Некоторые актуальные проблемы оценки доказательств в уголовном судопроизводстве

Материалы международной научно-практической конференции «Уголовное судопроизводство: история и современность», посвященной 150-летию Устава уголовного судопроизводства Российской империи.

 

В статье рассматриваются актуальные вопросы института доказывания в уголовном судопроизводстве, современные проблемы восприятия и оценки доказательств с точки зрения их достоверности и допустимости. Раскрываются имеющиеся правовые недочеты уголовно-процессуального права и возможные способы их устранения. В работе проводится структурный анализ отдельных норм материального и процессуального права, которые в силу правового несовершенства находятся в противоречии между собой, явно проявляющемся при осуществлении прав участниками уголовного судопроизводства, что позволяет говорить о существующих пробелах в уголовно-процессуальном праве. При решении поставленных задач в интересах достижения основной цели использовались современные методы познания, выявленные и разработанные юридической наукой и апробированные на практике. Настоящая работа основывается на диалектическом подходе к анализу предмета исследования, а также на системно-структурном, историческом и методе сравнительно-правового анализа норм законодательства. Важнейшей составной частью правосудия по уголовным делам является доказывание, то есть получение достоверных знаний об обстоятельствах дела в результате проведенного процесса, а также квалификация этих обстоятельств с точки зрения правильного применения норм материального и процессуального права. Основываясь на том, что доказывание играет одну из ключевых ролей в уголовном процессе, мы поставили перед собой цель наиболее подробно раскрыть концепцию доказательств с точки зрения имеющихся теоретических знаний и следственно-судебной практики, делая акцент на такие правовые характеристики, как допустимость и достаточность. Научная новизна видится в попытке разностороннего изучения и анализа особенностей доказательств в современном уголовном судопроизводстве в аспекте существующих вопросов их оценки и применения.

 

Уголовное судопроизводство в качестве основных своих критериев и назначений выделяет защиту законных прав и интересов всех участников судебного производства. Правовая категория «защита» в ч. 1 ст. 6 УПК РФ рассматривается не столько как уголовно-процессуальная функция, а как конституционно-правовая <1>, определяемая в литературе как «деятельность, которая состоит в охране личности от незаконных нарушений, ограничений прав и свобод, в предупреждении этих нарушений, а также в возмещении вреда, если предупредить или отразить нарушение не удалось» <2>.

———————————

<1> См.: Марецкий Н.Е. Условия развития состязательности сторон в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2013. N 11. С. 25 — 26.

<2> Ларин А.М. Защита прав человека в уголовном судопроизводстве // Общая теория права. М.: Норма, 1996. С. 169.

 

В науке уголовного процесса давно признано, что одним из элементов процедуры доказывания, сопровождающей весь путь достижения истины по уголовному делу, является оценка доказательств. Очевидно, в силу своей неоднозначности, оценка доказательств постоянно находилась в центре внимания многих ученых-процессуалистов. Отметим, что, в соответствии со ст. 50 Конституции РФ, при осуществлении правосудия недопустимо использовать доказательства, полученные с нарушением федерального закона, в нашем случае УПК РФ, в противном случае нарушение установленных требований влечет недопустимость доказательств, то есть они не имеют юридической силы.

Научный интерес к процессу доказывания абсолютно оправдан и неслучаен, так как учение об оценке доказательств — это мощнейший синтез юридических вопросов со сложнейшими проблемами мировоззрения, теории познания, логики, психологии и других наук. Не секрет, что надлежащая оценка сведений о фактах является залогом принятия по расследуемому или разрешаемому уголовному делу законных и обоснованных процессуальных решений. Ведь нередко ошибка в оценке допустимости доказательств или их недостаточно полное исследование ведет к отмене или изменению принятого судом решения.

Согласно ч. 1 ст. 74 УПК РФ, доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основании которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в определенном УПК РФ порядке устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Интересна правовая трактовка «доказательств» А.С. Александрова, который «под доказательствами понимает факты, а доказывание — деятельность по оперированию фактами с целью установления главного факта, который служит основанием для возникновения уголовно-правового отношения или констатации невозможности установить его с такой степенью моральной уверенности, которая исключает разумные сомнения» <3>.

———————————

<3> Александров А.С., Фролов С.А. Относимость уголовно-процессуальных доказательств. Н. Новгород: Нижегор. прав. акад., 2011. С. 42.

 

Формирование доказательств — это понятие комплексное, охватывающее последовательное выполнение целого ряда процессуальных действий. Обнаружение сведений, имеющих отношение к уголовному делу, означает их непосредственное восприятие субъектом доказывания из источников и способами, предусмотренными уголовно-процессуальным законом.

