О мнимом дарении. Судебная практика разрешения споров

Участники гражданского оборота вправе совершать между собой любые сделки с включением в них любых условий по своему усмотрению с тем только, чтобы они не противоречили закону (ст. 421 ГК РФ). Однако добровольное совершение сделки с принятием всех условий без замечаний не лишает в дальнейшем ее стороны или заинтересованных лиц права поставить вопрос о ее недействительности и применения двусторонней реституции для возврата всего полученного по такой сделке. Перечень оснований, для того чтобы опорочить сделку, установлен в § 2 гл. 9 ГК РФ. Одним из них является мнимость сделки, т.е. совершение ее лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (п. 1 ст. 170 ГК РФ).

 

Признаки мнимой сделки

Существенными признаками мнимой сделки являются следующие:

— стороны совершают ее, заранее зная, что она не будет исполнена;

— стороны преследуют иные цели, нежели те, что предусмотрены в договоре.

Мнимая сделка может производиться в любой форме, даже пройти государственную регистрацию в установленном законом порядке, тем не менее, если эта сделка не преследует цели наступления соответствующих ей последствий, она может быть признана мнимой.

Правовое значение для квалификации сделки в качестве мнимой имеет вопрос о действиях сторон с целью обмана определенных лиц, не участвующих в этой сделке, создав у них ложное представление о намерениях участников сделки (Определение Свердловского областного суда от 08.11.2011 N 33-15921/2011).

Для признания сделки мнимой необходимо доказать, что стороны не намеревались создать соответствующие ей правовые последствия, т.е. заключенную сделку фактически не исполняли и исполнять не намеревались (Определение Свердловского областного суда от 21.06.2011 N 33-8597/2011). Следует при этом учитывать, что норма п. 1 ст. 170 ГК РФ применяется только в случае, если все стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать исполнения. Факт неисполнения одной из сторон сделки своих обязательств сам по себе не свидетельствует о ее мнимости (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 31.08.2005 N Ф08-3843/2005).

Мнимая сделка может быть совершена в надлежащей форме, зарегистрирована или нотариально удостоверена, она даже может быть фактически исполнена, однако эти обстоятельства не исключают возможности признания ее недействительной, если будет доказано, что истинной целью такой сделки являлись не те последствия, которые для нее характерны (Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 18.10.2012 N 33-10364/2011).

Если, например, речь идет о договоре дарения квартиры, то обстоятельствами, свидетельствующими о его мнимом характере, могут быть следующими:

— оставление квартиры в фактическом владении дарителя, отсутствие подписанного передаточного акта (Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 03.03.2014 N 33-1980/2014);

— факт того, что одаряемый не вселяется в квартиру и не принимает попыток к вселению (Апелляционное определение Московского городского суда от 20.06.2013 N 11-19226);

— несение дарителем бремени расходов по содержанию квартиры (Апелляционное определение Верховного Суда Республики Башкортостан от 04.09.2014 N 33-12530/2014);

— совершение сделки дарения одновременно с принятием ее сторонами на себя каких-либо иных обязательств (например, заемных), которые могут служить объяснением их действительной воли (Апелляционное определение Московского городского суда от 26.08.2014 N 33-29854);

— отсутствие у дарителя иного пригодного для проживания жилого помещения (Апелляционные определения Ульяновского областного суда от 08.04.2014 N 33-1127/2014, Ярославского областного суда от 31.05.2013 N 33-2754 и др.).

Согласно абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом; при этом суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Под заинтересованным лицом в данном случае следует понимать лицо, чьи права и законные интересы затрагиваются в результате совершения недействительной сделки (Определение ВС РФ от 22.11.2011 N 23-В11-6). Это лицо, не являясь стороной оспариваемой сделки, должно иметь материально-правовой интерес относительно ее последствий (Определение Приморского краевого суда от 27.04.2011 N 33-3988). Так, заинтересованным лицом может быть кредитор должника, который совершил мнимую сделку, чтобы уберечь свое имущество от взыскания.

 

Как доказать мнимость сделки

Предмет доказывания по делу о признании сделки мнимой и применении последствий ее недействительности включает такое обстоятельство, как наличие между заинтересованным лицом и стороной оспариваемой сделки неисполненного денежного обязательства, в котором такое заинтересованное лицо является кредитором, а сторона оспариваемой сделки — должником. При этом доказывать наличие такого неисполненного обязательства заинтересованное лицо может любыми способами (предъявлением вступившего в законную силу судебного акта, постановления о возбуждении исполнительного производства, документов, подтверждающих возникновение обязательства, которое не исполнено, и др.), поскольку в законе не предусмотрено подтверждение данного обстоятельства каким-либо строго определенным доказательством.

