АДМИНИСТРАТИВНОЕ ЗАДЕРЖАНИЕ: СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

В.Н.Хорьков

Исследуется природа административного задержания как меры административного принуждения, анализируются дискуссионные вопросы его законодательного регулирования. Предлагаются поправки в федеральное законодательство, регулирующее институт административного задержания.

 

Административное задержание как мера принуждения в учебной и научной литературе, с одной стороны, и действующем законодательстве — с другой характеризуется по-разному. Так, в учебной и научной литературе административное задержание часто рассматривается как мера административного принуждения, включенная в группу мер административного пресечения [1, с. 387 — 389; 2, с. 181; 4, с. 18 — 19], а также как мера административно-процессуального принуждения [5, с. 209 — 216].

В Кодексе РФ об административных правонарушениях административное задержание отнесено к мерам, обеспечивающим производство по делам об административных правонарушениях (ч. 1 ст. 27.1 КоАП РФ). Согласно ст. 1.6 КоАП РФ меры, обеспечивающие производство по делам об административных правонарушениях, в том числе административное задержание, отнесены к мерам административного принуждения. Следует отметить, что в наименовании «меры, обеспечивающие производство по делам об административных правонарушениях» отсутствует прямое указание на принудительный характер этих мер. На наш взгляд, можно было бы использовать в литературе и КоАП РФ единую терминологию — «меры административно-процессуального принуждения». Для этого целесообразно внести изменение в КоАП РФ: «меры, обеспечивающие производство по делам об административных правонарушениях» заменить на «меры административно-процессуального принуждения». Важным аргументом в пользу такого предложения является то, что административное задержание в КоАП РФ — это мера, обеспечивающая производство по делу об административном правонарушении, а задержание подозреваемого в совершении преступления в Уголовно-процессуальном кодексе РФ — это мера процессуального принуждения. Таким образом, в данном случае сближение терминологии в КоАП РФ и УПК РФ представляется нам оправданным.

Действующий КоАП РФ не определяет круг лиц, которые обладают иммунитетом от административного задержания, что, бесспорно, обедняет содержание кодифицированного акта. Проблема в том, что круг лиц, обладающих иммунитетом от административного задержания, определен разными федеральными законами, не систематизирован, что создает определенные неудобства для уполномоченных осуществлять административное задержание должностных лиц, которые должны знать «неприкасаемых лиц». Считаем целесообразным систематизировать перечень лиц, обладающих иммунитетом от административного задержания, и закрепить его в КоАП РФ.

Определение круга лиц, обладающих иммунитетом от административного задержания, не является задачей данной статьи [8, с. 45 — 49]. Однако мы не можем не затронуть вопрос, связанный с возможностью задержания военнослужащих, так как у законодателя по этому поводу нет единой позиции.

Федеральный закон от 07.02.2011 N 3-ФЗ «О полиции» (далее — Закон N 3-ФЗ) не предусматривает задержание военнослужащих, совершивших административное правонарушение, но при этом закрепляет право полиции задерживать военнослужащих, подозреваемых в совершении преступлений. В КоАП РФ этот вопрос решен иначе. Часть 4.1 ст. 27.3 содержит норму следующего содержания: об административном задержании военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, незамедлительно уведомляется военная полиция Вооруженных Сил РФ или воинская часть, в которой задержанный проходит военную службу (военные сборы).

Следовательно, налицо противоречие Закона N 3-ФЗ в отношении задержания военнослужащих КоАП РФ. Возникает вопрос: сталкиваясь с совершением военнослужащими административных правонарушений, каким законом должны руководствоваться должностные лица органов полиции — Законом N 3-ФЗ или КоАП РФ? Ответ на этот вопрос слишком очевиден. Конечно же, должностные лица органов полиции в данном случае руководствуются Законом N 3-ФЗ, который для них является главным.

Полагаем, что п. 6 ч. 2 ст. 14 Закона N 3-ФЗ должен быть приведен в соответствие с КоАП РФ. В новой редакции анализируемая нами норма могла бы выглядеть так: «Полиция имеет право задерживать военнослужащих и граждан Российской Федерации, призванных на военные сборы, совершивших административные правонарушения, а также военнослужащих и граждан Российской Федерации, призванных на военные сборы, подозреваемых в совершении преступлений, — до передачи их военной полиции, военным патрулям, командирам воинских частей или военным комиссарам».

