Кассационное определение Верховного Суда РФ от 18.06.2014 N 53-О14-9СП

Решение суда по уголовному делу.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 июня 2014 г. N 53-О14-9СП

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Коваля В.С.,
судей Фетисова С.М. и Чакар Р.С.
при секретаре Ивановой А.А.
рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Ендовицкого Д.Н., кассационные жалобы осужденных Бакалова И.А. и Радейко С.Н. на приговор Суда Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа от 19 октября 2007 года с участием присяжных заседателей, которым
Бакалов И.А., судимый:
1) 24.12.2003 по ст. 115 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства условно с испытательным сроком 1 год,
2) 21.09.2005 по ст. 158 ч. 2 п. «в», 70 УК РФ к 2 годам 1 месяцу лишения свободы, освобожден 14.07.2006 г. условно-досрочно с неотбытым сроком 1 год 3 месяца 6 дней,
— осужден к лишению свободы:
по ст. 105 ч. 2 пп. «ж», «з» УК РФ — на 12 лет,
по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ — на 9 лет.
В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено — 16 лет лишения свободы.
По совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно назначено — 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Радейко С.Н., судимый:
1) 24.01.2002 г., с учетом постановлений суда от 26 июня 2007 г. и 2 ноября 2011 г., по пп. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона N 26-ФЗ от 7 марта 2011 г.) к 2 годам 4 месяцам лишения свободы,
2) 20.02.2004 г., с учетом постановления суда от 2 ноября 2011 г., по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона N 26-ФЗ от 7 марта 2011 г.), ст. 70 УК РФ — к 2 годам 11 месяцам лишения свободы, 11.08.2006 был освобожден условно-досрочно с неотбытым сроком 6 месяцев 8 дней,
— осужден к лишению свободы:
по ст. 105 ч. 2 пп. «ж», «з» УК РФ — на 13 лет,
по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ — на 9 лет.
В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено — 17 лет лишения свободы.
По совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно назначено — 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Взыскано в федеральный бюджет в счет возмещения процессуальных издержек по оплате труда адвокатов с Бакалова И.А. — руб., с Радейко С.Н. — руб.
По данному делу также осуждена Яблочнюк А.Ю., приговор в отношении которой вступил в законную силу.
Заслушав доклад судьи Фетисова С.М., выступления прокурора Генеральной прокуратуры РФ Кечиной И.А., не поддержавшей доводы кассационного представления, возражавшей против удовлетворения кассационных жалоб и просившей приговор суда оставить без изменения, осужденных Бакалова И.А. и Радейко С.Н., адвокатов Кротовой С.В. и Шевченко Е.М., поддержавших кассационные жалобы, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта присяжных заседателей Бакалов и Радейко осуждены за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору и сопряженное с разбоем, и разбой с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Судом установлено, что преступления совершены 11 декабря 2006 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Ендовицкий Д.Н. просит приговор в отношении Бакалова и Радейко отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии обсуждения последствий вердикта, указывая на несправедливость наказания вследствие его чрезмерной мягкости.
Осужденные Радейко С.Н. и Бакалов И.А. возражают против удовлетворения кассационного представления прокурора, при этом Радейко С.Н. ссылается на свое признание вины и справедливость назначенного наказания.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:
— осужденный Бакалов И.А. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение либо снизить срок наказания, приведя приговор от 21 сентября 2005 г. по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ в соответствии с изменениями, внесенными федеральными законами, посчитав его исполненным.

