Кассационное определение Верховного Суда РФ от 7 октября 2014 г. N 15-О14-3 по уголовному делу

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 7 октября 2014 г. N 15-О14-3

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.

судей Эрдыниева Э.Б. и Земскова Е.Ю.

при секретаре Черниковой Ю.И.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Васина А.М. и адвокатов Власовой Е.В., Сергушкиной Ю.Н. на приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 7 августа 2008 года, по которому

Васин А.М., <…> судимый: 1) 19 июля 1995 года по ст. 102 п. «б», 206 ч. 3 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы, освобожденный по отбытии наказания 13.09.2002 г. 2) 21 июля 2005 года по ст. 163 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожденный 21.02.2006 г. условно-досрочно на 1 год 1 месяц 26 дней;

осужден к лишению свободы:

— по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет,

— по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 г.) (по фактам вымогательства у Т., М., К. и Б., А., М.) на 8 лет,

— по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у З.) на 7 лет,

— по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у И.) на 7 лет,

— по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у Е.) на 7 лет,

— по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у Ю.) на 7 лет,

— по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у Ф.) на 7 лет,

— по ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ на 8 лет,

— по ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 31.10.2002 г.) на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 г.) (по фактам вымогательства у Т., М., К. и Б., А. М.), ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у З.), ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у И.), ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у Е.), ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ, ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 31.10.2002 г.), путем частичного сложения наказаний назначено 9 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у Ю.), ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у Ф.), ст. 222 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 21 апреля 2005 года и окончательно назначено 10 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Васин А.М. оправдан по ст. ст. 209 ч. 2, 167 ч. 2 УК РФ (по факту поджога магазина У.), ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у С.) ввиду непричастности к совершению преступлений; по ст. 167 ч. 2 УК РФ (по факту поджога кафе «<…>») за отсутствием состава преступления.

По ст. 116 УК РФ Васин А.М. освобожден от наказания ввиду истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., выступление осужденного Васина А.М., адвокатов Романова С.В., Сергушкиной Ю.Н., мнение прокурора Филипповой Е.С., полагавшей необходимым изменить приговор на основании ст. 10, 78 УК РФ, Судебная коллегия

установила:

Васин А.М. признан виновным в совершении в составе организованной группы ряда вымогательств, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью К. опасного для жизни, кражи чужого имущества, принадлежащего Д. незаконного ношения огнестрельного оружия.

Преступления совершены в период с октября 2002 года по лето 2006 года в г. <…> Республики <…> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Васин А.М. выражает несогласие с приговором, указывая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом не дана надлежащая оценка исследованным в судебном заседании доказательствам, в том числе представленным стороной защиты, отсутствуют доказательства, подтверждающие создание организованной группы и его участие в ней, совершение им других преступлений, за которые он осужден, при этом приводит свою оценку имеющимся по делу доказательствам по каждому преступному деянию, в том числе показаниям осужденных (признавших свою вину полностью или частично), потерпевших, свидетелей, считает их противоречивыми и не подтверждающими его вину в совершении преступлений. Указывает, что осуждение его за вымогательство является необоснованным и в связи с отсутствием угроз в адрес потерпевших, что следует из их показаний. Считает, что по делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона, в частности, с нарушением закона были проведены его опознание Л., З., М.; допрос потерпевшего К. в судебном заседании в условиях, исключающих визуальное наблюдение, в связи с чем было нарушено его право на защиту; оглашение в судебном заседании показаний, данных К., Ч., Ю. на предварительном следствии; допрос Н. на следствии в связи с оказанным на него незаконным воздействием со стороны оперативных работников и следователя, что следует из пояснений данного осужденного; судебно-медицинская экспертиза в отношении К. проведена с нарушениями закона и до возбуждения уголовного дела по факту избиения последнего, а также с нарушениями закона проведены лингвистическая и фоноскопические экспертизы, просит признать вышеуказанные экспертизы незаконными. Считает, что он должен быть оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, за которые он осужден, и просит дело направить на новое судебное разбирательство.

