В силу каких фактических обстоятельств может существовать регистрация товарных знаков, содержащих сходные до степени смешения обозначения

Вопрос 76.

В силу каких фактических обстоятельств может существовать регистрация товарных знаков, содержащих сходные до степени смешения обозначения?

 

Ответ.

Примером таких фактических обстоятельств может служить установление факта принадлежности сравниваемых обозначений одному и тому же правообладателю на определенную дату. Подобный спор рассматривался судом (Постановление ФАС МО от 25.03.2009 N КА-А40-1630-09 по делу N А40-16061/08-27-123).

ООО «Александер Электрик Дон» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 250572 с приоритетом от 03.09.2002, зарегистрированному 02.07.2003 за ООО «Александер Электрик источники электропитания».

з48

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 30.09.2008 ООО «Александер Электрик Дон» в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 12 декабря 2008 года решение Арбитражного суда первой инстанции было изменено. Апелляционный суд признал недействительным решение ФГУ от 25.12.2007 «Палата по патентным спорам Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам» об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарного знака по свидетельству N 250572.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что регистрация товарного знака по свидетельству N 250572 произведена с нарушением п. 1 ст. 7 Закона о товарных знаках, в связи с чем отказано в возражениях против регистрации указанного товарного знака необоснованно.

Не соглашаясь с выводами арбитражного апелляционного суда, Роспатент, а также ООО «Александер Электрик источники электропитания» обжаловали Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда в кассационном порядке, просили его отменить и оставить в силе решение суда первой инстанции.

Кассационная инстанция ФАС МО, проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, находит, что Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда по данному делу подлежит отмене, а решение суда от 30 сентября 2008 года оставлению в силе.

При этом суд кассационной инстанции исходит из следующего.

Как следует из обстоятельств дела и установлено судом, товарный знак «Александер электрик» по заявке N 2002717438 с приоритетом от 3 сентября 2002 года зарегистрирован в Госреестре 2 июля 2003 года за N 250572 на имя ООО «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК источники электропитания», г. Москва, в отношении товаров 09 класса МКТУ.

В Палату по патентным спорам 12 апреля 2007 года поступило возражение ООО «Александр Электрик Дон» против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 250572. Данное возражение было мотивировано тем, что, по мнению заявителя, оспариваемая регистрация произведена в нарушение требований, установленных пунктом 2 статьи 6 и пунктами 1, 2 статьи 7 Закона Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименовании мест происхождения товаров». При рассмотрении возражения, поскольку имеется уже зарегистрированный товарный знак «Alexander Electric» за N 143731, в ходе сравнительного анализа приведенных товарных знаков Палатой установлено, что товарные знаки являются сходными в целом, поскольку включают фонетически и семантически тождественные словесные элементы, идентичные изобразительные элементы, при этом словесные и изобразительные элементы одинаково расположены в знаках и имеют тождественное цветовое решение.

з47

Также совпадают представленные в перечнях к рассматриваемым товарным знакам товары 09 класса МКТУ по виду и назначению, кругу потребителей, по условиям производства и реализации, являются однородными.

Вместе с тем Палата обоснованно не усмотрела оснований для признания товарного знака по свидетельству N 250572 не соответствующим требованиям пункта 1 статьи 7 Закона о товарных знаках.

В соответствии со статьей 6.quinquies C (1) Парижской конвенции, чтобы определить, может ли быть знак предметом охраны, необходимо учитывать все фактические обстоятельства, особенно продолжительность применения знака.

Руководствуясь положениями статьи 6.quinquies C (1) Парижской конвенции Палата по патентным спорам обоснованно учла фактические обстоятельства, сложившиеся после вынесения решения ФГУ ФИПС на дату подачи возражения в Палату по патентным спорам.

Фактические обстоятельства по данному делу сводились к тому, что на дату подачи возражения в Палату по патентным спорам (12 апреля 2007 года) и оспариваемый товарный знак по свидетельству N 250572, и противопоставленный товарный знак по свидетельству N 143731 в течение длительного периода времени (более трех с половиной лет) принадлежали ООО «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК источники электропитания». Договор об уступке был зарегистрирован Роспатентом 8 сентября 2003 года за N 4004.

Указанное обстоятельство заявителем не оспаривается, и именно это обстоятельство послужило основанием для регистрации Роспатентом оспариваемого товарного знака.

Таким образом, Палата по патентным спорам, а вслед за ней и суд в соответствии с положениями статьи 6.quinquies C (1) Парижской конвенции правильно пришли к выводу, что на дату подачи возражения в Палату по патентным спорам правообладателем противопоставленного и оспариваемого товарных знаков длительное время являлось одно лицо. В силу указанных фактических обстоятельств оснований для признания недействительной правовой охраны товарного знака по свидетельству N 250572 по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 7 Закона, не имелось. При таких обстоятельствах у суда апелляционной инстанции не имелось правовых оснований применять положение ст. 7 Закона без учета фактических обстоятельств дела и положений ст. 6.bis Парижской конвенции.

С учетом этого вывод апелляционного суда о том, что оспариваемая регистрация противоречит требованиям пункта 2 статьи 7 Закона, нельзя признать правильным.

Согласно абзацу 2 пункта 2 статьи 7 Закона и пункту 2.5 Правил не регистрируются в качестве товарных знаков, в частности, обозначения, воспроизводящие известные на территории Российской Федерации фирменные наименования (или их часть), принадлежащие другим лицам, получившим право на эти наименования ранее даты поступления заявки на товарный знак в отношении однородных товаров.

Установлено, что на дату регистрации оспариваемого товарного знака право на фирменное наименование, включающее словосочетание «Александер Электрик», помимо правообладателя принадлежало ООО «Александер Электрик Дон» (заявителю), а также ТОО «Александер Электрик Со Ltd».

