Принцип неприкосновенности жилища в уголовном судопроизводстве: правовые основы, содержание, гарантии

Т.Ю.Вилкова

Рассматривается правовое закрепление в международных и отечественных правовых актах права на уважение неприкосновенности жилища в уголовном судопроизводстве и гарантий его обеспечения. Использованы абстрактно-логический, сравнительно-правовой и формально-юридический методы. На основе сравнительного анализа понятия «жилище» в жилищном, уголовном, уголовно-процессуальном праве обосновывается вывод о том, что наиболее широкое определение данного термина содержится в УПК РФ: защита неприкосновенности жилища при производстве следственных и иных процессуальных действий по уголовным делам обеспечивается независимо от отнесения помещения к жилищному фонду, а также от того, предназначено ли данное помещение для проживания людей, от пригодности его для проживания. Юридическое значение имеет сам факт использования помещения или строения для постоянного или временного проживания человека. Отмечается необходимость толкования термина «жилище» с учетом правовой позиции Европейского суда по правам человека, который в ряде своих решений признал, что гарантии неприкосновенности жилища могут быть применены не только к месту жительства лица, но и к месту его профессиональной работы. Обосновывается вывод, что ограничение неприкосновенности жилища допускается только в порядке, в пределах, по основаниям и при условиях, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законом. Эти условия, основания, порядок и пределы варьируются в зависимости от вида процессуального действия, связанного с проникновением в жилище. К ним могут относиться необходимость предварительного получения судебного решения, наличие возбужденного уголовного дела, участие понятых и др.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, принцип, жилище, служебное помещение, вторжение, неприкосновенность, частная жизнь, личная тайна, семейная тайна, обыск в жилище, осмотр жилища, судебное решение, гарантии.

 

  1. Правовое закрепление неприкосновенности жилища в уголовном судопроизводстве

Требование о неприкосновенности жилища, как и требование об уважении личной и семейной жизни, относится к числу общепризнанных принципов международного права (ст. 12 Всеобщей декларации прав человека <1>, ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах <2>, ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод) <3>.

———————————

<1> Всеобщая декларация прав человека. Принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948 // Российская газета. 1995. 5 апр.

<2> Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят Генеральной Ассамблеей ООН 16.12.1966 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 12.

<3> Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней. Принята Советом Европы 04.11.1950 // Собрание законодательства РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

 

Конституция РФ (ст. 25) <4>, гарантируя каждому право на неприкосновенность жилища, предусматривает, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения; права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо для достижения конституционно значимых целей (ч. 3 ст. 55).

———————————

<4> Конституция РФ. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 (с изм., внесенными Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ) // СПС «КонсультантПлюс».

 

Положения ст. 12 УПК РФ <5> имеют целью конкретизировать закрепленное в ст. 25 Конституции РФ право на неприкосновенность жилища и обеспечить его защиту с помощью уголовно-процессуальных средств: согласно ст. 12 УПК, осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных ч. 5 ст. 165 УПК (ч. 1); обыски, выемка в жилище могут производиться на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных ч. 5 ст. 165 УПК (ч. 2).

———————————

<5> Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 N 174-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».

 

  1. Понятие жилища

Границы вторжения государства в право каждого на неприкосновенность жилища определяются содержанием термина «жилище» в национальном законодательстве, а также толкованием данного термина Европейским судом по правам человека.

И.А. Одношевин справедливо отмечает, что специфика предметов правового регулирования в различных областях права не позволит сформулировать универсальное определение понятию «жилище», которое могло бы использоваться на практике во всех отраслях правоприменения. В определениях жилища, которые мы находим в различных отраслях права, отражается предмет каждой отрасли и задачи, решаемые ею <6>.

———————————

<6> См.: Одношевин И.А. Понятие «жилище» и его значение для уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности // Актуальные проблемы российского права. 2014. N 6. С. 1234.