В дополнительной кассационной жалобе, поданной в интересах осужденного Васина А.М., адвокат Сергушкина Ю.Н. считает необоснованным его осуждение по ч. 3 ст. 111 УК РФ, ставя под сомнение выводы эксперта о причинении потерпевшему К. тяжкого вреда здоровью, а также полагает, что в судебном заседании в условиях, исключающих визуальное наблюдение, был допрошен не К., а другое лицо, поскольку суд не удостоверился в личности допрашиваемого, и показания, данные этим лицом, являются недостоверным и недопустимым доказательством. Кроме того, считает недопустимыми доказательствами протокол осмотра кв. <…> д. <…> по ул. <…> протокол опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение им опознающего от 19.04.2007 г., протокол обыска по ул. <…> г. <…> от 5.12.2006 г., заключение экспертизы N 1739 (М) от 21.11.2006 г., как полученные с нарушениями уголовно-процессуального закона. Полагает, что судом не были установлены обстоятельства создания организованной преступной группы, то есть время ее создания, а также суд вышел за пределы предъявленного Васину обвинения, указав в приговоре обстоятельства создания организованной преступной группы, однако такое обвинение ему не предъявлялось, а Васину было предъявлено обвинение в участии в банде, по которому он оправдан. Кроме того, указывает, что Васину не вменялось в обвинении совершение преступления в отношении К. в связи с отказом последнего заключить договор с одной из фирм. С учетом изложенного, просит приговор в отношении Васина А.М. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

Адвокат Власова Е.В. в кассационной жалобе в интересах осужденного Васина А.М. считает приговор незаконным и необоснованным, указывая, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 163 УК РФ, поскольку ни Васин, ни кто-либо другой не высказывали потерпевшим М., Б. К., А., М. З. И., Ю. угроз применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, при этом потерпевшие сами догадались о принадлежности Васина к организованной преступной группе. Также полагает, что ввиду допущенных нарушений уголовно-процессуального закона протоколы опознания Васина А. З., М., Л. являются недопустимыми доказательствами, по делу отсутствуют доказательства, подтверждающие причастность Васина к причинению К. телесных повреждений, к совершению кражи имущества Д., к незаконному обороту оружия. Считает необоснованными выводы суда о существовании организованной преступной группы и совершении в ее составе Васиным преступлений, ссылаясь на то, что все данные, имеющиеся в материалах дела, показания Ц., Н., Ж. Р. К. и других, на которых основаны выводы суда, не содержат сведений, откуда каждый из этих лиц знает об участии Васина в организованной преступной группе, имеющейся иерархии в этой группе. Полагает, что суд необоснованно принял во внимание показания К. данные им на предварительном следствии, поскольку он отказался давать показания в судебном заседании, а также аудиозапись разговора Б. с осужденными и заключение лингвистической экспертизы, проведенной в отношении стенограммы данного разговора, в связи с допущенными нарушениями закона при проведении оперативно-розыскного мероприятия, при этом подвергает сомнению достоверность выводов эксперта. Просит отменить приговор в отношении Васина А.М. и прекратить уголовное дело в части его осуждения по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, а по ст. ст. 111 ч. 3 п. «а», 158 ч. 4 п. «а» УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

В возражениях на кассационные жалобы государственные обвинители Кичаев Ю.В. и Ломшин М.Г. считают доводы жалоб необоснованными и просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности Васина А.М. в совершении преступлений, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, вина Васина подтверждается:

— по вымогательству у Т. показаниями потерпевшего Т., свидетеля Т., из которых видно, что Т. зарегистрировавшись в качестве частного предпринимателя, занимался ремонтом автомашин, а Ю. и Васин, представившись членами группировки «<…>», стали требовать у Т. деньги «за крышу», в связи с чем Т. стал им платить деньги, поскольку понимал, что если не будет платить, то «может случиться всякое»; протоколом осмотра записной книжки и сотового телефона Б., где имеются записи «<…>» с указанием номера телефона потерпевшего; показаниями осужденного Ж. о том, что их группе платил деньги О. занимавшийся ремонтом автомашин;

