Определение Конституционного суда РФ от 14.05.2015 N 1007-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на нарушение конституционных прав гражданина положением части 2 статьи 22 закона РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на чернобыльской АЭС»

 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 14 мая 2015 г. N 1007-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ НИКОЛАЕВОЙ АЛЛЫ МИХАЙЛОВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЕМ ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 22 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ ГРАЖДАН, ПОДВЕРГШИХСЯ ВОЗДЕЙСТВИЮ РАДИАЦИИ ВСЛЕДСТВИЕ КАТАСТРОФЫ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС»

 

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи С.П. Маврина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданки А.М. Николаевой,

 

установил:

 

  1. Согласно положению части второй статьи 22 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» гражданам, переселившимся после 30 июня 1986 года на постоянное место жительства в зону отселения либо в зону проживания с правом на отселение, гарантируются меры социальной поддержки, предусмотренные соответственно статьями 20 и 18 данного Закона; этим гражданам (за исключением тех из них, кто в 1986 году был эвакуирован или добровольно выехал из зоны отчуждения либо в 1986 году и в последующие годы был переселен или выехал добровольно из зоны отселения) в случае их добровольного переселения из указанных зон на новое место жительства меры социальной поддержки, предусмотренные статьей 17 данного Закона, предоставляются при условии получения ими права выхода на пенсию по основаниям, связанным с проживанием в данной зоне, с учетом времени проживания в других зонах радиоактивного загрязнения вследствие чернобыльской катастрофы.

Конституционность названного законоположения оспаривает гражданка А.М. Николаева, которая в период с 9 сентября 1988 года по 17 сентября 1990 года проживала в поселке Мирный Гордеевского района Брянской области, включенном в Перечень населенных пунктов, находящихся в границах зон радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС (утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 18 декабря 1997 года N 1582), и отнесенном к зоне отселения. В связи с этим заявительница имеет удостоверение о праве на меры социальной поддержки, установленные Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

В 1991 году А.М. Николаева была принята на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий по месту жительства и включена в общий список очередников, а также в список лиц, имеющих право на обеспечение жильем в первоочередном порядке, как прибывшая из зоны, подвергшейся радиоактивному загрязнению вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС. В 1996 году заявительница включена в список граждан, имеющих право на внеочередное обеспечение жильем. В период 2005 — 2010 годов она была участником подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» (утверждена: на 2002 — 2010 годы — постановлением Правительства Российской Федерации от 17 сентября 2001 года N 675, на 2011 — 2015 годы — постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2010 года N 1050), предусматривающей предоставление таким гражданам социальных выплат на приобретение жилья, однако в 2010 году отказалась от получения жилищного сертификата, посчитав размер полагающейся по нему социальной выплаты недостаточным для приобретения жилья для семьи из четырех человек. В том же году А.М. Николаева была исключена из списка участников указанной подпрограммы, а в 2011 году — снята с учета граждан, имеющих право на внеочередное предоставление жилых помещений, на основании пункта 6 части 1 статьи 56 Жилищного кодекса Российской Федерации. При этом, как следует из документов, дополнительно полученных Конституционным Судом Российской Федерации, заявительница осталась в общей очереди на улучшение жилищных условий, а также в списке лиц, имеющих право на обеспечение жильем в первоочередном порядке (по состоянию на 2015 год ее номер в общем списке очередников — 917, в списке первоочередников — 117).

Решением Центрального районного суда города Твери от 18 апреля 2013 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 10 октября 2013 года, А.М. Николаевой отказано в удовлетворении исковых требований к ряду органов исполнительной власти Тверской области и органов местного самоуправления города Твери о признании права на получение мер социальной поддержки, предусмотренных статьей 17 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», а также о возложении обязанности включить заявительницу в список лиц, имеющих право на внеочередное предоставление жилых помещений и в сводный список граждан на получение государственного жилищного сертификата на 2013 год. В передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебных заседаниях судов кассационной инстанции А.М. Николаевой также отказано (определения судьи Тверского областного суда от 31 января 2014 года и судьи Верховного Суда Российской Федерации от 9 июня 2014 года).

Принимая указанные решения, правоприменительные органы исходили из того, что часть вторая статьи 22 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» предоставляет право на меры социальной поддержки, предусмотренные его статьей 17 (включая обеспечение жильем нуждающихся в улучшении жилищных условий), только тем гражданам из числа переселившихся на постоянное место жительства в зону отселения после 30 июня 1986 года и впоследствии добровольно выехавших оттуда, которые получили право выхода на пенсию по основаниям, связанным с проживанием в данной зоне, с учетом времени проживания в других зонах радиоактивного загрязнения вследствие чернобыльской катастрофы; соответственно, поскольку А.М. Николаева проживала в данной зоне в течение двух лет, пенсия ей может быть назначена со снижением общеустановленного пенсионного возраста на 1 год, т.е. в 54 года, а до назначения пенсии указанные меры социальной поддержки ей не могут быть предоставлены.