 

Понятие жилища, закрепленное в п. 10 ст. 5 УПК, является более широким, чем закрепленное в ч. 2 ст. 15, ч. 1 ст. 16 ЖК РФ <7> и в примечании к ст. 139 УК РФ <8>: защита неприкосновенности жилища при производстве следственных и иных процессуальных действий по уголовным делам обеспечивается независимо от отнесения помещения к жилищному фонду, а также от того, предназначено ли данное помещение для проживания людей, от пригодности его для проживания. Юридическое значение имеет сам факт использования помещения или строения для проживания (хотя бы временного) человека. Поэтому понятие жилища не исключает гарантии неприкосновенности в отношении, например, хозяйственных построек, находящихся на территории индивидуального домовладения <9>.

———————————

<7> Жилищный кодекс РФ от 29.12.2004 N 188-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».

<8> Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».

<9> Определение Конституционного Суда РФ от 12.05.2005 N 166-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Котовой Светланы Евгеньевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 10 статьи 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2005. N 6.

 

Как отметил Конституционный Суд РФ, условием отнесения нежилых помещений и строений, не входящих в жилой фонд, к жилищу является факт их использования для временного проживания. Понятие жилища, закрепленного в п. 10 ст. 5 УПК РФ, не исключает гарантии неприкосновенности в отношении, например, хозяйственных построек, находящихся на территории индивидуального домовладения <10>.

———————————

<10> Определение Конституционного Суда РФ от 21.06.2011 N 862-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Илюшкина Павла Валерьевича на нарушение его конституционных прав положением части третьей статьи 162 Уголовного кодекса РФ» // СПС «КонсультантПлюс».

 

Еще более широкое значение термин «жилище» имеет в Конвенции о защите прав человека и основных свобод: Европейский суд по правам человека в ряде своих решений сформулировал правовую позицию, согласно которой термин «жилище» может быть применен и к служебным помещениям, поскольку в некоторых сферах (включая оказание юридической помощи адвокатами) вести профессиональную деятельность «можно с таким же успехом и со своего места жительства, и наоборот, можно заниматься делами, которые не относятся к профессиональной сфере, в офисе или коммерческих служебных помещениях» <11>.

———————————

<11> Постановление Европейского суда по правам человека от 16.12.1992 по делу «Нимитц против Германии» (Niemietz v. Germany). § 28, 30 и 31 // Европейский суд по правам человека. Избр. решения. Т. 1. М.: Норма, 2000. С. 771 — 772.

 

К вмешательству со стороны государственных органов в неприкосновенность жилища ЕСПЧ относит, в частности:

а) обыск в жилом помещении <12>;

б) обыск в офисе адвоката, в том числе с целью установления документов или информации на электронном носителе <13>;

в) вторжение сотрудников полиции в дом в целях устранения конфликта <14>;

г) вторжение военнослужащих в жилище с целью ареста <15>.

———————————

<12> Постановление Европейского суда по правам человека от 25.02.1993 по делу «Функе против Франции» (Funke v. France) // Там же. С. 793.

<13> Постановление Европейского суда по правам человека от 22.12.2008 по делу «Алексанян (Aleksanyan) против РФ». Жалоба N 46468/06. § 212 // Российская хроника Европейского суда. 2011. N 1.

<14> Постановление Европейского суда по правам человека от 23.09.1998 по делу «Маклауд против Соединенного Королевства» (McLeod v. United Kingdom) // СПС «КонсультантПлюс».

<15> Постановление Европейского суда по правам человека от 28.10.1994 по делу «Мюррей против Соединенного Королевства» (Murray v. United Kingdom). § 88 // Европейский суд по правам человека. Т. 2. С. 32 — 53.

 

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколов к ней» <16> правовые позиции Европейского суда учитываются при применении законодательства РФ. В частности, содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством РФ, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским судом при применении Конвенции и Протоколов к ней. Поэтому термин «жилище» должен толковаться с учетом его конвенционного значения.