К сожалению, Министерство внутренних дел РФ (МВД России) в отношении задержания военнослужащих придерживается позиции, занятой законодателем в Законе N 3-ФЗ. Об этом свидетельствует Приказ МВД России от 30.04.2012 N 389 «Об утверждении Наставления о порядке исполнения обязанностей и реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД России после доставления граждан» [6]. Наставление, так же как и Закон N 3-ФЗ, предусматривает лишь задержание военнослужащих, подозреваемых в совершении преступлений, но не регулирует вопросы административного задержания военнослужащих. Но есть и отличия. Так, в п. 8.3.2 Наставления закреплено следующее правило, отсутствующее в Законе N 3-ФЗ: в случае доставления в дежурную часть за совершение административных правонарушений военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, оперативный дежурный обязан известить командира воинской части (военного коменданта) о произведенном доставлении, вызвать при необходимости представителя воинской части для передачи доставленного лица в целях привлечения его к дисциплинарной ответственности.

Таким образом, позиция, занятая МВД России в отношении задержания военнослужащих, ориентирована на Закон N 3-ФЗ, но противоречит ч. 4.1 ст. 27.3 КоАП РФ.

Актуальным в настоящее время является вопрос о сроках административного задержания. КоАП РФ установил срок административного задержания — не более 3-х часов, в исключительных случаях — не более 48 часов.

Статья 27.5 КоАП РФ предусматривает только два исключительных случая, когда административное задержание возможно на срок не более 48 часов.

Во-первых, лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, посягающем на установленный режим Государственной границы РФ и порядок пребывания на территории Российской Федерации, об административном правонарушении, совершенном во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации, или о нарушении таможенных правил, в случае необходимости для установления личности или для выяснения обстоятельств административного правонарушения может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

Во-вторых, лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест, может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

Профессор Ф. Багаутдинов считает, что срок административного задержания 48 часов слишком велик для административного задержания. Ученый предлагает законодательно ограничить, сократить срок административного задержания до 24 часов [3, с. 48]. Такое предложение вызывает сомнения, если учесть следующее. Прежде всего, следует отметить, что законодатель, руководствуясь принципом гуманизма, в действующем КоАП РФ отказался от длительных сроков административного задержания (трое суток и десять суток) в случае совершения некоторых административных правонарушений, которые были установлены Кодексом РСФСР об административных правонарушениях. Важно отметить, что срок задержания 48 часов в КоАП РФ появился неслучайно. Как известно, в ч. 2 ст. 22 Конституции РФ установлен максимальный срок задержания 48 часов. Смысл этой конституционной нормы состоит в том, что должен быть установлен единый срок в 48 часов для административного задержания (КоАП РФ) и уголовно-процессуального задержания подозреваемого в совершении преступления (УПК РФ). Поэтому сокращение срока административного задержания, предлагаемое Ф. Багаутдиновым, на наш взгляд, неприемлемо.

К сожалению, максимальный срок административного задержания 48 часов, выдержанный в КоАП РФ, по непонятным причинам не нашел отражения в Федеральном конституционном законе от 30.05.2001 N 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» (далее — Закон N 3-ФКЗ). Вопреки Конституции РФ ч. 1 ст. 31 Закона N 3-ФКЗ предусматривает более длительный срок административного задержания: граждане, нарушившие правила комендантского часа, задерживаются силами, обеспечивающими режим чрезвычайного положения, до окончания комендантского часа, а граждане, не имеющие при себе документов, удостоверяющих личность, — до выяснения их личности, но не более чем на 3 суток по решению начальника органа внутренних дел или его заместителя. Незаконность данной нормы очевидна, она противоречит ч. 2 ст. 22 Конституции РФ, согласно которой «арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов». Достойно сожаления, что законодатель ч. 1 ст. 31 Закона N 3-ФКЗ так и не привел в соответствие с Конституцией РФ.

