2.9. Процедуры, применяемые в деле о банкротстве: внешнее управление

2.9.1. Порядок и последствия введения внешнего управления

 

Процедура внешнего управления вводится арбитражным судом. Основанием введения процедуры по общему правилу является решение собрания кредиторов, которое обращается с ходатайством к суду о введении процедуры внешнего управления (п. 1 ст. 93 Закона).

Процедура внешнего управления может быть введена по окончании процедуры наблюдения. Первым собранием кредиторов может быть принято решение о переходе к внешнему управлению. В этом случае арбитражный суд на основании решения собрания кредиторов выносит определение о введении процедуры внешнего управления (п. 1 ст. 75 Закона).

Если собранием кредиторов принято решение о введении процедуры внешнего управления, арбитражный суд вправе ввести процедуру финансового оздоровления, при условии что к суду с ходатайством обратились учредители (участники) должника, собственник имущества унитарного предприятия, уполномоченный государственный орган, третье лицо (третьи лица) и была предоставлена банковская гарантия в качестве обеспечения исполнения обязательств должника в соответствии с графиком погашения задолженности (п. 3 ст. 75 Закона).

Если первое собрание кредиторов не состоялось и не приняло решения о применении последующей процедуры, то арбитражный суд при отсутствии возможности отложения рассмотрения дела в пределах сроков, установленных ст. 51 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», по своему усмотрению может ввести процедуру внешнего управления при наличии достаточных оснований для восстановления платежеспособности должника (абз. 4 п. 2 ст. 75). Вывод суда о возможности восстановления платежеспособности должника основывается на анализе финансового состояния должника, проведенном в процедуре наблюдения временным управляющим и отраженном им в его заключении.

Переход к внешнему управлению возможен после процедуры финансового оздоровления. Основанием введения процедуры внешнего управления выступает возможность восстановления платежеспособности должника.

Арбитражный суд вправе вынести определение о введении процедуры внешнего управления как на основании ходатайства собрания кредиторов, так и по своему усмотрению, если после проведения собрания кредиторов возникли обстоятельства, свидетельствующие о возможности восстановления платежеспособности должника.

При введении процедуры внешнего управления должны быть соблюдены сроки санационных процедур. В совокупности процедуры финансового оздоровления и внешнего управления не должны превышать два года (п. 2 ст. 92 Закона).

Возможность перехода к внешнему управлению предусмотрена Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» и в процедуре конкурсного производства (ст. 146).

Основанием перехода к внешнему управлению выступает возможность восстановления платежеспособности должника, выявленная в ходе конкурсного производства.

В этом случае конкурсный управляющий обязан в пределах одного месяца после выявления указанных обстоятельств созвать собрание кредиторов.

Решение собрания кредиторов об обращении в арбитражный суд с ходатайством о переходе к внешнему управлению принимается большинством голосов от общего числа голосов кредиторов, требования которых включены в реестр и не погашены на момент проведения собрания. В решении собрания должны быть указаны срок внешнего управления и требования, предъявляемые к кандидатуре внешнего управляющего.

Условиями вынесения арбитражным судом определения о переходе к внешнему управлению являются:

— неприменение ранее к должнику процедуры финансового оздоровления и (или) внешнего управления;

— наличие у должника имущества, необходимого для осуществления самостоятельной хозяйственной деятельности.

Введение процедуры внешнего управления влечет следующие последствия.

Для юридических лиц, у которых имущество находится на праве собственности, законом предусмотрены прекращение полномочий единоличного органа и коллегиальных органов управления юридического лица, передача управления делами юридического лица, а также полномочий руководителя и иных органов юридического лица утвержденному судом внешнему управляющему, который выражает вовне волю должника.

Трудовой договор с руководителем должника может быть прекращен согласно п. 1 ст. 278 ТК РФ, или руководитель может быть переведен на другую работу.

Во внешнем управлении коллегиальные органы управления юридического лица, согласно п. 2 ст. 94 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», сохраняют свои полномочия по принятию следующих решений:

— об обращении с ходатайством о продаже предприятия должника;

— о замещении активов должника;

— о заключении соглашения с третьим лицом (третьими лицами) и органами управления должника, уполномоченными в соответствии с учредительными документами принимать решение о заключении крупных сделок, об условиях предоставления денежных средств для исполнения обязательств должника;

— об избрании представителей учредителей (участников) юридического лица.

Введение процедуры внешнего управления для акционерного общества влечет сохранение полномочий его коллегиальных органов управления по принятию следующих решений:

— об увеличении уставного капитала акционерного общества путем размещения дополнительных обыкновенных акций;

— об обращении с ходатайством к собранию кредиторов о включении в план внешнего управления дополнительной эмиссии акций;

— об определении количества, номинальной стоимости обыкновенных акций;

— об определении порядка ведения общего собрания акционеров;

— иные необходимые для размещения дополнительных обыкновенных акций решения.

Прекращаются полномочия собственника имущества унитарного предприятия, за исключением принятия решений об обращении с ходатайством о продаже предприятия должника, о замещении активов, о заключении соглашения с третьим лицом (третьими лицами) об условиях предоставления денежных средств для исполнения обязательств унитарного предприятия (п. 3 ст. 94 Закона).

В процедуре внешнего управления вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам (ст. 95 Закона).

Во внешнем управлении действует специальный порядок предъявления требований кредиторами по денежным обязательствам и обязательным платежам. Конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, а также кредиторы первой и второй очереди предъявляют требования к должнику в процедуре внешнего управления, а не в общем процессуальном порядке.

Текущие кредиторы предъявляют требования к должнику и разрешают споры с ним в отдельном исковом производстве.

Согласно абз. 5 п. 1 ст. 94 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» с введением внешнего управления отменяются ранее принятые обеспечительные меры в исполнительном производстве.

Обеспечительные меры считаются отмененными в силу указания Закона, без вынесения об этом самостоятельного судебного акта, а судебный пристав-исполнитель совершает необходимые действия в том же порядке, как и при удовлетворении иска об освобождении имущества от ареста (п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 59).

Действия судебного пристава-исполнителя совершаются в разумный срок (п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 59).

Новые аресты на имущество должника, а также иные ограничения по распоряжению имуществом должника в процедуре внешнего управления могут быть наложены в рамках гражданского или арбитражного процесса, в исполнительном производстве при взыскании задолженности по текущим платежам, истребовании имущества из чужого незаконного владения, т.е. вне производства по делу о несостоятельности (п. 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 59).

 

Мораторий на удовлетворение требований кредиторов

 

Обычай давать несостоятельной стороне мораторий и тем самым избавлять ее от суровых мер, применявшихся против неисправных должников (отдача в рабство, личный арест), восходит к концу Римской империи. «Констанций и его преемники отсрочивали долги лицам, стоявшим близко ко двору, и отлагали право иска на известное время, обыкновенно на 5 лет (quinqueiinale spatium или q. induciae). Под влиянием римского права в XIV в. появились моратории и в Западной Европе (во Франции и в Германии)» <1>.

———————————

<1> Мораторий // Энциклопедия Брокгауза и Ефрона (http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz/14306).

 

В целях сохранения имущества неплатежеспособного должника и восстановления его платежеспособности в процедуре внешнего управления вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов (ст. 95 Закона).

Под мораторием в смысле ст. 95 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» понимается, во-первых, запрет удовлетворения требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов; во-вторых, приостановление взыскания по исполнительным документам по имущественным взысканиям, а также по иным документам, взыскание по которым производится в бесспорном порядке; в-третьих, прекращение начисления неустоек по неисполненным или исполненным ненадлежащим образом денежным обязательствам, а также прекращение взыскания финансовых санкций по обязательным платежам.

В качестве последствия введения моратория на удовлетворение требований кредиторов указывают и приостановление течения сроков исковой давности <1>. На наш взгляд, подп. 3 п. 1 ст. 202 ГК РФ к указанным правоотношениям не применяется. В ст. 202 ГК РФ речь идет об ином понимании моратория. Статья 202 ГК РФ применяется для приостановления течения срока исковой давности в силу отсрочки исполнения обязательства (моратория), установленного Правительством РФ на основании закона.

———————————

<1> Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный) / Под ред. В.Ф. Попондопуло. С. 371.

 

Действие моратория распространяется на удовлетворение требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, а также на имущественные (неденежные) требования. Мораторий распространяется и на требования кредиторов о возмещении убытков, связанных с отказом внешнего управляющего от исполнения договоров должника (п. 3 ст. 95 Закона).