Он утверждает, что повреждения, повлекшие смерть потерпевшей, он не причинял, поэтому его действия квалифицированы неправильно, что не учтено при назначении наказания, оспаривает выводы суда об обстоятельствах происшедшего, анализируя доказательства по делу, считает, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании, указывает на допущенные, по его мнению, нарушения при составлении приговора. В ходе предварительного расследования он не был ознакомлен с постановлениями о назначении психолого-психиатрических экспертиз в отношении Яблочнюк и Радейко. С постановлениями о назначении медицинских экспертиз он был ознакомлен после их проведения. Ссылается на то, что суд не удовлетворил его отказ от защитника и не разрешил самому пригласить защитника. Защита его интересов адвокатом на следствии и в суде была пассивной и формальной, адвокат не выполнял своих обязанностей, с нарушением принципа состязательности. Судом был нарушен принцип случайной выборки кандидатов в присяжные заседатели, так как в списке их фамилии расположены по алфавиту. Кандидаты в присяжные заседатели явились не в том количестве, которое вызывалось. В подготовительной части судебного заседания не было разъяснено право подсудимых делать заявления о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду ее тенденциозности в соответствии со ст. 330 УПК РФ. Кандидат в присяжные заседатели З. скрыл сведения о том, что ранее он работал в органах МВД РФ с 1 мая 1999 г. по 11 июля 2000 г., что лишило возможности заявить ему отвод. До судебного заседания газета опубликовала статью о данном происшествии, поэтому присяжные заседатели были предвзяты. Яблочнюк содержалась в суде отдельно от него и Радейко. Присяжным заседателям были продемонстрированы окровавленные вещественные доказательства, что также повлияло на присяжных. Его последнее слово необоснованно прерывалось председательствующим. В ходе подготовки к кассационному обжалованию приговора он был лишен юридической помощи. Вопрос о взыскании с него судебных издержек был решен без обсуждения в судебном заседании.
— осужденный Радейко С.Н. просит приговор суда отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

В обоснование он ссылается на нарушение его права на защиту, принципов состязательности и равноправия сторон, поскольку предварительное слушание было проведено без его защитника. Не было разрешено его ходатайство о допуске в качестве защитника его матери. Его заявления об отказе от услуг адвоката Филинских А.С. следователем не были удовлетворены и отказано в назначении других защитников. В судебном заседании адвокат осуществлял его защиту ненадлежащим образом, бездействовал, занимал позицию, не согласованную с ним, после вынесения вердикта выступил на стороне обвинения, запросив в прениях наказание в виде лишения свободы. При подготовке к кассационному обжалованию он — Радейко, был лишен юридической помощи. В ходе предварительного расследования были допущены нарушения уголовно-процессуального закона. Он не был ознакомлен с постановлениями о назначении психолого-психиатрических экспертиз в отношении Яблочнюк и Бакалова, в связи с чем заключения указанных экспертиз являются недопустимыми доказательствами. Допрос Яблочнюк выполнялся в ночное время. Проверка показаний Яблочнюк на месте длилась более 2 часов и была закончена в ночное время. Сведения о месте происшествия, изложенные в протоколе, не соответствуют действительности. Радейко утверждает об искажении протокола судебного заседания, о необъективности присяжных заседателей, поскольку в СМИ была напечатана статья про данное преступление, о недопустимости протокола его допроса от 14.12.2006 г. Он указывает на нарушение порядка постановки вопросов перед присяжными заседателями, а также на содержание этих вопросов. Ссылается на то, что в нарушение ч. 2 ст. 338 УПК РФ поставленный стороной защиты вопрос о совершении Радейко менее тяжкого преступления не был внесен в вопросный лист. Квалификация его действий по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ является излишней. При назначении наказания суд не учел его молодой возраст, а также изменения, внесенные в приговор Дудинского городского суда от 24.01.2002 г. постановлением Дудинского городского суда от 26 июня 2007 г. на основании ФЗ-162 от 8 декабря 2003 г. Он считает, что с учетом принятых в период с 2009 года по 2014 год федеральных законов об изменениях в Уголовный кодекс РФ, улучающих его положение, судимости по приговорам от 24.01.2002 г. и 20.02.2004 г. должны быть погашены, он — считаться не судимым, а из обжалованного приговора от 19 октября 2007 года следует исключить ст. 70 УК РФ со снижением наказания. Осужденный просит применить к нему Постановление Государственной Думы РФ от 18.12.2013 г. N 3500-6 «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ» в отношении приговоров от 24.01.2002 г. и 20.02.2004 г. Он ссылается на то, что вопрос по оплате труда адвоката в судебном заседании не обсуждался. Сумма оплаты труда адвоката в размере рублей за день работы является завышенной. Окончательная сумма взыскания в размере рублей рассчитана неправильно.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных представления и жалоб, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Полагать нарушенным право Радейко на защиту во время предварительного слушания дела оснований не имеется. Согласно протоколу судебного заседания, Радейко не возражал против проведения предварительного слушания без участия его защитника. Так как в судебном заседании установлено, что защитник извещен о слушании дела надлежащим образом, суд правильно применил ст. 234 ч. 4 УПК РФ и провел слушание в отсутствие адвоката, при этом было удовлетворено ходатайство Радейко о рассмотрении дела с участием суда присяжных заседателей.