Важно отметить, что история становления института доказательств в уголовном судопроизводстве достаточно продолжительна, и открывает нам ее такой источник, как Устав уголовного судопроизводства Российской империи <4> (далее — УУС) — первый кодифицированный свод правил, закрепляющий нормы процессуального права, не утратившие актуальности и по сегодняшний день. Удивляемся, насколько демократичны, с точки зрения современного права, некоторые нормы УУС, существующие и сегодня, но уже в более модернизированной конструкции.

———————————

<4> Хрестоматия по истории государства и права России / Сост. Ю.П. Титов. М.: Проспект, 1997. С. 259 — 262.

 

Напомним, что в результате судебных реформ 1864 г. одним из важнейших принципов уголовного процесса и судопроизводства стал принцип состязательности. Состязательность судебного разбирательства является важным условием установления объективной истины путем приведения всевозможных доказательств. Так, ст. 119 УУС гласила: «По выслушании сторон и по соображении всех доказательств, имеющихся в деле, мировой судья решает вопрос о вине или невинности подсудимого по внутреннему своему убеждению, основанному на совокупности обстоятельств, обнаруженных при судебном разбирательстве, а в применении к делу законов руководствуется правилами, постановленными в статьях 12 и 13-й» <5>.

———————————

<5> Там же.

 

Современное же законодательство, в ст. 244 УПК РФ, говоря о равенстве прав участников судебного разбирательства, называет в их числе подсудимого, защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, имеющих комплекс процессуальных прав. Интересно, что часть прав и обязанностей участников уголовного судопроизводства были закреплены еще 150 лет тому назад в УУС в ст. 630: «Прокурор или частный обвинитель, с одной стороны, а подсудимый или его защитник — с другой, пользуются в судебном состязании одинаковыми правами. Как той, так и другой стороне предоставляется:

1) представлять в подтверждение своих показаний доказательства;

2) отводить по законным причинам свидетелей и сведущих людей, предлагать им с разрешения председателя суда вопросы, возражать против свидетельских показаний и просить, чтобы свидетели были передопрошены в присутствии или в отсутствии друг друга;

3) делать замечания и давать объяснения по каждому действию, происходящему на суде, и опровергать доводы и соображения противной стороны» <6>.

———————————

<6> Там же.

 

Несмотря на то что опыт кодификации уголовно-процессуальных норм у нас уже вполне достаточен, необходимо отметить, что проблемы в системе доказывания все же существуют. Важным критерием, используемым в качестве одного из средств защиты, в контексте назначения уголовного судопроизводства, выступает допустимость доказательств. Данный элемент оправдан тем, что в основе допустимости доказательств лежит разработанное в теории и принятое на практике положение, по которому процессуальная форма обслуживает две тесно связанные между собой, но полностью не сливающиеся задачи: охранять права и законные интересы граждан в уголовном процессе и обеспечивать достоверность доказательств. Так, анализ теоретических аспектов и нормативно-процессуальных норм позволяет говорить о том, что допустимые доказательства должны обладать определенными правовыми характеристиками:

— доказательства должны быть получены надлежащим субъектом, то есть лицом, обладающим специальным статусом в соответствии с процессуальным законодательством;

— доказательства должны быть получены от надлежащего источника, указанного в п. 2 ст. 74 УПК РФ (невозможность установить источник осведомления, или факты, основанные на слухе, догадке и предположении, не могут лечь в основу обвинения);

— доказательства должны быть оформлены в соответствии с нормами уголовно-процессуального права (любые процессуальные ошибки влекут недопустимость доказательств). Отметим, что законодатель при определении допустимости доказательств пошел от противного, конкретно не сформулировав данное понятие, а указав в ст. 75 УПК РФ <7> его эквивалент — недопустимость. При этом допустимость и достоверность являются самостоятельными свойствами доказательства и оцениваются по отдельности, согласно действующему законодательству. Анализ норм процессуального права и в том числе теории уголовного процесса позволяют нам рассматривать достоверность доказательств как факт соответствия сведений действительности, поскольку недостоверные отражают юридически значимые факты в искаженном виде и не позволяют принять правомерное решение.

———————————

<7> Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 N 174-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2001. N 52. Ст. 4921.

 

Другим элементом характеристики доказательств выступает их достаточность, то есть способность устанавливать обстоятельства, необходимые для доказывания, но в то же время это понятие очень относительно, потому что на законодательном уровне невозможно установить, сколько именно надо доказательств для конкретного случая, поэтому здесь исходят из внутренних убеждений лица, проводящего расследование.

