ОЗНАКОМЛЕНИЕ С МАТЕРИАЛАМИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА. СТАТЬЯ 2. СЛЕДОВАТЕЛЬ ДОЛЖЕН БЫТЬ ОСВОБОЖДЕН ОТ НЕСВОЙСТВЕННЫХ ЕМУ ФУНКЦИЙ

(Окончание. Начало см. «Российский следователь», 2014, N 4)

Колоколов Никита Александрович, профессор кафедры судебной власти и организации правосудия НИУ ВШЭ, доктор юридических наук (г. Москва).

В рамках выполнения требований ст. 217 УПК РФ закон возлагает на следователя обязанность разъяснения обвиняемому права ходатайствовать: 1) о проведении предварительного слушания; 2) о рассмотрении его дела коллегией из трех судей или судом с участием присяжных заседателей; 3) об особом порядке рассмотрения уголовного дела. Однако выполнение данной функции следователю не под силу, поскольку он не обладает необходимым знанием о судебном разбирательстве. В деле следователь — представитель стороны обвинения, следовательно, совершение им вышеперечисленных действий никак не мотивировано. Автор предлагает изъять данную обязанность из компетенции следователя и возложить ее на суд.

Ключевые слова: УПК РФ, состязательный процесс, следователь, обязанность следователя по разъяснению прав обвиняемому, обвиняемый, права обвиняемого, порядок разъяснения прав обвиняемому, суд, обязанность суда по разъяснению прав обвиняемому (подсудимому).

Familiarization with the criminal case materials. Article 2. An investigator shall be released from functions outside of his duties (ending)

N.A. Kolokolov

Kolokolov Nikita Alexandrovich, Professor of the Department of judiciary and justice organization of the National Research University Higher School of Economics, Doctor of Juridical Sciences (Moscow).

In the course of fulfilment of requirements of article 217 of the Criminal Procedural Code of the Russian Federation the law imposes an obligation on the investigator to clarify to the accused party its rights to apply for: 1) holding of preliminary hearing, 2) consideration of its case by the panel of three judges or by the jury trial, 3) special procedure for consideration of the criminal case. However, performance of this function is beyond the scope of the investigator due to the fact, that he does not possess the necessary knowledge on the judicial proceedings. In the case the investigator acts as a representative of the prosecution, therefore, performance by him of the above listed activities is in no way substantiated. The author offers to withdraw this obligation from the competence of the investigator and impose it on the court.

Key words: Criminal Procedural Code of the Russian Federation, adversarial proceedings; investigator, obligation of the investigator to clarify the rights to the accused party; accused party, rights of the accused party, procedure for clarification of the rights to the accused party; court, obligation of the court to clarify the rights to the accused party (defendant).

 

Теперь более подробно остановимся на прочих процессуальных составляющих процессуального действия, предусмотренного ст. 217 УПК РФ, — разъяснения обвиняемому всевозможных прав. Представляется, что данная составляющая, в отличие от технической части процессуального действия (ознакомление с материалами дела), является основной, главенствующей, ибо речь идет об определении параметров предстоящего судебного заседания, в основе организации которого — принцип состязательности.

Поскольку права на формирование позиции защиты, выбор состава суда и порядка процесса, решение вопроса о необходимости проведения предварительного слушания по своему содержанию далеко не однородны, то трудно назвать удачным возложение на следователя обязанности как бы между прочим, «скороговоркой» огласить их обвиняемому.

Более того, все эти права обвиняемым могут быть реализованы только в рамках судебного разбирательства, о сути которого, тем более о его нюансах, подавляющее большинство российских следователей имеют весьма смутное представление. Действительно, может ли следователь, зачастую лицо без высшего юридического образования, доходчиво разъяснить обвиняемому то, чего он сам еще не изучил? Да и чем мотивирован следователь, чтобы добросовестно разъяснять права, принадлежащие обвиняемому в суде?

