Некоторые вопросы оценки судом доказательств в уголовном процессе по внутреннему убеждению

Исследуется проблема оценки судом доказательств по внутреннему убеждению. Проводится анализ процессуальных и тактических средств влияния защитника на формирование у судьи убеждений. Классифицируются тактические и процессуальные средства влияния защитника на формирование у судьи убеждения по обстоятельствам, имеющим значение для разрешения конкретного уголовного дела.

 

Какие бы доказательства в уголовном процессе ни собирались, закреплялись и представлялись сторонами обвинения и защиты, они могут быть положены в основание обвинительного или оправдательного приговора лишь посредством обязательной предварительной их оценки объективным и беспристрастным судом.

Оценка доказательств представляет собой сложный мыслительный процесс, в ходе которого логическим путем делается умозаключение относительно допустимости, относимости, достоверности, юридической силы (значения) имеющихся доказательств и их достаточности в совокупности для обоснования обстоятельств, составляющих предмет доказывания, в целях последующего разрешения конкретного уголовного дела.

Хотя оценку доказательств в уголовном судопроизводстве может осуществлять любой его участник, включая сторону защиты, юридическое значение для разрешения конкретного уголовного дела, а главное, для определения дальнейшей судьбы подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, имеет оценка доказательств, осуществляемая судом (судьей единолично либо коллегией судей), а также стороной обвинения (прокурором, следователем и дознавателем).

По мнению одних ученых, юридическое значение в уголовном процессе имеет исключительно оценка доказательств, осуществляемая судом; другие считают, что суд выступает лишь в роли арбитра, оценивающего доказательственные доводы стороны обвинения и защиты на предмет убедительности; по мнению третьих, и суд, и стороны обвинения и защиты при оценке доказательств скованы обязанностью по достижению объективной истины [2; 8; 11].

Уголовно-процессуальная наука не содержит единого подхода к оценке доказательств [1; 4; 14]. Во многом это обусловлено тем, что Уголовно-процессуальный кодекс РФ не содержит определения данного понятия, однако закрепляет правила и принципы оценки доказательств.

Так, согласно ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела. Право признания доказательства недопустимым закреплено за судом и стороной обвинения (прокурором, следователем, дознавателем). И если сторона обвинения вправе признать доказательство недопустимым по собственной инициативе или согласно ходатайству подозреваемого, обвиняемого, то суд вправе признать доказательство недопустимым по собственной инициативе либо по ходатайству любой из сторон.

Статья 17 УПК РФ закрепляет в качестве основного принципа оценки доказательств свободу участников уголовного процесса, под которой понимает возможность и обязательность оценки доказательств судьей, присяжными заседателями, а также стороной обвинения исключительно на основании своего внутреннего убеждения, основанного на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Причем никакие доказательства при их оценке в уголовном процессе не могут иметь заранее установленной силы.

Принцип свободы при осуществлении оценки доказательств судом вытекает и неразрывно связан с одним из главных принципов уголовного судопроизводства — независимостью суда, закрепленным в ст. 8.1 УПК РФ, согласно которому судьи разрешают уголовные дела независимо от какого-либо влияния извне и подчиняются исключительно действующему законодательству и Конституции РФ.

Таким образом, законодатель поставил в основу оценки доказательств в уголовном процессе судьей его внутреннее убеждение. Как справедливо отмечает С.Ю. Головин, убеждение предстает в данном случае в качестве осознанной потребности личности, побуждающей ее действовать согласно своим ценностным ориентациям, а также представлениям о нормативном поведении, ставшим внутренней мотивацией, и является элементом мировоззрения данной личности [5].

Формирование судейского убеждения есть сложный результат, с одной стороны, воздействия на сознание судьи сложной системы доказательств, которые были представлены сторонами обвинения и защиты, установлены и проверены в ходе судебного разбирательства, а с другой стороны, влияния на сознание и мировоззрение судьи различных социальных, психологических, информационных и иных внесудебных (внепроцессуальных) факторов, являющихся как результатом осознанных действий и тактических средств влияния сторон защиты и обвинения, так и происходивших помимо сознательно-волевой деятельности участников уголовного судопроизводства. Сложность процесса формирования судейского убеждения порождает многочисленные споры в научной и учебной литературе относительно условий, этапов и направлений протекания данного процесса [9; 12].

Таким образом, формирование убеждения судьи в ходе судебного разбирательства осуществляется параллельно по двум взаимосвязанным направлениям: как результат познавательной деятельности судьи и как следствие психологического восприятия им фактических обстоятельств по данному уголовному делу, системы рассмотренных и проверенных в судебном заседании доказательств, а также иных психологических, информационных и социальных факторов.