По мнению А.М. Николаевой, оспариваемое положение части второй статьи 22 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 18, 39 (части 1 и 2), 40 (часть 3), 42, 53 и 55, поскольку по смыслу, приданному ему правоприменительными органами при разрешении ее дела, связывает предоставление гражданам из числа переселившихся на постоянное место жительства в зону отселения после 30 июня 1986 года и впоследствии добровольно выехавших оттуда мер социальной поддержки, предусмотренных статьей 17 названного Закона, с достижением такими лицами возраста, дающего право выхода на пенсию по основаниям, связанным с проживанием в данной зоне.

  1. Провозглашая человека, его права и свободы высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защиту — обязанностью государства (статья 2), Конституция Российской Федерации к числу конституционно признаваемых и защищаемых прав и свобод человека и гражданина относит право на охрану здоровья, а также право на благоприятную окружающую среду и на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу граждан экологическим правонарушением (статьи 41 и 42), которым корреспондирует обязанность государства обеспечить экологическое благополучие путем охраны окружающей среды, предотвращения экологически опасной деятельности, предупреждения и ликвидации последствий аварий и катастроф, в том числе радиационных.

Вместе с тем, ориентируя в соответствии с целями социального государства органы публичной власти на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (статья 7), Конституция Российской Федерации не закрепляет конкретные способы и объемы социальной защиты, предоставляемой тем или иным категориям граждан, в том числе в случаях, когда причинение ущерба вызвано деятельностью государства в сфере освоения и использования ядерной энергии. Решение этих вопросов относится к компетенции законодательной власти, обладающей достаточной дискрецией в определении соответствующих мер социальной защиты и регламентации условий их предоставления (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1997 года N 18-П и от 19 июня 2002 года N 11-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 6 ноября 2014 года N 2636-О и N 2671-О и др.).

2.1. Система социальной защиты граждан, пострадавших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, предусмотрена Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и включает в себя различные виды денежных выплат и устанавливаемых в дополнение к ним мер социальной поддержки, которые направлены на создание для пострадавших граждан наиболее благоприятных (льготных) условий реализации конкретных прав и доступа к социально значимым благам и услугам в сфере медицинского, транспортного, жилищно-коммунального и социального обслуживания, лекарственного обеспечения, содействия занятости и получения образования, с тем чтобы сделать для них последствия чернобыльской катастрофы менее ощутимыми (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2009 года N 17-П и от 30 января 2013 года N 3-П).

При этом названный Закон устанавливает дифференциацию мер социальной защиты в зависимости от характера и степени вреда, причиненного здоровью и имуществу граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие чернобыльской катастрофы. Такая дифференциация, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, основана на объективных критериях, к числу которых относится уровень радиоактивного загрязнения соответствующей территории (зоны), на которой проживают или с которой эвакуируются (добровольно выезжают) граждане (определения от 6 ноября 2014 года N 2636-О и N 2671-О).

2.2. Перечень категорий граждан, пострадавших от радиационного воздействия вследствие чернобыльской катастрофы и, как следствие, имеющих право на предусмотренные Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» меры социальной защиты, установлен частью первой его статьи 13.

Между тем граждане из числа переселившихся на постоянное место жительства в зону отселения после 30 июня 1986 года и впоследствии добровольно выехавших из указанной зоны на новое место жительства не выделены названным законоположением в отдельную категорию лиц, пострадавших от радиационного воздействия вследствие чернобыльской катастрофы. С момента переезда в зону отселения для постоянного проживания они относятся к категории, предусмотренной пунктом 9 части первой статьи 13 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», а именно к гражданам, постоянно проживающим (работающим) в зоне отселения до их переселения в другие районы. Возмещение вреда и меры социальной поддержки в период проживания в этой зоне предоставляются им на основании статьи 20 указанного Закона. Выезжая из названной зоны на новое место жительства, они приобретают право на предоставление мер социальной поддержки, предусмотренных его статьей 17 для лиц, переселенных (переселяемых) из зоны отселения. При этом, как следует из части второй статьи 22 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», такие граждане приобретают право на меры социальной поддержки, установленные для лиц, переселенных (переселяемых) из зоны отселения, лишь при условии получения права выхода на пенсию по основаниям, связанным с проживанием в данной зоне, с учетом времени проживания в других зонах радиоактивного загрязнения вследствие чернобыльской катастрофы.