Здесь следует вспомнить, что многие из перечисленных прав, в первую очередь право на ознакомление с материалами уголовного дела, а равно на подачу различных ходатайств (ст. 47 УПК РФ), доводятся до обвиняемого в момент предъявления ему обвинения. Более того, в рамках данного процессуального действия обвиняемому вручается копия постановления о привлечении его в качестве обвиняемого (ч. 8 ст. 172 УПК РФ), в данном документе всего его права уже перечислены.

Попутно отметим, что структура ст. 172 УПК РФ тоже далека от совершенства, ущербность ее юридико-технической конструкции опять-таки носит исторической характер, поскольку ранее на данном этапе никаких документов обвиняемому не вручалось.

Думается, что с учетом положений, предусмотренных ч. 8 ст. 172 УПК РФ, процедура привлечения лица в качестве обвиняемого должна начинаться с вручения ему копии постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, разъяснения обвиняемому его прав. Наличие такого постановления перед глазами у обвиняемого позволит последнему помнить суть обвинения, дать конкретные показания по существу обвинения.

Однако подчеркнем главное. В рамках состязательного процесса определение тактики защиты, в том числе формирование списка лиц, подлежащих вызову в суд, своевременное заявление ходатайств, не право, а обязанность. Возложив таковую на «простого» обвиняемого, отечественный законодатель, очевидно, переоценил познания последнего в сфере доказывания. Безусловно, есть примеры, когда защита, в первую очередь адвокаты-профессионалы, в совершенстве владеют тактикой доказывания, оказывают серьезное влияние на ход процесса.

В любом случае нельзя требовать от рядового обвиняемого, чтобы он мгновенно сориентировался по делу и тотчас после ознакомления с материалами уголовного дела выстроил свою тактику защиты… Аналогично положение и с разъяснением таких прав обвиняемому, как выбор порядка судопроизводства, состава суда. Уголовному судопроизводству ведом принцип — предоставление достаточности времени на подготовку.

Бесспорно, взвешенные ответы на все вышеперечисленные вопросы можно получить лишь спустя некоторое время, после общения обвиняемого с защитником, а то и родственниками.

Проанализируем весьма распространенную конфликтную ситуацию в отношениях «обвинение — защита» на примере конкретного дела.

*** Н. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. Отношения обвиняемого со следователем «не сложились».

Выполняя требования ст. 217 УПК РФ, следователь столкнулся с открытым противодействием обвиняемого. Последний отказался знакомиться с материалами уголовного дела, от учинения подписей в процессуальных документах. Следуя данной тактике, Н. не реализовал свое право на заявление ходатайств о назначении предварительного слушания, рассмотрении его дела судом в составе трех профессиональных судей.

Поскольку стороны не ходатайствовали о проведении предварительного слушания, судья Ленинского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области, ссылаясь на п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 22 от 29 октября 2009 г. «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», ограничился решением вопроса о мере пресечения.

Восемнадцатого марта 2011 г. в подготовительной части судебного заседания подсудимый ходатайствовал о возвращении уголовного дела прокурору и заявил: 1) следователем он лишен права на ознакомление с материалами уголовного дела; 2) также он был лишен права на заявление ходатайства о проведении предварительного слушания, рассмотрении его дела судом из трех профессиональных судей, поскольку следователь ему прав не разъяснял.

Суд предоставил Н. время для завершения ознакомления с материалами уголовного дела, в части возвращения дела прокурору отказал <1>.

———————————

<1> См.: Постановление Ленинского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 4 марта 2011 г., Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 13 июля 2011 г. N 22-7577/2011. Архив Ленинского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области.

 

Надзорные инстанции в удовлетворении жалоб Н. отказали, мотивируя это тем, что он уклонился от реализации предоставленных ему прав <2>.

———————————

<2> Постановление судьи Свердловского областного суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы от 22 марта 2013 г. N 4у-137-2013, письмо председателя Свердловского областного суда от 21 мая 2013 г. N 4у-137. Архив Свердловского областного суда за 2013 г.