Познавательный аспект формирования убеждения судьи представляет собой сложную многоэтапную мыслительную логическую деятельность от незнания фактических обстоятельств по делу к их познанию на основе совокупности исследованных и установленных доказательств. Более того, судья в своей деятельности (в силу независимости и подчиненности исключительно закону) не связан в формировании познавательного аспекта своего убеждения убеждениями относительно фактических обстоятельств по делу, которые ранее сложились у иных участников уголовного процесса, в частности у стороны обвинения (прокурора, следователя, дознавателя). Это позволяет судье встать над своеобразной схваткой убеждений стороны защиты и обвинения в качестве беспристрастного арбитра, подчиненного лишь букве и духу закона.

Судья обязан лично убедиться не только в наличии фактических обстоятельств по делу, а также доказательств, собранных сторонами обвинения и защиты, но и в наличии объективной, закономерной и безальтернативной причинно-следственной связи между ними.

Судья должен сформировать убеждение, основанное не на вероятностном, неполном знании о фактических обстоятельствах по делу и доказательственной базе, а на полном, истинном и достоверном знании, когда доказательственная база предстает в виде достаточной и логически совершенной системы.

Психологический аспект формирования убеждения судьи заключается в исчезновении у него сомнений относительно обстоятельств, имеющих значение для разрешения конкретного уголовного дела, и формировании убежденности в конкретной версии по данным обстоятельствам, а также готовности к вынесению необходимого судебного решения по уголовному делу.

В связи с этим в формировании убеждения судьи можно выделить ряд последовательных этапов:

1) осуществление предварительного изучения материалов уголовного дела с целью решения вопроса подсудности уголовного дела данному суду и иных вопросов, подлежащих выяснению в порядке ст. 227 УПК РФ, и предания обвиняемого суду;

2) планирование судебного разбирательства, содержания и последовательности процессуальных действий;

3) выдвижение основной и факультативных судебных версий (относительно фактических обстоятельств по уголовному делу, доказательственной базы, которая имеется в материалах уголовного дела, а также причинно-следственной связи между ними);

4) осуществление проверки материалов дознания и предварительного следствия в ходе проведения судебного разбирательства;

5) проведение судебных прений с целью сопоставления своей оценки фактических обстоятельств по уголовному делу и доказательственной базы с оценкой, предоставленной сторонами обвинения и защиты;

6) формирование окончательного убеждения относительно фабулы уголовного дела и порядка его разрешения судьей единолично либо коллегиально (несколькими судьями) в совещательной комнате при подготовке вынесения решения по уголовному делу.

Первые три этапа формирования убеждения судьи с точки зрения познавательной деятельности характеризуются движением от незнания к вероятностному знанию, а с точки зрения психологического аспекта состоят в выявлении судьей сомнений относительно трактовки фактических обстоятельств по уголовному делу и доказательственной базы, которая представляется сторонами защиты и обвинения.

С целью перехода в познавательном плане убеждения судьи от вероятностного знания к достоверному и объективному им осуществляется на трех последующих этапах формирования убеждения проверка фактических обстоятельств по уголовному делу, доказательственной базы, причинно-следственной связи между ними в соответствии с судебными версиями, построенными на первых трех этапах.

С психологической точки зрения последние три этапа характеризуются формированием у судьи твердой убежденности относительно всех обстоятельств, которые подлежат доказыванию в уголовном деле, иных обстоятельств, имеющих значение для разрешения уголовного дела, а также полноты, всесторонности и достаточности доказательственной базы для вынесения по данному уголовному делу судебного решения.

Таким образом, формирование у судьи убеждения в ходе судебного разбирательства основывается на результатах исследования судебных доказательств и личностной оценке судьей данного уголовного дела.

Как отмечает Ю.М. Грошевой, процесс формирования убеждения судьи не только основывается на исследовании собранных доказательств, но и является выражением личностной позиции судьи, его этических взглядов, профессионального правосознания, требования закона [7].

На формирование убеждения судьи относительно оценки доказательств могут оказывать влияние различные процессуальные и тактические средства, используемые как стороной защиты, так и стороной обвинения.

Защитник при выборе и использовании различных процессуальных и тактических средств влияния на формирование убеждения судьи в конкретном уголовном процессе связан, с одной стороны, принципами профессиональной защиты, а с другой стороны, пределами своих полномочий, закрепленными в действующем законодательстве.

Так, В.Ю. Резник выделяет в качестве основы профессиональной защиты в российском уголовном процессе следующие принципы: максимального благоприятствования интересам подзащитного; максимализации защиты; полноты защиты; отстаивания законных интересов подзащитного; позиционной солидарности [10]. С.В. Бородин добавляет к ним так называемый принцип эквилибриума, согласно которому необходимых криминалистических данных в профессиональной защите должно быть достаточно настолько, чтобы защита уравновешивала, а уголовное преследование не нарушало процессуальный баланс, равновесие в системе между законными интересами подзащитного и назначением уголовного судопроизводства, чтобы защита равновесно противодействовала уголовному преследованию при охране интересов личности в любой защитной ситуации [3].

