В каких случаях товарный знак не регистрируется без согласия известного лица или его наследников

Вопрос 36.

В каких случаях товарный знак не регистрируется без согласия известного лица или его наследников?

 

Ответ.

Как правило, в таких ситуациях речь идет о фамилиях (именах) известных лиц. Примером может служить рассмотрение спора в отношении попытки регистрации обозначения «ПАЛКИНЪ/PALKIN». Отказывая в передаче дела в Президиум, Высший Арбитражный Суд в своем Определении от 5 февраля 2010 г. N ВАС-539/10 отметил следующее.

Судом установлено, что 28.03.2007 решением экспертизы отказано в регистрации заявленного обозначения «ПАЛКИНЪ/PALKIN» в качестве товарного знака по заявке N 2005712719/50 на основании пункта 1 статьи 6 и пункта 3 статьи 7 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», пунктов 2.3.1, 2.10 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания (далее — Правила) по мотиву того, что обозначение не обладает различительной способностью, заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака на имя заявителя без согласия известного лица или его наследников.

Решением Роспатента от 12.09.2008, утвердившим решение коллегии Палаты от 28.07.2008, отказано в удовлетворении возражения от 11.05.2007 на отказ в регистрации спорного обозначения.

Проанализировав и оценив представленные по делу доказательства, с учетом доводов и возражений сторон суды пришли к выводу о том, что фамилия Палкин является известной на территории Российской Федерации с дореволюционного периода в отношении ресторанного бизнеса, то есть в сфере услуг 41 и 43 классов МКТУ, указанной в заявке на регистрацию знака, что подтверждается также включением здания ресторана в перечень охраняемых объектов исторического и культурного общероссийского (с 1997 года), а затем местного значения.

Суды отвергли мнение заявителя о том, что о фамилии Палкина известно узкому кругу лиц, поскольку до революции в ресторанах одноименного владельца выступали многие знаменитые артисты, играл оркестр Кавалергардского полка, здесь бывали Н.В. Гоголь, Н.А. Некрасов, М.Е. Салтыков-Щедрин и последний писал о нем в «Господах ташкентцах». В ресторане, открытом в доме 47 на Невском проспекте, бывали Ф.М. Достоевский, А.П. Чехов, А.Ф. Кони, И.А. Бунин, А.И. Куприн и многие другие литераторы. 27 декабря 1885 здесь торжественно отмечалось 100-летие фирмы «Палкин». В 2002 году в том же помещении вновь открыт ресторан «Палкинъ».

При таких обстоятельствах решение Роспатента соответствует Закону «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров».

В соответствии со статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для изменения или отмены судебных актов арбитражных судов, вступивших в законную силу, являются: 1) нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права; 2) нарушение права и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации; 3) нарушение прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов.

Изучив содержащиеся в заявлении доводы и принятые по делу судебные акты, коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации сделала вывод об отсутствии оснований, предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым дело может быть передано на рассмотрение в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

 

Вопрос 37.

Как относятся таможенные органы и суды к оценке правомерности ввоза бывших в употреблении товаров без разрешения правообладателя товарных знаков?

 

Ответ.

Подобные споры встречаются достаточно редко, тем не менее один пример можно привести из практики Второго арбитражного апелляционного суда (Постановление от 16 марта 2010 г. по делу N А17-9178/2009). Из данного судебного решения следует, хотя и прямо не указано, что оценка контрафактности должна производиться не только в отношении правомерности использования товарного знака как такового при ввозе продукции, а в первую очередь должна устанавливаться контрафактность самого товара на предмет установления его производителя (произведен ли он самим правообладателем, с его разрешения или нет).

Владимирская таможня (далее — заявитель, таможня, таможенный орган) обратилась с заявлением в Арбитражный суд Ивановской области к обществу с ограниченной ответственностью «Транссервис» (далее — ответчик, общество) о привлечении к административной ответственности за незаконное использование чужого товарного знака, а также о взыскании издержек по административному делу за перевод документов и экспертизу изображений товарного знака.

Решением Арбитражного суда Ивановской области от 28.12.2009 в удовлетворении требований таможни отказано.

Таможенный орган с принятым решением суда не согласился, обратился во Второй арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит решение отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении требований.

Заявитель считает, что выводы, изложенные в решении суда, не соответствуют обстоятельствам дела, указывает на неправильное применение судом норм материального права. По мнению заявителя, факт контрафактности товара и вина общества подтверждены материалами дела.

