЗАО «ЛИВИЗ и ООО «ЛИВИЗ» заключен договор от 27.07.2007 N 07-27/92-2007 об уступке товарного знака по свидетельству N 307362, согласно которому исключительное право на данный товарный знак передается ООО «ЛИВИЗ»;

— регистрация данного договора произведена только 13.05.2010;

— до 13.05.2010 ООО «ЛИВИЗ» не имело каких-либо прав на использование товарного знака по свидетельству N 307362;

— таким образом, указанный товарный знак не использовался по независящим от ООО «ЛИВИЗ» обстоятельствам;

— с момента регистрации договора об отчуждении исключительного права на товарный знак ООО «ЛИВИЗ» ведется активная подготовка по его использованию: разрабатываются рецептура водки «Русский царь», технологическая инструкция на производство водки, готовится опытная партия продукции для получения гигиенического сертификата.

Палата по патентным спорам не признала доводы правообладателя убедительными и удовлетворила заявление о досрочном прекращении действия регистрации со следующими основаниями.

Согласно заявлению, поступившему в Роспатент 23.11.2010, товарный знак «РУССКИЙ ЦАРЬ» по свидетельству N 307362 не использовался в отношении товаров 33 класса МКТУ в течение трех лет, предшествующих подаче заявления, в частности в период с 23.11.2007 по 22.11.2010 включительно.

В рассматриваемый период времени правообладателями указанного товарного знака являлись с 23.11.2007 до 12.05.2010 — ЗАО «ЛИВИЗ», с 13.05.2010 до 22.11.2010 — ООО «ЛИВИЗ» (на основании договора об отчуждении исключительного права на товарный знак, зарегистрированного Роспатентом 13.05.2010).

При этом переход исключительного права на товарный знак от одного лица к другому не исключает обязанности его использования в законодательно установленный срок как прежним, так и настоящим правообладателем. Вместе с тем правообладатель не представил каких-либо документов и пояснений по использованию товарного знака прежним правообладателем. Таким образом, предметом данного рассмотрения является вопрос об использовании именно знака вне зависимости от того, кому он принадлежал. В этой связи аргументацию о недавнем приобретении исключительного права как уважительной причине неиспользования знака следует признать несостоятельной.

Довод правообладателя, касающийся того, что с момента регистрации договора об отчуждении исключительного права на товарный знак ООО «ЛИВИЗ» ведется активная подготовка по его использованию, носит декларативный характер.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code