В качестве пределов полномочий защитника, закрепленных в действующем законодательстве, можно выделить, в частности: 1) обязанность защитника использовать в защите средства и способы, не противоречащие действующему законодательству (ч. 1 ст. 53 УПК РФ); 2) отсутствие у защитника права разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ; 3) невозможность защитника уклониться от обязанности принятой на себя защиты.

Процессуальные средства влияния защитника на формирование убеждения судьи обусловлены его полномочиями, предусмотренными ст. 53 УПК РФ, и классифицируются на группы: 1) по информационному обмену с подсудимым, когда защитник доводит до сведения своего подзащитного данные, полученные в ходе своей деятельности, и корректирует (согласовывает) позицию стороны защиты по уголовному делу; 2) по сбору и представлению доказательств, необходимых для оказания юридической помощи подзащитному; 3) по привлечению специалистов; 4) по участию в любых судебных следственных действиях, проводимых либо с участием подзащитного, либо по ходатайству стороны защиты, а также в судебном разбирательстве; 5) по заявлению ходатайств и отводов, а также принесению жалоб на действия (бездействие) и решения суда с участием в их рассмотрении судом; 6) по ознакомлению со всеми материалами уголовного дела; 7) по оказанию подзащитному юридической помощи [13].

В числе тактических средств влияния защитника на формирование убеждения судьи можно выделить общие и специфические.

Общие тактические средства влияния защитника на формируемое судьей убеждение по конкретному уголовному делу можно классифицировать по ряду признаков: 1) по содержанию и характеру получаемой информации; 2) по особенностям сферы применения; 3) по диапазону применения; 4) по объектам направленности.

В числе специфических тактических средств влияния защитника на формируемое судьей убеждение по конкретному уголовному делу можно выделить следующие группы: 1) универсальные, которые могут применяться защитником по любой категории уголовных дел в любых случаях без привязки к личности подзащитного и инкриминируемому ему составу преступления; 2) ограниченного действия, которые могут применяться защитником, например, лишь для определенных судебных следственных действий.

Однако тактические средства влияния защитника на формирование убеждения судьи в конкретном уголовном процессе, избираемые им в ходе защиты по уголовным делам, должны соответствовать ряду обязательных признаков: 1) они должны быть законными; 2) профессионально обоснованными; 3) полностью соответствовать общепринятым в российском обществе нормам морали и нравственности; 4) быть оптимальными, т.е. эффективными, избирательными, своевременными [6].

Список литературы

  1. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966.
  2. Бозров В.М., Костовская Н.В. Оценка доказательств в уголовном судопроизводстве // Мировой судья. 2012. N 9.
  3. Бородин С.В. Профессиональная защита в системе уголовно-процессуального исследования преступлений (методологические, процессуальные и криминалистические аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Воронеж, 2009.
  4. Быков В.М. Свобода оценки доказательств по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации // Право и политика. 2004. N 9.
  5. Головин С.Ю. Словарь практического психолога. Минск: Харвест, 1998.
  6. Гончаров В.В. Роль этики и профессионализма в функционировании органов исполнительной власти // Современное право. 2009. N 6. С. 10 — 12.
  7. Грошевой Ю.М. Проблемы формирования судейского убеждения в уголовном судопроизводстве. Харьков, 1975.
  8. Мосесян Г.С. Оценка доказательств в советском уголовном процессе. Харьков, 1965.
  9. Пиюк А.В. Роль внутреннего убеждения судьи в решении вопросов допустимости уголовно-процессуальных доказательств // Российская юстиция. 2012. N 4.
  10. Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1999.
  11. Рябцева Е.В. Деятельность и положение суда в состязательном уголовном судопроизводстве: Дис. … канд. юрид. наук. Воронеж, 2005.
  12. Туленков Д.П. Внутреннее убеждение как критерий истины в уголовном процессе // Российский судья. 2007. N 2.
  13. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 18.12.2001 N 174-ФЗ (в ред. от 03.02.2015) // СЗ РФ. 24.12.2001. N 52 (ч. 1). Ст. 4921.

14. Федулина Е.А. Понятие оценки доказательств // Российский следователь. 2011. N 11.

М.В.Маслова

«Современное право», 2015, N 3

Ключевые слова: суд, оценка, доказательство, внутреннее убеждение, процессуальные средства, тактические средства, формирование, уголовный процесс, сторона защиты, сторона обвинения, фактические обстоятельства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code