Как следует из материалов дела, на основании договора поставки N 1/06/2009 от 10.06.2009, заключенного между обществом и фирмой «TRANS-AMERICAS FSC» (США), общество ввезло на территорию Российской Федерации товар «одежда, бывшая в употреблении, сэконд хэнд, из текстильных материалов, прошедшая дезинфекцию» весом 12960 кг на общую сумму 64152 доллара США.

При проведении таможенного досмотра товаров таможенным органом установлено, что среди товаров, предъявленных для декларирования, находится товар — брюки спортивные в количестве 1 шт., трусы спортивные в количестве 1 шт. и футболка в количестве 2 шт., маркированные товарным знаком «Adidas».

В соответствии с письмом ФТС России от 12.02.2009 N 14-42/6145 «О внесении изменений в письмо ФТС России от 01.11.2006 N 06-68/37994» (л.д. 131, том 2) товарный знак «Adidas» включен в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности. Согласно данному письму правообладателем указанного товарного знака является компания «Адидас АГ» («Adidas AG», адрес: Германия, Херцогенаурах, 91074, Ади-Дасслер Штрассе 1), представителем правообладателя является ООО «Власта-Консалтинг» (адрес: 119019, г. Москва, Б. Знаменский пер., д. 2, стр. 10).

В ответ на запрос Владимирской таможни (исх. N 42-06/8423 от 15.09.2009 года) ФГУ «Федеральный институт промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам» (ФГУ ФИПС) представило справки на основании сведений из Государственного реестра товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации (письмо от 25.09.2009, исх. N 41-2406-12, л.д. 253, том 2).

Согласно информации ФГУ ФИПС обозначению «Adidas» предоставлена правовая охрана в качестве товарного знака на территории РФ. Товарный знак «Adidas» зарегистрирован по свидетельству N 487580 от 25.08.1984 для целей обозначения товаров, в том числе одежды, включая спортивную одежду и обувь, которые относятся к товарам 25 класса МКТУ (международный классификатор товаров и услуг). В соответствии с информацией, содержащейся в указанном свидетельстве, правообладателем товарного знака «Adidas» является компания «Адидас АГ» («Adidas AG», адрес: Германия, Херцогенаурах, 91074, Адидасе лер Штрассе 1).

Согласно письму от 28.08.2009 N 3780 (л.д. 130, том 2) представителя правообладателя товарного знака «Adidas» в России ООО «Власта-Консалтинг» ООО «Транссервис» не предоставлялось права на использование указанного товарного знака на территории Российской Федерации.

С целью проведения исследования товарного знака «Adidas», нанесенного на указанные выше товары, административным органом назначено проведение идентификационной экспертизы. Из заключения эксперта от 23.10.2009 (л.д. 32 — 37, том 1) следует, что обозначения «Adidas» и «изобразительное», размещенные на товарах, сходны до степени смешения с товарными знаками по международным регистрациями N 487580, 699437.

По мнению эксперта, использование обозначений «Adidas» и «изобразительное» путем нанесения их на товары, ввезенные обществом на территорию РФ, является контрафактным, поскольку указанные обозначения введены в гражданский оборот с нарушением прав и законных интересов компании «Адидас АГ» (Германия) — правообладателя товарных знаков по свидетельствам N 487580, 699437.

Установив данные обстоятельства, таможня оформила в отношении общества протокол об административном правонарушении, которое предусмотрено статьей 14.10 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее — КоАП РФ), и обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности за незаконное использование товарных знаков.

Арбитражный суд Ивановской области, отказывая в удовлетворении заявления, исходил из недоказанности факта контрафактности товара и отсутствия вины общества в совершении правонарушения.

Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы, заслушав представителей таможни, суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда, исходя из нижеследующего.

Согласно статье 14.10 КоАП РФ незаконное использование чужого товарного знака или сходных с ним обозначений для однородных товаров влечет наложение административного штрафа на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.

В силу пункта 3 статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

В пункте 1 статьи 1515 ГК РФ определено, что товары, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Из пункта 2 статьи 1484, пункта 1 статьи 1515 ГК РФ следует, что ввоз на территорию Российской Федерации контрафактных товаров является противоправным деянием, за совершение которого статьей 14.10 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность.

Таким образом, событие правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ, признается состоявшимся в случае ввоза на территорию РФ именно контрафактных товаров.

То обстоятельство, что ввезенные товары являются контрафактными, должен доказать таможенный орган (пункт 5 статьи 205 АПК РФ).