Доводы осужденного Бакалова о незаконности удовлетворения его отказа от защитника противоречат требованиям ст. 52 УПК РФ. В то же время Бакалов не был лишен возможности пригласить защитника по соглашению, о чем ему было разъяснено председательствующим, однако он этим правом не воспользовался.
Ходатайств суду Радейко о допуске в качестве его защитника его близкого родственника в деле не имеется, поэтому оснований для обсуждения этого вопроса у суда не было.
Процессуальные особенности и юридические последствия рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, предусмотренные УПК РФ, обвиняемым разъяснялись.
Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Данных о том, что в коллегию присяжных заседателей вошли лица, которые в силу ст. 3 Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» не могли быть присяжными, из материалов дела не усматривается.

В соответствии с законом препятствием для формирования коллегии присяжных заседателей является их явка в количестве менее двадцати кандидатов, поэтому решение председательствующего о формировании коллегии из сорока семи кандидатов является законным.

Составление их списка в алфавитном порядке не свидетельствует о нарушении принципа случайной выборки кандидатов в присяжные заседатели.

В ходе опроса кандидатов в присяжные заседатели выяснялся вопрос об их осведомленности о деле, в том числе из средств массовой информации. Никто из кандидатов таких сведений о себе не сообщил. С учетом этого доводы осужденных о предвзятости присяжных заседателей являются необоснованными и предположительными, а потому не могут быть признаны основанием для отмены приговора суда.

Довод о том, что кандидат в присяжные заседатели З. скрыл информацию о его работе в органах МВД свыше 7 лет тому назад, Судебная коллегия не может признать нарушением уголовно-процессуального закона, свидетельствующим о незаконности сформированной коллегии присяжных заседателей.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий судья поставил перед кандидатами в присяжные заседатели вопрос о наличии обстоятельств, при которых лицо может быть освобождено от исполнения обязанностей присяжного заседателя, в том числе — не являются ли они лицами, относящимися к руководящему и оперативному составу МВД, либо ранее работавшими на указанных должностях (т. 4 л.д. 176).

Указанные сведения, вопреки утверждению осужденного Бакалова, кандидат в присяжные заседатели З. не скрывал, поскольку в период с 1 мая 1999 г. по 11 июля 2000 г. проходил службу рядовым милиции в должности милиционера охранно-конвойной службы ИВС УВД автономного округа, не относящейся к руководящему и оперативному составу.

По окончанию формирования коллегии присяжных заседателей председательствующий опросил стороны о тенденциозности ее состава (неспособности вынести объективный вердикт) — подобных заявлений не поступило (т. 4 л.д. 185).

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями закона, регламентирующего особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей.
Данных о том, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, или сторонам было незаконно отказано в представлении доказательств, подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей, не установлено.

Оснований для признания недопустимыми доказательствами протоколов допроса Яблочнюк А.Ю., проверки ее показаний на месте (т. 1 л.д. 105 — 108, 109 — 116), протокола осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 59 — 60) у суда не имелось.
Обстоятельства раздельного содержания подсудимых в зале судебного заседания не затрагивают их прав и не могут быть признаны незаконным воздействием на присяжных заседателей.

Доводы осужденного Бакалова о невиновности, обстоятельствах совершения преступления, оценке достоверности доказательств и противоречий в них, не могут являться основаниями для отмены приговора суда, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку указанные вопросы относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей и не могут быть предметом проверки в суде кассационной инстанции.

В соответствии со ст. 347, 348 УПК РФ правильность вердикта не может быть подвергнута сомнению сторонами.

