ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА И ЕЕ ФОРМИРОВАНИЕ

В.Е.Эминов, Ю.М.Антонян 

В статье анализируются проблемы, решение которых необходимо для предупредительной деятельности правоохранительных органов. Рассматривается личность преступника как объект научного познания с момента возникновения на определенном этапе развития криминологической науки некоторой совокупности упорядоченных и систематизированных знаний, описывающих и объясняющих существование, развитие и особенности тех, кто совершает преступления. Обосновывается необходимость углубленного криминологического изучения личности преступника с целью разработки практических предложений и рекомендаций, используемых при осуществлении индивидуальной профилактики преступлений и исправления преступников.

 

Личность преступника вызывает интерес в первую очередь потому, что именно она является носителем причин совершения преступления: поэтому можно сказать, что эта личность — основное и важнейшее звено всего механизма преступного поведения, и, соответственно, ее особенности, которые порождают такое поведение, должны быть непосредственным объектом профилактического воздействия.

Личность преступника всегда была одной из центральных проблем всех наук криминального профиля, и в первую очередь криминологии, история которой свидетельствует, что наиболее острые дискуссии криминологи вели и ведут как раз по поводу личности преступника. Только криминология исследует ее природу, формирование, социологические и психологические особенности, выделяет и изучает те или иные ее типы. От взгляда на личность зависит научное решение проблемы причин преступности: если преступник наследует по биологической линии причины преступного поведения (или склонность к совершению преступлений), это означает вполне определенную исследовательскую позицию — преступность наследуется генетическим путем. В свою очередь, это предполагает совершенно иные, чем до сих пор, меры борьбы с ней.

Если же личность преступника — продукт общества, содержание конкретных социально-исторических условий и социальной практики, то подход к ней должен быть совершенно иной. Легко заметить, что от решения теоретических проблем личности преступника зависит решение сугубо практических вопросов борьбы с преступностью.

Человек не рождается личностью, а становится ею только в ходе своей социальной жизни, поэтому вне общества формирование личности невозможно. Следовательно, человек не рождается преступником, а становится им в результате неблагоприятного нравственного формирования его личности. Проблема формирования ее относится к числу основных криминологических проблем.

В преступлении человек проявляет себя в качестве общественного существа. Поэтому к нему надо подходить как к носителю различных форм приобретенных нравственных и иных взглядов и ценностей, индивидуально-психологических особенностей. Личность преступника выступает в совокупности социально значимых негативных свойств, образовавшихся в ней в процессе многообразных и систематических взаимодействий с другими людьми. Этими свойствами, которые к тому же поддаются коррекции, личность, конечно, не исчерпывается.

Понятие личности преступника должно объединять лиц, виновных в преступном поведении. Как преступность включает такие совсем разные преступления, как убийство и кражу, так и понятие личности преступника в практическом и научном смысле объединяет лиц, совершивших преступления. Поэтому криминология призвана изучать личность всех совершивших преступления, в том числе во внезапных ситуациях, которые до этого не были замешаны ни в чем предосудительном. Все совершившие преступления должны быть предметом криминологического познания, что имеет огромное практическое значение, в первую очередь для профилактики преступлений. Нельзя не признать, что понятие личности преступника в определенной мере условное и формальное, поскольку отнесение конкретных действий к числу преступных зависит от законодателя. В то же время определенный круг особо опасных преступлений практически остается неизменным. Законодатель, как известно, может отменить уголовную ответственность за поступки, которые ранее им рассматривались как преступные.

Надо отметить, что у многих лиц, совершивших, например, неосторожные преступления, могут отсутствовать черты, типичные для преступников. Понятие личности преступника должно быть ярлыком для обозначения наиболее опасных и злостных правонарушителей.

Особенности личности преступника не следует понимать так, что они присущи всем без исключения лицам, совершившим преступления. Отсутствие их у некоторой части преступников не снимает вопроса о необходимости их изучения как причин преступного поведения. Именно данный факт позволяет говорить о личности преступника как об отдельном, самостоятельном социальном и психологическом типе, конечно, среди множества других типов, существующих в обществе. Его специфика определяет особенности духовного мира преступников, их реакций на воздействия социальной среды.