Таможенный орган представил экспертное заключение, проведенное патентным поверенным ООО «Союзпатент» (л.д. 32 — 37, том 1), в котором сделан вывод о сходности до степени смешения обозначений на ввезенных товарах с товарными знаками, принадлежащими правообладателю. Также в заключении отражено мнение эксперта о контрафактности ввезенного товара.

Однако данное экспертное заключение не может быть принято судом в качестве доказательства контрафактности товаров. Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда о том, что в данном заключении мнение эксперта о контрафактности товара основано лишь на сходности до степени смешения товарного знака, нанесенного на ввезенный обществом товар, с товарным знаком правообладателя. Как следует из текста экспертного заключения, перед экспертом не был поставлен вопрос о контрафактности ввезенных товаров, факт контрафактности самого товара не был предметом исследования эксперта, поэтому факт контрафактности товара нельзя признать установленным проведенной экспертизой.

Также в материалы дела был представлен результат исследований, проведенных представителем правообладателя зарегистрированных товарных знаков — ведущим специалистом отдела исследований ООО «Власта-консалтинг» (л.д. 25, том 1). Данное исследование также не является надлежащим доказательством контрафактности товара, поскольку проведено заинтересованным лицом. Кроме того, исследование проведено не на основании образцов товаров, а на основании их фотографий, что ставит под сомнение достоверность результатов исследования.

Иных доказательств, свидетельствующих о контрафактности ввезенных обществом товаров, таможенный орган не представил.

В связи с изложенным доводы апелляционной жалобы о контрафактности ввезенного обществом товара признаются апелляционным судом несостоятельными и подлежат отклонению.

Как установлено пунктами 1 и 2 статьи 2.1 КоАП РФ, административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое установлена административная ответственность.

Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

В статье 2.2 КоАП РФ установлены формы вины. Так, административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

В рассмотренном случае суд апелляционной инстанции не усматривает вины общества в связи со следующим.

В соответствии с пунктом 1.2 договора поставки, заключенного между обществом и фирмой «TRANS-AMERICAS FSC» (США), количество, цена товара, подлежащего поставке, определяются спецификацией, которая является приложением к договору. Согласно спецификации предметом поставки являлась одежда, бывшая в употреблении, весом 12960 кг на общую сумму 64152 доллара США, следовательно, товар приобретался согласно весу, а не по наименованиям и маркировке. В товаросопроводительных документах также не содержится информации о наименовании и маркировке ввезенных товаров. Кроме того, в соответствии с условиями договора иностранный поставщик отгружал товар транспортной компании, а не представителям общества, доставка товара до обусловленного места произведена также транспортной компанией.

При указанных обстоятельствах общество не располагало сведениями о наименовании и маркировке ввезенных товаров, соответственно, оно не могло сознавать, предвидеть либо желать наступления вредных последствий для охраняемых законом общественных отношений, не должно было и не могло их предвидеть.

Таможенный орган не доказал, что, приобретая 12960 кг одежды, общество имело намерение на ввоз брюк спортивных в количестве 1 шт., трусов спортивных в количестве 1 шт. и футболок в количестве 2 шт., маркированных товарным знаком «Adidas».

Таким образом, вывод суда первой инстанции о недоказанности вины общества в совершении вменяемого правонарушения является правильным.

Согласно пункту 1 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административное правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Поскольку в рассматриваемом случае вина общества не установлена, общество не подлежит привлечению к административной ответственности.

На основании вышеизложенного оснований для отмены решения суда, предусмотренных в статье 270 АПК РФ, не имеется. Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

 

Вопрос 38.

Как часто в судах рассматриваются споры между правообладателями товарных знаков и владельцами промышленных образцов?

 

Ответ.

Такие споры возникают нечасто, но каждый спор требует отдельного исследования. В качестве одного из таких споров приведем извлечение из Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 17 июня 2010 г. по делу N А03-4667/2009.

