ОБ ОЗНАКОМЛЕНИИ ОБВИНЯЕМОГО С ПОСТАНОВЛЕНИЕМ О НАЗНАЧЕНИИ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Исаенко В.Н.

В статье освещаются некоторые проблемы, обусловленные несвоевременным ознакомлением обвиняемого с постановлением о назначении судебной экспертизы. Анализируется соответствующая судебная практика, вносятся предложения о совершенствовании отдельных положений уголовно-процессуального закона, регулирующих данную процедуру.

 

Поводом к написанию данной статьи стали результаты изучения судебной практики по разрешению ходатайств участников уголовного судопроизводства со стороны защиты в связи с несвоевременным их ознакомлением с постановлениями о назначении экспертиз и заключениями экспертов в досудебном производстве следователями.

Следует отметить, что в следственной и судебной практике такие жалобы имеют больший удельный вес по сравнению с жалобами потерпевших и их представителей на данное нарушение закона. В подавляющем большинстве случаев суды признают эти жалобы необоснованными, не усмотрев нарушения права на защиту в несоблюдении сроков ознакомления обвиняемого и защитника с постановлением о назначении экспертизы и с заключением эксперта.

Приговором Бутырского районного суда г. Москвы Д. был признан виновным в покушении на убийство и осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ. В апелляционной жалобе осужденный Д. и его защитник Ш., настаивая на отмене приговора, сослались на ряд нарушений закона, допущенных следственным органом и судом, в том числе на ознакомление Д. следователем с постановлением о назначении судебно-биологической экспертизы после ее проведения, что должно рассматриваться как основание для признания ее заключения недопустимым доказательством. Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в апелляционном определении по этому поводу указала, что несвоевременное ознакомление с постановлением о назначении данной экспертизы не является основанием для исключения указанного доказательства <1>.

———————————

<1> Апелляционное определение Московского городского суда от 22 июля 2013 г. N 10-3803 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Осужденный Новосибирским областным судом С., признанный виновным в убийстве двух лиц по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в суде первой инстанции, а затем в апелляционной и надзорных жалобах заявлял, что на предварительном следствии нарушены его права при назначении по делу судебных экспертиз, поскольку он ознакомлен с постановлениями о назначении экспертиз в день ознакомления с заключениями экспертов, что лишило его возможности поставить перед экспертами вопросы, касающиеся орудий преступления, а также возможности причинения телесных повреждений потерпевшим левшой, каковым он является. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ на основании изучения материалов дела пришла к выводу, что С. с постановлениями о назначении экспертиз ознакомлен несвоевременно. Вместе с тем при ознакомлении с заключениями экспертиз С. была предоставлена возможность заявлять ходатайства, которой он не воспользовался. При таких данных оснований считать, что указанное обстоятельство нарушило права осужденного на защиту, не имеется <2>.

———————————

<2> Кассационное определение Верховного Суда РФ от 5 апреля 2012 г. N 67-О11-103 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ при рассмотрении кассационных жалоб осужденных Судом Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа Б. и Р. установила следующее. Б. утверждал, что в ходе предварительного следствия не был ознакомлен с постановлениями о назначении судебно-медицинских экспертиз до их проведения. Данную процедуру следователь выполнил после их проведения. Судебная коллегия пришла к следующему выводу. Во время предварительного следствия обвиняемые в нарушение ст. 195 УПК РФ ознакомились с постановлениями о назначении экспертиз после их проведения. При этом отводы экспертам, заявления и ходатайства, в том числе о выяснении дополнительных вопросов по проведенным во время предварительного следствия экспертизам, обвиняемые не подали. Указанные обстоятельства не лишили их возможности заявлять в суде ходатайства о проведении повторной или дополнительной экспертизы, а также о признании недопустимыми доказательствами заключений экспертов. При выполнении положений ст. 217 УПК РФ с указанными постановлениями они были ознакомлены и каких-либо заявлений по этому поводу не подали. Поэтому Судебная коллегия не усмотрела в описанных обстоятельствах нарушения права осужденных на защиту <3>.

———————————

<3> Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 июня 2014 г. N 53-О14-9СП // СПС «КонсультантПлюс».