Мораторий не распространяется на требования:

— текущих кредиторов;

— о возмещении вреда, причиненного жизни, здоровью;

— о компенсации морального вреда;

— о взыскании задолженности о заработной плате;

— о выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности;

— об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

В арбитражной практике учитывают особую правовую природу и назначение взносов на обязательное пенсионное страхование и вводят для них режим, аналогичный тому, что используется для удовлетворения требований о заработной плате <1>. Пунктом 15 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2006 г. N 25 предусмотрено, что мораторий на данные требования также не распространяется.

———————————

<1> См. об этом: Несостоятельность (банкротство): Научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения / Под ред. В.В. Витрянского. С. 201 (автор главы — С.В. Сарбаш).

 

Мораторий на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам не распространяется в арбитражной практике на суммы членских профсоюзных взносов из заработной платы работников, которые должны перечисляться работодателем на счет профсоюзной организации в очередности, установленной для заработной платы (п. 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 декабря 2004 г. N 87 <1>).

———————————

<1> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30 декабря 2004 г. N 87 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами дел, связанных с перечислением работодателями профсоюзным организациям сумм членских профсоюзных взносов из заработной платы работников» // Вестник ВАС РФ. 2005. N 3.

 

Арбитражные суды, рассматривая споры по взысканию не выплаченных профсоюзным организациям членских профсоюзных взносов, удовлетворяют эти требования как во вторую <1>, так и в третью очередь <2>. Очевидно, что при квалификации данных платежей как требований кредиторов третьей очереди на них не распространяется действие моратория.

———————————

<1> См., например: Постановление ФАС Центрального округа от 15 января 2007 г. по делу N А54-2829/2006-С1 (официально не опубликовано) // СПС «КонсультантПлюс».

<2> См., например: Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 19 февраля 2007 г. N Ф04-167/207(31100-А03-24) по делу N А-03-4592/2006-Б-тр.1; ФАС Дальневосточного округа от 14 февраля 2006 г. N Ф03-А16/05-1/4891 по делу N А16-862/2005-5 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Итак, требования кредиторов третьей очереди во внешнем управлении удовлетворяются только в том случае, если арбитражный суд вынесет определение о переходе к расчетам с такими кредиторами в случае восстановления платежеспособности должника.

В законодательстве установлено, что исполнительное производство по требованиям кредиторов первой и второй очереди осуществляется по исполнительным документам, взыскание по которым производится на основании судебных решений и судебных приказов, вступивших в законную силу до даты введения процедуры внешнего управления (абз. 2 п. 2 ст. 95 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», п. 1 ст. 96 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

Вправе ли внешний управляющий осуществить расчеты с кредиторами первой и второй очереди, если судебное решение о взыскании долга вступило в законную силу после введения внешнего управления, или такие кредиторы предъявляют требования о расчетах с ними, не имея судебного решения? Поскольку на требования таких кредиторов не распространяется действие моратория, то расчеты с ними возможны, на наш взгляд, и в том и в другом случае.

В п. 38 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. N 29 указывается, что требования кредиторов первой и второй очереди, подтвержденные исполнительными документами, взыскание по которым осуществляется в бесспорном порядке на основании судебных решений, вступивших в законную силу, в том числе и после введения внешнего управления, а также требования других кредиторов второй очереди по выплате выходных пособий и оплате труда удовлетворяются внешним управляющим в общем порядке без вынесения определения о начале расчетов с кредиторами.

Исковое производство по заявлению конкурсного кредитора или уполномоченного органа о взыскании долга по не исполненному должником денежному обязательству или обязательным платежам, начатое в ходе процедуры наблюдения и по которому судом не вынесено решения, может быть приостановлено на основании ходатайства истца согласно ч. 2 ст. 143 АПК РФ или завершиться разрешением спора. При вынесении решения исполнительный лист судом не выдается в силу запрета на исполнительное производство по подобным требованиям в процедуре внешнего управления (п. 28 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2012 г. N 35).

В процедуре внешнего управления прекращается начисление договорных или законных процентов (пеней, штрафов), финансовых санкций на сумму требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов.

Поскольку конкурсные кредиторы и уполномоченные органы терпят убытки, то абз. 4 п. 2 ст. 95 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено начисление процентов на дату введения процедуры внешнего управления в размере ставки рефинансирования, установленной ЦБ РФ. Проценты начисляются также во внешнем управлении на требования кредиторов каждой очереди.

Между внешним управляющим и конкурсным кредитором может быть заключено соглашение об уменьшении размера процентов или сокращении срока взимания указанных процентов по сравнению со сроками, предусмотренными абз. 6 п. 2 ст. 95 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Начисление процентов по ставке рефинансирования начинается с даты введения процедуры внешнего управления и прекращается:

— с даты вынесения арбитражным судом определения о переходе к расчетам с кредиторами по требованию кредиторов каждой очереди;

— с момента удовлетворения требований кредиторов должником за счет третьего лица (третьих лиц) или третьим лицом (третьими лицами) в ходе внешнего управления;

— с момента принятия решения о признании должника несостоятельным (банкротом) и введения процедуры конкурсного производства.

Начисленные в процедуре внешнего управления проценты не учитываются при определении количества голосов, принадлежащих на собраниях кредиторов конкурсному кредитору или уполномоченному органу.

Указанные проценты взыскиваются при расчетах с кредиторами во внешнем управлении или в ходе конкурсного производства в составе суммы основного долга.

 

Полномочия внешнего управляющего

 

Внешний управляющий выступает от имени должника в гражданском обороте — совершает сделки и иные юридически значимые действия.

Поскольку органы должника утратили свои полномочия в процедуре внешнего управления, то внешний управляющий распоряжается имуществом должника в соответствии с планом внешнего управления с ограничениями, предусмотренными Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

Необходимо подчеркнуть пределы свободы распоряжения имуществом должника. По мнению С.А. Денисова, «все решения внешнего управляющего, направленные на распоряжение имуществом должника, должны не только не выходить за рамки плана внешнего управления, но и контролироваться со стороны собрания кредиторов (комитета кредиторов) путем согласования соответствующих сделок…» <1>.

———————————

<1> Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.В. Витрянского. С. 435 — 436 (автор комментария к ст. 99 — С.А. Денисов).

 

Ограничения распоряжения имуществом должника установлены ст. ст. 101, 104, п. 3 ст. 106 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Сделки, совершаемые с имуществом должника, должны быть включены в план внешнего управления, а перечисленные в указанных нормах сделки требуют согласия собрания (комитета) кредиторов.

Внешний управляющий вправе от имени должника заключать мировое соглашение. Решение о заключении мирового соглашения со стороны должника принимает внешний управляющий (п. 1 ст. 153). Если мировое соглашение является для должника крупной сделкой или сделкой с заинтересованностью, то внешним управляющим решение может быть принято после принятия такого решения коллегиальными органами управления должника или получения от них последующего согласия (одобрения) совершенной внешним управляющим сделки (п. 2 ст. 153).

В ходе процедуры внешнего управления возможен отказ должника от исполнения договоров и иных сделок, если их исполнение повлечет для должника невозможность восстановления платежеспособности.

Внешний управляющий вправе признавать недействительными оспоримые сделки должника и применять последствия их недействительности, а также применять последствия ничтожных сделок.

При этом внешний управляющий, предъявляя такие иски и заявления, должен действовать согласно абз. 5 п. 1 ст. 99 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от имени должника.

Признание недействительными оспоримых сделок должника и применение последствий их недействительности возможны по общегражданским основаниям и по специальным основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

С заявлениями о признании оспоримых сделок недействительными в арбитражный суд, рассматривающий дело о несостоятельности (банкротстве)», вправе обратиться от имени должника внешний управляющий как по своей инициативе, так и по решению собрания кредиторов (ст. 61.9).

Внешний управляющий от имени должника может применять последствия ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником с нарушением предписаний Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

В п. 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 63 указывается о применении особого процессуального порядка применения последствий и для ничтожных сделок — в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника.

Внешний управляющий вправе признавать недействительными и решения, принятые должником с нарушением требований Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Внешний управляющий вправе заявлять требования о взыскании убытков, причиненных действиями (бездействием) органов управления должника — коллегиальных и единоличного органов, а также собственником имущества должника, лицами, которые действовали от имени должника по доверенности, а также иными лицами, действовавшими в соответствии с учредительными документами.