Предприниматель А.А. Лунев обратился в Арбитражный суд Алтайского края с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к ООО «Эль-Пиво» (далее по тексту ООО «Эль-Пиво», общество) об обязании прекратить использование словесных и графических обозначений «BLAGBACHER», сходных до степени смешения с зарегистрированным за ним товарным знаком «BLADBACHER БЛАДБАХЕР», исключительное право на которые принадлежит ему на основании свидетельства N 339476 и N 307854. На основании статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации просит обязать общество изъять из оборота и уничтожить неиспользованные этикетки, ярлыки для товара — пиво «BLAGBACHER», «BLADBACHER БЛАДБАХЕР», а также рекламные материалы, содержащие словесные и графические обозначения «BLADBACHER БЛАДБАХЕР», «BLAGBACHER». На основании статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации просит обязать ООО «Эль-Пиво» опубликовать судебное решение в газете «Алтайская правда» в целях восстановления деловой репутации истца с использованием шрифта Times New Roman Cyr размером не менее 14, а также взыскать с ООО «Эль-Пиво» в пользу предпринимателя А.А. Лунева денежную компенсацию в размере 5000000 рублей за незаконное использование принадлежащего истцу зарегистрированного товарного знака, а также обозначений, схожих до степени смешения с зарегистрированными товарными знаками, а кроме того, взыскать с общества стоимость расходов на проведение экспертизы в размере 40000 рублей и государственную пошлину.

Решением от 10.02.2010 Арбитражного суда Алтайского края заявленные предпринимателем А.А. Луневым требования удовлетворены частично.

Дополнительным решением от 18.02.2010 взысканы с ООО «Эль-Пиво» расходы на проведение экспертизы в размере 40000 рублей.

В апелляционном порядке законность и обоснованность решения не проверялись.

В кассационной жалобе ООО «Эль-Пиво» просит отменить решение и дополнительное решение и направить дело на новое рассмотрение. Податель жалобы считает, что арбитражным судом нарушены нормы процессуального права при рассмотрении вопроса и отказе в назначении повторной экспертизы. Компенсация взыскана с общества без учета всех фактических обстоятельств по делу, причинение значительного материального ущерба предпринимателю А.А. Луневу не доказано.

Как следует из материалов дела, в соответствии со свидетельствами N 339476 и N 307854 Хлыстову Александру Евгеньевичу принадлежит исключительное право на товарный знак «BLADBACHER БЛАДБАХЕР».

На основании договора от 15.02.2008 индивидуальный предприниматель А.Е. Хлыстов уступил предпринимателю А.А. Луневу исключительное право на указанные товарные знаки в отношении всех товаров, указанных в свидетельствах.

Установив, что ООО «Эль-Пиво» используется графическое и словесное обозначение пива, сходное до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком «BLADBACHER БЛАДБАХЕР», предприниматель А.А. Лунев обратился в арбитражный суд о защите нарушенных прав.

Удовлетворяя заявленные требования предпринимателя в части обязания ООО «Эль-Пиво» прекращения использования словесных и графических изображений «BLAGBACHER», «BLADBACHER БЛАДБАХЕР», сходных до степени смешения с зарегистрированным за предпринимателем А.А. Луневым товарным знаком «BLADBACHER БЛАДБАХЕР», обязании опубликовать в газете «Алтайская правда» решение суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя, изъятия и уничтожения неиспользованных этикеток, ярлыков для товара — пиво «BLADBACHER БЛАДБАХЕР», «BLAGBACHER», а также рекламных материалов, содержащих словесные и графические изображения «BLAGBACHER», «BLADBACHER БЛАДБАХЕР», и взыскав с общества в пользу предпринимателя Лунева А.А. компенсацию за незаконное использование товарного знака, а также обозначений, схожих до степени смешения с товарным знаком, в размере 500000 рублей, арбитражный суд признал доказанным факт использования обществом словесного и графического обозначения товара — пива, сходного до степени смешения с зарегистрированным за А.А. Луневым товарным знаком «BLADBACHER БЛАДБАХЕР». В удовлетворении остальных требований отказано.

Дополнительным решением от 18.02.2001 с общества взысканы расходы по проведению экспертизы в размере 40000 рублей.

Кассационная инстанция, оставляя решение арбитражного суда без изменения, исходит из следующего.

Согласно подпункту 14 пункта 1 статьи 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации товарные знаки и знаки обслуживания являются результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.

Согласно части 3 статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Как установлено судом и следует из материалов дела, ООО «Эль-Пиво» использовалось графическое и словесное обозначение товара — пива, схожего до степени смешения с зарегистрированным за предпринимателем А.А. Луневым товарным знаком «BLADBACHER БЛАДБАХЕР», на аналогичный товар — пиво.

В материалах дела имеются заключения эксперта, которым подтверждается сходство до степени смешения словесного и графического изображения, используемого обществом, с товарным знаком, зарегистрированным за предпринимателем А.А. Луневым.

Согласно части 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторная экспертиза может быть назначена судом в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или комиссии экспертов.