 

Позиция, занятая судами, представляется правильной. Сторона защиты, в первую очередь защитники-адвокаты, с момента объявления следователем об окончании предварительного расследования были побуждены к осуществлению активных процессуальных действий. Они должны были не только изучить материалы дела, но и были обязаны совместно с подзащитным определиться по таким вопросам, как заявление ходатайства о возобновлении предварительного расследования, сбор дополнительных доказательств, заявление ходатайств о проведении предварительного слушания и о рассмотрении дела коллегией в составе трех профессиональных судей.

Данные обязанности защитники не выполнили, более того, вместе с подзащитным они попытались переложить ответственность за неразрешение этих вопросов на следователя. Как уже отмечалось выше, возложение на следователя обязанности по разъяснению прав обвиняемого в суде — ошибка, следовательно, в таких условиях ответственность падает на лиц, изначально заинтересованных в исходе дела, — защитников.

*** Г. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 и ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Обвиняемый заявил ходатайство о проведении предварительного слушания, однако ему в этом было отказано ввиду отсутствия соответствующей мотивации.

Г. оспорил его законность и обоснованность в порядке надзора, однако в удовлетворении жалобы ему абсолютно правильно было отказано по тем же основаниям <3>.

———————————

<3> Постановление судьи Калининградского областного суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы от 22 июня 2012 г. Архив Калининградского областного суда за 2012 г.

 

В чем же тогда причина конфликта, который должен был быть разрешен еще на этапе ознакомления обвиняемого с материалами предварительного следствия? Из материалов уголовного дела следует, что изначально Г. полностью признал, что потерпевшего из обреза застрелил лично он, в ходе проверки и уточнения показаний указал конкретное место совершения преступления. Когда органы предварительного расследования предложили обвиняемому принять участие в психофизиологической экспертизе с использованием полиграфа, Г. дал письменное согласие на участие в экспертном исследовании. Более того, с участием защитника он был ознакомлен со всеми своими правами, после проведения экспертизы каких-либо замечаний по поводу проведенного исследования от Г. также не поступило.

Спустя некоторое время сторона защиты приняла решение об изменении своей тактики: курс на полное признание вины заменили курсом на ее полное отрицание. Естественно, что в таких условиях перед защитой возникла цель — опорочить доказательства, содержащие признание вины обвиняемым. В частности, сторона защиты приняла решение ходатайствовать об исключении из доказательственной массы протокола проверки показаний на месте, материалов психофизиологической экспертизы как недопустимых. Изначально предполагалось заявить об этом в рамках предварительного слушания, о проведении которого Г. и ходатайствовал; соответствующее, но уже мотивированное ходатайство в суд должен был направить и его защитник. Однако в последний момент он единолично принял решение вышеуказанное ходатайство заявить в подготовительной части судебного заседания, что стороной защиты и было сделано.

Как видим, логики в поведении стороны защиты никакой, а поставленная ею перед собой задача опорочить доказательства, полученные с ее помощью, изначально выглядит неразрешимой. Однако такова была воля Г., он, видимо, испугавшись грозящего ему наказания, проявил малодушие.

Искусственно созданный стороной защиты конфликт проявился и в подготовительной части судебного заседания, был усугублен безмотивным отводом прокурору.

Суд первой инстанции расставил все по местам, отказав стороне защиты в удовлетворении всех ее явно надуманных ходатайств <4>.

———————————

<4> Определение Правдинского районного суда Калининградской области от 26 октября 2011 г. Архив Правдинского районного суда Калининградской области за 2011 г.

 

Своевременно заявленное Г. ходатайство о рассмотрении уголовного дела коллегией из трех судей было удовлетворено <5>.

———————————

<5> Приговор Правдинского районного суда Калининградской области от 21 декабря 2011 г. N 1-47/11. Архив Правдинского районного суда Калининградской области за 2011 г.