———————————

<16> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколов к ней» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 8.

 

  1. Условия и основания ограничения неприкосновенности жилища. Гарантии законности и обоснованности вторжения в жилище

Принцип неприкосновенности жилища устанавливает пределы допустимого вмешательства государственных органов в осуществление лицом права на неприкосновенность жилища при производстве по уголовному делу.

Европейский суд по правам человека рассматривает такое вмешательство как объективно необходимое условие обеспечения справедливого баланса «между интересами индивидуума и общества в целом» <17>, поэтому исключения из неприкосновенности жилища «требуют ограничительного толкования… и необходимость их использования в каждом конкретном случае должна быть четко установлена» <18>.

———————————

<17> Постановление Европейского суда по правам человека от 09.12.1994 по делу «Лопез Остра против Испании» (Lopez Ostra v. Spain) // Европейский суд по правам человека. Т. 2. С. 69 — 78.

<18> Постановление Европейского суда по правам человека от 25.02.1993 по делу «Функе против Франции» (Funke v. France) // Там же. Т. 1. С. 788 — 795.

 

Это обусловлено, в частности, тем, что при вторжении в жилище «подвергается ограничению не только непосредственное право на неприкосновенность жилища, но и создается угроза неприкосновенности частной жизни, сохранности личной или семейной тайны» <19>.

———————————

<19> Чернышев М.А. Актуальные вопросы осмотра места происшествия в жилище // Актуальные проблемы российского права. 2008. N 2. С. 336.

 

Ограничение неприкосновенности жилища допускается только в порядке, в пределах, по основаниям и при условиях, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законом. Эти условия, основания, порядок и пределы могут меняться в зависимости от вида процессуального действия, связанного с вторжением в жилище. Например, осмотр жилища допускается как с согласия проживающих в нем лиц, так и на основании судебного решения (при отсутствии указанного согласия) (ч. 1 ст. 12 УПК). Обыск и выемка в жилище могут производиться только на основании судебного решения (независимо от согласия лиц, проживающих в жилище) (ч. 2 ст. 12 УПК). Остальные процессуальные действия, производство которых сопряжено с ограничением неприкосновенности жилища (проверка показаний на месте, следственный эксперимент, допрос, предъявление для опознания, освидетельствование, очная ставка, контроль и запись телефонных и иных переговоров и др.) <20>, производятся либо с согласия лиц, проживающих в жилище, либо на основании судебного решения.

———————————

<20> О следственных действиях, не указанных в ст. 12 УПК, но сопряженных с вторжением в жилище, см.: Янкин А.Н. Некоторые проблемы производства следственных действий в жилище // Актуальные проблемы российского права. 2008. N 1. С. 305.

 

Помимо требований, сформулированных в ст. 12 УПК, принцип неприкосновенности жилища получает конкретизацию в положениях закона, регламентирующих проведение названных следственных действий. Так, положения ч. 2 ст. 12 УПК применительно к обыску в жилище конкретизируются в нормах ч. 2 ст. 29, ст. 165, ч. 1 и 3 ст. 182 УПК.

Необходимость получения предварительного судебного решения для ограничения неприкосновенности жилища при производстве следственных действий является одной из наиболее действенных гарантий, направленных на защиту прав проживающих в нем лиц от произвольного или чрезмерного вмешательства в личную жизнь. В то же время закон допускает при определенных условиях в виде исключения производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище без судебного решения.

Европейский суд по правам человека в ряде своих решений отметил, что государство обладает определенной сферой усмотрения при решении вопроса о вмешательстве в неприкосновенность жилища, в частности «статья 8 Конвенции не требует предварительного судебного разрешения на проведение обысков на дому и изъятий» <21>. Однако при этом в национальном законодательстве должны быть предусмотрены гарантии против злоупотреблений при ограничении неприкосновенности жилища, поскольку отсутствие требования предварительной судебной санкции может привести к тому, что органы следствия будут располагать неограниченной свободой усмотрения при оценке наличия оснований для производства обыска и изъятия имущества. Например, такой гарантией может служить право лица обратиться в суд с жалобой на законность и обоснованность постановления об обыске <22>.