Оспариваемый товарный знак является частью зарегистрированного фирменного наименования правообладателя, право на которое возникло раньше, чем у заявителя (ООО «Александер Электрик Дон»).

В отношении права на фирменное наименование ТОО «Александер Электрик Со Ltd» Палата по патентным спорам и суд первой инстанции правильно указали, что оно не может быть учтено, в силу того что ТОО «Александер Электрик Со Ltd» прекратило свою деятельность в связи с ликвидацией до даты принятия возражения к рассмотрению.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции не учел и фактические обстоятельства, связанные с правом на фирменное наименование ТОО «Александер Электрик Со Ltd», сложившиеся на дату подачи возражения в Палату по патентным спорам.

Данный вывод суда сделан при неправильном применении норм материального права и не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Руководствуясь положениями статьи 6.quinquies C (1) Парижской конвенции, Палата по патентным спорам обоснованно учла фактические обстоятельства, сложившиеся после вынесения решения ФГУ ФИПС на дату подачи возражения в Палату по патентным спорам.

Фактические обстоятельства по данному основанию сводились к тому, что на дату поступления возражения заявителя в Палату по патентным спорам, т.е. после вынесения решения ФГУ ФИПС, ТОО «Александер Электрик Со Ltd» прекратило свою деятельность в связи с ликвидацией. Указанное обстоятельство заявителем не оспаривается.

Более того, с какими-либо претензиями по данному основанию ООО «Александер Электрик Со Ltd» к ООО «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК источники электропитания» когда-либо не обращалось, а то обстоятельство, что ТОО «Александер Электрик Со Ltd» уступило свой товарный знак по свидетельству N 143731 в пользу ООО «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК источники электропитания», свидетельствует об отсутствии нарушений его прав на данное фирменное наименование регистрацией оспариваемого товарного знака.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что на дату подачи возражения в Палату по патентным спорам основания для признания оспариваемого товарного знака по свидетельству N 250572 противоречащим требованиям пункта 2 статьи 7 Закона отсутствовали, в связи с чем вывод апелляционного суда о нарушении ст. 7 Закона ошибочен.

В отношении вывода апелляционного суда о том, что оспариваемая регистрация противоречит пункту 2 статьи 6 Закона, кассационная инстанция исходит из следующего.

Согласно абзацу 2 пункта 2 статьи 6 Закона не допускается регистрация в качестве товарных знаков или их элементов обозначений, являющихся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя.

К таким обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности (пункт 2.3 (2.1) Правил).

Обозначение признается ложным или вводящим потребителя в заблуждение, если ложным или вводящим в заблуждение является хотя бы один из его элементов.

Как следует из материалов дела, заявителем какие-либо документы, позволяющие сделать вывод о том, что товарный знак по свидетельству N 250572 ассоциируется у российского потребителя с деятельностью ООО «Александер Электрик Дон» (заявителя) либо ТОО «Александер Электрик Со Ltd», не представлялись.

В этой связи у Палаты по патентным спорам и суда отсутствовали основания для вывода о том, что регистрация товарного знака по свидетельству N 250572 противоречит требованиям пункта 2 статьи 6 Закона.

Отменяя решение суда первой инстанции и признавая недействительным решение Палаты по патентным спорам по данному основанию, суд апелляционной инстанции в качестве обстоятельства возможности введения потребителя в заблуждение сослался на судебные акты по делу N А40-34819/06-26-243. Однако это решение не имеет преюдициального значения в том виде, как это указано в ст. 58 АПК РФ.

Более того, из указанных судебных актов следует, что ООО «Александер Электрик Дон» (заявитель) по соответствующим договорам только изготавливал соответствующую продукцию для ООО «АЛЕКСАНДЕР ЭЛЕКТРИК» источники электропитания», которая впоследствии реализовывалась правообладателем.

На основании изложенного вывод суда апелляционной инстанции о возможности введения потребителя в заблуждение сделан в нарушение нормы процессуального права и не соответствует фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Руководствуясь ст. ст. 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12 декабря 2008 г. N 09АП-15142/2008-АК по делу N А40-16061/08-27-123 отменить, а решение Арбитражного суда города Москвы от 30 сентября 2008 года по тому же делу оставить в силе.

 

Вопрос 77.

Как исчисляется пятилетний срок для подачи возражений против предоставления правовой охраны международному товарному знаку?

 

Ответ.

Данный срок должен исчисляться с даты публикации сведений о регистрации товарного знака в официальном бюллетене Всемирной организации интеллектуальной собственности (далее — ВОИС), но, как показала практика, и в этом вопросе имели место разногласия в судах, в связи с чем целесообразно обратиться к извлечению из Определения ВАС РФ от 15 октября 2010 г. N ВАС-9861/10 «О передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации».

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании заявление федерального казенного предприятия «Союзплодоимпорт» от 08.07.2010 N 09/448 о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда города Москвы от 30.10.2009 по делу N А40-81624/09-26-638, Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2010 и Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 29.04.2010 по тому же делу, принятых по заявлению компании «CHAMPAGNE LOUIS ROEDERER CLR» (Шампань Луи Редерер (СЛР), далее — компания) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (далее — Роспатент) от 06.04.2009, принятого по возражению федерального казенного предприятия «Союзплодоимпорт» от 26.06.2008 против предоставления правовой охраны на территории Российской Федерации товарному знаку «CRISTAL» по международной регистрации N 2R 141885.

Другие лица, участвующие в деле: третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, — федеральное казенное предприятие «Союзплодоимпорт» (далее — предприятие).