— по вымогательству у М. показаниями потерпевшей М., являющейся частным предпринимателем, о том, что она платила Ю. и Васину деньги, при этом понимала, что если не будет платить, то ей не дадут работать, могут применить силу, знала, что у З. сожгли магазин, опасалась за свою жизнь, имущество, со слов К. ей стало известно, что Васин и Ю. состоят в преступной группировке вместе с ее мужем; протоколами опознания М. Васина как лица, которому она передавала деньги, и выдачи рабочей тетради, в которой имеются записи о передаче денег «крыше»; флеш-картой, принадлежащей Б. на которой имеется информация о потерпевшей, ее домашнем и сотовом телефонах;

— по вымогательству у К. и Б. показаниями потерпевших, являвшихся владельцами торгового павильона «<…>», о том, что в марте 2003 года им предложили платить деньги «за крышу», оказывая психологическое воздействие, угрожая уничтожением имущества, в связи с чем они ежемесячно через продавцов стали платить деньги, а в 2006 году Ю. и Васин предложили выкупить у них павильон и дали понять, что без их ведома они павильон не продадут, они понимали, что это те ребята, которым они платили деньги, но они и сами этого не скрывали; показаниями свидетеля М. о том, что она работала продавцом павильона, и К. с Б. пояснили, что каждый месяц надо платить деньги, за ними обычно приезжали Ю. и Васин; показаниями осужденного Ц. о том, что ему известно, что владельцы магазина «<…>» платили членам «<…>» группировки за «крышу»; флеш-картой, принадлежащей Б. и содержащей данные о магазине «<…>» с указанием адресов и телефонов продавцов;

— по причинению телесных повреждений К. показаниями осужденного Ж. о том, что после того, как К. показал им с Васиным потерпевшего, Ю. дал им указание ударить ножом последнего в бедро. В течение недели они с Васиным следили за потерпевшим, и, когда тот зашел в свой подъезд дома, где они с Васиным находились, он ударил его ножом в бедро; показаниями потерпевшего К. о том, что в подъезде своего дома он увидел двух незнакомых людей, один из которых ударил его сзади ножом в ягодицу; показаниями потерпевшего К., в том числе данными в ходе проверки показаний на месте, о том, что Ф. дал указание Ю. наказать К., являвшегося предпринимателем, поскольку тот отказывается заключать сделку. Через несколько дней он узнал от Ю. Ж. и Васина, что они выследили К. и порезали его ножом; заключением судебно-медицинского эксперта о наличии у К. колото-резаной раны левой ягодичной области, не причинившей вреда здоровью;

— по вымогательству у А. показаниями потерпевшего А. о том, что он платил Васину, назвавшемуся представителем «<…>» группировки, а также и Ю. деньги за «крышу»; протоколами опознания А. Васина и Ю.; протоколами осмотра сотового телефона, изъятого из автомашины, в которой были задержаны Васин и Ю. в адресной книжке которого имеется номер телефона потерпевшего, и осмотра флеш-карты, принадлежащей Б. на которой имеется номер телефона потерпевшего;

— по причинению тяжкого вреда здоровью К. показаниями осужденного Ц. о том, что по указанию Васина он вывел К. из кафе «<…>», после чего последнего вывезли на территорию кладбища, где его избили Б. Ю., Васин, Л. а через 1-2 дня к нему (Ц.) подошел Васин и сказал, что К. больше не является членом группировки и с ним общаться не нужно; показаниями осужденного Н. данными на предварительном следствии, о том, что К. на территории кладбища избивали руками, ногами, палками Васин, Ю. и двое неизвестных ему парней; показаниями потерпевшего К. о том, что после того, как он предложил Ю. и Васину перестать заниматься преступной деятельностью, они рассказали об этом Ф. и затем его привезли на кладбище, где Ю. сразу ударил его сзади тяжелым предметом и он потерял сознание. Через несколько дней к нему в больницу пришел Ю. и сказал, что нужно отдать Ф. <…> рублей за выход из преступной группировки, он понимал, что если не отдаст деньги, то его могут убить. Во время разговора позвонил Ф., который сказал, что он должен отдать деньги Ю. за выход из преступной группировки, угрожая в противном случае физическим устранением. Из разговора он понял, что решение о его устрашении принял Ф., который был «старшим» над «<…>». Свои показания о месте и обстоятельствах причинения ему телесных повреждений К. подтвердил в ходе осмотра места происшествия, проведенного с его участием; показаниями свидетеля К. на предварительном следствии о том, что осенью 2003 года ему стало известно, что К. избили свои же товарищи из группировки и исключили из ее состава; показаниями свидетелей Д. о том, что жена К. попросила у них в долг <…> рублей в связи с тем, что К. избили и он попал в больницу, отдали ей деньги в больнице; заключениями судебно-медицинских экспертиз (основной и дополнительной) о причинении, согласно представленным медицинским документам, К. множественных ушибленных ран волосистой части головы, перелом 2-ой пястной кости правой кисти, кровоподтек и ушибленная рана лица, множественные (10) слепые непроникающие колото-резаные раны ягодичных областей, две резаные раны правой голени, открытый перелом правой малоберцовой кости, рана правой кисти, осложнившиеся в совокупности травматическим шоком тяжелой степени, давность причинения данных повреждений, за исключением кровоподтека лица, может соответствовать сроку 31.10.2003 г., возможность их образования в результате падения с высоты собственного роста на лестницу с последующим перекатыванием по ступенькам, осколкам стекла исключается. Вышеописанные телесные повреждения в совокупности повлекли тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Выводы экспертиз подтверждены показаниями эксперта Ш., при этом из материалов дела видно, что экспертизы назначены и проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, экспертами, обладающими специальными познаниями в области судебной медицины, выводы экспертов подтверждены другими доказательствами и оснований подвергать их сомнению у суда не имелось, как и не имелось оснований для проведения повторной судебно-медицинской экспертизы.