Обратим внимание, что, исходя из судебной практики, особенного внимания заслуживает процедура должного оформления полученных доказательств, потому что нарушение процессуальных норм может перевести даже самые весомые доказательства в категорию недопустимых, особенно при том, что действующее законодательство не разграничивает нарушения на более или менее существенные. К примеру, такие следственные действия, как выемка предметов, осмотр места происшествия, осмотр документов и многие другие, в действительности зачастую проводятся без реального присутствия понятых, что создает высокий риск утраты данного доказательства как допустимого. В результате таких нарушений практика идет по пути привлечения в судебном производстве со стороны защиты лиц, обладающих сведениями о ходе ведения соответствующих следственных действий, в том числе и понятых. Думаем, не стоит объяснять, что будет с такого рода доказательствами, если в ходе судебного производства, судом или защитой будет установлен факт отсутствия понятых при проведении следственных действий или фальсификация данных о них.

Еще одним аспектом в сфере нарушения норм закона при оформлении процессуальной документации досудебного расследования выступают нарушения при передаче дел от одного специального субъекта другому (например, от дознавателя к следователю), где необходимо не упустить важный процессуальный документ, а именно: принимающий субъект выносит постановление о принятии дела в производство, в противном случае все последующие действия данного лица не будут иметь юридической силы.

Есть предположение, что на сегодняшний день не найдено эффективной системы оценки и применения допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве. В обоснование этой точки зрения представляется интересным для анализа мнение, высказанное некоторыми учеными и отмеченное В.Л. Кудрявцевым <8>, по поводу закрепления в современной литературе в качестве исключения асимметрии допустимости доказательств, то есть когда правило о допустимости доказательств относят исключительно к обвинительным доказательствам, а, в свою очередь, оправдательные доказательства, добытые с нарушениями закона, вправе использовать сторона защиты для отстаивания своей позиции. Однако если смоделировать данную правовую конструкцию на практике, получается, что нарушено равновесие субъективных прав обвиняемого, так как п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ закрепляет, что уголовное судопроизводство имеет своим назначением не только защиту прав лиц и организаций, потерпевших от преступлений, но и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения.

———————————

<8> См.: Кудрявцев В.Л. Некоторые вопросы допустимости доказательств в контексте назначения уголовного судопроизводства в Российской Федерации // Российский следователь. 2012. N 24. С. 2 — 5.

 

На деле получается, что законодательное закрепление принципа состязательности уголовного судопроизводства, а также закрепления права защитника собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи (п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), определение способов собирания доказательств защитником (ч. 3 ст. 86 УПК РФ) «позволяют задуматься о критериях, определяющих допустимость полученной информации в результате определенной УПК РФ деятельности по собиранию доказательств» <9>. Правовое сообщество много дискутирует на данную тему, и часть ученых небезосновательно считают, что полученная защитником информация соответствует критериям допустимости, потому что, во-первых, защитник является надлежащим субъектом доказывания; во-вторых, он имеет комплекс полномочий, закрепленных за ним уголовно-процессуальным законодательством (ч. 3 ст. 86 УПК РФ) <10>. В то же время ни формы получения сведений защитником, согласно норме ст. 86 УПК РФ, ни порядка фиксации их результатов уголовно-процессуальный закон не содержит. Замечательный отзыв на существующее положение асимметрии правил допустимости доказательств стороны защиты дал профессор В. Балакшин: «Если порядок собирания, закрепления и проверки доказательств для защитника не определен, значит, он может использовать любые способы, любой порядок это делать; и если требований, регулирующих способы и порядок собирания, закрепления и проверки доказательств защитником, нет, следовательно, его невозможно нарушить» <11>.

———————————

<9> Чеботарева И.Н. Асимметрия правил допустимости доказательств // Российский следователь. 2013. N 19. С. 16.

<10> См.: Лазарева В.А. Проблемы доказывания в современном уголовном процессе России. Самара: Изд-во Самар. ун-та, 2007. С. 113 — 139.

<11> Балакшин В. «Асимметрия» правил оценки допустимости доказательств // Законность. 2007. N 3. С. 2 — 3.

 

Интересным является и критерий допустимости доказательств при изучении норм ст. 51 УПК РФ и ст. 75 УПК РФ. Так, Н.Е. Марецкий <12> при анализе данных статей установил, что в ч. 1 ст. 51 УПК РФ перечисляются случаи обязательного участия защитника в уголовном процессе, а нормы п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ указывают, что к недопустимым доказательствам относятся и те, которые получены в отсутствие защитника, включая случаи отказа от него. Вследствие чего назревает вопрос, почему показания подозреваемого (обвиняемого), данные в ходе предварительного следствия в отсутствие защитника и не подтвержденные им в судебном процессе, законодатель относит к недопустимым? И почему бы суду как независимому органу правосудия не иметь законную возможность самостоятельно принимать решение о принятии к оценке таких доказательств, основываясь на всех обстоятельствах дела и здравом смысле. Ведь в некоторых случаях такого рода ситуации с признанием доказательств в суде недопустимыми выглядят просто абсурдно, сводя работу следователя на нет. Вследствие этого законодатель не мог не отреагировать на такую практику своеобразного «злоупотребления» правом со стороны подозреваемого (обвиняемого) и ввел дополнительную норму в ч. 2 ст. 52 УПК РФ, в соответствии с ней отказ от защитника для суда, следователя не обязателен, то есть фактически создалась ситуация, при которой сторона обвинения и суд могут «навязать» защитника, даже когда обвиняемый не хочет этого. Понятно, что данная конструкция противоречит принципам уголовного судопроизводства, закрепленным в ст. 16 УПК РФ, где сказано, что обвиняемый может защищать свои права как лично, так и через представителя, то есть наблюдается серьезное процессуальное противоречие, которое необходимо устранять законодателю.