Как видно из материалов дела, арбитражным судом первой инстанции ходатайство ответчика рассмотрено и отклонено ввиду необоснованности.

Из материалов дела следует, что определенный с согласия сторон эксперт имеет соответствующие знания на оказание данного вида услуг, эксперт предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо неверного заключения, при назначении экспертизы и определении вопросов, подлежащих разрешению экспертом, а также материалов, предоставляемых на исследование, каких-либо возражений по ее проведению от ответчика не поступало, экспертом даны квалифицированные пояснения по вопросам, поставленным на разрешение.

Довод ответчика, изложенный в жалобе, о том, что при проведении экспертизы необнаружение перевода слова «BLAD» является существенным нарушением, повлекшим недействительность заключения, документально не подтвержден.

Таким образом, судебная экспертиза проведена в порядке, предусмотренном статьей 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем оснований считать заключение экспертов недостоверным доказательством у суда не имелось.

Получение 16.06.2009 ООО «Эль-Пиво» патента на эмблемы в 2-х вариантах не является обстоятельством, подтверждающим законность использования словесного и графического обозначения товара — пива, сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком, которое имело место до получения патента.

Кроме этого, патент на словесное обозначение товара, используемого обществом, на момент рассмотрения дела в суде не получен.

В ходе экспертизы исследовался вопрос о схожести до степени смешения обозначения товара в совокупности словесного и графического изображения.

Определяя сумму компенсации, подлежащей взысканию с ООО «Эль-Пиво», суд с учетом конкретных обстоятельств, подтвержденных представленными счетами-фактурами, товарными накладными, с учетом разумности и справедливости пришел к обоснованному выводу о взыскании 500000 рублей.

Доводы общества, изложенные в жалобе, в этой части направлены на иную оценку установленных судом обстоятельств.

Руководствуясь положениями части 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд, оценив обстоятельства дела, представленные в материалы дела доказательства, заключения экспертизы, по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, принял законное и обоснованное решение.

Доводы ООО «Эль-Пиво», изложенные в жалобе, не опровергают выводы суда.

Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановил решение от 10.02.2010 и дополнительное решение от 18.02.2010 Арбитражного суда Алтайского края по делу N А03-4667/2009 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

 

Вопрос 39.

Какова практика регистрации в качестве товарных знаков обозначений, содержащих элементы, воспроизводящие аббревиатуры зарубежной техники?

 

Ответ.

Практика может быть пояснена нижеследующим примером.

Российская фирма ООО «Вершина» получила на свое имя регистрацию комбинированного товарного знака N 327563 с приоритетом от 8 июня 2005 г., напоминающего стилизованное изображение американского бомбардировщика Nothrup Grumman B-2 — «Стелс», но с маркировкой изображения индексом В-52, которым обозначается бомбардировщик Боинг B-52 — «Stratofortress».

В поданной заявке заявитель не упоминал о сходстве изобразительного элемента с профилем самолета и вообще ничего не говорил об авиации, но при наличии индекса В-52 такие ассоциации возникают, несмотря на то что фюзеляж самолета Боинг В-52 имеет в плане другой профиль, а изображенный треугольный рисунок в товарном знаке в действительности напоминает профиль фюзеляжа другого американского военного самолета Nothrup Grumman B-2 — «Стелс».

Изображение комбинированного товарного знака N 327563

з19

Изображение самолета Боинг B-52 — «Stratofortress»

з20

Роспатент не рассматривал заявленное обозначение в контексте сравнения изображений самолетов, но напрашивается вывод о том, что заявитель хотел вызвать у потребителей ассоциации с американским самолетом, только не понятно, каким — с В-52 или с В-2.

Или заявитель перепутал обозначения или сделал это намерено (что более вероятно), в целях создания в целом некой фантазийной композиции, тем более если учитывать факт слабой информированности российских потребителей (не авиаторов) о разнице в профилях фюзеляжей между В-52 и В-2. Для российских потребителей хорошо известны словесная марка самолета В-52 и треугольно-образный профиль фюзеляжа другого самолета В-2.

Объединив в одном изображении две хорошо различаемые характеристики разных американских самолетов, заявитель тем самым достиг пусть и неправдоподобного образа самолета, но вполне осязаемого для запоминания в качестве своего товарного знака.

В общем в комбинированном товарном знаке получился гибрид, ассоциирующийся сразу с двумя американскими военными самолетами.

Роспатент принял решение о регистрации заявленного комбинированного обозначения, но с письменной дискламацией элемента В-52, с чем не согласился заявитель, требовавший предоставить охрану и этому элементу в знаке.