Следует учитывать, что судебные акты о взыскании задолженности по оплате товаров, работ и услуг, кредитных и иных долгов, о возмещении убытков и др. не являются тем юридическим фактом, на основании которого возникают обязательства. Судебный акт, в котором рассматривается дело по существу, подтверждает наличие и размер таких обязательств, но сами обязательства появляются в результате таких фактов, как заключение договоров, причинение убытков и др.

Следовательно, в доказательство наличия неисполненного обязательства заинтересованное лицо вправе предъявить не только судебные акты, которых, кстати, может и не быть, но и иные документы, подтверждающие наличие и размер неисполненного обязательства (постановление о привлечении к административной ответственности, акты, справки, договоры, платежные документы, переписка и пр.). Кредитор недобросовестного должника может просто не успеть обратиться в суд с основным требованием о взыскании задолженности или убытков, либо вести такой процесс параллельно. Однако это не исключает его возможности требовать признания мнимыми сделки по отчуждению имущества и подтверждать свои аргументы иными допустимыми доказательствами.

Однако кредитору необходимо иметь в виду, что относительно иска о признании мнимой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности по мотиву того, что действительной целью должника при ее совершении являлась не передача права на отчужденное имущество, а его увод от взыскания, применяется достаточно высокий стандарт доказывания. Кредитор обязан доказать, что у должника перед ним существовало неисполненное обязательство, подтвержденное вступившим в законную силу решением суда, которое должником не было оспорено. Дополнительными аргументами служат наличие возбужденного против должника исполнительного производства и наложение ареста на его имущество. В такой ситуации совершение должником сделки в отношении имущества в условиях его ограниченной оборотоспособности будет прямо свидетельствовать о ее мнимом характере.

Однако более проблематичной станет ситуация, когда судебное разбирательство против должника не окончено по существу и решение не принято, никакие аресты на его имущество не накладывались. В этом случае должник вправе свободно его отчуждать на любых условиях по своему усмотрению, и кредитор не сможет совершенные им сделки оспорить как мнимые. В практике был случай, когда против должника велось судебное разбирательство о возмещении ущерба, причиненного пожаром, и должник подарил часть имущества своей дочери, с тем чтобы уберечь его от взыскания. Несмотря на то что суд первой инстанции посчитал такую сделку недействительной, вышестоящие суды с ним не согласились и в иске отказали (Определение судьи ВС РФ Гетман Е.С. от 22.02.2013 N 4-КФ13-86). При этом суды исходили из того, что в силу принципа свободы договора должник был вправе подарить имущество дочери, невзирая на то что против него велось судебное разбирательство о возмещении убытков на крупную сумму. Суды посчитали, что никакие обязательства у должника перед кредитором не возникли, поскольку по существу спор о возмещении причиненного пожаром ущерба в судебном порядке разрешен не был.

Тот факт, что после отчуждения своего имущества в пользу дочери должник продолжал им пользоваться, суды посчитали недостаточным для квалификации совершенных сделок как мнимых без намерения создать соответствующие им правовые последствия, несмотря на то что при рассмотрении дела судом первой инстанции должник отрицал этот факт, а на стадии апелляционного разбирательства свою позицию изменил и признал, что продолжал пользоваться имуществом после отчуждения его в пользу дочери.

Вывод судов о том, что на момент отчуждения спорного имущества в пользу своей родной дочери у должника перед кредитором никаких обязательств не существовало, был основан только на том, что на момент его отчуждения окончательного решения суда, которое вступило в законную силу, по делу о возмещении ущерба, причиненного пожаром, не было.

Спор о возмещении ущерба, причиненного пожаром, действительно не был разрешен на момент совершения спорных сделок, однако вина должника была установлена вступившим в законную силу постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, которое было представлено в материалы дела. Само деликтное обязательство между кредитором и должником существовало, однако суды этого не учли.

Должник переоформил имущество на дочь, однако продолжал им пользоваться, при этом в суде первой инстанции он это отрицал, а в суде апелляционной инстанции свою позицию резко поменял и стал утверждать обратное. Суды апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, отказывая кредитору в удовлетворении иска о признании сделки мнимой и применении последствий ее недействительности, посчитали данное обстоятельство не имеющим юридического значения.