С какого момента должен исчисляться срок административного задержания? Согласно ч. 4 ст. 27.5 КоАП РФ срок административного задержания лица исчисляется с момента доставления, а лица, находящегося в состоянии опьянения, — со времени его вытрезвления.

По мнению профессора Ф. Багаутдинова, для лиц, совершивших преступления, и лиц, совершивших административные правонарушения, должен быть установлен единый срок, с которого исчисляется срок задержания, а именно с момента фактического задержания [3, с. 48]. Идея Ф. Багаутдинова нам представляется труднореализуемой. КоАП РФ предусматривает, что административному задержанию предшествует другая мера, обеспечивающая производство по делу об административном правонарушении, — доставление нарушителя (ст. 27.2). Отказываться же от доставления вряд ли целесообразно. УПК РФ такой меры процессуального принуждения, как доставление лица, подозреваемого в совершении преступления, не закрепляет.

Неоднозначной и малопонятной является норма, содержащаяся в ч. 5 ст. 27.3 КоАП РФ: «Задержанному лицу разъясняются его права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, о чем делается соответствующая запись в протоколе об административном задержании». Как справедливо указывает Ю.Ф. Решетник, на практике в большинстве случаев должностными лицами органов внутренних дел никакие права и обязанности задержанным лицам не разъясняются [7, с. 22]. Полагаем, что вряд ли можно предъявить претензии в этой связи к должностным лицам органов внутренних дел или другим должностным лицам, уполномоченным осуществлять административное задержание, потому что они сталкиваются с резонным вопросом: какие права и обязанности следует разъяснять задержанным лицам?

В действующем КоАП РФ закреплено лишь одно из прав задержанного лица — право на уведомление в кратчайший срок о своем задержании родственников, администрации по месту работы (учебы), а также защитника (ч. 3 ст. 27.3). Другие права, а тем более обязанности задержанных лиц в КоАП РФ отсутствуют.

Закон N 3-ФЗ, в отличие от КоАП РФ, более полно регулирует права задержанных лиц, но не устанавливает их обязанности. Представляется, что в КоАП РФ следует продублировать хотя бы те права задержанных лиц, которые закреплены в Законе N 3-ФЗ: право на юридическую помощь, право на услуги переводчика, право на отказ от дачи объяснения.

В КоАП РФ должны быть закреплены и обязанности задержанных лиц: выполнять законные распоряжения уполномоченных должностных лиц; соблюдать режим содержания, установленный для лиц, подвергнутых административному задержанию; бережно относиться к имуществу специального помещения или специального учреждения, в которых содержатся задержанные лица.

В заключение отметим, что федеральное законодательство, регулирующее институт административного задержания, прежде всего КоАП РФ, не отличается совершенством, содержит противоречия и нуждается в корректировках.

Список литературы

  1. Агапов А.Б. Административные правонарушения в сфере бизнеса: Учеб. пособие. М., 2006.
  2. Административное право Российской Федерации: Учеб. для бакалавров / Под ред. Л.Л. Попова. М., 2012.
  3. Багаутдинов Ф. Уроки «Дальнего» // Законность. 2012. N 9.
  4. Дубровский Д.С. Правовое регулирование в Российской Федерации мер административного пресечения, ограничивающих свободу личности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006.
  5. Каплунов А.И. О принудительных мерах административно-процессуального обеспечения // Административное право: теория и современность: Сб. науч. тр. М., 2006.
  6. Об утверждении Наставления о порядке исполнения обязанностей и реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД России после доставления граждан: Приказ МВД РФ от 30.04.2012 N 389 // Российская газета. 2012. 11 июля.
  7. Решетник Ю.Ф. К вопросу о правовом обеспечении применения административного задержания // Административное право и процесс. 2007. N 5.
  8. Хорьков В.Н. К вопросу о круге лиц, обладающих иммунитетом от административного задержания // Современное право. 2014. N 3.

Информация о публикации:
Хорьков В.Н. Административное задержание: спорные вопросы законодательного регулирования // Современное право. 2015. N 3. С. 83 — 86.

Ключевые слова: административное задержание, мера принуждения, сроки административного задержания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code