2.3. Пенсионное обеспечение граждан, пострадавших от чернобыльской катастрофы, регулируется разделом IV Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», а также Федеральным законом от 15 декабря 2001 года N 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации». Согласно статье 10 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», устанавливающей условия назначения пенсий гражданам, пострадавшим в результате радиационных или техногенных катастроф, и членам их семей, пенсия по старости гражданам, переселенным (переселяемым) из зоны отселения, назначается при наличии трудового стажа не менее пяти лет с уменьшением возраста выхода на пенсию по старости, предусмотренного Федеральным законом от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ «О страховых пенсиях», в зависимости от факта и продолжительности проживания или работы в соответствующей зоне радиоактивного загрязнения в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (абзац четвертый пункта 2).

Статья 32 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» предусматривает, что гражданам, переселенным из зоны отселения, пенсия по старости назначается с уменьшением возраста, установленного статьей 8 Федерального закона «О страховых пенсиях», на 3 года и дополнительно на полгода за каждый полный год проживания или работы в зоне отселения, но не более чем на 7 лет в общей сложности (пункт 2 части первой).

При этом согласно примечанию к статье 35 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» установленная статьями 32 — 35 данного Закона первоначальная величина снижения пенсионного возраста предусматривается лишь для граждан, проживающих (работающих) или проживавших (работавших) на территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению, в период от момента катастрофы на Чернобыльской АЭС по 30 июня 1986 года, независимо от времени пребывания на данной территории до момента переселения (выезда) с этой территории или до принятия решения Правительством Российской Федерации об изменении границ зон радиоактивного загрязнения.

Таким образом, как следует из приведенных положений Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» в их взаимосвязи, граждане из числа впервые переселившихся на постоянное место жительства в зону отселения после 30 июня 1986 года и впоследствии добровольно выехавших из указанной зоны на новое место жительства не имеют права на снижение пенсионного возраста на первоначальную величину, однако им предоставляется право на снижение пенсионного возраста с учетом дополнительного его уменьшения исходя из продолжительности проживания в соответствующей зоне радиоактивного загрязнения. Такое правовое регулирование позволяет учитывать степень риска, обусловленного радиационным воздействием на гражданина в период его проживания на территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению в результате чернобыльской катастрофы.

2.4. Само по себе установление условий предоставления мер социальной поддержки той или иной категории граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, не выходит за рамки дискреционных полномочий федерального законодателя, который при осуществлении соответствующего правового регулирования вправе исходить в числе прочего из необходимости дифференцированной оценки степени риска, обусловленного радиационным воздействием на население в связи с проживанием и работой на территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению в результате чернобыльской катастрофы.

Соответственно, связывая предоставление мер социальной поддержки, предусмотренных статьей 17 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», гражданам, которые переселились после 30 июня 1986 года на постоянное место жительства в зону отселения и впоследствии добровольно выехали из этой зоны на новое место жительства, с наличием такого условия, как получение ими права выхода на пенсию со снижением пенсионного возраста с учетом степени радиационного воздействия, определяемой исходя из времени и продолжительности периода проживания в зонах радиоактивного загрязнения вследствие чернобыльской катастрофы, федеральный законодатель учитывал, что указанные граждане, во-первых, не находились в зоне отселения в период максимального воздействия радиации и, во-вторых, переселились на данную территорию добровольно, сознавая наличие и степень риска проживания в зоне отселения. Такое правовое регулирование, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 25 февраля 2013 года N 235-О, преследует цель предупреждения возможных злоупотреблений со стороны граждан, добровольно переселившихся на территорию, подвергшуюся радиоактивному загрязнению, а затем выехавших из нее на другое место жительства, и направлено на обеспечение адресности социальной поддержки, предоставляемой в связи с риском проживания на такого рода территории.

Таким образом, само по себе оспариваемое А.М. Николаевой положение части второй статьи 22 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» не может расцениваться как нарушающее ее конституционные права в конкретном деле.

Проверка же правильности применения судами положения части второй статьи 22 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» с учетом обстоятельств дела заявительницы означала бы осуществление контроля за действиями судов общей юрисдикции, что не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, установленным статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», равно как не входит в его компетенцию и решение поставленного заявительницей вопроса о необходимости внесения изменений в действующее законодательство.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Николаевой Аллы Михайловны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code