Внешний управляющий обязан принять в управление имущество должника и произвести его инвентаризацию.

В ст. 11 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» (в ред. от 4 ноября 2014 г.) <1> указана цель инвентаризации — сопоставление фактического наличия объекта с данными регистров бухгалтерского учета. Указанная инвентаризация является обязательной.

———————————

<1> СЗ РФ. 2011. N 50. Ст. 7344; 2014. N 45. Ст. 6154.

 

Внешний управляющий должен проверить и документально подтвердить наличие, состояние, оценку имущества и обязательств должника (п. 26 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации (утв. Приказом Минфина России от 29 июля 1998 г. N 34н (в ред. от 24 декабря 2010 г.) <1>). Выявленные при инвентаризации расхождения между фактическим наличием имущества и данными бухучета отражаются на счетах бухгалтерского учета.

———————————

<1> Приказ Минфина России от 29 июля 1998 г. 34н «Об утверждении Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации» (в ред. от 24 декабря 2010 г.) // БНА ФОИС. 1998. N 23; 2011. N 13.

 

Внешний управляющий обязан вести бухгалтерский, финансовый, статистический учет и отчетность.

Целью внешнего управления является восстановление платежеспособности должника на основании плана внешнего управления. Разработка плана внешнего управления — обязанность внешнего управляющего как специалиста по антикризисному управлению.

Внешний управляющий, как и любой арбитражный управляющий, должен заботиться о сохранности имущества должника.

При предъявлении кредиторами требований он обязан уведомить об этом представителя учредителей (участников) должника или представителя собственника имущества унитарного предприятия, а также кредиторов, требования которых включены в реестр требований кредиторов, в течение пяти дней с даты получения требования в целях предоставления им возможности ознакомления с предъявленным требованием и доказательствами его обоснованности.

В процедуре внешнего управления он обязан заявлять возражения в течение 30 дней с момента направления внешним управляющим кредиторам уведомлений о получении требований кредиторов относительно предъявленных к должнику требований (абз. 6 п. 2 ст. 99), если у него имеются доказательства необоснованности заявленного кредитором требования.

В п. 3 ст. 100 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» указывается о праве внешнего управляющего заявлять возражения относительно предъявленных кредиторами требований как о процессуальном праве в процедуре установления требований кредиторов, которым его наделяет законодатель как лицо, участвующее в деле о банкротстве.

Внешний управляющий обязан принимать меры по взысканию дебиторской задолженности (абз. 7 п. 2 ст. 99). После проведения инвентаризации имущества должника у внешнего управляющего появляются сведения о составе активов и пассивов имущества, отраженные в документах бухгалтерского учета. Осуществляя функции органов юридического лица, внешний управляющий обязан взыскивать долги, имеющиеся перед должником, посредством предъявления требования об исполнении обязательства в натуре или возмещения убытков, а также исков в случае возникновения спора.

Внешний управляющий от имени должника вправе предъявить виндикационные иски в целях истребования имущества должника из чужого незаконного владения, а также иные вещные иски для защиты вещных прав должника (иск о признании права собственности или права хозяйственного ведения, иск об освобождении имущества от ареста).

В тех случаях, когда ведение реестра не поручено реестродержателю, эта обязанность возложена на внешнего управляющего.

Основной обязанностью внешнего управляющего является восстановление платежеспособности должника согласно плану внешнего управления. Внешний управляющий обязан реализовать все мероприятия, включенные в план внешнего управления, соблюдая предписания Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Информация о реализации плана внешнего управления должна быть предоставлена комитету кредиторов как органу сообщества кредиторов.

Внешний управляющий должен отчитаться о своей деятельности перед собранием кредиторов. Минюстом России утверждена Типовая форма отчетов (заключений) арбитражного управляющего, в том числе Типовая форма отчета внешнего управляющего.

 

Установление размера требований кредиторов

 

В процедуре внешнего управления кредиторы вправе предъявить требования должнику в любой момент, законом не установлено какого-либо определенного срока (п. 1 ст. 100).

Кредиторы направляют свои требования в арбитражный суд, рассматривающий дело о несостоятельности (банкротстве), и внешнему управляющему.

Установление размера требований кредиторов происходит в судебном порядке. Как и в иных процедурах несостоятельности (банкротства), суд рассматривает предъявленное требование на предмет его обоснованности и наличия юридических оснований для его включения в реестр требований кредиторов.

Для установления размера требования кредитора созывается судебное заседание. Требования рассматриваются судьей единолично в течение 30 дней с даты истечения срока для предъявления возражений (п. 8 ст. 100).

С 29 января 2015 г. изменен порядок уведомления о предъявленном кредитором требовании. Согласно п. 2 ст. 100 Закона (в ред. от 29 декабря 2014 г.) <1> внешний управляющий обязан включить в течение пяти дней с даты получения требования кредитора в ЕФРСБ сведения о его получении, указав признаки идентификации кредитора, сумму заявленного требования, основания его возникновения. На внешнего управляющего возложена также обязанность ознакомления лиц, участвующих в деле, с предъявленным требованием и приложенными к нему документами.

———————————

<1> Федеральный закон от 29 декабря 2014 г. N 482-ФЗ.

 

Внешний управляющий, представители учредителей (участников) юридического лица — должника или представители собственника имущества унитарного предприятия, а также кредиторы, требования которых внесены в реестр требований кредиторов, имеют право предъявить возражения относительно предъявленного требования. Срок предъявления возражений составляет 30 дней. Исчисление срока производится с даты включения сведений в ЕФРСБ (п. 3 ст. 100). Как и в процедуре наблюдения, указанные лица наделяются правом заявить об истечении срока исковой давности (п. 3 ст. 100).

Доказательствами обоснованности требования могут служить судебные решения о взыскании с должника в пользу кредитора денежной суммы по неисполненному денежному обязательству или обязательному платежу, а также иные документы, подтверждающие наличие долга, если между должником и кредитором спор не разрешался судом.

Установление требования производится в судебном порядке независимо от того, является оно спорным или нет. При возникновении спора по поводу заявленного требования он разрешается арбитражным судом, рассматривающим дело о несостоятельности (банкротстве).

При признании причины непредъявления требования кредитором в процедуре наблюдения неуважительной суд вправе возложить на него расходы на уведомление других кредиторов (п. 7 ст. 100).

В результате рассмотрения заявленного кредитором требования арбитражный суд выносит определение о включении требования в реестр требований кредиторов или об отказе во включении требования в реестр.

Определение арбитражного суда о включении требования в реестр или об отказе вступает в силу немедленно (п. 6 ст. 100) и направляется арбитражным судом для включения требования в реестр внешнему управляющему или реестродержателю, а также заявителю. Указанное определение может быть обжаловано.

 

Распоряжение имуществом должника

 

В процедуре внешнего управления должник — юридическое лицо отстраняется от управления своими делами, однако его коллегиальные органы участвуют в некоторых случаях в формировании воли должника на совершение сделок. Кроме того, сделки с имуществом должника требуют одобрения сообщества кредиторов, поэтому формирование воли должника на совершение сделок по распоряжению своим имуществом происходит по предписаниям Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

В ст. 101 выделены некоторые сделки, для заключения которых должен быть соблюден определенный законом порядок.

Пунктом 1 ст. 101 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» введено понятие крупной сделки и сделки с заинтересованностью применительно к сделкам должника, над имуществом которого введена процедура внешнего управления.

Понятие «крупная сделка» используется в гражданском законодательстве в Федеральных законах «Об акционерных обществах» (ст. 78), «Об обществах с ограниченной ответственностью» (ст. 46), от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (в ред. от 8 декабря 2003 г.) (ст. 23) <1>, «Об автономных учреждениях» (ст. 14), «О сельскохозяйственной кооперации» (п. 3 ст. 38) и «О несостоятельности (банкротстве)» (п. 2 ст. 101).

———————————

<1> СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746; 2003. N 50. Ст. 4855.

 

Понятие «крупная сделка» не является при этом единым: различаются порядок совершения сделок и последствия его нарушения.

К крупным сделкам согласно п. 2 ст. 101 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» относятся сделки или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо или косвенно имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более чем 10% балансовой стоимости активов должника на последнюю отчетную дату, предшествующую дате заключения такой сделки.