Личность преступника можно определить как некую модель, социальную и психологическую, обладающую специфическими чертами. Это некая абстракция, совокупность научных представлений о тех, кто совершает преступления. Преступникам присущи антиобщественные взгляды, отрицательное отношение к нравственным ценностям и выбор общественно опасного пути для удовлетворения своих потребностей или непроявление необходимой активности в предотвращении отрицательного результата. Это определение охватывает и тех, кто совершил преступление умышленно или неосторожно.

Изучение личности преступника в криминологии осуществляется для выявления и оценки тех ее свойств и черт, которые порождают преступное поведение, в целях его профилактики, в том числе повторное. Личность преступника — центральная потому, что ее криминологические особенности первичны, являются причиной преступных действий, а поэтому должны быть объектом профилактических усилий. Это не означает игнорирования внешних социальных факторов, которые формируют личность преступника и могут способствовать совершению преступлений. Поэтому совершение преступления надо рассматривать не только как результат простого взаимодействия личности с конкретной жизненной ситуацией, а как следствие, реализацию криминогенных особенностей личности, которая взаимодействует с ситуативными факторами.

Общественную опасность надо понимать как то, что человек, обладающий подобными качествами, может совершить преступление, но это не предполагает фатальности преступного поведения. Это качество может быть реализовано в поведении, а может и не быть, что зависит как от самой личности, так и от внешних обстоятельств, способных препятствовать такому поведению, даже исключить его. Самый опасный, многократно судимый рецидивист может прекратить свою преступную активность в случае, например, неожиданных изменений в личной жизни (счастливый брак и т.д.).

В принципе должна исследоваться личность только тех, кто по закону признается субъектом преступления. Поэтому рассматриваемая категория имеет временные рамки: с момента совершения преступления, удостоверенного судом, и до отбытия уголовного наказания, а не до момента констатации исправления. Однако и после отбытия наказания человек, хотя уже и не преступник, а поэтому не может рассматриваться как личность преступника, представляет значительный интерес как лицо, вновь могущее встать на преступный путь, особенно если речь идет о рецидивисте. Он входит в ту абстракцию, о которой сказано выше.

Поэтому нужно изучать не только тех, кто уже совершил преступление, но и тех, чье поведение в прошлом, чей образ жизни, общение, взгляды и ориентации только свидетельствуют о такой возможности, которая реальностью может и не стать. Значит, в сфере криминологических интересов находятся алкоголики, наркоманы, бродяги, проститутки, лица, совершающие мелкие антиобщественные нарушения, все те, кто находится в «преступном» состоянии.

Исследование проблем личности преступника в виде некоего пути по отдельным частям (этапам) весьма условно можно разбить на шесть частей:

— формирование личности преступника;

— личность в ее взаимодействии с конкретной жизненной ситуацией до и во время совершения преступления;

— личность преступника в процессе осуществления правосудия в связи с совершенным им преступлением;

— личность преступника в период отбывания наказания, особенно в местах лишения свободы;

— личность в период адаптации к новым условиям свободы в связи с возможностью совершения нового преступления;

— человек, ведущий аморальное существование, но не преступающий уголовный закон.

Криминологически важно определить то главное звено, которое придает личности характер целостности. Причем это не простое механическое перечисление всех его признаков — психологических, демографических, правовых и т.д. Основополагающим является представление о личности преступника в целом как о субъекте и объекте общественных отношений, как носителе социальных, психологических и биологических особенностей, влияющих на ее поведение. Понятие целостности личности адекватно понятию непротиворечивости личности, находящему выражение в постоянстве ее мотивов, образа жизни и поведения. Применительно к каждому человеку целостность представляет собой постоянно взаимодействующие друг с другом его свойства и особенности, создающие неповторимый, единственный в своем роде облик. Личность любого преступника, личность любого бродяги не менее сложна и интересна для науки, чем личность короля или великого писателя. Поэтому для ее научного познания необходима специальная профессиональная подготовка, в первую очередь психологическая. Криминологи должны явно представлять себе, что только по документам, статистическим данным и материалам уголовного дела невозможно понять личность преступника и причины преступного поведения. Для этого нужно изучать людей с помощью психологических подходов и методов, непосредственного общения с ними в рамках клинических бесед и применения тестов. Это очень сложно, но для науки только такой контакт и нужен, поскольку он обеспечивает достоверность исследования.