Кроме того, судебно-медицинская экспертиза в отношении К. была назначена постановлением следователя от 20.11.2006 г. в рамках уголовного дела N <…> ранее возбужденного по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ, в ходе расследования которого был установлен факт избиения К. Поскольку заключением эксперта N 1739(М) было установлено причинение К. тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, то из уголовного дела N <…> 29 ноября 2006 года были выделены материалы по причинению К. телесных повреждений и возбуждено уголовное дело N <…> по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ, которое в последующем было соединено с другими уголовными делами, по которым проводилось расследование в отношении лиц, осужденных по настоящему уголовному делу, то есть вышеуказанная экспертиза назначена в соответствии с требованиями закона.

— по вымогательству у М. показаниями потерпевшей М. являющейся частным предпринимателем, о том, что она владеет магазином «<…>», в 2003 году стала платить деньги Ю. и Васину деньги, зная, что они являются членами «<…>» преступной группировки; показаниями осужденного Ц. о том, что ему было известно о том, что «<…>» группировке платит «за крышу» и владелец магазина «<…>» в торговом центре «<…>»; протоколом осмотра адресной книжки сотового телефона «<…>», изъятого из автомашины <…> в которой были задержаны Васин и Ю. где имеется номер телефона потерпевшей; записью на флеш-карте Б. «предприятие <…>» Л. — <…> рублей;

— по вымогательству у З. показаниями потерпевшей З., являющейся частным предпринимателем, о том, что она платила деньги «за крышу» ежемесячно по <…> рублей Ю. Васину и Б. которые были из «<…>» преступной группировки, опознала их в ходе предварительного следствия по фотографиям, опознавать их непосредственно вживую отказалась из-за страха; протоколами опознания З. вышеуказанных осужденных; записью на флеш-карте Б. «<…>» — <…> рублей, а также записями в записных книжках Б. с номером телефона потерпевшей и записью «<…>» <…> р. 30 числа»;

— по вымогательству у Е. показаниями потерпевшей Е., являющейся частным предпринимателем, данными на предварительном и судебном следствии, о том, что она отдавала деньги «за крышу» Ж. Васину и Ю. поскольку боится расправы со стороны их друзей, претензий не имеет; показаниями свидетеля Е. подтвердившего показания Е.; показаниями осужденного Ж. о том, что он по указанию Ю. забирал у Е. деньги «за крышу»;

— по вымогательству у И. показаниями потерпевшего И. являющегося частным предпринимателем, о том, что в июле 2004 года Ю. и Васин, подъехавшие на «девятке», госномер <…> <…> региона, сказав, что он никому не платит, предложили платить им «за крышу», он ответил, что у него есть человек в правоохранительных органах, примерно через две недели его киоск облили бензином и подожгли, в судебном заседании И. указал на Ю. и Васина, как на лиц, предложивших платить им деньги; показаниями осужденного Ц. и осужденного Г. данными им на предварительном следствии, о том, что летом 2004 года они с Ж. и Ю. по указанию Ю. в целях устрашения облили торговый киоск (принадлежащий И.) бензином и подожгли;