Решением Арбитражного суда города Москвы от 30.10.2009 заявленное требование удовлетворено. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2010 решение от 30.10.2009 оставлено без изменения. Федеральный арбитражный суд Московского округа Постановлением от 29.04.2010 указанные судебные акты оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре судебных актов в порядке надзора предприятие указывает на нарушение единообразия в толковании и применении судами норм права. Заявитель считает ошибочным вывод судов о пропуске предприятием срока для подачи возражений против предоставления правовой охраны спорному товарному знаку, ссылается на неправильное толкование судами положений Мадридского соглашения о международной регистрации знаков от 14.04.1891 (далее — Мадридское соглашение) и неправильное установление даты публикации сведений о регистрации спорного товарного знака, полагая, что сведения о предоставлении правовой охраны товарному знаку N 2R 141885 на территории Российской Федерации были официально опубликованы 10.04.2008.

Судом установлено, что товарный знак, зарегистрированный 07.06.1949 в Международном бюро интеллектуальной собственности (далее — Международное бюро) за компанией за номером N 2R 141885 в отношении товаров 33 класса МКТУ «шампанские вина, вина, игристые вина, водки, ликеры и спиртные напитки», представляет собой винные этикетку и кольеретку со словесными элементами «CRISTAL», «CHAMPAGNE» и «LOUIS ROEDERER», выполненными стандартным шрифтом буквами латинского алфавита.

Предприятие является правообладателем товарного знака «KRISTAL», зарегистрированного в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации по свидетельству N 49140 с приоритетом от 03.09.1973 в отношении однородных товаров 33 класса МКТУ «водка».

Компания 28.12.1994 обратилась в Международное бюро с заявкой о предоставлении территориального расширения действия товарного знака N 2R 141885 на Российскую Федерацию, о чем в Роспатент 20.01.1995 было направлено официальное уведомление о регистрации факта подачи (поступления) заявки.

Предварительным решением Роспатента от 05.12.1995 компании отказано в предоставлении правовой охраны товарному знаку N 2R 141885 на территории Российской Федерации ввиду сходства его словесного элемента «CRISTAL» до степени смешения с товарным знаком «KRISTAL» N 49140.

Решением экспертизы Федерального института промышленной собственности от 26.04.2002 отказано в предоставлении правовой охраны товарному знаку N 2R 141885 на территории Российской Федерации на основании пункта 1 статьи 7 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее — Закон о товарных знаках) ввиду наличия сходных словесных элементов в заявленном и противопоставленных знаках.

Решением Роспатента от 15.09.2006 удовлетворено возражение компании от 30.07.2002 на решение экспертизы от 26.04.2002, указанное решение отменено и предоставлена правовая охрана на территории Российской Федерации международной регистрации товарному знаку N 2R 141885.

Впоследствии на основании уведомления Роспатента от 18.02.2008 сведения о регистрации товарного знака N 2R 141885 были опубликованы в Официальном бюллетене Международного бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности «Les Marques Internationales» 10.04.2008.

Предприятие 26.06.2008 обратилось в Роспатент с возражениями против предоставления правовой охраны данному товарному знаку как не соответствующей требованиям пункта 1 статьи 7 Закона о товарных знаках.

Решением Роспатента от 06.04.2009 указанное возражение удовлетворено, предоставление правовой охраны на территории Российской Федерации международной регистрации товарного знака N 2R 141885 признано недействительным полностью по причине сходства спорного товарного знака до степени смешения с ранее зарегистрированным на имя предприятия товарным знаком «KRISTAL» по свидетельству N 49140 на основании пункта 1 статьи 7 Закона о товарных знаках.

Компания оспорила выводы Роспатента о сходстве до степени смешения противопоставленных товарных знаков, а также посчитала, что предприятие пропустило срок для подачи возражений против предоставления правовой охраны международному товарному знаку.

Суды трех инстанций, сославшись на пункт 4 статьи 3 Мадридского соглашения о международной регистрации знаков от 14.04.1891 (далее — Мадридское соглашение) и подпункт 2 пункта 2 статьи 1512 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о том, что пятилетний срок для подачи возражений против предоставления правовой охраны международному товарному знаку исчисляется с даты публикации сведений о регистрации товарного знака в официальном бюллетене Всемирной организации интеллектуальной собственности (далее — ВОИС).

Исследовав выписку из официального бюллетеня ВОИС «Gazette de l’OMPI, Les Marks Internationalles/WIPO Gazette of International Marks», суды указали, что сведения в отношении спорного товарного знака были опубликованы в этом бюллетене 20.02.1995 и на этом основании сделали вывод о том, что пятилетний срок для подачи возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку истек 20.02.2000.

Указав, что предприятие подало возражение 26.06.2008, суды пришли к выводу о пропуске срока для подачи возражения, что исключало принятие его Роспатентом на основании пунктов 2.3 и 3.2 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных Приказом Роспатента от 22.04.2003 N 56 и на этом основании удовлетворили заявление компании.

Доводы заявителя об опубликовании 10.04.2008 в официальном бюллетене ВОИС сведений о предоставлении правовой охраны товарному знаку N 2R 141885 на территории Российской Федерации отклонены судами как основанные на неправильном применении Мадридского соглашения.

Между тем суды не учли следующее. С учетом даты территориального расширения международной регистрации N 2R 141885 на территорию Российской Федерации к данным правоотношениям подлежит применению Закон о товарных знаках.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 28 Закона о товарных знаках предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение пяти лет с даты публикации сведений о регистрации товарного знака в официальном бюллетене, если она была предоставлена с нарушением требований пунктов 1 и 2 статьи 7 приведенного Закона.

Судами сделан ошибочный вывод о том, что сведения о регистрации товарного знака в официальном бюллетене ВОИС были опубликованы 20.02.1995, поскольку в эту дату были опубликованы сведения относительно заявки о предоставлении территориального расширения, а не о регистрации предоставления правовой охраны товарному знаку на территории Российской Федерации на основании решения Роспатента от 15.09.2006, опубликованного 10.04.2008.