 

Таким образом, можно считать сформировавшейся практику рассмотрения судами ходатайств подсудимых и осужденных о несвоевременном их ознакомлении с постановлениями о назначении судебных экспертиз. Ключевым в принятии решения по такому ходатайству является вопрос о том, повлекло ли это существенное нарушение прав названных лиц. Как правило, суды такового в действиях следователя не усматривают. При этом заметно следование правовой позиции Европейского суда по правам человека, высказанной в Постановлении от 16 ноября 2006 г. по делу «Климентьев против России (Klimentyev v. Russia)». В жалобах осужденного и его защитников отмечалось, что он несвоевременно ознакомлен с постановлениями о назначении судебных экспертиз, вынесенными следователем. Европейский суд рассматривал данное дело с точки зрения соблюдения положений ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (закл. в Риме 4 ноября 1950 г.). Часть 2 ст. 6 указанной Конвенции устанавливает следующее:

«3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

  1. a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;
  2. b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;
  3. c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;
  4. d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;
  5. e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке» <4>.

———————————

<4> СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

 

Исследовав доводы заявителей и обстоятельства дела, Европейский суд не установил в действиях следователя нарушения ст. 6 Конвенции <5> в части предоставления ему времени и возможности для подготовки своей защиты в связи с назначением и проведением экспертиз. Следует отметить, что в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» разъяснено, что применение судами Конвенции о защите прав человека и основных свобод должно осуществляться с учетом практики Европейского суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции (п. 10). Если при судебном рассмотрении дела были выявлены обстоятельства, которые способствовали нарушению прав и свобод граждан, гарантированных Конвенцией, суд вправе вынести частное определение (или постановление), в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства и факты нарушения указанных прав и свобод, требующие принятия необходимых мер (п. 11) <6>.

———————————

<5> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2007. N 11.

<6> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12.

 

Таким образом, результаты анализа решений судов, которыми не установлено нарушений прав обвиняемых на защиту и справедливое судебное разбирательство в результате несвоевременного их ознакомления с постановлениями о назначении экспертиз и заключениями экспертов, дают основания для вывода, что эти решения не противоречат правовой позиции Европейского суда по правам человека и Верховного Суда РФ.

С другой стороны, обращает на себя внимание, что оценка судами подобных фактов производится, что называется, по факту без учета требований уголовно-процессуального закона, устанавливающих процедуру назначения экспертизы в досудебном производстве. В УПК РФ нет нормы, позволяющей следователю произвольно определять этап досудебного производства, на котором они должны ознакомить подозреваемого, обвиняемого с постановлением о назначении судебной экспертизы. Часть 1 ст. 198 УПК РФ изложена в следующей редакции: «1. При назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, представитель вправе:

1) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;

2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;

3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;

4) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту;

5) присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту;

6) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта».

Результаты лингвистического и семантического анализа содержания нормы, установленной в п. 3 ч. 1 ст. 198 УПК РФ, дают основание для вывода, что право подозреваемого, обвиняемого, защитника, потерпевшего, представителя ходатайствовать о внесении в постановление о назначении экспертизы дополнительных вопросов эксперту фактически устанавливает их участие в определении круга задач, которые перед ним должны быть поставлены. Реализация указанного права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего предусматривается при назначении судебной экспертизы. Данная формулировка закона не свидетельствует, что следователь должен выносить постановление о назначении экспертизы в присутствии подозреваемого, обвиняемого, поскольку в ней идет речь об их ознакомлении с уже вынесенным постановлением. Однако это не свидетельствует и о том, что данная процедура должна быть выполнена по завершении предварительного расследования. Последнее противоречит и правовой позиции Верховного Суда РФ, высказанной в п. 9 Постановления Пленума от 21 декабря 2010 г. N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», где разъясняется, что подозреваемый, обвиняемый, потерпевший должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до начала ее производства, а если экспертиза была назначена до признания соответствующих лиц таковыми, то сразу после получения ими этого статуса <7>.

———————————

<7> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 2.

 

При заявлении обвиняемым ходатайства после его ознакомления с постановлением о назначении экспертизы следователь вправе мотивированно отказать в его удовлетворении, если такое ходатайство не предусмотрено законом либо в нем расширительно истолковывается право участника досудебного производства.