В силу ч. 2 ст. 379 УПК РФ приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, не может быть обжалован по мотивам несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.
Приговор соответствует положениям ст. 351 УПК РФ — в нем приведены обстоятельства совершения осужденными преступлений, как они установлены вердиктом присяжных заседателей, обоснована квалификация действий осужденных и назначение им наказания.

Отсутствие во вводной части приговор указания на законного представителя несовершеннолетней осужденной не является основанием для признания приговора незаконным, поскольку не нарушает прав участников процесса.

Юридическая оценка действий обоих осужденных как убийства и разбоя соответствует установленным вердиктом обстоятельствам, согласно которым они, предварительно договорившись, группой лиц совершили разбойное нападение на потерпевшую, в ходе которого причинили ей смерть.

Поэтому, независимо от каких именно телесных повреждений наступила смерть потерпевшей, действия каждого из осужденных, выразившиеся в применении насилия, правильно квалифицированы как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Соответствующие доводы осужденных в этой части, в том числе о неправильности квалификации их действий по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, противоречат уголовному закону.

Утверждение осужденного Бакалова об оказании давления на присяжных заседателей путем демонстрации вещественных доказательств не могут быть признаны состоятельными, поскольку не подтверждаются протоколом судебного заседания, согласно которому указанные доказательства были предъявлены для осмотра присяжным заседателям при отсутствии возражений со стороны защиты (т. 4 л.д. 213).
В соответствии с положениями ст. 276 УПК РФ протокол допроса Радейко оглашался в присутствии присяжных заседателей в связи с противоречиями в его показаниях (т. 1 л.д. 170 — 171). Заявлений о признании данного протокола недопустимым доказательством со стороны защиты не поступило (т. 4 л.д. 235).

Последнее слово Бакалова прервано председательствующим было обоснованно, поскольку он затронул вопросы процедуры получения и допустимости доказательств, что в силу ч. 7 ст. 335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей недопустимо.
Вопросный лист сформулирован судьей в соответствии с положениями статей 338 и 339 УПК РФ, с учетом предъявленного подсудимым обвинения, результатов судебного следствия и прений сторон. Вопросы поставлены в понятных присяжным заседателям формулировках. Права сторон на участие в обсуждении формулировок вопросов не нарушены.

В том случае, если бы присяжные заседатели пришли к выводу о том, что предъявленное обвинение нашло свое подтверждение не в полном объеме, они были вправе исключить соответствующие обстоятельства из формулировки вопроса. Это право было разъяснено присяжным заседателям в напутственном слове председательствующего (т. 4 л.д. 157).
Поэтому довод Радейко о том, что вопрос о совершении им менее тяжкого преступления не был внесен в вопросный лист, нельзя признать состоятельным.
Напутственное слово судьи соответствует положениям ст. 340 УПК РФ.

Вынесенный коллегией присяжных заседателей вердикт является ясным и непротиворечивым.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе права на защиту, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

Из материалов дела видно, что во время предварительного следствия в нарушение ст. 195 УПК РФ обвиняемые ознакомились с постановлениями о назначении экспертиз после их проведения. При этом отводы экспертам, заявления и ходатайства, в том числе о выяснении дополнительных вопросов, по проведенным во время предварительного следствия экспертизам обвиняемые не подали. Указанные обстоятельства не лишили их возможности заявлять в суде ходатайства о проведении повторной или дополнительной экспертизы, а также о признании недопустимыми доказательствами заключений экспертов.

Ссылки осужденных на то, что в ходе предварительного расследования они не были ознакомлены с постановлениями о назначении психолого-психиатрических экспертиз в отношении других обвиняемых, не свидетельствуют о незаконности приговора, поскольку при выполнении положений ст. 217 УПК РФ с указанными постановлениями они были ознакомлены и каких-либо заявлений по этому поводу не подали.
Из материалов дела видно, что адвокаты, допущенные к участию в деле по инициативе обвиняемых, добросовестно и квалифицированно исполняли свои профессиональные обязанности, защищая интересы Бакалова и Радейко во время предварительного следствия и в суде всеми не запрещенными законом способами. Данных о расхождении их позиций с мнением адвокатов, нарушении последними УПК РФ, Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, Кодекса профессиональной этики адвоката по делу не усматривается. Оснований, предусмотренных ст. 72 УПК РФ, исключающих участие указанных адвокатов в данном деле, не установлено.