Взгляд на преступника как на нечто целостное позволяет не просто увидеть всю личность в единстве ее компонентов (подструктур), но и достаточно ясно представить себе, что каждый из них зависит друг от друга и от целого. Вместе с тем существует некая закономерность развития и целого и отдельных его частей, причем, что очень важно, это развитие целесообразно для данной системы в силу специфики ее биологической и социальной природы, ее истории и развития. Иными словами, личность и ее поступки могут быть поняты только в том случае, если выявлены особенности жизненного пути именно этого человека, если должным образом вскрыты и интерпретированы его установки и мотивации. Как целостность собственной личности, так и все ее законосообразности индивидом могут не осознаваться.

Личность преступника как объект научного познания нужно рассматривать как возникшую на определенном этапе развития криминологии некоторую совокупность упорядоченных и систематизированных знаний, описывающих и объясняющих существование, развитие и особенности тех, кто совершает преступления. Сама наука криминология начиналась с изучения личности виновных в преступлении, тогда наука уголовного права и «породила» науку криминологию.

Личность преступника можно рассматривать как архетип, поскольку она вечна для человечества. Когда формируется личность преступника, это формирование можно представить себе как усвоение ею окружающих архетипов, конечно, отрицательных или могущих стать таковыми у данного конкретного человека.

Углубленное криминологическое знание служит основанием для многочисленных практических предложений и рекомендаций, широко использующихся при осуществлении индивидуальной профилактики преступлений и исправления преступников.

Научные представления о личности преступника складывались не только из эмпирического ее изучения, но и из использования достижений философии, социологии, психологии, криминалистики и особенно науки уголовного права.

Учение о личности преступника начиналось с периода схематизации (или идеализации) изучаемого явления, некой концептуальной модели, например, в рамках антропологической школы — учения о прирожденном преступнике (преступной личности). Формирование же отечественной криминологической теории о природе и причинах преступности позволило в целом создать общепризнанную концепцию, основополагающей особенностью которой было признание социальной природы личности преступника. С помощью этой концепции, несмотря на ошибки биологизаторского и социологизаторского характера, были описаны наиболее существенные черты и свойства данной личности.

Сказанное позволяет решительно осудить «игривые» суждения отдельных криминологов о том, что якобы «мы» еще ничего не знаем о личности преступника и причинах преступного поведения. Если бы это было так, то, следовательно, современная философия и психология вообще ничего не знает о человеке. Криминологи же, утверждающие о якобы нашем незнании личности преступника, тем самым признаются в собственной антропологической значимости, но и только.

В целом личность преступника можно определить как личность человека, который совершил преступление вследствие присущих ему психологических особенностей, антиобщественных взглядов, отрицательного отношения к нравственным ценностям и выбора общественно опасного пути для удовлетворения своих потребностей или непроявления необходимой активности в предотвращении отрицательного результата. Данное определение достаточно полно в том смысле, что охватывает не только тех, кто совершил преступление умышленно, но и тех, кто виновен в преступной неосторожности. Такая оценка его обоснована и потому, что она содержит перечень признаков, которые должны быть предметом криминологического познания.

Формирование личности преступника представляет собой процесс усвоения им и закрепления в нем антиобщественных взглядов, представлений, отношений к окружающему миру и самому себе. Именно в процессе формирования личности, которое является не чем иным, как социализацией человека, начинает складываться его неповторимый индивидуальный облик, его ориентации и предпочтения, ведущие мотивы поведения, то есть такие мотивы, как защита, самоутверждение, игра. Верховенство этих мотивов в том, что они находятся в центре миропонимания, мироощущения личности, определяют его отношение к другим людям.