 

Чтобы конфликты, аналогичные вышеописанному, не возникли, необходимо изменить регламент ст. 217 УПК РФ, разделив ее на ряд норм. Первая из них, ст. 217 УПК РФ, должна получить название «Предъявление материалов уголовного дела обвиняемому и его защитнику». Содержание данной нормы следует ограничить описанием процедуры предоставления материалов дела для ознакомления.

Следующую норму следует назвать «Право обвиняемого и его защитника ходатайствовать о дополнении предварительного расследования».

Из компетенции следователя подлежит изъятию обязанность разъяснить обвиняемому права относительно наличия у него возможностей: ходатайствовать о проведении предварительного слушания, о выборе состава суда, а равно об определении порядка производства по делу.

Поскольку речь идет о реализации прав обвиняемым в суде, то и разъясняться они должны судом, уже после утверждения обвинительного заключения поступления уголовного дела в суд.

Естественно, что данное процессуальное действие должно быть совершено обязательно с участием защитника, законного представителя обвиняемого. Стороне защиты должен быть предоставлен разумный срок на выработку позиции. Такая позиция может быть выражена в форме системы соответствующих ходатайств.

Отказ защиты от подачи таких ходатайств (равно как и неподача их в отведенный срок) автоматически означает, что необходимости в проведении предварительного слушания сторона защиты не видит, дело должно рассматриваться в обычном порядке.

*** Осужденный М., отбывая наказание, обратился в суд с ходатайством: бесплатно выдать ему копии всех материалов уголовного дела.

Судья Петушинского районного суда Владимирской области в удовлетворении заявления осужденного отказал, мотивируя это тем, что «бесплатное» копирование материалов уголовного дела законом не предусмотрено <6>.

———————————

<6> Постановление Петушинского районного суда Владимирской области от 1 апреля 2011 г. N 1-65/97. Архив Петушинского районного суда Владимирской области за 2011 г.

 

Вышестоящие судебные инстанции оставили данное решение без изменения <7>.

———————————

<7> Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Владимирского областного суда от 5 октября 2011 г. N 22-4186/2011; Постановление судьи Владимирского областного суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы от 1 марта 2012 г. N 4у-371/2012; письмо председателя Владимирского областного суда от 18 октября 2012 г. N 22-1672/12.

 

Представляется, что данный спор никогда бы не возник, имей осужденный М. доступ к электронной версии уголовного дела.

Основные научно-практические выводы

Во-первых, следует признать, что регламент институт ознакомления участников процесса, в том числе и представителей стороны защиты, с материалами уголовного дела нуждается в модернизации, с учетом современных требований к передаче и получению информации.

Во-вторых, законодателем уже de facto сформирован новый институт: право обвиняемого на определение порядка судебного разбирательства, включающее в себя его право ходатайствовать:

1) о проведении предварительного слушания;

2) о рассмотрении дела коллегией из трех судей;

3) о рассмотрении дела в особом порядке.

В-третьих, разъясняя данные права обвиняемому, следователь выполняет несвойственные ему функции, поскольку является представителем стороны обвинения.

В-четвертых, включив разъяснение вышеперечисленных прав в процедуру оформления протокола ознакомления с материалами уголовного дела, законодатель ограничил право обвиняемого в разумных пределах осмыслить варианты своего будущего поведения, заявить обоснованные ходатайства.

В-пятых, разъяснение обвиняемому анализируемых прав должно быть возложено на орган, выполняющий функцию разрешения дела.

Литература

  1. Колоколов Н.А. Судебный порядок рассмотрения жалоб / Н.А. Колоколов; под ред. В.М. Лебедева // Практика применения УПК РФ. М.: Юрайт, 2013. С. 420.
  2. Колоколов Н.А. Проблемы реализации обвиняемым права на защиту после ознакомления с материалами уголовного дела / Н.А. Колоколов // Уголовный процесс. 2013. N 12. С. 48 — 56.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code