В прениях государственный обвинитель предложил суду назначить Радейко наказание в виде пожизненного лишения свободы. Поэтому просьба адвоката Филинских Л.С. о назначении подсудимому наказания в виде определенного срока лишения свободы с применением ст. 64 УК РФ не свидетельствует о расхождении позиции защитника с позицией Радейко.

При подготовке к кассационному обжалованию в ходе повторного ознакомления с материалами дела осужденные Радейко и Бакалов отказались от юридической помощи адвокатов (т. 5 л.д. 207, 208, 214, 215, 227).

В суде кассационной инстанции осужденные Радейко и Бакалов помощью адвоката были обеспечены.

Как следует из материалов дела, представленные сторонами доказательства исследованы в полном объеме. Председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Подсудимые, их защитники активно пользовались правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Все заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Поэтому не могут быть признаны состоятельными доводы осужденных о нарушении принципов состязательности и равноправия сторон.

Наказание осужденным назначено справедливое, в соответствии с требованиями закона, с учетом целей, установленных ч. 2 ст. 43 УК РФ, данных об их личности, конкретных обстоятельств дела, влияния назначенного наказания на их исправление.
То обстоятельство, что преступления осужденными совершены в период условно-досрочного освобождения, судом учтено — наказание им назначено в соответствии с требованиями ст. 70 УК РФ.

Утверждение Радейко С.Н. о погашении судимости по приговорам от 24.01.2002 г. и 20.02.2004 г. и необходимости исключения из обжалованного приговора указания на применение правил ст. 70 УК РФ не основано на законе, так как наказание, не отбытое по приговору от 24.01.2002 г., частично присоединено к наказанию, назначенному по приговору от 20.02.2004 г., а преступления, за которые он осужден обжалованным приговором, совершены в период его условно-досрочного освобождения от отбывания наказания по указанному приговору (с учетом внесенных в него изменений).
Оснований для применения к осужденным Постановления Государственной Думы РФ от 18.12.2013 г. N 3500-6 «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ» не имеется.

Замечания осужденных на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ и отклонены.
Вместе с тем, в соответствии с постановлениями Дудинского городского суда от 26 июня 2007 г. и Советского районного суда города Красноярска от 2 ноября 2011 года в приговоры в отношении Радейко С.Н. от 24 января 2002 г. и 20 февраля 2004 года внесены изменения, в соответствии с которыми по приговору от 20 февраля 2004 года он осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона N 26-ФЗ от 7 марта 2011 г.), ст. 70 УК РФ — к 2 годам 11 месяцам лишения свободы. С учетом этого окончательное наказание по совокупности приговоров от 20 февраля 2004 г. и 19 октября 2007 года, в силу ст. 70 УК РФ назначенное Радейко С.Н., подлежит снижению.
Как следует из протокола, вопрос о взыскании с осужденных процессуальных издержек в виде расходов на оплату труда адвокатов с участниками судопроизводства в судебном заседании не обсуждался.

Изложенное дает основание считать, что Бакалов и Радейко были лишены возможности в целях защиты своих интересов участвовать в судебном заседании по данному вопросу, в процессе рассмотрения которого в суде заявлять ходатайства, изложить свою позицию относительно всех его аспектов и довести ее до сведения суда, в связи с чем приговор в части взыскания с Бакалова и Радейко процессуальных издержек подлежит отмене, а вопрос о взыскании с них расходов на оплату труда адвокатов — направлению на новое судебное рассмотрение в Красноярский краевой суд.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор суда Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа от 19 октября 2007 года в отношении Радейко С.Н. изменить — назначенное ему по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательное наказание снизить до 17 (семнадцати) лет 4 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этот же приговор в отношении Радейко С.Н. и Бакалова И.А. в части взыскания с них процессуальных издержек отменить, вопрос о взыскании с них расходов на оплату труда адвокатов — направить на новое судебное рассмотрение в Красноярский краевой суд.

В остальном этот приговор в отношении Радейко С.Н. и Бакалова И.А. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Ендовицкого Д.Н., кассационные жалобы осужденных Бакалова И.А. и Радейко С.Н. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code