Когда прокурорский надзор в тягость

Конфликты между прокурорами и некоторыми руководителями следственных органов СК РФ — проблема кадровая, в ее основе просматривается личная неприязнь. Очевидно также и то, что споры носят искусственный, явно надуманный характер. Они легко сводятся на нет путем отстранения виновников конфликтов от должности. И, как правило, решаются на уровне руководителей ведомств. Однако такое случается не всегда, порой дело доходит до суда.

 

Корень проблемы

 

Согласно Конституции РФ государственная власть в России осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10). В соответствии с табелью о рангах прокуратура — орган вневедомственного контроля за всеми органами государственной власти, исключая самые высшие — Президента РФ, наши парламент, Правительство.

Когда прокурорское следствие оформлялось в самостоятельный вневедомственный Следственный комитет РФ (далее — СК РФ), в законах появилась фраза, благодаря которой вновь образованное ведомство дистанцировалось от следственных органов, состоящих при структурах исполнительной власти (МВД, ФСБ, ФСКН).

И если следственные органы, состоящие при ведомствах, прокуроров по-прежнему почитают за руководителей, то СК РФ, используя каждый удобный случай, стремится подчеркнуть свою самостоятельность. Короче, должностные лица СК РФ препятствуют осуществлению прокурорского надзора за их ведомством. Как ни странно, прокуроры на местах ищут защиты не у Генерального прокурора РФ, а в судах, о чем мы уже писали <1>.

———————————

<1> Колоколов Н.А. Как один суд прокурора защитил // ЭЖ-Юрист. 2014. N 48.

 

Судебное разбирательство

 

В чем это выражается, поясним на примере.

Прокурор Ростовской области, действуя в интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц, обратился в Кировский районный суд г. Ростова-на-Дону с заявлением, в котором просил признать незаконным отказ СУ СК РФ по Ростовской области удовлетворить требования прокуратуры Кировского района г. Ростова-на-Дону о представлении необходимых документов для осуществления проведения проверки в рамках исполнения Федеральных законов от 25.12.2008 N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и от 27.07.2004 N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Решением Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 18 июля 2013 года заявление было удовлетворено: СУ СК РФ по Ростовской области обязано рассмотреть вопрос о представлении в прокуратуру Кировского района г. Ростова-на-Дону копий справок о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера сотрудников следственного отдела по Кировскому району г. Ростова-на-Дону СУ СК РФ по Ростовской области, их супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 3 октября 2013 года решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе РСО СК РФ по Ростовской области просил состоявшиеся по делу судебные постановления отменить в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Судья Ростовского областного суда, отказывая в удовлетворении данной жалобы, указала следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 381 ГПК РФ по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит определение:

1) об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке;

2) о передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Анализ доводов жалобы, материалов дела не позволил судье прийти к выводу о наличии в материалах производства нарушений, с которыми ст. 387 ГПК РФ связывает возможность отмены вступивших в законную силу судебных постановлений в кассационном порядке.

Принимая решение по делу, суд первой инстанции руководствовался ст. ст. 1, 5 Закона N 273-ФЗ, ст. 1 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», ст. 15 Федерального закона от 28.12.2010 N 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», ст. 3 Закона N 79-ФЗ, а также п. 19 Приказа прокурора Ростовской области от 1 июня 2012 года N 115 и исходил из того, что требования прокурора Кировского района г. Ростова-на-Дону о представлении информации о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера сотрудников следственного отдела по Кировскому району г. Ростова-на-Дону, их супруги (супруга) и несовершеннолетних детей за 2012 год основаны на нормах действующего законодательства.

 

Правовое обоснование

 

Выводы судов нижестоящих инстанций являются правильными исходя из нижеследующего.

Согласно ст. 129 Конституции РФ полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются Законом N 2202-1.

В силу ст. 1 Закона N 2202-1 прокуратура РФ — единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации.

В целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства прокуратура Российской Федерации осуществляет в том числе надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие.

В соответствии с ч. 1 ст. 21 Закона N 2202-1 предметом прокурорского надзора является соблюдение Конституции РФ и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

В силу п. 1 ст. 30 Закона N 2202-1 полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, устанавливаются уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации и другими федеральными законами.

Согласно ст. 44 Закона N 403-ФЗ надзор за исполнением законов СК РФ осуществляют Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры в соответствии с полномочиями, предоставленными федеральным законодательством.