— по вымогательству у Ю. показаниями потерпевшего Ю. являющегося частным предпринимателем, данными на предварительном следствии, о том, что в конце декабря 2005 года к нему пришли Васин и Ю. которых он знал ранее, а также то, что они являются членами «<…>» преступной группировки, которые стали предлагать платить им «за крышу», намекая, в противном случае, проблемами, то есть поджогами торговых павильонов. Опасаясь за свою жизнь, здоровье, а также и своих близких, а также и за свое имущество, он ежемесячно по сентябрь 2006 года передавал им денежные средства в размере <…>, а затем с марта 2006 г. <…> рублей; протоколом осмотра сотового телефона «<…>», изъятого из автомашины <…>, в которой были задержаны Васин и Ю., где в адресной книжке телефона имеется номер телефона потерпевшего с именем «<…> Ю.»; записью на флеш-карте Б. в папке «<…> «Ю. <…> сумма <…> руб.» с указанием номера телефона потерпевшего. Вывод суда о добросовестном заблуждении Ю. в отношении Васина в части того, что последний приходил к нему в декабре 2005 года, является обоснованным, соответственно, суд правильно исключил инкриминируемые Васину действия по вымогательству денег у Ю. в период с декабря 2005 г. по февраль 2006 г.;

— по вымогательству у Ф. показаниями потерпевшей Ф. являющейся частным предпринимателем, о том, что к ней в магазин пришел молодой человек, стал выяснять, кто директор, кто является «крышей», кому они платят, назначил встречу. Испугавшись, она позвонила в милицию, и в дальнейшем на встречу пришел сотрудник УБОПа; показаниями свидетеля Б. выступавшего в роли директора магазина и пояснившего, что с ним встретились Ц. Васин и Ю. подъехавшие на серебристой «девятке», которые представились, как «юго-западские», и потребовали платить «за крышу», стали угрожать, установили сумму, которую они должны были отдавать ежемесячно; что подтверждается стенограммой данного разговора, записанного на аудиокассету, заключением лингвистической экспертизы о том, что в представленной стенограмме разговора между Б. и Ю., Васиным, А. содержатся угрозы, исходящие от последних, показаниями осужденного Ц. о том, что с А. который был за хозяина магазина, встретились он, Васин и Ю. представились «<…>», сказали, что он будет им платить «за крышу», при этом Васин и Ю. стали ему угрожать, пока он не согласился; протоколами опознания потерпевшей Ф. и свидетелем М. Ц. как человека, который приходил в магазин и интересовался, кто у них является «крышей»; показаниями свидетелей М., С. о том, что 6 сентября 2006 года передали деньги в сумме <…> рублей Васину и Ю. протоколом опознания М. Ц. как парня, интересовавшегося, не передавали ли деньги для А. в сумме <…> рублей; протоколами осмотра автомашины <…> в которой были задержаны Васин и Ю. и личного досмотра Ю., из которых следует, что в бардачке автомашины и в барсетке Ю. обнаружены денежные купюры, номера которых совпадают с номерами купюр, выданных Б. при проведении оперативно-розыскного мероприятия.

Нарушений закона при проведении оперативно-розыскных мероприятий, назначении и проведении лингвистической и фоноскопических экспертиз не допущено и судом данные доказательства обоснованно признаны допустимыми. Обоснованно судом признаны несостоятельными и доводы о том, что денежные купюры с соответствующими номерами были подброшены осужденным оперативными работниками, при этом изъятие денежных купюр и других предметов проведено в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Правомерно признана потерпевшей и Ф. поскольку в результате преступных действий осужденных, направленных именно в отношении нее, ей был причинен моральный вред;