По сравнению с крупными сделками, регулируемыми нормами корпоративного законодательства, в процедуре внешнего управления для крупной сделки установлен иной размер стоимости приобретаемого или отчуждаемого имущества. В Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» установлен критерий отнесения сделок к крупным сделкам — цена сделки. Цена сделки определяется по правилам, установленным п. 2 ст. 101.

Соответственно, необходимо разграничивать крупные сделки, совершаемые должником до подачи заявления о признании его несостоятельным (банкротом), на которые распространяются нормы корпоративного законодательства, и крупные сделки, совершаемые в процедуре внешнего управления.

В Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» не дано примерного перечня крупных сделок, как в иных федеральных законах, регулирующих порядок совершения крупных сделок, и правовых последствий несоблюдения установленного порядка совершения сделок. Так, к числу крупных сделок акционерного общества законодатель относит сделки займа, залога, кредита, поручительства. К таким сделкам могут быть отнесены и сделки аренды с правом выкупа, которые могут повлечь отчуждение имущества неплатежеспособного должника, и другие сделки.

Следует отметить, что в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)», как и в иных федеральных законах, регулирующих крупные сделки, не установлен критерий взаимосвязанности сделок.

В доктрине в качестве критерия взаимосвязанности сделок выделяют объективный и субъективный критерии, а в качестве отдельных признаков взаимосвязанных сделок — однотипность заключенных сделок, заключение сделок одним лицом или несколькими лицами, действующими сообща, заключение сделок с однородным или с разнородным имуществом, используемым по общему назначению, при совпадении основания сделок <1>.

———————————

<1> См.: Маковская А. Взаимосвязанные сделки // ЭЖ-Юрист. 2004. N 36; Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обороте // Научные труды РАЮН. М.: Юрист, 2001. Вып. 1. Т. 1. С. 250 — 259; п. 27 Рекомендаций Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа N 3/2007 «По вопросам рассмотрения споров, связанных с применением корпоративного законодательства, и споров, связанных с применением законодательства об исполнительном производстве» (по итогам заседания, состоявшегося 12 — 13 декабря 2007 г. в г. Перми) // СПС «КонсультантПлюс».

 

Крупные сделки заключаются внешним управляющим, если они включены в план внешнего управления, или с согласия собрания кредиторов, если они не включены в план внешнего управления. При заключении мирового соглашения, являющегося крупной сделкой, решение о заключении сделки принимают коллегиальные органы управления должника или внешний управляющий при условии получения от них соответствующего согласования (одобрения).

До 1 сентября 2013 г. указанные крупные сделки, совершенные с нарушением установленного порядка, квалифицировали как сделки с пороками содержания, а следовательно, ничтожные, так как в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» не было предусмотрено, что они являются оспоримыми. С 1 сентября 2013 г. подход законодателя принципиально изменяется: такие сделки становятся оспоримыми, если они не посягают на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц (ст. 168 ГК РФ). Следует признать, что крупные сделки, совершенные без согласия собрания кредиторов, посягают на права кредиторов, поэтому являются ничтожными.

Правом на применение последствий ничтожной сделки обладают внешний управляющий и конкурсный управляющий от имени должника как по своей инициативе, так и на основании решения собрания или комитета кредиторов (ст. 61.9, абз. 5 п. 1 ст. 99, абз. 5 п. 3 ст. 129 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

В Рекомендациях Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа N 2/2006 к лицам, имеющим право оспаривания сделок, отнесены также кредиторы неплатежеспособного должника с учетом положений п. 1 ст. 101 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Представляется, что изменения, внесенные в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» в части правового регулирования недействительности сделок, позволяют кредиторам по действующему закону принять решение об обращении в суд на собрании или комитете кредиторов, а правом на обращение в суд о признании сделки недействительной или применении последствий ничтожной сделки обладает арбитражный управляющий.

В Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» выделены и сделки с заинтересованностью, как и в Федеральных законах «Об акционерных обществах» (ст. ст. 81 — 84), «Об обществах с ограниченной ответственностью» (ст. 45), «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (ст. 22), «Об автономных учреждениях» (ст. 16).

В Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» дано легальное определение сделок, в совершении которых имеется заинтересованность: сделки, стороной которых являются заинтересованные лица по отношению к внешнему управляющему или конкурсному кредитору либо к должнику (п. 3 ст. 101).

Перечень заинтересованных лиц по отношению к внешнему управляющему, конкурсному кредитору и должнику определен ст. 19 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Таким образом, Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» введено специальное регулирование сделок с заинтересованностью в отличие от иных федеральных законов.

Отличительным признаком сделок с заинтересованностью, заключенных с нарушением положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», является их ничтожность, если сделки посягают на права и охраняемые интересы третьих лиц — кредиторов должника.

Применение последствий недействительной сделки с заинтересованностью имеет целью защиту имущественных прав кредиторов неплатежеспособного или несостоятельного должника.

В процедуре внешнего управления установлен особый порядок совершения сделок, влекущих получение или выдачу займа, выдачу поручительств или гарантий, уступку прав требований, перевод долга, отчуждение или приобретение акций (долей) хозяйственных обществ и товариществ, учреждение доверительного управления. Указанные сделки могут быть заключены внешним управляющим, если они одобрены собранием (комитетом) кредиторов или включены в план внешнего управления.

Влекущие возникновение новых денежных обязательств сделки, не включенные в этот перечень, установленный п. 4 ст. 101 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», также заключаются с согласия собрания (комитета) кредиторов, если размер денежных обязательств неплатежеспособного должника, возникших после введения внешнего управления, превышает на 20% размер требований конкурсных кредиторов, включенных в реестр.

Законодатель признает эти сделки оспоримыми (п. 2 ст. 104 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Однако при выявлении признаков ничтожности или оспоримости сделки следует учитывать положения ст. 168 ГК РФ. Сделка может быть оспорена конкурсным кредитором или уполномоченным органом, а также внешним управляющим, если лицо, действующее от имени должника, и субъект оспаривания сделки не совпадают.

Особое значение при признании данной сделки недействительной имеет субъективный критерий, а именно контрагент по сделке должен знать о том, что внешний управляющий совершает сделку без согласия собрания (комитета) кредиторов, или не может не знать об отсутствии такого согласия. В доктрине признается возможность последующего одобрения сделки собранием (комитетом) кредиторов <1>.

———————————

<1> Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.В. Витрянского. С. 459.

 

Отказ от исполнения сделок должника

 

Односторонний отказ от исполнения обязательств не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом (ст. 310 ГК РФ). В сфере предпринимательских отношений односторонний отказ может быть предусмотрен договором согласно ст. 310 ГК РФ, если иное не вытекает из закона или существа обязательства. В ГК РФ используются понятия «односторонний отказ от исполнения обязательства» и «одностороннее изменение его условий».

Основания отказа от исполнения обязательств должны быть предусмотрены законом или договором.

Односторонний отказ от исполнения обязательства необходимо отличать от изменения или расторжения договора по требованию одной из сторон (ст. ст. 450 — 452 ГК РФ) по основаниям и процедуре.

В Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» законодатель использует понятие «отказ от исполнения сделок должника» (ст. 102), однако такой отказ следует, на наш взгляд, рассматривать как частный случай одностороннего отказа от исполнения обязательства.

Отказ внешнего управляющего от исполнения обязательства допускается при соблюдении следующих условий.

В процедуре внешнего управления внешний управляющий вправе отказаться от исполнения договоров и иных сделок должника в течение трех месяцев с даты введения процедуры (п. 1 ст. 102). Отказ от исполнения сделок должника влечет прекращение договорного обязательства на будущее время. Отказ от исполнения обязательства квалифицируется в доктрине в качестве односторонней сделки <1>.

———————————

<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина; Ин-т государства и права РАН. М.: Юрайт-Издат; Право и закон, 2002. С. 667.

 

Отказ внешнего управляющего от сделок должника представляется возможным, если договор или сделка не исполнены сторонами полностью или частично. В том случае, если договор исполнен полностью, возврат имущества должника возможен посредством предъявления требования о признании сделки недействительной и реституционного требования <1>.

———————————

<1> См., например: Определение ВАС РФ от 22 августа 2012 г. N ВАС-8311/12 по делу N А60-33463/2011 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Кроме того, отказ от исполнения договоров и иных сделок допускается, если исполнение должником договорного обязательства повлечет для него, во-первых, невозможность восстановления платежеспособности или, во-вторых, возникновение убытков по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах.