Социализация личности как активный процесс длится не всю жизнь, а лишь период, необходимый для восприятия комплекса норм, ролей, установок и т.д. на протяжении времени, нужного для становления индивида как личности. Можно выделить первичную социализацию, или социализацию ребенка, и промежуточную, которая знаменует собой переход от юношества к зрелости, то есть период от 17 — 18 до 23 — 25 лет, и период зрелости — остальную жизнь.

Особенно важную роль в формировании личности играет первичная социализация, когда ребенок еще бессознательно усваивает образы, образцы и манеру поведения, типичные реакции старших (как правило, это родители), на те или иные проблемы. Психологические исследования личности преступника показывают, что уже взрослым человек часто воспроизводит в своем поведении то, что запечатлелось в его психике в период ранней социализации. Например, он может применить грубую силу для разрешения какого-либо конфликта, поскольку так поступали его родители.

Здесь надо сделать одно промежуточное, но очень важное замечание. Если ребенок или подросток имеет эмоциональные контакты с родителями или другими старшими членами семьи, то он, скорее всего, будет поступать, как они. В противном случае повторение их поведения менее вероятно. Вместе с тем очень велико влияние неформального окружения вне семьи, особенно если у ребенка или подроста отношения с родителями складываются неблагополучно, к чему мы еще вернемся ниже.

Дефекты первичной, ранней социализации в родительской семье могут иметь криминогенное значение в первую очередь потому, что ребенок еще не усвоил другие положительные воздействия, он полностью зависим от старших и совершенно беззащитен от них. Поэтому вопросы формирования личности в семье заслуживают исключительного внимания криминологов. Семья — главное звено той причинной цепочки, которая выводит на преступное поведение.

В настоящее время имеется большое число исследовательских материалов о семьях правонарушителей, методах родительского воспитания, применявшихся к ним. К сожалению, в основном это социологические, социально-демографические данные. Однако на нынешнем этапе развития науки криминологии и запросов правоохранительной практики становится ясно, что с помощью лишь такой информации (о составе родительской семьи будущих правонарушителей, общих характеристиках отношений в ней, уровне культуры родителей, совершении ими и другими родственниками аморальных или противоправных действий и т.д.) уже нельзя в должной мере объяснить происхождение преступного поведения.

При всей ценности весьма многочисленных данных о неблагополучных или неполных семьях остается непонятным, почему многие «выходцы» из таких семей никогда не совершают противоправных действий. К числу же неблагополучных семей относят только те, в которых родители совершают противоправные или аморальные действия. Отсутствие, например, отца или его аморальное поведение далеко не всегда формирует личность правонарушителя. Поэтому следует считать, что решающую роль играет не только состав семьи, не только отношения между родителями, даже не их объективно неблаговидное, даже противоправное поведение, а главным образом их эмоциональное отношение к ребенку, его принятие или, напротив, отверждение. Можно обнаружить достаточное количество семей, в которых родители совершают правонарушения (например, хищения), постоянно пьянствуют, но их эмоциональное отношение к детям отличается теплотой и сердечностью. Иными словами, они принимают своих детей, а не отвергают их. Поэтому есть основания считать, что именно отсутствие подобных отношений в детстве в решающей степени определяет ненадлежащее поведение человека в будущем.

Условия жизни ребенка не прямо и непосредственно определяют его психическое и нравственное развитие. В одних и тех же условиях могут формироваться разные особенности личности, прежде всего из-за того, в каких взаимоотношениях со средой находится человек, какие влияния от нее он испытывает, какими биологическими особенностями он обладает. Средовые влияния воспринимаются в зависимости от того, через какие ранее возникшие психологические свойства ребенка они преломляются, какие генетические черты у него есть.

В семьях с прочными, теплыми эмоциональными контактами, уважительным отношением к детям у них активнее формируются такие качества, как коллективизм, доброжелательность, внимательность, способность к сопереживанию, самостоятельность, инициативность, умение разрешать конфликтные ситуации и др. Все это делает их коммуникабельными, обеспечивая высокий престиж в группе сверстников. Напротив, чем меньше тепла, ласки, заботы получает ребенок, тем медленнее он формируется как личность. Даже недостаточное внимание, низкая частота общения родителей и детей (гипоопека) по самым разным причинам, в том числе объективным, нередко вызывают у последних эмоциональный голод, недоразвитость высших чувств, инфантильность личности, зависть и другие негативные переживания.