———————————

<12> См.: Марецкий Н.Е. Указ. соч. С. 24 — 26.

 

Безусловно, проблемы допустимости доказательств, полученных в рамках уголовно-процессуального закона, будут всегда остро волновать всех участников судебного производства, но если для обвиняемого доказательства его вины будут признаны недопустимыми — это значительно улучшает его положение, в том числе в части признания потенциальной невиновности. Следовательно, назревает вопрос, почему лицо, чьи права и интересы нарушены преступлением, должно расплачиваться за некомпетентные или недостаточные действия должностных лиц стороны обвинения, которые привели к невозможности использования реально существующих доказательств в качестве допустимых, а соответственно, и полноценно использовать право на защиту, закрепленное в ст. 6 УПК РФ? Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что существующие проблемы в сфере доказывания в уголовном судопроизводстве в аспекте признания доказательств вины недопустимыми чаще всего выступают элементом защиты прав подозреваемого (обвиняемого).

Резюмируя вышесказанное, приходим к выводу, что определяя критерий допустимости доказательств в судебном процессе по конкретному уголовному делу, суд основывается на нормах ст. 75 УПК РФ, которые закрепляют, что недопустимыми считаются доказательства, добытые с нарушением норм уголовно-процессуального закона (в то же время не раскрывая сам перечень нарушений), а также на других правовых актах, в том числе на Постановлении Верховного Суда РФ от 31.10.1995 N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» <13>.

———————————

<13> Постановление Верховного Суда РФ от 31.10.1995 N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Российская газета. 2007. 6 февр.; 2013. 24 апр.

 

Библиография

  1. Александров А.С., Фролов С.А. Относимость уголовно-процессуальных доказательств. Н. Новгород: Нижегор. прав. акад., 2011. 176 с.
  2. Балакшин В. «Асимметрия» правил оценки допустимости доказательств // Законность. 2007. N 3. С. 2 — 5.
  3. Кудрявцев В.Л. Некоторые вопросы допустимости доказательств в контексте назначения уголовного судопроизводства в Российской Федерации // Российский следователь. 2012. N 24. С. 2 — 5.
  4. Лазарева В.А. Проблемы доказывания в современном уголовном процессе России. Самара: Изд-во Самар. ун-та, 2007. 303 с.
  5. Ларин А.М. Защита прав человека в уголовном судопроизводстве // Общая теория права / Отв. ред. Е.А. Лукашова. М.: Норма, 1996. С. 169 — 224.
  6. Марецкий Н.Е. Условия развития состязательности сторон в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2013. N 11. С. 24 — 27.
  7. Муратова Н.Г. Международные договоры и их значение в механизме защиты прав личности в уголовном судопроизводстве // Союз криминалистов и криминологов. 2013. N 2. С. 145 — 149.
  8. Паненков А.А. Проблемы совершенствования национальной системы противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма и оружия массового уничтожения // Экономика, тренды и управление. 2014. N 1. С. 13 — 30.
  9. Терехов А.Ю. К вопросу об основаниях выбора способа собирания доказательств в ходе досудебного производства по уголовному делу // Российское полицейское право. 2013. N 2. С. 62 — 76.
  10. Терехов А.Ю. К вопросу об основаниях выбора способа собирания доказательств в ходе досудебного производства по уголовному делу // Полицейская деятельность. 2011. N 4. С. 45 — 50.
  11. Титов П.С. Об участии защитника в собирании доказательств // Политика и общество. 2013. N 6. С. 746 — 751.
  12. Хрестоматия по истории государства и права России / Сост. Ю.П. Титов. М.: Проспект, 1997. 472 с.

13. Чеботарева И.Н. Асимметрия правил допустимости доказательств // Российский следователь. 2013. N 19. С. 14 — 16.

О.А.Безгласная

«Актуальные проблемы российского права», 2015, N 1

 

Ключевые слова: доказательства в процессе, обоснованность доказательств, недопустимые доказательства, проблемы доказывания, оценка доказательств, достаточность доказательств, достоверность доказательств, уголовный процесс, Устав уголовного судопроизводства, защита прав.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code