На основании изложенного вывод судов о пропуске пятилетнего срока подачи возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку N 2R 141885 не соответствует фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам и нарушает единообразие в толковании и применении подпункта 1 пункта 1 статьи 28 Закона о товарных знаках.

В связи с подачей предприятием возражений в установленный законом срок подлежат оценке судом по существу доводы компании об отсутствии сходства до степени смешения противопоставленных в оспариваемом решении товарных знаков.

При названных обстоятельствах судебные акты нарушают единообразие в применении судами норм права, что в соответствии с пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 299, 301, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд определил:

1) передать в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дело N А40-81624/09-26-638 Арбитражного суда города Москвы для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда г. Москвы от 30.10.2009 по делу N А40-81624/09-26-638, Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2010 и Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 29.04.2010 по тому же делу;

2) направить копии определения, заявлений и прилагаемых к ним документов лицам, участвующим в деле;

3) предложить лицам, участвующим в деле, представить отзыв в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на заявления о пересмотре судебных актов в порядке надзора в срок до 22 ноября 2010 года.

 

Вопрос 78.

Как рассматриваются споры о признании за Российской Федерацией исключительного права на товарный знак?

 

Ответ.

Такие споры не заканчиваются в одной или двух судебных инстанциях и примером может служить рассмотрение спора в отношении товарного знака N 76922 «СНАТКА».

з46

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (Постановление от 20.03.2007 N 1482/06) рассмотрел заявление Внешнеэкономического акционерного общества «Совместный рыболовный флот» о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда города Москвы от 27.05.2005 по делу N А40-9887/05-83-89, Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2005 и Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 03.11.2005 по тому же делу.

Президиум установил следующее. Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (далее — Росимущество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Сокра-Фиш» (далее — общество «Сокра-Фиш») о признании за Российской Федерацией исключительного права на товарный знак со словесным обозначением «СНАТКА», зарегистрированный Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (далее — Роспатент) по свидетельству N 76922, и об истребовании указанного знака из чужого незаконного владения.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 27.05.2005 исковые требования удовлетворены. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2005 решение оставлено без изменения. Федеральный арбитражный суд Московского округа Постановлением от 03.11.2005 указанные судебные акты в части истребования товарного знака из чужого незаконного владения отменил, дело в отмененной части направил на новое рассмотрение, в остальной части судебные акты оставил без изменения.

Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.02.2006 обществу «Сокра-Фиш» в передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дела для пересмотра в порядке надзора названных судебных актов отказано.

При новом рассмотрении спора Определением Арбитражного суда города Москвы от 06.04.2006 производство по делу в направленной на новое рассмотрение части прекращено в связи с отказом истца от иска.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда города Москвы от 27.05.2005, Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2005 и Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 03.11.2005 общество «Соврыбфлот» просит их отменить, ссылаясь на следующие обстоятельства.

Обжалуемые судебные акты затрагивают права и обязанности общества «Соврыбфлот», в то время как само общество к участию в деле не привлекалось. Таким образом, судами допущено процессуальное нарушение, которое в соответствии с пунктом 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае является основанием для отмены этих судебных актов. Кроме того, по мнению заявителя, суды неправильно истолковали статью 3 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест прохождения товаров» (далее — Закон о товарных знаках), признав, что Российская Федерация может являться обладателем исключительного права на товарный знак.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и выступлениях присутствующих в заседании представителей, Президиум считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

В мотивировочной части решения суда первой инстанции содержатся выводы об установлении судом отсутствия правопреемства общества «Соврыбфлот» и недоказанности перехода к нему прав и обязанностей Всесоюзного хозрасчетного внешнеторгового объединения «Советский рыболовный флот» (правообладателя товарного знака «СНАТКА»), в том числе и в отношении указанного знака.

Суды апелляционной и кассационной инстанций признали эти выводы обоснованными.

Между тем общество «Соврыбфлот» не было привлечено к участию в настоящем деле, а об оспариваемых актах узнало 16.10.2006 после ознакомления с материалами другого дела о праве на иной товарный знак, по которому являлось участником.

В соответствии с подпунктом 4 пункта 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, является основанием для отмены решения арбитражного суда в любом случае. Довод заявителя о том, что принятое решение противоречит статье 2 Закона о товарных знаках, не обоснован, поскольку этот Закон и положения статей 124 и 128 Гражданского кодекса Российской Федерации не исключают принадлежности Российской Федерации такого вида объектов гражданских прав, как исключительное (имущественное) право на товарный знак.

Таким образом, обжалуемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права и на основании пункта 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил решение Арбитражного суда города Москвы от 27.05.2005 по делу N А40-9887/05-83-89, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2005 и Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 03.11.2005 по тому же делу отменить. Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

 

Вопрос 79.

Как относится Роспатент к использованию российской государственной символики в заявляемых на регистрацию товарных знаках?

 

Ответ.

Подход можно проследить по рассмотрению возражения на отказ в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2008724605/50 с приоритетом от 04.08.2008, представляющего собой стилизованное изображение материка Евразия, разделенное двумя горизонтальными линиями на три части: белую, синюю и красную и обведенное синей линией по контуру. Словесная часть представляет словосочетание «Russland offen zur welt» в переводе с немецкого означающее «Россия, открытая миру».

з45

Предоставление правовой охраны товарному знаку испрашивается в белом, синем, красном цветовом сочетании и в отношении товаров 16 класса МКТУ и услуг 35, 36, 38, 41, 42 классов МКТУ, указанных в перечне заявки.

Решением Роспатента от 27.05.2010 было отказано в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2008724605/50. Основанием для принятия указанного решения явилось заключение по результатам экспертизы, согласно которому заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака для всех товаров и услуг заявленного перечня на основании пункта 3 статьи 1483 Кодекса.