Заявитель на данном этапе проиграл в суде <8> спор с Роспатентом о признании недействительным решения о регистрации товарного знака N 327563 по заявке N 2005713762/50 в части признания элемента В-52 неохраняемым.

———————————

<8> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 февраля 2008 г. N 09АП-473/08-АК.

 

Товарный знак N 327563 остался действующим с письменной дискламацией элемента В-52, хотя суд не рассматривал правомерность дискламации и отклонил иск по формальным признакам, отметив при этом, что арбитражный суд не может принять решение о предоставлении правовой охраны элементу В-52, подменяя тем самым Роспатент, на который возложены эти функции.

 

Вопрос 40.

Как решаются споры по внесению изменений в зарегистрированный товарный знак в отношении перечня товаров и услуг?

 

Ответ.

Вопрос решается по фактическим обстоятельствам, но в основе лежит принцип — перечень товаров и услуг не может быть расширен в сторону указания отсутствовавших товаров и услуг на дату подачи заявки. Перечень товаров и услуг может содержать их конкретизации. Приведем извлечение из Постановления от 15.12.2008 N 09АП-15624/2008-АК по делу N А40-40852/08-26-299.

ООО «Курортмедсервис» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным уведомления Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (далее — Роспатент) от 09.04.2008 об отказе в удовлетворении заявления от 08.08.07 N К 06700152/11 о внесении изменений в перечень товаров, для которых зарегистрирован товарный знак N 326520.

Решением от 01.10.2008 суд удовлетворил заявленные требования, признав оспоренный акт не соответствующим действующему законодательству и нарушающим права и законные интересы заявителя.

Не согласившись с принятым решением, Роспатент обратился с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления, указав при этом на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Из фактических обстоятельств дела следует, что регистрация товарного знака «ЖЕНСКОЕ НАЧАЛО» по заявке N 2005729478, с приоритетом от 17 ноября 2005 года, произведена 17 мая 2007 года за N 326520 на имя ООО «Курортмедсервис» в отношении товаров 30 класса МКТУ «кофе», «чай», «какао», «сахар», «рис», «саго», «заменители кофе», «мука и зерновые продукты», «хлебобулочные изделия», «кондитерские изделия», «мороженое», «мед», «сироп из патоки», «дрожжи», «пекарные порошки», «соль», «горчица», «уксус», «приправы», «пряности», «пищевой лед», «добавки к пищевым продуктам».

8 августа 2007 года общество в порядке, установленном статьей 17 Закона Российской Федерации от 23 сентября 1992 года N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее — Закон), обратилось с заявлением в Федеральный институт промышленной собственности Роспатента (далее — ФИПС) о сокращении перечня товаров, включенных в товарный знак «ЖЕНСКОЕ НАЧАЛО» по свидетельству N 326520.

Измененный перечень был изложен в следующей редакции: «кофе», «чай», «какао», «сахар», «мука и зерновые продукты», «хлебобулочные изделия», «кондитерские изделия», «мороженое», «мед», «приправы», «пряности», «пищевой лед», «добавки к пищевым продуктам, а именно биологически активные добавки к пище, не для медицинских целей».

9 апреля 2008 года по результатам рассмотрения заявления Роспатентом заявителю было направлено уведомление об отказе во внесении изменений в названный товарный знак в отношении товара «биологически активные добавки к пище, не для медицинских целей».

Уведомление мотивировано тем, что товар «биологически активные добавки к пище, не для медицинских целей» не относится к товарам 30 класса МКТУ, в связи с чем указанные изменения не могут быть внесены в товарный знак в соответствии со статьей 1505 ГК РФ, поскольку расширяют перечень товаров, в отношении которых он зарегистрирован.

Указанные обстоятельства явились основанием для обращения заявителя в суд.

В круг обстоятельств, подлежащих установлению при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) госорганов, входят проверка соответствия оспариваемого акта закону или иному нормативному правовому акту, проверка факта нарушения оспариваемым актом, действиями (бездействием) прав и законных интересов заявителя, а также соблюдение срока на подачу заявления в суд.

Рассматривая спор, Арбитражный суд г. Москвы исходил из того, что, поскольку биологически активные добавки, так же как и пищевые добавки, являются добавками к пищевым продуктам, данное обстоятельство позволяет заявителю сократить перечень товаров, для которых зарегистрирован товарный знак «ЖЕНСКОЕ НАЧАЛО» по свидетельству 326520, выделив из общего частное.