———————————

<21> Там же.

<22> Постановление Европейского суда по правам человека от 07.06.2007 по делу «Смирнов (Smirnov) против РФ» // Российская хроника Европейского суда. Прил. к Бюллетеню Европейского суда по правам человека. Спец. вып. 2008. N 3. С. 65 — 74.

 

Кроме того, в исключительных случаях, не терпящих отлагательства, на основании постановления следователя, органа дознания осмотр жилища, обыск и выемка в жилище могут производиться без получения судебного решения. В этом случае следователь или орган дознания, по постановлению которых проводилось такое следственное действие, обязаны в течение 24 часов с момента начала производства этого действия уведомить об этом судью и прокурора. В течение 24 часов с момента поступления указанных материалов в суд он выносит постановление о законности либо незаконности произведенного следственного действия. Если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми (ч. 5 ст. 165 УПК).

Требование получения судебного решения не распространяется на процессуальные действия, проводимые в служебных и административных помещениях (офисах, складах и т.д.). Так, постановлением судьи незаконно удовлетворено возбужденное следователем ходатайство и разрешено производство обыска в помещении офиса ООО «Т.», поскольку это помещение не подпадает под указанное в законе определение жилища и для его обыска судебное решение не требуется. Постановление судьи отменено, а производство по ходатайству следователя о производстве обыска в помещении офиса ООО «Т.» прекращено <23>.

———————————

<23> Постановление Президиума Свердловского областного суда от 12.04.2006 по делу N 44-У-142/2006 // Бюллетень судебной практики по уголовным делам Свердловского областного суда // СПС «КонсультантПлюс».

 

Дополнительные гарантии неприкосновенности жилища отдельных категорий лиц установлены гл. 52 УПК, ст. 15 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ» <24>; ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» <25>; ст. 19 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ» <26>; ст. 12 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» <27>, ст. 13 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» <28> и др. Так, производство следственных действий в отношении адвоката (включая используемые им для осуществления профессиональной деятельности жилые и служебные помещения) допускается только на основании судебного решения (ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ») <29>.

———————————

<24> Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» // СПС «КонсультантПлюс».

<25> Закон РФ от 26.06.1992 N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

<26> Федеральный закон от 08.05.1994 N 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ» // СПС «КонсультантПлюс».

<27> Федеральный конституционный закон от 26.02.1997 N 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

<28> Федеральный закон от 06.10.1999 N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» // СПС «КонсультантПлюс».

<29> Федеральный закон от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в ред. от 2 июля 2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

 

Европейский суд по правам человека рассматривает «вмешательство со стороны государственных органов» в реализацию права на неприкосновенность жилища как ограничение этого права, сопряженного с вторжением в него. К такому вторжению Европейский суд относит inter alia:

а) обыск в жилом помещении <30>;

б) обыск в офисе адвоката, в том числе с целью установления документов или информации на электронном носителе <31>;

в) вторжение сотрудников полиции в дом в целях устранения конфликта <32>;

г) вторжение военнослужащих в жилище с целью ареста <33>.

———————————

<30> Постановление Европейского суда по правам человека от 25.02.1993 по делу «Функе против Франции» (Funke v. France) // Европейский суд по правам человека. Т. 1. С. 788 — 795.

<31> Постановления Европейского суда по правам человека от 16.10.2007 по делу «Визер и Бикос Бетайлигунген Гмбх против Австрии» (Wieser and Bicos Beteiligungen GmbH v. Austria). Жалоба N 74336/01 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2008. N 4; от 19.09.2002 по делу «Тамосиус против Соединенного Королевства» (Tamosius v. United Kingdom). Жалоба N 62002/00 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2003. N 2.