Заключение мотивировано следующим. В соответствии с информацией, полученной по сети Интернет, словесный элемент заявленного обозначения «Russland offen zur welt» — в переводе с немецкого «Россия, открытая миру» воспроизводит название выставки, организатором которой является компания Restec (Санкт-Петербург), поэтому регистрация на имя заявителя способна ввести потребителя в заблуждение относительно производителя товаров (услуг).

В Палату по патентным спорам поступило возражение от 13.09.2010, в котором заявитель выразил свое несогласие с решением Роспатента, доводы которого сводятся к следующему:

— компания заявителя входит в группу компаний «РЕСТЭК» и является компанией, в которой сконцентрированы объекты интеллектуальной собственности, в связи с чем введение потребителя в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги, не имеет места;

— заявитель представляет аффидевит, в котором содержится согласие компании ЗАО «Выставочное объединение «РЕСТЭК» на регистрацию товарного знака по заявке N 2008724605/50 на имя заявителя.

В подтверждение изложенных доводов заявителем представлены следующие документы:

— копия аффидевит;

— копия устава ООО «МарИКон» (Маркетинг, Информация, Консалтинг);

— копия списка акционеров ЗАО «Выставочное объединение «РЕСТЭК»;

— копия списка участников ООО «МарИКон» (Маркетинг, Информация, Консалтинг).

На основании изложенного заявитель просит отменить решение Роспатента от 27.05.2010 и зарегистрировать заявленное обозначение по заявке N 2008724605/50 в качестве товарного знака в отношении всех товаров и услуг, указанных в перечне заявки.

При подготовке к заседанию коллегии, назначенному на 22.10.2010, коллегией Палаты по патентным спорам были выявлены дополнительные основания, препятствующие регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака, которые не были учтены при принятии решения Роспатента. К указанным основаниям относится несоответствие заявленного обозначения:

— требованиям пункта 3 статьи 1483 Кодекса, а именно согласно информации, полученной из сети Интернет, словесный элемент заявленного обозначения «Russland offen zur welt» (Россия, открытая миру) воспроизводит название выставки, организаторами которой являются Комиссия Правительства Российской Федерации по выставочно-ярмарочной деятельности, Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации, Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации, Администрация Санкт-Петербурга, Торгово-промышленная палата Российской Федерации (см. сайт Торгово-промышленной палаты РФ, письмо ТПП РФ от 22 июля 2002 г. N 05в/38), в связи с чем регистрация на имя заявителя способна ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товаров и лица, оказывающего услуги;

— требованиям подпункта 4 пункта 2 статьи 1483 Кодекса, а именно как обозначение, сходное до степени смешения с элементом, представляющим собой государственный флаг.

Заседание коллегии, состоявшееся 22.10.2010, было перенесено на 13.11.2010 в связи с предоставлением заявителю времени для подготовки своих соображений относительно новых мотивов для отказа, выдвинутых Палатой по патентным спорам.

Заявителем было представлено дополнение к возражению, доводы которого сводятся к следующему:

— заявленное обозначение не способно ввести в заблуждение потребителя относительно изготовителя товаров (услуг), поскольку, как указывалось в возражении, ООО «МарИКон» (Маркетинг, Информация, Консалтинг) входит в группу компаний «Рестэк» и по получении регистрации товарного знака между этими компаниями будет зарегистрирован лицензионный договор;

— сопоставляя заявленное обозначение с элементами государственного флага, очевидно, что оно не является прямоугольным полотнищем, не состоит из трех равновеликих горизонтальных полос и полос вообще, а его отношение по ширине к длине не соотносится как 2:3, как предусмотрено статьей 1 Федерального конституционного закона «О Государственном флаге Российской Федерации»;

— существуют товарные знаки, в составе которых единственным элементом, сходным с государственным флагом, является цветовое сочетание.

В дополнение к отзыву были представлены следующие материалы:

— распечатка сайта, касающаяся выдержки из Федерального конституционного закона от 25 декабря 2000 г. N 1-ФКЗ «О Государственном флаге Российской Федерации»;

— копия регистраций товарных знаков по свидетельствам: N 368131, N 221325, N 282278, N 282279, N 249556, N 265266.

Изучив материалы дела, Палата по патентным спорам находит доводы возражения неубедительными ввиду нижеследующего.

С учетом даты (04.08.2008) поступления заявки N 2008724605/50 правовая база для оценки охраноспособности заявленного обозначения в качестве товарного знака включает в себя вышеуказанный Кодекс и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные Приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32, зарегистрированные Минюстом России 25.03.2003 N 4322 (далее — Правила).

В соответствии с требованиями пункта 3 (1) статьи 1483 Кодекса не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя.

Согласно подпункту 2.5.1 Правил к таким обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности.

Обозначение признается ложными или вводящим в заблуждение, если ложным или вводящим в заблуждение является хотя бы один из его элементов.

Согласно требованиям подпункта 4 пункта 2 статьи 1483 Кодекса в соответствии с международным договором Российской Федерации не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, состоящих только из элементов, представляющих собой обозначения, сходные до степени смешения с элементами, представляющими собой государственные гербы, флаги и другие государственные символы и знаки.

Такие элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если на это имеется согласие соответствующего компетентного органа.

Заявленное обозначение по заявке N 2008724605/50 представляет собой комбинированное обозначение в виде стилизованного изображения материка Евразия, горизонтально разделенного на три цветовые части: белую, синюю, красную. По центру данного элемента расположено словосочетание «RUSSLAND OFFEN ZUR WELT», выполненное буквами латинского алфавита стандартным шрифтом в три строки.

Анализ заявленного обозначения показал, что оно содержит элемент «RUSSLAND OFFEN ZUR WELT», в переводе с немецкого языка означающий «Россия, открытая миру».