— по краже имущества С. (<…>) <…> показаниями осужденного Ц. о совершении кражи из квартиры по ул. <…> г. <…> с Ю., Васиным и Н., при этом по указанию Ю. и Васина он и Н. остались следить за происходящим и милицией, а они зашли в подъезд и через некоторое время вышли с большими сумками, а им сказали забрать другие вещи и телевизор из подъезда, унесли все на какую-то дачу, которые согласуются с показаниями осужденного Н., данными на предварительном следствии, а также вина подтверждается показаниями потерпевшей, протоколом осмотра места происшествия;

— по совершению преступлений организованной группой и незаконному обороту оружия:

— показаниями осужденного Ж. о том, что он состоял в составе организованной преступной группировки «<…>», одним из руководителей которой являлся Ю. После «изгнания» К. подчиненные ему люди отошли под руководство Ю. По указанию Ю. он собирал деньги у предпринимателей, хранил в подвале оружие, которое ему дал на хранение Ю. В распоряжении группировки было две автомашины <…>, одна из них была зарегистрирована на мать Васина;

— показаниями осужденного Ц. пояснившего, что по предложению Васина он вступил в организованную преступную группировку «<…>». О существовании иерархии он узнал позже, в последующем от К. Ю. и Васина узнал, что Л. и Б. являлись «старшими» группы и подчинялись Ф. Васин сказал ему и Н. что они являются «младшими» Ю. и должны во всем подчиняться ему. У каких коммерсантов нужно забирать деньги ему говорил Ю., а также каждый месяц они меняли сотовые телефоны, то есть Васин забирал у него телефон и приносил другой с другим номером. В связи с отказом коммерсантов платить им деньги, они совершали поджоги их имущества. Также летом 2006 года Ю. и Васин привезли ему пакет с обрезами, там же были патроны, после чистки обрезов отдал их обратно им. О наличии оружия в группе знали он, Ю., Васин, Ж.;

— показаниями осужденных К., Г. Н. из которых усматривается, что они вступили в организованную преступную группировку, в которой также состояли Ц., Васин, Ж., Ю. Б. При этом осужденные подробно рассказали о структуре, методах и своем участии в ее деятельности;

— показаниями потерпевшего К., из которых следует, что руководителем преступной группировки в г. <…> был Ф. В нее входили Ю., Васин, Н., Г. К. Ж., Ц., Л. Б. регулировал возникающие спорные вопросы с другими преступными группировками. Собираемые с коммерсантов деньги он периодически отвозил Ф.

— показаниями свидетелей К., Ф., данными на предварительном следствии, свидетелей Р., Т., Л., из которых следует, что Ф., Б., Л., Васина знают как представителей преступной группировки.

Существенных противоречий в показаниях свидетелей не имеется, оснований для оговора осужденных у них не было, их показания подтверждаются другими доказательствами, в связи с чем ссылка на них в приговоре является обоснованной.

Также из показаний свидетеля Б., являющегося начальником <…> РОВД, следует, что осужденных он знает как членов организованной группировки «<…>», которую возглавлял Ю. В ее состав входили Васин, Ц. Ж., Н. Руководителем являлся Ф. ему помогал Б. В начале января 2004 года при криминальной разборке были задержаны Ф. Б., Ю., Васин, Н.

— показаниями свидетелей Д., В. протоколом обыска в квартире <…>, дома <…> кор. <…> по ул. <…> г. <…>, в ходе которого изъяты 4 сотовых телефона, флеш-карта, видеокассеты, барсетка, записная книжка, ноутбук и кейс; протоколом осмотра, в ходе которого установлено, что на изъятой флеш-карте содержатся сведения об оружии и боеприпасах, в частности, автоматах «АКМ», «БОРЗ», 5 обрезах, трех пистолетах «ПМ», двух — «ТТ» и другие сведения.

Как видно из материалов дела, обыск проведен в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, в присутствии понятых и владельцев квартиры, на основании постановления следователя и производство его признано Рузаевским районным судом, то есть судом, находящимся по месту производства предварительного расследования по уголовному делу, возбужденному по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ, совершенного в г. <…> законным. Кроме того установлено, что Б. квартира не принадлежала, в ней он не был зарегистрирован и не арендовал ее, при таких обстоятельствах обыск был обоснованно проведен в отсутствие осужденного.