Старший следователь следственной части следственного управления при УВД по Северо-Западному административному округу г. Москвы Ц. назначил по находящемуся в его производстве уголовному делу судебно-фоноскопическую экспертизу. О ее назначении были уведомлены обвиняемый Я. и его защитник, которые ознакомились с постановлением об этом, но впоследствии заявили ходатайство о копировании постановления о назначении экспертизы и документов, являющихся приложениями к данному постановлению. Следователь отказал в удовлетворении данного ходатайства, мотивировав свое решение тем, что Я. и его защитник были ознакомлены с постановлением без ограничения по времени. Хорошевский районный суд г. Москвы, рассматривавший жалобу этих лиц в порядке ст. 125 УПК РФ, а затем судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда не усмотрели нарушения закона в этих действиях следователя. Судья Московского городского суда, рассматривавший надзорную жалобу адвоката, также отказал в ее удовлетворении, дополнительно отметив, что «на досудебной стадии уголовного судопроизводства суд не вправе вмешиваться в процессуальную самостоятельность следователя, который рассматривал вышеуказанное ходатайство стороны защиты в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, при этом права обвиняемого Я. нарушены не были» <8>.

———————————

<8> Постановление судьи Московского городского суда от 23 августа 2010 г. N 4у/9-6749 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Полагаем, что следователь, а затем и суд обоснованно отказали обвиняемому и защитнику в копировании прилагаемых к постановлению материалов, поскольку имели возможность это сделать сами. Из содержания постановления они могли получить представление о виде экспертизы, цели ее производства, характере поставленных перед экспертом вопросов, о направляемых на экспертизу материалах.

Однако возникает вопрос об обоснованности ссылки суда на процессуальную самостоятельность следователя. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. N 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» разъясняется: «При проверке законности и обоснованности решений и действий (бездействия) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора судья не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. В частности, судья не вправе делать выводы о фактических обстоятельствах дела, об оценке доказательств и квалификации деяния» <9>. Если допустить, что в документах, о копировании которых настаивали обвиняемый Я. и защитник К., была зафиксирована процедура получения проверяемой фонограммы и образцов для сравнительного исследования, то их исследование для выяснения вопроса о допустимости заключения эксперта относится к компетенции суда первой инстанции. В рассматриваемом случае эти вопросы в жалобе не ставились. Поэтому ссылка суда на право процессуальной самостоятельности следователя представляется достаточно спорной.

———————————

<9> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 4.

 

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа. Именно правом самостоятельности следователя и объясняют порой следователи, руководители следственных органов, осуществляющие надзор в досудебном производстве и поддерживающие обвинение в суде прокуроры, а также суды первой и последующих инстанций предъявление обвиняемому постановления о назначении экспертизы и заключения эксперта при их ознакомлении с уголовным делом по окончании предварительного следствия в порядке ст. 217 УПК РФ.

С такой трактовкой самостоятельности следователя согласиться сложно. Его свобода в выборе направления расследования выражается в выдвижении и определении порядка проверки следственных версий, определении порядка установления и исследования отдельных обстоятельств предмета доказывания с точки зрения возможности или целесообразности выполнения этой работы на данном этапе расследования, очередности допросов свидетелей и др. Однако это не означает наличия у него права уклонения от соблюдения установленной в УПК РФ последовательности выполнения отдельных следственных и иных процессуальных действий. Прежде чем провести проверку показаний на месте, следователь обязан допросить лицо, чьи показания он намерен проверить таким образом. Это же относится к предъявлению лица или предметов для опознания. Очная ставка может быть проведена только после допросов лиц, в показаниях которых появились противоречия. При этом следователь свободен в принятии решений о проведении очной ставки между ними и выборе времени ее проведения. От него зависит, целесообразно ли в данных условиях проведение следственного эксперимента, проверки показаний на месте и др.

Только следователю принадлежит право решения о времени назначения отдельных видов судебных экспертиз. Он не может откладывать назначение судебно-медицинской экспертизы трупа или живого лица, поскольку от этого зависит решение вопроса о возбуждении уголовного дела. Недопустимо затягивание времени назначения и проведения экспертизы выделений, обнаруженных на одежде и в полостях трупа потерпевшей, по методу молекулярно-генетической идентификации, поскольку: 1) ее результаты подлежат проверке по банку данных геномной регистрации и, соответственно, обеспечивают проведение оперативного поиска совершившего преступление лица; 2) затягивание назначения экспертизы чревато утратой объектами исследования их идентификационных характеристик.

Однако следователю целесообразно воздержаться от назначения экспертизы с целью установления наличия на одежде потерпевшего микрочастиц волокон ткани или других наслоений, вероятно, происходящих от одежды преступника. Данную экспертизу целесообразнее назначать, когда будет установлено это лицо и появится реальная возможность проведения не только диагностического, но и идентификационного исследования.