В этой связи коллегией Палаты по патентным спорам учтена следующая информация. В соответствии с поручением Председателя Правительства РФ М.М. Касьянова от 15 июня 2002 г. N МК-П2-08660 был образован оргкомитет по подготовке и проведению многоотраслевой комплексной зарубежной выставки «300 лет Санкт-Петербургу: Россия, открытая миру» под председательством Министра промышленности, науки и технологий Российской Федерации И.И. Клебанова. Организаторами выставки выступали государственные структуры — Комиссия Правительства Российской Федерации по выставочно-ярмарочной деятельности, Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации, Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации, Администрация Санкт-Петербурга, Торгово-промышленная палата Российской Федерации (см. сайт Торгово-промышленной палаты РФ, письмо ТПП РФ от 22 июля 2002 г. N 05в/38 http://www.tpprf.ru/).

В соответствии с распоряжением администрации Санкт-Петербурга от 02.10.2002 N 1823-ра ЗАО «Выставочное объединение «РЕСТЭК» осуществляло организационно-техническое обеспечение участия Санкт-Петербурга в выставке.

Документов, опровергающих данные сведения, в распоряжение коллегии Палаты по патентным спорам представлено не было. Так, аффидевит, прилагаемый заявителем и содержащий указание на то, что ЗАО ВО «РЕСТЭК» являлось организатором выставки, представляет собой простое утверждение лица, его выдавшего, не подтвержденное фактическими данными и не обладающее юридической значимостью.

Обращает на себя внимание то, что стилизованное изображение материка, включенное в заявленное обозначение, разделено на три горизонтальные части, так что верхняя часть выполнена в белом, средняя — в синем, а нижняя — в красном цвете. Используемое цветовое сочетание идентично официальному цветовому сочетанию флага Российской Федерации.

Следует отметить, что правовое положение и правила использования Государственного флага определяются Федеральным конституционным законом «О Государственном флаге Российской Федерации» (далее — Закон о флаге). В соответствии со статьей 1 Закона о флаге Государственный флаг Российской Федерации представляет собой прямоугольное полотнище из трех равновеликих горизонтальных полос: верхней — белого, средней — синего и нижней — красного цвета. Отношение ширины флага к его длине 2:3. При этом положения данного нормативного акта четко регламентируют перечень объектов, на которых может размещаться Государственный флаг Российской Федерации, являющийся исчерпывающим.

Воспроизведение в заявленном обозначении аналогичного цветового сочетания в совокупности с применением словесного элемента, непосредственно указывающего на конкретную страну — Россию, обусловливает сходство изобразительного элемента до степени смешения с государственной символикой Российской Федерации, а именно с Государственным флагом Российской Федерации. Согласно положениям пункта 2 статьи 1483 Кодекса обозначения, сходные до степени смешения с государственной символикой, могут быть включены в знак только в качестве неохраняемых элементов, если на это имеется согласие компетентного органа. В материалах заявки отсутствует согласие какого-либо органа, что приводит к несоответствию заявленного обозначения требованиям действующего законодательства.

Кроме того, следует отметить, что используемая цветовая гамма совместно со словосочетанием «RUSSLAND OFFEN ZUR WELT» способна породить у среднего российского потребителя представление о принадлежности товаров (услуг), маркируемых заявленным обозначением, лицу, имеющему государственную форму собственности или связанному с государственными структурами, что не соответствует действительности. В связи с вышеизложенным вывод экспертизы о том, что заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение относительно производителя товаров и лица, оказывающего услуги, является правомерным.

Таким образом, заявленное обозначение не соответствует требованиям пункта 3 (1) статьи 1483 Кодекса.

Довод заявителя о существовании множества товарных знаков, содержащих элементы, аналогичные цветовому исполнению изображения материка, следует признать неубедительным в силу независимости делопроизводства по каждой заявке на государственную регистрацию товарного знака. В соответствии с изложенным Палата по патентным спорам решила отказать в удовлетворении возражения от 13.09.2010, изменить решение Роспатента от 27.05.2010 и отказать в регистрации товарного знака по заявке N 2008724605/50 с учетом дополнительных оснований.

 

Вопрос 80.

Какие основания могут служить препятствием для регистрации товарного знака в качестве общеизвестного?

 

Ответ.

На 17.01.2011 под N 102 зарегистрирован общеизвестный товарный знак «БАЙКАЛ» в отношении товаров «водка», а под N 1 зарегистрирован 31.12.1992 общеизвестный товарный знак «ИЗВЕСТИЯ» в отношении товара «общероссийская газета «ИЗВЕСТИЯ».

Согласно статье 1508 ГК РФ по заявлению лица, считающего используемый им товарный знак или используемое в качестве товарного знака обозначение общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, товарный знак, охраняемый на территории Российской Федерации на основании его государственной регистрации или в соответствии с международным договором Российской Федерации, либо обозначение, используемое в качестве товарного знака, но не имеющее правовой охраны на территории Российской Федерации, по решению федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности могут быть признаны общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, если этот товарный знак или это обозначение в результате интенсивного использования стали на указанную в заявлении дату широко известны в Российской Федерации среди соответствующих потребителей в отношении товаров заявителя.

Но не все заявления о признании товарных знаков удовлетворяются, что подтверждается извлечением из решения Палаты по патентным спорам, вынесенным в период действия Закона о товарных знаках.

Палата по патентным спорам рассмотрела заявление, поданное ОАО «Лебедянский» о признании товарного знака по свидетельству N 215856 общеизвестным товарным знаком на территории Российской Федерации и отказала в таком признании.

Товарный знак по свидетельству N 215856 зарегистрирован на имя заявителя в отношении товаров 5, 29, 30, 32 и услуг 35, 42 классов МКТУ, указанных в перечне свидетельства.