Отказ от исполнения договоров и иных сделок должника производится во внесудебном порядке, внешний управляющий изъявляет волю должника на отказ посредством уведомления контрагента об этом. Моментом прекращения договорного обязательства признается дата получения стороной договора заявления внешнего управляющего об отказе (п. 3 ст. 102).

Внешний управляющий не вправе отказаться от договоров, заключенных в процедуре наблюдения с согласия временного управляющего или в ходе финансового оздоровления, если при их заключении были соблюдены нормы Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Не допускается также отказ от договора залога, которым обеспечивается исполнение обязательства должника, поскольку он не подпадает под признаки, предусмотренные п. 2 ст. 102 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

 

Недействительность сделки, совершенной должником

 

Сделки и действия, совершенные должником или другими лицами с имуществом должника, могут признаваться недействительными. Общие основания недействительности сделок установлены § 2 гл. 9 ГК РФ, а специальные — Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» введено понятие «подозрительная сделка» (ст. 61.2).

Во-первых, подозрительными сделками признаются сделки, совершенные при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки (ч. 1 ст. 61.2).

В качестве подозрительных сделок и действий, указанных в п. 1 ст. 61.2, могут быть признаны лишь такие, которые совершаются в целях исполнения гражданско-правового обязательства, поскольку обязательственные отношения носят имущественный, эквивалентно-возмездный характер. В то же время признак неравноценности присущ не всем обязательственным отношениям, а лишь тем из них, которые имеют возмездный характер.

Подозрительной признается такая сделка, когда нарушен эквивалентный характер совершаемого действия.

Представляется, что действия, совершенные в целях исполнения публичных обязанностей, не могут быть оспорены по неравноценности, так как налоговые, таможенные, административные и подобные отношения не являются, в отличие от гражданско-правовых, эквивалентно-возмездными.

Под неравноценным встречным исполнением обязательств в Законе признается любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения.

Под неравноценным встречным исполнением в Законе понимаются прежде всего неравноценная цена, а также другие условия сделки (проценты по договору займа или кредитному договору), которые существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (абз. 1 п. 1 ст. 61.2).

В том случае, если цены регулируются государством, при анализе условий сделки следует исходить из цены, установленной в соответствии с законодательством РФ.

Для признания сделки подозрительной необходим анализ условий сделки по сравнению с аналогичными сделками, которые совершаются при сравнимых обстоятельствах.

Особое значение для признания сделки недействительной имеет период подозрительности. Определение периода подозрительности в законодательстве о несостоятельности представляет определенную сложность. Начало такого периода связано с появлением у должника признаков неплатежеспособности. Период подозрительности для признания недействительными сделок и действий должника установлен в действующем Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» продолжительностью в один год до принятия заявления о признании должника несостоятельным (банкротом).

Во-вторых, подозрительной сделкой признается сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2).

Сделки, совершаемые с целью причинения вреда кредиторам, необходимо признавать недействительными, поскольку их результатом является уменьшение потенциальной конкурсной массы. В конкурсном праве традиционно подобные действия должника подлежат оспариванию. Условия признания сделок недействительными предполагают, что должник действует умышленно, а его контрагентам по сделке известно о цели должника.

Оспаривание подозрительных сделок, предусмотренное п. 2 ст. 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», предоставляет возможность кредиторам с помощью арбитражных управляющих устранить неблагоприятные последствия действий неплатежеспособного или несостоятельного должника. В основу оспаривания положен, на наш взгляд, Паулианов иск, традиционно используемый в институте несостоятельности.

Условиями признания сделки подозрительной по признакам, указанным в п. 2 ст. 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», являются:

— срок совершения сделки — в течение трех лет до принятия заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) или после принятия заявления;

— совершение сделки должником с целью причинения имущественного вреда кредиторам;

— причинение имущественного вреда кредиторам должника;

— контрагент по сделке должен знать о цели должника к моменту совершения сделки.

Рассмотрим эти условия подробнее.

Цель причинения имущественного вреда кредиторам.

Анализируя условия опровержения действий несостоятельного должника с помощью actio Pauliana и interdictum fraudatorium, Г.Ф. Шершеневич указывает следующие необходимые условия:

а) совершенные должником действия должны причинить имущественный ущерб его кредиторам, создавая неоплатность должника или уменьшая долю, которая при удовлетворении требований придется на каждого кредитора. Подобный ущерб, как указывает Г.Ф. Шершеневич, «производится отчуждением вещей, принятием на себя обязательств, освобождением других от обязательств» <1>;

———————————

<1> Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. С. 270.

 

б) действия должны быть совершены с намерением причинения кредиторам ущерба, т.е. с прямым умыслом. «Если контрагент несостоятельного знал о цели сделки, он отвечает кредиторам за весь причиненный ущерб; если же он не знал намерения несостоятельного, он отвечает в размере наличного обогащения от сделки» <1>.

———————————

<1> Там же. С. 270 — 271.

 

Г.Ф. Шершеневич оценивает использование умысла несостоятельного должника как крайне неэффективное средство защиты прав кредиторов, поскольку доказать прямой умысел крайне сложно <1>.

———————————

<1> См.: Там же. С. 271.

 

В п. 2 ст. 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» используются презумпции, позволяющие облегчить оспаривание действий должника, совершенных им с целью причинения имущественного вреда кредиторам.

Наличие такой цели у должника предполагается, если одновременно существуют два условия (абз. 2 п. 2 ст. 61.2):

1) на момент совершения сделки у должника были признаки неплатежеспособности или недостаточности имущества;

2) одно из условий, указанных в абз. 2 — 5 п. 2 ст. 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», а именно:

а) сделка совершена безвозмездно;

б) сделка совершена с заинтересованным лицом;

в) сделка направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника его учредителю (участнику) в связи с его выходом из состава учредителей (участников);

г) стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества, принятых обязательств и (или) обязанностей составляет 20% и более балансовой стоимости активов должника (для кредитной организации — 10% и более), определенной по данным бухгалтерского учета на последнюю отчетную дату перед совершением указанной сделки или сделок;

д) должник — физическое лицо изменил свое место жительства, должник — юридическое лицо изменил свое место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;

е) после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества <1>.

———————————

<1> См. подробнее о втором признаке подозрительной сделки: Несостоятельность (банкротство): Научно-практический комментарий новелл законодательства о банкротстве и практики его применения / Под ред. В.В. Витрянского. С. 93 — 99.

 

В Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» введены легальные определения понятий «неплатежеспособность» и «недостаточность имущества».

В понятии неплатежеспособности (абз. 37 ст. 2) выделены два признака: признак прекращения платежей, свидетельствующий о неблагополучном финансовом состоянии должника, прекратившего исполнять свои гражданско-правовые обязательства или обязанности по уплате обязательных платежей, а также признак недостаточности денежных средств у должника, который отражает неспособность должника выполнить денежные обязательства и обязанности, срок исполнения по которым наступил.

Недостаточность денежных средств предполагается, если должник прекратил платежи по обязательствам и обязательные платежи, если не будет доказано иное.

Традиционно недостаточность имущества определена в законе как превышение пассивов (денежных обязательств и обязанностей) над активами в имуществе должника (абз. 36 ст. 2). В дореволюционном российском праве использовалось понятие «неоплатность» (ст. 386 Устава судопроизводства торгового) <1>.

———————————

<1> Свод законов Российской империи: В 5 кн. / Под ред. и с примеч. И.Д. Мордухай-Болтовского. СПб.: Русское книжное товарищество «Деятель», 1913. Кн. 4. Т. 11. Ч. 1 — 12.

 

В ранее действовавшей редакции Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» понятие «подозрительные сделки» не использовалось, однако такого рода сделки признавались недействительными, если они соответствовали признакам, указанным в п. 1 ст. 10 ГК РФ, т.е. оценивались как шикана.

Причинение имущественного вреда кредиторам.

В гражданском праве используют понятия «вред», «убытки», «ущерб». Недействительная сделка рассматривается в доктрине как правонарушение. Вследствие этого правонарушения контрагентам по сделке, как и третьим лицам, может быть причинен имущественный вред.

В Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» уточняется понятие имущественного вреда как условия недействительности сделки.

Под вредом, причиненным имущественным правам кредиторов, понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий либо бездействия, которые приводят к полной или частичной утрате возможности кредитора получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества (абз. 32 ст. 2).