Суды указали на то, что на момент совершения оспариваемых сделок в отношении имущества должника отсутствовали ограничения и запреты, поэтому он был вправе как собственник им распорядиться по своему усмотрению. Между тем суды не дали никакой оценки тому обстоятельству, что, располагая информацией о возбужденном против должника деле на крупную сумму, он злоупотребил своим правом и произвел отчуждение имущества в пользу дочери, посчитав, что данное обстоятельство также не имеет юридического значения.

 

Решение Конституционного Суда РФ

Вопрос о конституционности п. 1 ст. 170 ГК РФ был поставлен перед Конституционным Судом РФ со ссылкой на то, что мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна, по нашему мнению, не соответствует ч. 3 ст. 17 и ч. 1 ст. 19 Конституции РФ в истолковании, допускаемом судами общей юрисдикции, согласно которому:

— устанавливается необходимость принимать во внимание при оценке сделок на предмет их мнимости только вступившие в законную силу судебные решения, вынесенные против должника, совершившего такие сделки, и исключает возможность учета иных допустимых и относимых к делу доказательств, подтверждающих факт возникновения между должником и кредитором обязательства, для уклонения от исполнения которого должником совершаются такие сделки, в частности учета самого факта принятия судом искового заявления к должнику, производство по которому возбуждено и ведется;

— рассматривается отсутствие запретов и ограничений на распоряжение должником своим имуществом как безусловное основание для вывода об отсутствии признаков мнимой сделки при отчуждении должником этого имущества в ситуации, когда против него возбуждено и ведется судебное разбирательство по иску кредитора;

— принцип свободы договора ставится выше принципов добросовестного поведения участников гражданского оборота и недопущения злоупотребления правом, нарушается принцип равной правовой защиты прав и законных интересов всех участников гражданского оборота, что дает необоснованные преимущества недобросовестному должнику, позволяет ему уйти от ответственности, вывести свое ликвидное имущество по мнимым сделкам с целью уберечь его от взыскания по требованиям кредиторов;

— не принимается во внимание при оценке сделок на предмет их мнимости тот факт, что должник после отчуждения своего имущества продолжает им пользоваться, несет бремя содержания такого имущества как собственник (уплата за него коммунальных и иных платежей, страховых премий за свой счет и др.); не учитываются близкие родственные отношения между сторонами мнимых сделок.

Однако Конституционный Суд РФ отказался рассматривать жалобу кредитора, указав на то, что норма, содержащаяся в п. 1 ст. 170 ГК РФ, сама по себе прав и интересов кредитора не нарушает (Определение от 24.09.2013 N 1255-О). В связи с этим кредиторам следует активно защищать свои права и законные интересы, оперативно реагировать на случаи нарушения должниками своих обязательств перед ними, вовремя обращаться в суды и ходатайствовать о применении обеспечительных мер, чтобы гарантировать реальное исполнение судебных актов, принятых в их пользу. Только в такой ситуации совершенные должником мнимые сделки можно будет успешно оспаривать.

Заинтересованное лицо должно доказать, что оспариваемая им сделка фактически сторонами не исполнялась: имущество и деньги в оплату его стоимости не передавались; покупатель во владение таким имуществом не вступал, оно осталось у продавца, тот продолжал им пользоваться, осуществлять необходимые платежи. Дополнительным доказательственным обстоятельством служит состав субъектов оспариваемой сделки: так, подозрительной будет сделка, совершенная между близкими родственниками. В подтверждение указанных обстоятельств могут быть приглашены свидетели.

 

Цена сделки

Если оспариваемая сделка носит возмездный характер, то также имеет значение ее цена, и, когда она занижена ответчиками, это свидетельствует о мнимом характере сделки. Для определения действительной рыночной стоимости имущества, которое было отчуждено по оспариваемой сделке, требуется проведение независимой экспертизы.

В одном из дел суд признал мнимой сделку купли-продажи автомобиля, проданного родственникам по заниженной цене, отметив следующее: ответчик, достоверно зная о наличии у него долговых обязательств, не принял мер к их возврату, а продал автомобиль, что свидетельствует о недобросовестности ответчика и мнимости совершенной сделки (упоминавшееся Определение Верховного Суда Республики Карелия от 05.08.2011 N 33-2280-2011).