Товарный знак представляет собой выполненную на черном фоне букву «Я», причем буква «Я» выполнена оригинальным шрифтом, создающим впечатление металлической буквы с окантовкой в виде фасочки, нижняя часть буквы имеет форму листочка с разделенной центральной частью. Знак выполнен в черно-серо-белом цветовом сочетании.

В Палату по патентным спорам поступило заявление от 02.03.2006 о признании товарного знака по свидетельству N 215856 общеизвестным товарным знаком на территории Российской Федерации с 31.12.2004 в отношении товаров 32 класса МКТУ «фруктовые соки и фруктовые напитки».

Заявление обосновано следующими доводами.

  1. ОАО «Лебедянский» существует более 35 лет. В результате успешной стратегии развития ОАО «Лебедянский» с 1999 г. за 5 лет из небольшого регионального предприятия превратилось в ведущего производителя соков в России. Сейчас компания входит в десятку крупнейших производителей соков в мире.
  2. Впервые товарный знак в виде комбинированного обозначения «Я» появился в начале 2000 г. С 2000 г. заявитель постоянно использует этот товарный знак для маркировки своих товаров с 2000 по 2004 г.
  3. Заявителем разработана и зарегистрирована серия знаков, включающих элемент «Я»: свидетельства N 205746, 215856, 230346, 229524, 229525, 230045, 207181, 244045, 264722, 272198, 273304, 272680, 287226, 281521.
  4. Соки и напитки, маркированные товарным знаком «Я», неоднократно удостаивались медалей и дипломов на российских и международных выставках.
  5. По данным социологического опроса, проведенного в сентябре — октябре 2005 г., 94% потребителей знакомы с товарным знаком «Я», 78% знали комбинированный товарный «Я» на 31.12.2004.
  6. Согласно справке «ЭЙ СИ НИЛЬСЕН» на август — сентябрь 2005 г. ОАО «Лебедянский» занимает 30,7% рынка соков в литрах и 32% рынка — в рублях.
  7. Приведенные данные свидетельствуют о росте объемов производства и ассортимента продукции под знаком «Я» и распространении продукции, маркированной указанным товарным знаком, на территории России, Украины, Беларуси, Азербайджана.
  8. Данные социологического опроса показали высокий уровень знания потребителями соков и напитков, маркированных комбинированным знаком «Я», поскольку они реализуются в крупнейших городах Российской Федерации, о чем свидетельствует численная дистрибуция (процентное соотношение количества торговых точек, в которых встречается указанная продукция, к общему количеству торговых точек): Москва — 31,4, Санкт-Петербург — 23,7, Екатеринбург — 36,7, Владивосток — 36, Красноярск — 42,5, Воронеж — 37,7, Краснодар — 41,6 и т.д.
  9. Заявитель постоянно рекламирует свои товары под товарным знаком «Я» в средствах массовой информации, в телерекламе, в сети Интернет, а также посредством уличных рекламных щитов. Так, затраты на рекламу товарного знака «Я» составляли в 2003 г. — 123054738 руб., в 2004 г. — 114982115 руб.
  10. Ценность товарного знака, которая зависит от рейтинга маркируемого им товара и наиболее объективно устанавливается по объему продаж и затрат на рекламу, по оценке специалистов компании Interbrand Zintzmeyer & Lux AG, на 2005 г. составляет 3568 млн. руб. (125000000 долл. США) и не может быть подвергнута сомнению.
  11. Товарный знак по свидетельству N 215856 заявлен на регистрацию по международной процедуре (международная регистрация N 827201) в Китай и Корею, что свидетельствует о продвижении вышеуказанного товарного знака на зарубежный рынок и повышении его правовой защищенности.
  12. Высокая репутация товарного знака подтверждается наградами, которыми удостоена продукция ОАО «Лебедянский», маркированная товарным знаком «Я», на различных выставках.
  13. Высокая репутация товарного знака среди потребителей вытекает из данных социологического исследования, которые показали, что 78% респондентов знали о существовании товарного знака «Я» для маркировки соков на конец 2004 г., и 45% опрошенных знали, что правообладателем товарного знака является ОАО «Лебедянский».

Для подтверждения общеизвестности товарного знака по свидетельству N 215856 заявителем представлены следующие документальные сведения:

— копии товарного знака по свидетельству N 215856 на 1 л. [1];

— распечатка сайта www.fips.ru (свидетельство N 215856), на 2 л. [2];

— распечатка сайта www.fips.ru (свидетельства N 205746, 215856, 230346, 229524, 229525, 230045, 207181, 244045, 264722, 272198, 273304, 272680, 287226, 281521) на 23 л. [3];

— распечатка сайта www.wipo.int (международные регистрации N 3827201, 774238 на 3 л. [4];

— копии дипломов с выставок и ярмарок на 8 л. [5];

— отчет о результатах социологического опроса «Знание товарного знака «Я» на 21 л. [6];

— справка ЗАО «Эй Си Нильсен» о положении ОАО «Лебедянский» на рынке соков РФ на 1 л. [7];

— справка ЗАО «Эй Си Нильсен» о численной дистрибуции продукции, маркированной товарным знаком «Я», на 1 л. [8];

— копии договоров купли-продажи и поставки в различные регионы на 55 л. [9];

— справки об объемах производства и реализации продукции с товарным знаком «Я» за 2003 и 2004 гг. на 8 л. [10];

— сведения о производственных затратах на рекламу на 1 л. [11];

— справка ТНС ГАЛЛАП МЕДИА о стоимости размещения рекламы товарного знака «Я» на ТВ на 2 л. [12];

— фотографии рекламных щитов и перечень адресов, где они установлены, на 5 л. [13];

— копия статьи «Самые ценные бренды России» в журнале «Business Week Россия», 17.10.2005, на 4 л. [14];

— подборка публикаций в средствах массовой информации на 115 л. [15];

— примеры использования товарного знака «Я» на упаковках на 11 л. [16];

— копии сертификатов соответствия на 29 л. [17].