Также из протокола осмотра места происшествия в квартире <…> дома <…> по ул. <…> в г. <…> следует, что в ходе осмотра изъяты сотовые телефоны, сим-карты, ноутбук «<…>», разрешение на имя Ф. на ношение оружия самообороны, пистолет ИЖ-79-9т, флеш-карта, доверенность на право управления транспортным средством на имя Ф. карманный компьютер «<…>». Из протокола осмотра предметов усматривается, что в памяти изъятого ноутбука содержатся папки «Ключи», «Спецтехника», «Яды», «Адреса», «Судмедэкспертиза».

Осмотр места происшествия проведен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в связи с чем доводы о недопустимости использования протокола данного следственного действия в качестве доказательства, нельзя признать состоятельными;

— показаниями свидетеля С. о том, что квартиру, расположенную на ул. <…>, д. <…> в г. <…> она сдавала Ю. и Васину; протоколом осмотра подвала указанного дома, в ходе которого обнаружена закопанная коробка, в которой находились вязаная черная шапочка с прорезями для глаз, револьвер «Скат», тротиловая шашка, пистолет-пулемет «Борз» кустарного производства, граната и запал к ней, одноствольный обрез 16-го калибра, патроны; протоколами опознания, согласно которым потерпевший К. опознал изъятый пистолет-пулемет как оружие, которое он видел у Ю., осужденный Ц. изъятый обрез как обрез, привезенный ему Ю. и Васиным для чистки; заключением баллистической экспертизы, установившей, в частности, что изъятый обрез охотничьего ружья 16 калибра с учетом внесенных в него изменений относится к нарезному огнестрельному оружию, пригоден для стрельбы; актом судебно-биологической экспертизы, согласно которому на изъятой вязаной шапочке с прорезями для глаз обнаружены волосы, которые могли произойти от Ю.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые поставили бы под сомнение результаты опознания оружия К. и Ц. действия органа следствия при назначении и проведении судебно-биологической экспертизы, не допущено, не доверять компетенции эксперта у суда оснований не имелось. В связи с чем, отсутствовала необходимость в проведении повторной судебно-биологической экспертизы.

Доводы о том, что показания потерпевших М., К. К., Б. и др., показания осужденных Ц., К. Ж. противоречивые и опровергаются показаниями других лиц, являются необоснованными. Как видно из материалов дела показания указанных лиц, на которые суд ссылается в приговоре, не содержат существенных противоречий и подтверждаются другими доказательствами. Допустимость протоколов их допросов как доказательств судом должным образом проверена.

При проведении опознания осужденного Васина М. З., Л., А. нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на допустимость протоколов данных следственных действий как доказательств, не допущено.

По ходатайству потерпевшего К. которое надлежащим образом было обсуждено в судебном заседании, председательствующим было принято решение о допросе потерпевшего в условиях, исключающих его визуальное наблюдение, при этом председательствующий убедился в личности допрашиваемого. В связи с тем, что потерпевшие К. Ю., Ч. отказались от дачи показаний в судебном заседании, суд, в соответствии с ч. 4 ст. 281 УПК РФ, обоснованно огласил их показания, данные в ходе расследования. То есть нарушений уголовно-процессуального закона при допросе указанных потерпевших в судебном заседании также не допущено.

Как следует из приговора суда, на листах 68 — 69 приведены показания осужденного Ж., касающиеся фактов вымогательства имущества у потерпевших М. и Е. на которые делается ссылка в приговоре при приведении доказательств по данным преступлениям. Поскольку копии приговора изготовлены иным шрифтом, чем подлинник, то нумерация листов копии приговора не совпадает с нумерацией подлинника.

Таким образом, судом установлено, что для вымогательства имущества у предпринимателей и совершения других преступлений, направленных на оказание давления на потерпевших, была создана преступная группировка, организатором и руководителем которой являлся Ф., членами — другие осужденные, при этом участники преступной группы были разбиты на структурные подразделения, поддерживали между собой связь, их действия были согласованными, внутри группы поддерживалась жесткая дисциплина, существовала система материального вознаграждения членов группы. Большая часть полученных денежных средств поступала в общую кассу преступной группы. Состав преступной группы был стабильным, она существовала длительное время. Таким образом, вывод суда о том, что осужденные входили в состав организованной группы и преступления совершены ими в ее составе, является обоснованным. Время создания организованной группы установлено судом и указано в приговоре. Кроме того, Васину было предъявлено обвинение в участии в устойчивой вооруженной группы (банде), в связи с чем признание его виновным в совершении преступлений в составе организованной группы, которая по существу обладает теми же признаками (устойчивость, сплоченность), что и банда, и отличается от банды только таким признаком, как вооруженность, нельзя расценивать как выход за пределы предъявленного обвинения.