По мнению О.Р. Зайцева, по правилам п. 2 ст. 61.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» могут оспариваться и такие сделки, которые еще не причинили, однако могут причинить вред кредиторам <1>.

———————————

<1> Несостоятельность (банкротство): Научно-практический комментарий новелл законодательства о банкротстве и практики его применения / Под ред. В.В. Витрянского. С. 100.

 

Следует отметить, что при совершении сделки вред кредиторам может быть и не причинен в тех случаях, когда сделка не исполнена. В этом случае признание сделки недействительной не представляется возможным, поскольку отсутствует условие недействительности.

Контрагент по сделке должен знать о цели должника к моменту совершения сделки.

Подозрительные сделки второго вида могут быть признаны недействительными при условии, что контрагент по сделке является недобросовестным субъектом, т.е. он должен знать о цели должника — причинении имущественного вреда кредиторам — к моменту совершения сделки.

В конкурсном праве при использовании Паулианова иска всегда придавали значение добросовестности лиц, участвующих в сделке по отчуждению имущества неплатежеспособного или несостоятельного должника. «Юриспруденция на основании римского права исключала, однако, от действия этого закона посрочные денежные платежи, добросовестно полученные кредитором хотя бы накануне открытия несостоятельности» <1>.

———————————

<1> Малышев К.И. Исторический очерк конкурсного процесса. СПб., 1871. С. 93.

 

Доказывание недобросовестности контрагента по сделке представляет определенную сложность.

В Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» введена презумпция знания другой стороной сделки цели должника, если она является заинтересованным лицом.

Понятие заинтересованного лица содержится в ст. 19 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Перечень заинтересованных лиц в его действующей редакции существенно расширен.

Согласно п. 1 ст. 19 заинтересованными лицами по отношению к должнику, над имуществом которого введены процедуры несостоятельности (банкротства), признаются, во-первых, лица, которые входят в одну группу лиц с должником при наличии признаков, указанных в ст. 9 Федерального закона «О защите конкуренции» (в ред. от 4 июня 2014 г.), во-вторых, аффилированные лица <1>. В п. 2 ст. 19 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» указываются в качестве заинтересованных лиц по отношению к должнику — юридическому лицу лица из состава органов управления должника, а также главный бухгалтер (бухгалтер), в том числе и освобожденные от исполнения своих обязанностей в течение года до возбуждения производства по делу о несостоятельности (банкротстве) или до даты назначения временной администрации финансовой организации, либо лицо, имеющее или имевшее в течение указанного периода возможность определять действия должника, а в п. 3 той же статьи заинтересованными лицами по отношению к должнику — физическому лицу признаются: супруг, его родители, дети, сестры и братья, а также родственники должника по прямой восходящей и нисходящей линии, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии.

———————————

<1> Понятие аффилированного лица содержится в ст. 4 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (в ред. от 26 июля 2006 г.) // ВСНД и ВС РСФСР. 1991. N 16. Ст. 499; СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. I). Ст. 3434.

 

Признание недействительными сделок с предпочтительным удовлетворением требований одних кредиторов перед другими является традиционным в конкурсном праве, поскольку такие сделки противоречат основному принципу конкурсного права (института несостоятельности) — соразмерному удовлетворению требований кредиторов.

Легальное определение сделок с предпочтительностью дано в п. 1 ст. 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Критерием выделения сделки с предпочтительностью является оказание предпочтения одному из кредиторов при удовлетворении требований кредиторов в процедурах несостоятельности на основе признаков предпочтительности, выделенных в Законе.

Как известно, удовлетворение требований кредиторов в процедурах несостоятельности производится на основе принципа соразмерности, недопущения предпочтения интересов одних кредиторов перед другими кредиторами.

В действующем Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» выделены признаки сделок с предпочтительностью. Перечень признаков предпочтительности, указанных в Законе, не является исчерпывающим, поскольку, перечисляя условия предпочтительности, законодатель прямо указывает на примерный перечень таких условий (п. 1 ст. 61.3).

Сделка может быть признана недействительной при наличии одного признака предпочтительности, хотя одновременно может иметь несколько признаков предпочтительности.

Во-первых, к числу сделок с предпочтительностью отнесены сделки, совершенные должником с целью обеспечения исполнения обязательства, возникшего до совершения оспариваемой сделки, как самого должника, так и третьего лица.

Обеспечение исполнения обязательства означает дополнительную гарантию исполнения обязательства должником, надежность которой зависит прежде всего от способа обеспечения, что и создает преимущества для кредитора при удовлетворении его требований по сравнению с необеспеченными требованиями.

Во-вторых, к сделкам с предпочтительностью отнесены сделки, которые привели или могут привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора.

В-третьих, предпочтительной признается сделка, если она привела или может привести к удовлетворению требований одних кредиторов, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами.

В-четвертых, сделка с предпочтительностью — сделка, которая привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

Рассмотрим более подробно указанные виды сделок с предпочтительностью.

Обеспечительные сделки.

Обеспечительные сделки по своей правовой природе и последствиям неоднородны. Б.М. Гонгало выделяет среди способов (мер) обеспечения обязательства меры, обеспечивающие исполнение обязательств (неустойка, задаток); меры, обеспечивающие защиту имущественных интересов кредитора при нарушении обязательства должником (поручительство, банковская гарантия), а также меры, обеспечивающие исполнение обязательства и защиту интересов кредитора при неисправности должника (залог, удержание) <1>.

———————————

 

Примечание.

Монография Б.М. Гонгало «Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2004.

 

<1> См.: Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. М.: Статут, 2002. С. 9.

 

Наряду со способами обеспечения исполнения обязательств, указанными в ГК РФ, могут быть использованы и иные способы, указанные в законе и договоре. Среди иных способов следует назвать сделки репо, меры оперативного воздействия <1>, а также уступку денежного требования в качестве способа обеспечения исполнения обязательства, возникшего на основании договора финансирования (ст. 824 ГК РФ), внесение спорной суммы денег или ценной бумаги в депозит третьего лица (п. 1 ст. 327 ГК РФ), секвестр (ст. 926 ГК РФ), использование подтвержденного аккредитива <2>, страхование ответственности и др.

———————————

<1> Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2008. Т. 3: Обязательственное право. С. 70 — 73.

<2> Гражданское право: Учебник / Отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. М.: Юристъ, 2005. Ч. 1. С. 609.

 

При неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства должником в процедурах несостоятельности (банкротства) использование обеспечения исполнения обязательства позволяет кредитору, во-первых, преимущественно перед другими кредиторами получить удовлетворение своих требований из имущества должника или третьего лица или за счет ответственности третьего лица по сравнению с необеспеченными требованиями; во-вторых, преимущество может выражаться и в очередности удовлетворения требований.

Рассмотрим подробнее, в чем именно выражается преимущество кредитора с обеспеченным обязательством по сравнению с необеспеченным.

В истории конкурсного права залоговые сделки, совершенные в предвидении несостоятельности (за 10 дней до объявления несостоятельности — во Франции по Пояснительному закону 1702 г.), как правило, признавались ничтожными <1>. Из числа обеспечительных сделок залог (ипотека) и удержание могут повлечь предпочтительное удовлетворение требований залогодержателей в процедурах несостоятельности (банкротства) среди кредиторов должника, а именно посредством обращения взыскания на предмет залога или удержания, а также изменения очередности удовлетворения требований. Не имеет значения, выступает должник залогодателем по обеспечению исполнения собственного обязательства или обязательства третьего лица: и в том и в другом случае требования залогодержателя подлежат удовлетворению преимущественно перед другими кредиторами, т.е. предпочтительно перед другими кредиторами, из денежных средств, вырученных от продажи предмета залога (п. п. 1, 5 ст. 138 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»), который включен в конкурсную массу.

———————————

<1> См.: Малышев К.И. Указ. соч. С. 93.

 

Аналогичный порядок применяется и в случае использования удержания (ст. ст. 359, 360 ГК РФ). В ГК РФ специальные нормы о преимущественном удовлетворении требований лица, имеющего право удержания, содержатся в абз. 2 п. 2 ст. 996 ГК РФ для комиссионера, имеющего право удержания вещей комитента. В этом случае предусматривается удовлетворение требований кредитора, обязательство перед которым обеспечено удержанием, наравне с требованиями, обеспеченными залогом.