<32> Постановление Европейского суда по правам человека от 23.09.1998 по делу «Маклауд против Соединенного Королевства» (McLeod v. United Kingdom) // Reports of Judgments and Decisions. 1998. N VIII.

<33> Постановление Европейского суда по правам человека от 28.10.1994 по делу «Мюррей против Соединенного Королевства» (Murray v. United Kingdom) // Европейский суд по правам человека. Т. 2. С. 32 — 53.

 

Критериями допустимости ограничения права лица на неприкосновенность жилища Европейский суд по правам человека считает:

1) наличие основания для вторжения в жилище во внутреннем законодательстве <34>. При этом закон должен быть доступен для заинтересованного лица с тем, чтобы у него была возможность предвидеть последствия его применения в отношении себя, а также чтобы закон не противоречил принципу верховенства права <35>;

2) осуществление вторжения исключительно в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Например, обыск в офисе адвоката признан правомерным, поскольку он был направлен на предотвращение преступления и защиту прав других лиц <36>;

3) вторжение должно быть необходимым в демократическом обществе для достижения указанных целей <37>. При этом оценивается доступность эффективных гарантий против необоснованных действий, предусмотренных национальным законодательством, а также то, как данные гарантии действовали в конкретном рассматриваемом деле. Европейский суд по правам человека учитывает тяжесть преступления, в связи с которым произошло ограничение неприкосновенности жилища; наличие судебного акта в отношении вторжения, а также был ли данный акт основан на разумном подозрении, а сфера его применения в разумной степени ограничена; способ вторжения; его влияние на профессиональную деятельность и репутацию лиц, чьи права были ограничены <38>.

———————————

<34> Постановление Европейского суда по правам человека от 23.09.1998 по делу «Маклауд против Соединенного Королевства» (McLeod v. United Kingdom).

<35> Постановление Европейского суда по правам человека от 24.04.1990 по делу «Крюслен против Франции» (Kruslin v. France). § 28, 29 // Европейский суд по правам человека. Т. 1. С. 669 — 670.

<36> Постановление Европейского суда по правам человека от 16.12.1992 по делу «Нимитц против Германии» (Niemietz v. Germany).

<37> Постановление Европейского суда по правам человека от 22.12.2008 по делу «Алексанян (Aleksanyan) против РФ»; Постановление Европейского суда по правам человека от 06.09.1978 по делу «Класс (Klass) и другие против Федеративной Республики Германии» // Европейский суд по правам человека. Т. 1. С. 168 — 186.

<38> Постановления от 28.04.2005 по делу «Бак против Германии» (Buck v. Germany). Жалоба N 41604/98 // ECHR. 2005. IV; Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2005. N 9; от 16.12.1997 по делу «Каменцинд против Швейцарии» (Camenzind v. Switzerland) // Reports of Judgments and Decisions. 1997. N VIII и др.

 

Несоответствие нарушения права на неприкосновенность жилища указанным критериям влечет признание произведенного вторжения не соответствующим требованиям ст. 8 Конвенции <39>.

———————————

<39> Постановление Европейского суда по правам человека от 22.05.2008 по делу «Илия Стефанов против Болгарии» (Iliya Stefanov v. Bulgaria). Жалоба N 65755/01 // СПС «КонсультантПлюс».

Библиография:

  1. Одношевин И.А. Понятие «жилище» и его значение для уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности // Актуальные проблемы российского права. 2014. N 6. С. 1232 — 1239.
  2. Чернышев М.А. Актуальные вопросы осмотра места происшествия в жилище // Актуальные проблемы российского права. 2008. N 2. С. 330 — 339.
  3. Янкин А.Н. Некоторые проблемы производства следственных действий в жилище // Актуальные проблемы российского права. 2008. N 1. С. 305 — 306.

Источник: Актуальные проблемы российского права, 2015, N 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code