Несостоятельными являются и доводы о выходе судом за пределы предъявленного обвинения при квалификации действий Васина по преступлению, совершенному в отношении К. поскольку, органами следствия Васину инкриминировалось совершение преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ, однако суд пришел к выводу о необходимости квалификации действий Васина по менее тяжкой статье УК РФ, то есть по ст. 116, что, очевидно, улучшает положение осужденного, в связи с чем доводы являются необоснованными.

Также, оценив исследованные доказательства в совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о том, что осужденные, представляясь участниками организованной преступной группы, выдвигая требования о ежемесячной выплате денег, сознавали, что для потерпевших, которым было известно о фактах поджогов и повреждения иным способом имущества лиц, отказавшихся выплачивать деньги, данное обстоятельство являлось достаточной угрозой, психическим воздействием, что и использовалось ими в целях понуждения потерпевших к передаче им имущества. В связи с чем, доводы об отсутствии в действиях Васина состава вымогательства, являются несостоятельными.

Обоснованно дана судом критическая оценка доводам осужденного Н. о даче им показаний на предварительном следствии под незаконным воздействием со стороны работников милиции, поскольку он допрашивался с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии адвоката, правильность записи показаний в протоколах удостоверена самим Н. и его защитником.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Оценив совокупность всех исследованных по делу доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Васина А.М. в совершении преступлений и правильно квалифицировал его действия.

Наказание Васину А.М. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, отягчающего и смягчающих обстоятельств, данных, характеризующих его личность, и является справедливым.

Вместе с тем, с учетом положений ст. 78 УК РФ, Васин подлежит освобождению от наказания, назначенного по ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ, в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Также на основании ст. 10 УК РФ в связи с изменениями, внесенными в часть 3 ст. 111 УК РФ (исключен нижний предел санкции), в приговор в данной части вносятся соответствующие изменения.

С учетом вносимых в приговор изменений, вносятся соответствующие изменения и в наказание, назначенное по совокупности преступлений, совершенных в отношении потерпевших Ю., Ф. и предусмотренного ч. 3 ст. 222 УК РФ.

Кроме того, как видно из материалов дела, Васин был осужден 21 июля 2005 года по ст. 163 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы и освобожден условно-досрочно 21 февраля 2006 года на неотбытый срок 1 год 1 месяц 26 дней. Суд обоснованно назначил осужденному наказание с учетом указанного приговора, однако допустил ошибку, указав дату его вынесения 21 апреля 2005 года, в связи с чем приговор в этой части подлежит исправлению. Также подлежит зачету в срок наказания время содержания Васина под стражей по указанному приговору.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 7 августа 2008 года в отношении Васина А.М. изменить.

На основании п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ освободить Васина А.М. от наказания, назначенного по ст. 158 ч. 4 п. «а» УК РФ, в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Переквалифицировать действия Васина А.М. с п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 г. N 162-ФЗ) на п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7.03.2011 г. N 26-ФЗ), по которой назначить наказание в виде 7 лет 10 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 г.) (по фактам вымогательства у Т., М. К. и Б. А., М.), ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у З.), ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у И.), ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у Е.), ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 7.03.2011 г. N 26-ФЗ), путем частичного сложения наказаний назначить 8 лет 8 месяцев лишения свободы. Назначить на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ наказание в виде 9 лет 8 месяцев лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у Ю.), ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства у Ф.), ст. 222 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить 9 лет 8 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору от 21 июля 2005 года в 6 месяцев лишения свободы и окончательно назначить 10 лет 2 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Зачесть в срок наказания время содержания Васина А.М. под стражей и в местах лишения свободы по приговору Рузаевского районного суда Республики Мордовия от 21 июля 2005 года с 18 апреля 2005 года по 21 февраля 2006 года.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвокатов — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code