Поручительство позволяет защитить имущественные интересы кредитора привлечением к ответственности поручителя (ст. 361 ГК РФ), который выплачивает кредитору соответствующую денежную сумму, в то время как должник, будучи несостоятельным, не всегда способен удовлетворить требования кредитора, что свидетельствует о преимуществе кредитора по сравнению с кредиторами, требования которых не обеспечены.

В свою очередь, поручитель, исполнивший обязательство, получает права кредитора по этому обязательству в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требования кредитора (п. 1 ст. 365 ГК РФ), и, соответственно, приобретает статус конкурсного или текущего кредитора в зависимости от того, когда был заключен договор поручительства <1>.

———————————

<1> Пункт 6 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. N 63 «О текущих платежах в деле о банкротстве».

 

Таким образом, использование сделки поручительства после принятия заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) создает явные преимущества для кредитора, требования которого подлежат удовлетворению во внеочередном порядке. Использование поручительства до введения процедур для поручителя подобных преимуществ не влечет.

Неустойка как способ обеспечения исполнения обязательства одновременно выступает и мерой гражданско-правовой ответственности, что является общепризнанным в доктрине <1>. Применение неустойки означает возложение на должника имущественных санкций в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им обязательства. Неустойка в отношении неплатежеспособного или несостоятельного должника не всегда выполняет свою обеспечительную функцию.

———————————

<1> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. С. 387, 392.

 

В качестве меры гражданско-правовой ответственности неустойка может быть применена, если имеются основания и условия гражданско-правовой ответственности (п. 2 ст. 330 ГК РФ), что исключает безусловное применение имущественной санкции к должнику.

Необходимо также учитывать и возможность уменьшения размера неустойки при явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства (ст. 333 ГК РФ). В арбитражной практике выработаны критерии установления явной несоразмерности: чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение размера неустойки над размером возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, длительность неисполнения обязательства и др. <1>. Неплатежеспособность и несостоятельность не могут выступать критериями явной несоразмерности.

———————————

<1> См. подробнее: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14 июля 1997 г. N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 1997. N 9.

 

При несостоятельности должника использование неустойки далеко не во всех случаях гарантирует защиту имущественных интересов кредитора, так как взыскание неустоек (штрафов, пеней) производится во вторую подочередь третьей очереди, если соглашение о неустойке заключено до подачи заявления в арбитражный суд о признании должника несостоятельным (банкротом), и в четвертую очередь при удовлетворении требований текущих кредиторов, если соглашение о неустойке заключено после подачи заявления в суд; при недостаточности имущества должника неудовлетворенные требования признаются погашенными.

Итак, соглашение о неустойке создает для кредитора, чьи требования обеспечиваются таким способом, дополнительные гарантии исполнения обязательства или применение гражданско-правовой ответственности, в особенности для текущих кредиторов.

При использовании задатка, который, как известно, выполняет три функции: платежную, доказательственную и обеспечительную, должник стимулируется к исполнению обязательства; в случае неисполнения обязательства должником он утрачивает задаток, что сказывается на размере конкурсной массы.

Итак, обеспечительные сделки в той или иной мере создают для кредитора преимущества при удовлетворении требований по сравнению с кредиторами, чьи требования не обеспечены. На наш взгляд, в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» достаточно было бы указать в числе обеспечительных сделок залог (ипотеку) и удержание.

Сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки.

Совершение обеспечительной сделки залога (ипотеки) приводит к безусловному изменению очередности удовлетворения требований кредитора — залогодержателя, поскольку его требования подлежат удовлетворению преимущественно перед иными кредиторами за счет вырученных от продажи предмета залога денежных средств, 70% (80%, если залогодержатель — кредитная организация) которых направляется на удовлетворение требований залогодержателя. Подобная сделка обладает несколькими признаками предпочтительности, указанными в ст. 61.3 Закона.

Сделки, повлекшие досрочное удовлетворение требований.

Сделки, повлекшие нарушение основных принципов института несостоятельности (конкурсного права), а именно очередности и соразмерности удовлетворения требований кредиторов, в том числе и досрочное удовлетворение требований отдельных кредиторов, должны признаваться недействительными. В процедурах несостоятельности кредиторы, участвующие в них, не вправе получить удовлетворение досрочно. Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» установлена очередность удовлетворения требований.

Так, сделка цессии, совершенная между банками, в которой цедент — фактически несостоятельный субъект, а цессионарий — один из кредиторов, повлекшая переход к цессионарию прав требования по кредитному договору и договору залога векселя <1>, может повлечь досрочное удовлетворение требований цессионария.

———————————

<1> См., например: Постановление ФАС Московского округа от 18 мая 2006 г. N КГ-А40/3672-06 по делу N А40-49573/05-36-87 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Сделки, повлекшие большую предпочтительность в отношении отдельного кредитора.

Такими признаками обладают, к примеру, действия по исполнению мирового соглашения, заключенного неплатежеспособным должником с одним из кредиторов до подачи заявления в арбитражный суд о признании должника несостоятельным (банкротом), поскольку по условиям утвержденного судом мирового соглашения должник в счет погашения установленного судом долга обязуется передать кредитору в собственность недвижимое имущество <1>. В этом случае кредитор получает удовлетворение не в составе кредиторов третьей очереди, а предпочтительно перед другими кредиторами. Такие действия могут быть признаны недействительными по заявлению внешнего или конкурсного управляющего.

———————————

<1> См.: решение Арбитражного суда г. Москвы от 1 марта 2010 г. по делу N А40-72053/09-63-564; Определение ФАС Московского округа от 15 июня 2010 г. по тому же делу; Определение ВАС РФ от 2 сентября 2010 г. N ВАС-10148/10 по тому же делу // СПС «КонсультантПлюс».

 

Имеются основания квалифицировать сделки, повлекшие большую предпочтительность в отношении отдельного кредитора, если речь идет о совершении договора об отступном <1>, о взаимном зачете встречных однородных требований.

———————————

<1> См.: решение Арбитражного суда Самарской области от 2 февраля 2010 г. по делу N А55-16575/2009; Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 апреля 2010 г. по тому же делу; Определение ВАС РФ от 10 августа 2010 г. N ВАС-10325/10 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Критерием большей предпочтительности можно назвать удовлетворение требований вне рамок дела о несостоятельности (банкротстве).

Если кредитор банка, состоящий с ним в правоотношениях по договору банковского счета, совершит сделку поручительства накануне признания банка несостоятельным (банкротом), то он получит возможность после исполнения им договора поручительства потребовать от должника основного обязательства выплаты ему в соответствии с п. 1 ст. 365 ГК РФ соответствующей денежной суммы не в процедуре конкурсного производства от несостоятельного банка, а вне рамок дела о несостоятельности (банкротстве) от должника (п. 6 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 апреля 2009 г. N 128 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» <1>).

———————————

<1> Вестник ВАС РФ. 2009. N 7.

 

Сделка с предпочтительностью может быть признана недействительной в определенный период. Во-первых, сделка может быть оспорена, если она совершена в пределах месячного срока до принятия арбитражным судом заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) или после принятия такого заявления.

Указанные сделки признаются недействительными, если установлены условия их недействительности, независимо от того, известно ли было контрагенту по сделке о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества у должника. Как указывается в литературе, в этом случае действует объективный критерий признания сделок недействительными; в то же время К.Б. Кораев допускает возможность оспаривания сделок с предпочтительностью по субъективному критерию вне периода подозрения <1>.

———————————

<1> См.: Кораев К.Б. Правовой статус конкурсных кредиторов в деле о банкротстве. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 70.

 

Во-вторых, в законе выделены также сделки с предпочтительностью, которые могут быть признаны недействительными и в пределах шестимесячного срока до подачи заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), если к совершенной сделке применимы признаки, указанные в абз. 2 и 3 п. 1 ст. 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», независимо от добросовестности контрагента по сделке.

В-третьих, в течение шести месяцев до подачи заявления в суд о признании должника несостоятельным (банкротом) могут быть признаны недействительными также сделки с предпочтительностью, отвечающие признакам, указанным в п. 1 ст. 61.3, если кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества или об иных обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о наличии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества, т.е. при недобросовестности контрагента по сделке.

В отношении заинтересованного лица в законе установлена презумпция наличия этого субъективного критерия для признания сделки недействительной до тех пор, пока не будет доказано обратное (абз. 2 п. 3 ст. 61.3).