Тактика использования возможностей судебной экспертизы в досудебном производстве многоаспектна. Однако тактико-криминалистические соображения не должны идти вразрез с требованиями закона о соблюдении установленных уголовно-процессуальным законом прав лиц, интересы которых затрагивает производство экспертизы. 30-летний опыт следственной работы автора статьи позволяет утверждать, что во многих случаях объявление подозреваемому, обвиняемому постановления о назначении экспертизы и разъяснение в общих чертах ее возможностей способствовали изменению его позиции и началу сотрудничества со следствием. В ходе расследования преступлений, совершенных без очевидцев, проведение несложной тактической комбинации, сопряженной с назначением экспертизы, способствовало активизации оперативно-розыскной работы с подозреваемым, обвиняемым, давшей значимые для расследования сведения. Что касается возможного противодействия в проведении экспертизы и попыток повлиять на ее ход и результаты, то нейтрализация таких попыток должна быть одним из аспектов взаимодействия следователя с руководителем судебно-экспертного учреждения и экспертом, которому поручено проведение экспертизы, а также с сотрудниками подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Следует отметить и еще одно немаловажное обстоятельство. Всегда ли адвокаты-защитники ходатайствуют о признании заключений экспертов (и других доказательств) недопустимыми в ходе досудебного производства? Практика свидетельствует, что это далеко не так. Нередко заявление такого ходатайства происходит уже в ходе судебного следствия более из тактических соображений, даже если заключение эксперта безупречно с точки зрения содержания, методики исследования, полученных результатов и требований, предъявляемых к нему нормами, содержащимися в ст. 204 УПК РФ. При отказе суда первой инстанции в удовлетворении такого ходатайства его доводы нередко затем приводятся в апелляционной и последующих жалобах, не получающих удовлетворения по тем же основаниям.

Полагаем целесообразным вернуться к ранее приведенному разъяснению Пленума Верховного Суда, содержащемуся в Постановлении от 10 октября 2003 г. N 5, в соответствии с которым суд вправе вынести частное определение (или постановление), в котором обратит внимание соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства и факты нарушения прав и свобод, требующие принятия необходимых мер (п. 11) <10>. В приведенных ранее, а также в других примерах из судебной практики нет указания на то, реагировали ли суды таким образом на факты предъявления обвиняемым постановлений о назначении экспертиз и заключений экспертов по завершении расследования. Это представляется определенным упущением.

———————————

<10> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 12.

 

Положения, содержащиеся в ч. 1 ст. 198 УПК РФ, носят императивный характер. Однако в этой норме целесообразно дополнительно установить требование о сроке, в течение которого подозреваемый, защитник, потерпевший, представитель должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы. В.М. Быков справедливо пишет: «…этот срок должен быть не более чем пять суток, иначе заинтересованные участники процесса не смогут своевременно ходатайствовать о назначении дополнительной или повторной экспертизы или истребовать заключение специалиста по результатам проведенной экспертизы» <11>. Разделяя данную позицию, полагаем, что в ст. 198 и 206 УПК РФ следует указать также на обязанность следователя составлять протокол ознакомления подозреваемого, обвиняемого, защитника, потерпевшего, представителя с постановлением о назначении экспертизы и заключением эксперта. В свою очередь, во избежание претензий к следователю о нарушении им этих прав представляется возможным рекомендовать подшивать в уголовное дело копии уведомлений названных участников процесса о предоставлении им возможностей использовать данные права.

———————————

<11> Быков В.М. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации о правах потерпевшего в уголовном судопроизводстве // СПС «КонсультантПлюс».

 

Приоритет в сфере обеспечения рассматриваемых прав принадлежит процессуальному контролю в следственных органах. Он имеет особое значение для выработки у следователей чувства ответственности за соблюдение процессуальной дисциплины, предупреждения их профессиональной деформации. Соответствующую принципиальность должны проявлять и прокуроры, осуществляющие надзор за процессуальной деятельностью следственных органов. Суды, в свою очередь, располагают достаточными правовыми возможностями для того, чтобы содействовать безупречному соблюдению требований закона на рассматриваемом участке процессуальной деятельности.

Пристатейный библиографический список

Быков В.М. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации о правах потерпевшего в уголовном судопроизводстве // СПС «КонсультантПлюс».

Ключевые слова: судебная экспертиза; ознакомление обвиняемого с постановлением; права обвиняемых; судебная практика; процессуальный контроль; прокурорский надзор.

Информация о публикации:
Исаенко В.Н. Об ознакомлении обвиняемого с постановлением о назначении судебной экспертизы // Уголовное право. 2015. N 1. С. 129 — 134.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code