Суд сделал также вывод о том, что биологически активные добавки к пище не являются минеральными добавками, которые относятся к товарам 5 класса МКТУ, в связи с чем товар «биологически активные добавки к пище» не относится к товарам 5 класса МКТУ.

Признавая оспариваемый судебный акт незаконным, апелляционный суд исходит из следующего.

Суд апелляционной инстанции с учетом установленных по делу обстоятельств, в том числе доводов апелляционной жалобы, считает ошибочным вывод суда первой инстанции о несоответствии оспариваемого ненормативного правового акта ответчика требованиям действующего законодательства и нарушении им прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности исходя из следующего.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 21 декабря 2000 г. N 988 «О государственной регистрации новых пищевых продуктов, материалов и изделий» (далее — Постановление N 988) биологически активные добавки к пище (нутрицевтики, парафармацевтики и пробиотики) нормативно отделены от группы пищевых добавок, под которыми понимаются используемые в пищевой промышленности пищевые органические кислоты и их производные, эмульгаторы, ароматизаторы, регуляторы кислотности, антиокислители, красители, усилители вкуса и запаха, разрыхлители, стабилизаторы, подсластители, загустители, комплексные и комбинированные функциональные и технологические добавки.

Таким образом, суд неправильно воспроизвел определение понятия «пищевые добавки», что привело к смысловому искажению содержания правовой нормы Постановления N 988 и к неверному выводу.

В соответствии с Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 17 апреля 2003 N 50 «О введении в действие санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.3.2.1290-03», зарегистрированного в Минюсте РФ 15 мая 2003 г. (далее — СанПиН 2.3.2.), биологически активные добавки используются как дополнительный источник пищевых и биологически активных веществ, для оптимизации углеводного, жирового, белкового, витаминного и других видов обмена веществ при различных функциональных состояниях, для нормализации или улучшения функционального состояния органов и систем человека, в том числе продуктов, оказывающих общеукрепляющее, мягкое мочегонное, тонизирующее, успокаивающее и иные виды действия, при различных функциональных состояниях, для снижения риска заболеваний.

Учитывая данные положения, ответчик в оспариваемом акте обоснованно указал на то, что назначение биологически активных добавок к пище не позволяет отнести их к 30 классу МКТУ, так как в соответствии с пояснениями к 30 классу МКТУ данный класс включает вспомогательные добавки, предназначенные для улучшения вкусовых качеств пищевых продуктов, каковыми биологически активные добавки не являются в силу приведенного определения в СанПиН 2.3.2.

Таким образом, судом первой инстанции неправомерно не применена норма, подлежащая применению при рассмотрении спора.

Апелляционный суд считает также необоснованным вывод суда первой инстанции о том, что минеральные пищевые добавки включены в Реестр лекарственных средств. Указанный вывод суда не мотивирован и не подтвержден ссылками на нормы действующего законодательства.

Ошибочным признается также вывод суда первой инстанции, не основанный на нормах права, о том, что препарат заявителя «биологически активная добавка к пище «Женское начало» (ТУ 9197-010-45370421-06)» вырабатывается в виде жидкой смеси экстракта растительных компонентов и поэтому не относится к минеральным добавкам.

При отнесении какого-либо товара к определенным классам МКТУ исследуется не выпускаемый заявителем препарат или продукт, а непосредственно сам заявленный перечень товаров.

Вместе с тем в оспариваемом акте ответчика отсутствовали выводы о том, что биологически активные добавки относятся к минеральным добавкам к пище.

Таким образом, апелляционный суд считает, что у ответчика отсутствовали правовые основания для внесения изменений в Государственный реестр товарных знаков и в свидетельство на товарный знак общества в порядке ст. 1505 ГК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Таким образом, предъявление любого иска должно иметь своей целью восстановление нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов обратившегося в суд лица.

Согласно положениям статьи 65 Кодекса лицо, оспаривающее ненормативный акт государственного органа, должно представить доказательства наличия у него прав и законных интересов, которые он считает нарушенными оспариваемым актом, и доказательства нарушения этих прав.

В данном случае заявителем в нарушение ст. 65 АПК РФ не доказаны обстоятельства, свидетельствующие о нарушении его прав и законных интересов оспариваемым актом Роспатента в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, суд апелляционной инстанции с учетом установленных по делу обстоятельств и норм права, регулирующих спорные правоотношения, считает, что в данном случае отсутствует совокупность оснований для удовлетворения заявленных требований, что является основанием для отказа в удовлетворении заявленных обществом требований.