На заседании коллегии Палаты по патентным спорам заявитель представил отчет «Знание товарного знака «Я» с исправлениями на 21 л. [18].

Изучив материалы дела и заслушав участников рассмотрения, Палата по патентным спорам не находит оснований для удовлетворения заявления от 02.03.2006 о признании товарного знака по свидетельству N 215856 общеизвестным товарным знаком на территории Российской Федерации ввиду нижеследующего.

Согласно требованиям, установленным статьей 6.bis (1) Парижской конвенции, страны Союза обязуются или по инициативе администрации, если это допускается законодательством данной страны, или по ходатайству заинтересованного лица отклонять или признавать недействительной регистрацию и запрещать применение товарного знака, представляющего собой воспроизведение, имитацию или перевод другого знака, способные вызвать смешение со знаком, который по определению компетентного органа страны регистрации или страны применения уже является в этой стране общеизвестным в качестве знака лица, пользующегося преимуществами настоящей Конвенции и используется для идентичных или подобных продуктов. Это положение распространяется и на те случаи, когда существенная составная часть знака представляет собой воспроизведение такого общеизвестного знака или имитацию, способную вызвать смешение с ним.

Анализ документов, приобщенных к заявлению о признании товарного знака общеизвестным в Российской Федерации, представленных заявителем, показал, что они не подтверждают широкую известность товарного знака по свидетельству N 215856 среди российских потребителей.

Согласно представленной информации [15] ОАО «Лебедянский» входит в десятку крупнейших производителей соков в мире. Он также входит в четверку крупнейших производителей соков в России, на долю которых приходится 80% этого рынка: «Вимм-Билль-Данн продукты питания», ОАО «Лебедянский», «Мултон» и «Нидан Фудс». Продукция ОАО «Лебедянский» представлена такими брендами как «ТОНУС», «Я», «Фруктовый сад». Самым молодым брендом компании является сок «Я». Он относится к классу «премиум», был выведен на рынок в 2000 г. и за 2 года достиг высоких показателей по узнаваемости и продажам («Витрина». 2003. Апрель. N 3).

Как указано в приложении [3], заявитель является правообладателем серии товарных знаков, включающих элемент «Я». Причем знаки имеют разную графическую интерпретацию и выполнены в различной цветовой гамме. Все варианты знаков используются правообладателем в хозяйственной деятельности для маркировки его продукции. В этой связи сведения, представленные заявителем, подтверждающие, по его мнению, общеизвестность товарного знака по свидетельству N 215858, о производственных затратах на рекламу за 2003 и 2004 гг. [11], о затратах на телерекламу [12], об исследованиях численной дистрибуции, проведенных компанией «ACNielsen» [8], о значительных объемах производства и реализации соков [10], на самом деле являются обобщенными и относятся к продвижению всех товарных знаков с буквой «Я». В связи с этим установить конкретные параметры широкой известности товарного знака по свидетельству N 215856 по представленным документам практически невозможно.

Договоры о поставках продукции, маркированной знаками «Я», представленные в приложении [9] и свидетельствующие, по мнению заявителя, о введении ее в гражданский оборот, также не могут быть признаны достаточными, поскольку отсутствуют документы, подтверждающие исполнение представленных договоров (например, товарно-денежные накладные). Кроме того, установить их отношение к товарному знаку по свидетельству N 215856 нет возможности.

Приложенный к заявлению отчет о результатах социологического опроса «Знание товарного знака «Я» [6] не может рассматриваться в качестве доказательства широкой известности товарного знака «Я» среди потребителей, в силу того что он не подписан руководителем независимой специализированной организации «TNS MIC», проводившей опрос. На заседании коллегии 16.06.2006 заявителю была предоставлена возможность исправить этот недостаток. Однако на заседании коллегии от 01.11.2006 заявителем был представлен опрос общественного мнения [18], проведенный в те же сроки и той же организацией, но содержащий иные, чем в первом опросе, фактические данные, а именно: изменено изображение товарного знака, претендующего на общеизвестность, что не допускается пунктом 2.5 Правил.

Кроме того, в качестве примера использования товарного знака, который заявитель просит признать общеизвестным, представлена упаковка сока [16], на которой изображен иной товарный знак, а именно товарный знак по свидетельству N 273304.

Со слов заявителя следует, что производителем для маркировки продукции используется не черно-белый товарный знак по свидетельству N 215856, а обозначения «Я» в различных колористических решениях, т.е. другие обозначения. Однако данный факт противоречит определению, согласно которому общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком может быть признан, в частности, товарный знак, охраняемый на территории Российской Федерации на основании его регистрации, если такой товарный знак в результате его интенсивного использования стал на указанную в заявлении дату в Российской Федерации широко известным среди соответствующих потребителей в отношении товаров этого (юридического или физического) лица» (пункт 1 статьи 19.1 Закона о товарных знаках).

Таким образом, анализ доводов заявления от 02.03.2006 и приложенных к нему фактических данных не дает оснований для удовлетворения заявления о признании товарного знака по свидетельству N 215856 общеизвестным на территории Российской Федерации.

Палата по патентным спорам не может признать обоснованным утверждение заявителя о том, что товарный знак, который предполагается признать общеизвестным, может отличаться от тех обозначений, которые ОАО «ЭКЗ «Лебедянский» в действительности использует для маркировки своей продукции, поскольку, как указывалось выше, в данном случае заявитель просит признать общеизвестным товарный знак, который им не используется.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code