Дефицит общения с негативными последствиями может возникать и по таким внешне уважительным причинам, как загруженность родителей на работе, их длительные служебные командировки, хронические болезни и т.д.

Особо остановимся на психологических контактах ребенка в семье. Такое отчуждение ребенка родителями — не единственная причина формирования личности преступника. Нередко это происходит иным путем: у ребенка и подростка есть необходимые эмоциональные связи с родителями, но именно последние демонстрируют ему пренебрежительное отношение к нравственным и правовым запретам, образцы противоправного поведения (например, постоянно пьянствуют, учиняют хулиганские действия и т.д.). Подросток сравнительно легко усваивает эти образцы, соответствующие им взгляды и представления, которые вписываются в его психологию и начинают стимулировать его поступки.

Криминогенные последствия может иметь и такой недостаток семейного воспитания, когда при отсутствии теплых эмоциональных отношений и целенаправленного нравственного воспитания окружающие заботятся об удовлетворении лишь материальных потребностей ребенка, не приучая его с первых лет жизни к выполнению простейших обязанностей перед окружающими, соблюдению нравственных норм. По существу, здесь проявляется равнодушие к тому, каким он станет.

Необеспечение ребенка родительской заботой и попечением могут иметь место в явной, открытой форме. Чаще всего это случаи, когда его бьют, издеваются над ним, иногда очень жестоко, выгоняют из дома, не кормят, никогда не проявляют заботы и т.д., нанося ему незаживающие психические травмы. Неприятие своего ребенка может быть и скрытым, связи между родителями и детьми в этих случаях как бы нейтральны, эмоционально никак не окрашены, каждый живет по-своему и мало интересуется жизнью другого. Такие отношения выявить всегда трудно, их обычно скрывают и родители, и дети, причем делают это скорее непреднамеренно.

Нередко дети предоставлены сами себе в семьях, в которых много детей или в которых родители слишком заняты работой. Но это не должно быть для родителей оправдывающим обстоятельством.

В результате эмоционального отвергания родителями ребенка, его неприятия или лишения родительской ласки и попечения в его психике чаще на бессознательном уровне формируются тревожность, беспокойство, боязнь утраты себя, своего «я», своего положения в жизни, ощущение враждебности, даже агрессивности окружающего мира. Эти качества из-за отсутствия надлежащих воспитательных воздействий или, напротив, в результате негативных влияний затем закрепляются в процессе общения в различных коллективах — в учебных, трудовых и т.п. и под влиянием субъективно значимых условий жизни индивида.

Огромное влияние на формирование личности оказывает ее неформальное социальное окружение, сверстники подростка. Неформальные группы сверстников с антиобщественным поведением чаще всего представляют собой объединение в прошлом отвергнутых семьей детей — и юношей, и девушек. Их сближение в рамках такой группы происходит обычно очень быстро, так как они представляют друг для друга социальную и психологическую ценность. Это как бы замещающая семья, их коллективный отец.

Итак, личность преступника, как и каждого человека, формируется в следующих основных сферах:

— семья;

— школа;

— трудовой коллектив;

— неформальные группы.

На человека влияет и широкая социальная среда, прежде всего через средства массовой информации. Разумеется, во всех случаях речь может идти лишь о неблагоприятных влияниях на личность, поскольку здесь мы говорим о личности преступника.

Библиография

  1. Антонян Ю.М. Теория человеческой агрессии. Почему жестоки люди: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2013. 311 с.
  2. Антонян Ю.М., Эминов В.Е. Личность преступника: криминолого-психологическое исследование. М.: Норма; Инфра-М, 2010. 368 с.
  3. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М.: Наука, 1992. 287 с.
  4. Лунеев В.В. Преступность XX века. М.: Волтерс Клувер, 2005. 912 с.

(«Актуальные проблемы российского права», 2015, N 1)

Ключевые слова: личность преступника, исправление, человек, социальный продукт, преступление, законодатель, криминология, модель, общественная опасность, учение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code