 

Вопрос 41.

Можно ли считать нарушением прав на товарный знак, зарегистрированный в Российской Федерации, вывоз товаров, маркированных данным товарным знаком, за рубеж?

 

Ответ.

Ответ положительный. Примером служит судебное решение от 12.08.2009 по делу N А49-6466/2009 Арбитражного суда Пензенской области.

Пензенская таможня обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении ОАО «Мясоптицекомбинат «Пензенский» к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Открытое акционерное общество «Мясоптицекомбинат «Пензенский» зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц 11.09.2002. В период с 27.03.2009 по 15.05.2009 ОАО «Мясоптицекомбинат «Пензенский» были поданы в режиме «экспорт» (Казахстан) ГТД N 10410030/270309/0000576, 10410030/160409/0000732, 10410030/050509/0000871, 10410030/060509/0000877, 10410030/150509/0000940 по контракту N RU/643/00423410/1 и N RU/643/00423410/2 от 01.01.2007, согласно которым продекларирован товар «колбаса вареная «Фермерская». Получателем товара является ТОО «Шанс», р. Казахстан. Товар вывезен за пределы Российской Федерации.

На основании ст. 361 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенным органом проверена достоверность заявленных при таможенном оформлении сведений. В результате проверки и на основании заявления ЗАО «Микояновский мясокомбинат», в котором сообщалось, что названное предприятие является правообладателем товарного знака «Фермерская» в отношении товаров 29 класса МКТУ, Пензенской таможней в отношении ОАО возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и назначено административное расследование.

В ходе расследования факт правонарушения был подтвержден. Согласно заключению эксперта ЭКС — регионального филиала ЦЭКТУ (г. Нижний Новгород) от 10.07.2009 N 762-2009 обозначение «Фермерская», указанное в вышеперечисленных ГТД, является сходным до степени смешения с зарегистрированным в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации 22.11.2006 (свидетельство N 316939 со сроком действия до 18.01.2015) за ЗАО «Микояновский мясокомбинат» товарным знаком «Фермерская» в отношении товаров 29 класса МКТУ, в том числе колбасных изделий.

Оценивая заключение эксперта, суд принимает его как доказательство по делу.

В силу статьи 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров влечет за собой применение административной ответственности в виде наложения на юридических лиц административного штрафа в размере от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1477 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ, Кодекс) на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак. В соответствии с пунктом 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи.

При этом согласно пункту 2 статьи 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности, путем размещения товарного знака: 1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; 2) при выполнении работ, оказании услуг; 3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; 4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; 5) в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

В силу пункта 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1515 ГК РФ товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

В отношении ОАО «Мясоптицекомбинат «Пензенский» был составлен протокол от 22.07.2009 N 10410000-71/2009 об административном правонарушении, предусмотренном статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Протокол составлен правомочным лицом с участием представителя лица, привлекаемого к ответственности на основании доверенности от 01.01.2009 N 11-14/7.

Срок давности привлечения к ответственности, установленный частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для нарушений законодательства о товарных знаках продолжительностью в один год, в данное время не истек.

ОАО «Мясоптицекомбинат «Пензенский» до совершения действий по введению своего товара в гражданский оборот имело возможность изучить реестры интеллектуальной собственности и в случае необходимости его использования обратиться к правообладателю по вопросу заключения соответствующего лицензионного соглашения, что обществом сделано не было. Факт незаконного использования ОАО «Мясоптицекомбинат «Пензенский» чужого товарного знака, а также его вина подтверждены материалами дела и установлены арбитражным судом. Правонарушение существенно посягает на охраняемые законом общественные отношения в сфере защиты прав на товарные знаки, в связи с чем не может быть признано малозначительным.

При назначении наказания суд учитывает как отягчающее ответственность обстоятельство на основании ст. 4.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях повторное совершение однородного административного правонарушения, за которое лицо уже подвергалось административному наказанию на основании решения Арбитражного суда Пензенской области от 05.02.2009 по делу N А49-342/2009, и считает необходимым наложить на предприятие административный штраф в размере 31000 руб. При этом конфискация продукции судом не назначается, поскольку она экспортирована за пределы Российской Федерации и не была изъята административным органом в установленном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях порядке.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 167 — 170, 176, 206 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд решил привлечь открытое акционерное общество «Мясоптицекомбинат «Пензенский» к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и назначить наказание в виде штрафа в размере 31000 руб.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code