Пункт 1 Приказа Генерального прокурора РФ от 09.02.2012 N 39 гласит: заместителям Генерального прокурора РФ, начальникам главных управлений и управлений Генеральной прокуратуры РФ, прокурорам субъектов Российской Федерации, городов и районов, другим территориальным, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур приказано обеспечить надлежащий надзор за исполнением законов, соответствием законам издаваемых правовых актов СК РФ и его должностными лицами вне уголовно-процессуальной сферы, то есть за деятельностью данного государственного органа, не связанной с осуществлением им полномочий в сфере уголовного судопроизводства, в том числе и за исполнением законодательства о противодействии коррупции.

В соответствии с ч. ч. 1 и 2 ст. 15 Закона N 403-ФЗ служба в СК РФ является федеральной государственной службой, его сотрудники являются федеральными государственными служащими, исполняющими обязанности по замещаемой должности федеральной государственной службы с учетом особенностей, предусмотренных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно ст. 17 Закона N 403-ФЗ на сотрудников и федеральных государственных гражданских служащих СК РФ распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные Законом N 273-ФЗ, а также, соответственно, Федеральным законом от 27.05.2003 N 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» и ст. ст. 17, 18 и 20 Закона N 79-ФЗ.

Таким образом, из содержания вышеприведенных норм права следует, что в компетенцию органов прокуратуры входит надзор за соблюдением СК РФ уголовно-процессуального законодательства, но и законодательства о противодействии коррупции и о государственной службе.

 

Для жалоб оснований нет

 

В связи с изложенным доводы жалобы об отсутствии у прокуратуры полномочий по надзору за исполнением СК РФ вне уголовно-процессуальной сферы не согласуются с приведенными выше нормами материального права.

Доводы заявителя о том, что СК РФ к числу федеральных органов исполнительной власти не относится, не имеют правового значения, поскольку полномочия прокуратуры по осуществлению надзора за исполнением СК РФ прямо установлены ст. 44 Закона N 403-ФЗ.

Ссылка в жалобе на ч. 1 ст. 21 Закона N 2202-1, а именно на то, что СК РФ не указан в числе государственных органов, в отношении которых прокуратурой осуществляется надзор, является необоснованной, так как согласно указанной норме права прокуратурой осуществляется надзор за соблюдением и исполнением законов государственными органами федерального уровня, к которым, безусловно, относится СК РФ и его территориальные органы.

Доводы о том, что обязательным условием для проведения прокуратурой проверки соблюдения органами государственной власти требований закона является наличие информации о фактах нарушения закона, подлежат отклонению, поскольку исходя из предоставленных ст. 22 Закона N 2202-1 полномочий при осуществлении надзора за исполнением следственными органами СК РФ законов прокурор, проводящий проверку, имеет право беспрепятственно при предъявлении служебного удостоверения входить на территории и в помещения поднадзорного ведомства, изучать его документацию и материалы, требовать от руководителей и других должностных лиц ведомства представления необходимой информации, документов, статистических и иных сведений.

Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных», на который ссылается заявитель жалобы, предусматривает, что обработка персональных данных может осуществляться только с согласия их носителя, однако не препятствует осуществлению прокурором соответствующей надзорной деятельности, так как предъявляет требования только к объему требуемой информации, вопрос о котором судами нижестоящих инстанций в данном случае не обсуждался.

Иных доводов автор кассационной жалобы не привел.

Сказанное позволило судье сделать вывод о том, что в кассационной жалобе отсутствуют доводы о допущении судами существенных нарушений норм материального или процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Следовательно, нет и оснований для передачи кассационной жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции (Определение судьи Ростовского областного суда от 25 апреля 2014 года N 4-Г-26).

 

Споры недопустимы

 

Как правило, такие конфликты решаются на уровне личных контактов между руководителями ведомств. К сожалению, Ростовская область явилась неприятным исключением.

Только одобрения заслуживает позиция судов Ростовской области, которые совершенно обоснованно усмотрели в действиях должностных лиц СК РФ факты грубого попрания прав неограниченного круга лиц, ибо, препятствуя осуществлению прокурорского надзора, они лишили граждан прокурорской защиты.

Мы последовательно придерживаемся позиции, согласно которой споры между такими представителями стороны обвинения, как следствие и прокурор, недопустимы. Все споры оперативно должны разрешаться вышестоящим прокурором, лица, нарушившие его требования, не только подлежат безжалостному увольнению, но и должны нести ответственность в соответствии с законом, вплоть до уголовной.

Расходы, понесенные государством на рассмотрение искусственных споров, следует взыскать с руководителей следственных органов.

С учетом данной практики законодателю не лишним будет вернуться к вопросу о достаточности прерогатив прокурора для осуществления полноценного надзора.

Колоколов Н.
(«ЭЖ-Юрист», 2015, N 17)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code