В ряде случаев для оспаривания мнимых сделок требуется представить документы, в которых выражено содержание сделки (договоры). В частности, это могут быть документы, которые представляются на регистрацию в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр), ГИБДД для регистрации транспортного средства и др.

Заинтересованное лицо, оспаривающее мнимую сделку, самостоятельно без помощи суда такие документы получить в ГИБДД и Росреестре не может, поскольку оно не отнесено к категории лиц, имеющих право на получение данной информации (п. 3 ст. 7 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», п. 52 Порядка регистрации транспортных средств, утвержденного Приказом МВД России от 24.11.2008 N 1001).

Следует иметь в виду, что лицо, не заключавшее договор, ограничено в возможностях доказать этот факт. Поэтому без удовлетворения ходатайства об истребовании оригиналов документов невозможно оценить обоснованность доводов лица о поддельности его подписи на этих документах (Постановление Президиума ВАС РФ от 28.07.2011 N 1719/11 N А45-889/2010).

Свердловский областной суд (Определение от 17.11.2011 N 33-16315/2011), рассматривая договор купли-продажи автомобиля с передаточным актом, отметил следующее. Согласно п. 1 ст. 223 ГК РФ право собственности на движимое имущество у приобретателя вещи по договору возникает с момента передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором. Из текста представленного договора следовало, что стороны не оговорили иной момент перехода права собственности.

Таким образом, само по себе наличие договора купли-продажи и акта приема-передачи без доказанности обстоятельств фактической передачи предмета договора не может свидетельствовать о переходе права собственности на автотранспортное средство, поскольку в п. 1 ст. 223 ГК РФ возникновение права собственности не связано с составлением акта приема-передачи вещи. Доказательств же фактической передачи автомобиля покупателю по договору представлено не было.

Довод о мнимости договора купли-продажи автомобиля заслуживает внимания по следующим причинам. Поскольку ответчик являлся должником по выплате значительных денежных сумм, при том что и договор купли-продажи, и расписки о передаче денежных средств, и акт приема-передачи автомобиля были составлены заинтересованными лицами, никакие фактические действия, направленные на передачу автомобиля, сторонами не совершались, во владении покупателя автомобиль никогда не находился, то данные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о составлении договора в целях освобождения имущества ответчика от взыскания.

Действительно, договор купли-продажи является консенсуальной сделкой. Для того чтобы считать его заключенным, не требуется передачи имущества, как это предусмотрено для реального договора (например, договора займа или банковского вклада). Достаточно лишь достижения сторонами соглашения по поводу всех существенных условий договора (ст. 432 ГК РФ). Заключение договора купли-продажи означает только лишь возникновение обязательств у продавца передать вещь, а у покупателя — ее принять и оплатить.

В договоре купли-продажи автомобиля момент его заключения и исполнения не совпадают, как это свойственно, например, договору розничной купли-продажи. Если стороны договора купли-продажи в нем прямо не оговорили, что предмет купли-продажи передан в момент его заключения или уже фактически находится во владении покупателя, наличие такого договора само по себе не подтверждает возникновения права собственности у покупателя на автомобиль. Для его возникновения в данном случае требуется такой сложный юридический состав, как заключение договора купли-продажи и передача его предмета.

Поэтому наличие между сторонами только заключенного договора без подписанного акта приема-передачи имущества может также свидетельствовать о мнимом характере спорной сделки, отсутствии у сторон намерения ее реально исполнять (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 29.02.2012 N 33-2679).

В процессе судебного разбирательства истцу следует активно участвовать в исследовании доказательств по делу: истребовать документы, подтверждающие содержание оспариваемых сделок; ходатайствовать о получении доказательств у сторон. Существенное значение для надлежащего разрешения дела имеет все, чем больше доказательств и аргументов представит истец, тем выше вероятность успешно завершить дело. Каждое отдельно взятое обстоятельство совершения или исполнения сделки само по себе может и не подтверждать ее мнимого характера, однако совокупность таких обстоятельств может послужить основой для удовлетворения требований истца и признания сделки недействительной.

Кроме того, следует знать, что мнимые сделки относятся к категории ничтожных, поэтому они недействительны согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ независимо от признания их таковыми судом. В связи с этим суд может констатировать факт недействительности такой сделки не только в рамках отдельного искового производства, но и при рассмотрении иных споров, если установит, что недействительность сделки может непосредственно повлиять на его выводы по таким спорам (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 N 6136/11).

А.Бычков
Финансовая газета, 2015, N 19

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code