Следует отметить, что нормы Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» о наличии указанного субъективного критерия существенно изменились в связи с ведением в действие Федерального закона от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ.

Как известно, в п. 3 ст. 103 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в числе условий признания сделки с предпочтительностью были указаны два условия: 1) срок заключения или совершения сделки с отдельным кредитором или иным лицом и 2) предпочтительность в удовлетворении требований одних кредиторов перед другими кредиторами.

В арбитражной практике при применении п. 3 ст. 103 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в прежней редакции не признавали такую сделку действительной по тому основанию, что кредитор на момент ее заключения не знал и не мог знать о нахождении должника в преддверии несостоятельности (банкротства) <1>, т.е. признак добросовестности контрагента не учитывался в качестве одного из условий недействительности сделки. Между тем в доктрине существовал и иной взгляд относительно признака добросовестности как условия признания сделки с предпочтительностью недействительной.

———————————

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 18 января 2005 г. N 11119/04 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Иногда в литературе признавали, что последствия недействительности сделки, которая влечет предпочтительное удовлетворение требований, «не могут быть применены, если контрагент по сделке докажет, что он не знал и не мог знать, что должник в момент совершения сделки являлся неплатежеспособным (по аналогии со ст. 302 ГК РФ)» <1>. Указанный признак чаще не признавался в качестве условия признания недействительной сделки, которая влечет предпочтительное удовлетворение требований <2>.

———————————

 

Примечание.

Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (под ред. В.В. Витрянского) включен в информационный банк согласно публикации — Статут, 2003.

 

<1> Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» / Под общ. ред. В.В. Витрянского. М.: Статут, 1998. С. 198; см. также: Калиниченко Е.А. Защита интересов неплатежеспособного должника при банкротстве. Сравнительно-правовой анализ. М.: Статут, 2001. С. 73.

<2> См.: Царик Г.П. Специальные основания для оспаривания сделок должника в процедурах банкротства. Нужны ли они? // Предпринимательское право. 2008. N 2. С. 24; Пшеничников С.В. Некоторые вопросы правоприменительной деятельности по оспариванию сделок с предпочтительностью, заключенных в предбанкротный период // Банковское право. 2007. N 2. С. 11.

 

Однако арбитражная практика изменилась. В п. 19 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 апреля 2009 г. N 32 в отношении анализируемого признака высказана иная позиция. В качестве условия признания сделки с предпочтительностью недействительной указывается знание контрагентом по сделке о том, что должник является неплатежеспособным или вскоре станет неплатежеспособным.

Другой стороне сделки должно быть известно о неплатежеспособности должника, если введены процедуры несостоятельности (банкротства), сведения о которых подлежат обязательному опубликованию в соответствии со ст. 28 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». В п. 1 ст. 28 предусмотрено включение сведений, подлежащих опубликованию в официальном издании в соответствии с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» в ЕФРСБ.

В п. 19 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 апреля 2009 г. N 32 указывается о презумпции известности о неплатежеспособности контрагенту по сделке с должником лишь после введения процедуры наблюдения, если не доказано иное. Если же сделка совершена в условиях обычной хозяйственной деятельности, т.е. до введения процедуры несостоятельности (банкротства), то другой стороне сделки, как правило, неизвестно и не должно быть известно о неплатежеспособности должника.

В арбитражной практике руководствуются указанным Постановлением и не признают недействительными сделки, совершенные в процессе обычной хозяйственной деятельности, даже если они повлекут предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами, в случае отсутствия доказательств о том, что другой стороне сделки известно о признаках неплатежеспособности должника <1>.

———————————

<1> См., например: Постановление ФАС Уральского округа от 2 февраля 2010 г. N Ф09-106/10-С4 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Поскольку сделка с предпочтительностью является оспоримой сделкой, то в Законе назван круг лиц, имеющих право на ее оспаривание. Право оспаривания сделок и действий принадлежит внешнему и конкурсному управляющим. Они могут действовать как по собственной инициативе, так и на основании решения собрания кредиторов. В Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» в ранее действовавшей редакции право оспорить сделки с предпочтительностью имели также и кредиторы должника.

 

Денежные обязательства должника в ходе внешнего управления

 

В процедуре внешнего управления осуществляется контроль за возникновением новых денежных обязательств должника. Законом установлен предел обязательств, возникших после введения процедуры внешнего управления, — 20% размера требований конкурсных кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов (п. 1 ст. 104).

Для сделок, превышающих установленный предел, предусмотрено получение согласия собрания (комитета) кредиторов. Такой режим не распространяется на сделки, включенные в план внешнего управления.

Нарушение установленного порядка совершения сделок влечет их недействительность, как незаконных по содержанию. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» регулирует указанные сделки в качестве оспоримых сделок. Правом на признание сделок недействительными наделены конкурсные кредиторы, уполномоченные органы, вновь утвержденный внешний управляющий в отношении сделок, совершенных его предшественником.

Признание сделок недействительными возможно только в случае недобросовестности контрагента по сделке. Сделка может быть признана недействительной, если другая сторона сделки знала или не могла не знать о том, что сделка превышает лимит новых денежных обязательств должника во внешнем управлении.

 

Регулирование фондов потребления должника

 

Решения внешнего управляющего, которые влекут увеличение расходов должника и не предусмотрены планом внешнего управления, могут быть приняты исключительно с согласия собрания (комитета) кредиторов (ст. 105).

Что следует понимать под расходами должника по смыслу ст. 105 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»? О каких решениях внешнего управляющего идет речь в данном случае?

По мнению К.К. Лебедева, под расходами по ст. 105 следует понимать «не любые расходы должника, а расходы, направленные на удовлетворение потребностей людского субстрата должника, прежде всего на оплату труда работников должника» <1>. Соответственно, регулируются этой статьей не любые решения внешнего управляющего, а только те, которые направлены на увеличение фондов потребления.

———————————

<1> Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный) / Под ред. В.Ф. Попондопуло. 3-е изд., перераб. и доп. С. 394 (автор главы — К.К. Лебедев).

 

По мнению С.В. Сарбаша, «под решениями следует понимать любые акты или действия внешнего управляющего, которые влекут увеличение расходов должника (сделки, в том числе договоры, одобрение тех или иных действий иных лиц, признание задавненного долга и т.п.)» <1>.

———————————

<1> Несостоятельность (банкротство): Научно-практический комментарий новелл законодательства о банкротстве и практики его применения / Под ред. В.В. Витрянского. С. 220 (автор главы — С.В. Сарбаш).

 

В ст. 105 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в названии статьи используется понятие «фонд потребления».

Под фондом потребления принято понимать средства, направляемые на оплату труда, поощрение работников и социальные выплаты (дотации на питание, оплату путевок и т.п.). На наш взгляд, в статье речь идет об увеличении расходов именно на эти цели. Ограничения в расходовании средств должника на указанные цели представляются вполне разумными, поскольку должник — неплатежеспособный субъект, не имеющий возможности в процедуре внешнего управления стимулировать своих работников за счет прибыли. Если же у должника появляются средства для дополнительного поощрения своих работников, то решения об этом могут быть приняты исключительно с согласия собрания (комитета) кредиторов или предусмотрены планом внешнего управления.

 

Литература

 

Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный) / Под ред. В.Ф. Попондопуло. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2011.

Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.В. Витрянского. М.: Статут, 2003.

Гришаев С.П., Овчинников А.В. Эволюция правового регулирования института банкротства // СПС «КонсультантПлюс». 2014.

Несостоятельность (банкротство): Научно-практический комментарий новелл законодательства о банкротстве и практики его применения / Под ред. В.В. Витрянского. М.: Статут, 2010.

Нигматдинов Р.М. Исполнительное производство в отношении должника-организации, находящегося в процедуре банкротства // Исполнительное производство: процессуальная природа и цивилистические основы: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции / Отв. ред. Д.Х. Валеев, М.Ю. Челышев. М.: Статут, 2009.

Карелина С.А. Мораторий на удовлетворение требований кредиторов как элемент восстановительного механизма // Право и экономика. 2008. N 6.

Кораев К.Б. Проблемы правового регулирования моратория в законодательстве о банкротстве // Юрист. 2013. N 24.

Соловьева М.В. Мораторий как средство защиты прав и законных интересов кредиторов и должника // Юридический мир. 2012. N 2.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code