Определение Верховного Суда РФ от 30.05.2014 N 41-КГ14-6

Решение суда по уголовному делу о дорожно-транспортном преступлении (ст. 264 УК РФ). Возмещение вреда. Судебная ошибка.

Судебная практика по уголовным делам о ДТП

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 30 мая 2014 г. N 41-КГ14-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горохова Б.А.,

судей Корчашкиной Т.Е., Гуляевой Г.А.

рассмотрела в судебном заседании 30 мая 2014 г. по кассационной жалобе Толстова А.В. на решение Неклиновского районного суда Ростовской области от 27 мая 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 23 сентября 2013 г. дело по иску Вайкока А.Ш. к обществу с ограниченной ответственностью «Дизельмаш-Строй», Бигари А.А., Толстову А.В. о взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей, что кассационная жалоба Толстова А.В. подлежит удовлетворению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Вайкок А.Ш. обратился в суд с иском к ООО «Дизельмаш-Строй», Бигари А.А., Толстову А.В. о взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

В обоснование своих требований истец указал на то, что в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего по вине водителя автомобиля <…>» Толстова А.В., его отцу Вайкоку Ш.М. были причинены телесные повреждения, от которых последний погиб на месте дорожно-транспортного происшествия. Автомобиль «<…>», которым управлял Толстов А.В. по доверенности, выданной Бигари А.А., принадлежит на праве собственности последнему. В результате гибели отца истец и его семья пережили нравственные страдания в связи с потерей близкого человека. Вайкок А.Ш. просил взыскать солидарно с ответчиков <…> руб. в счет компенсации морального вреда.

Ответчики иск не признали.

Решением Неклиновского районного суда Ростовской области от 27 мая 2013 г. исковые требования Вайкока А.Ш. удовлетворены частично. С Бигари А.А. в пользу Вайкока А.Ш. взыскана компенсация морального вреда в размере <…> руб. В остальной части в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 23 сентября 2013 г. решение суда первой инстанции отменено. По делу принято новое решение, которым с Толстова А.В. в пользу Вайкока А.Ш. взыскана компенсация морального вреда в размере <…> руб. В остальной части в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе Толстов А.В. ставит вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отмене решения Неклиновского районного суда Ростовской области от 27 мая 2013 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 23 сентября 2013 г.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 15 февраля 2014 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 17 апреля 2014 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и не сообщили о причине неявки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судами были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Как следует из материалов дела, 1 октября 2010 г. примерно около 16 часов 30 минут, на грунтовой дороге, на 4-й аллее садоводческого товарищества «Черешенка», расположенном в хуторе Лотошники Неклиновского района Ростовской области, Толстов А.В., управляя технически неисправным автомобилем «<…>» (превышение допустимого суммарного люфта рулевого управления на рулевом колесе), принадлежащем на праве собственности Бигари А.А., выполняя маневр — движение задним ходом, не убедился в безопасности своего маневра и допустил наезд на пешехода Вайкока Ш.М., который находился позади вышеуказанного автомобиля на проезжей части. В результате чего пешеходу Вайкоку Ш.М. были причинены телесные повреждения, от которых он скончался на месте дорожно-транспортного происшествия.

Приговором Неклиновского районного суда Ростовской области от 24 августа 2012 г. Толстов А.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации (нарушение лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшие по неосторожности смерть человека) по факту указанного дорожно-транспортного происшествия.

Согласно пункту 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда с собственника автомобиля <…>» — Бигари А.А., как с владельца источника повышенной опасности.

Отменяя судебное решение, суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводом суда первой инстанции о необходимости компенсации морального вреда Вайкоку А.Ш., ссылаясь на нормы статей 1079, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что вред истцу причинен в результате виновных действий водителя автомобиля <…>» Толстова А.В., управлявшего транспортным средством на законном основании — доверенности, выданной собственником.

Судебная коллегия находит приведенные выводы судебных инстанций ошибочными, основанными на неправильном толковании положений действующего законодательства по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. При этом работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Как разъяснено в пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни, здоровью гражданина», ответственность юридического лица или гражданина, предусмотренная пунктом 1 статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, наступает за вред, причиненный его работником при исполнении им своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании заключенного трудового договора (служебного контракта). На юридическое лицо или гражданина может быть возложена обязанность по возмещению вреда, причиненного лицами, выполнявшими работу на основании гражданско-правового договора, при условии, что эти лица действовали или должны были действовать по заданию данного юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ (пункт 1 статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 20 этого же Постановления по смыслу статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, в отношении которого оформлена доверенность на управление транспортным средством, признается его законным владельцем, если транспортное средство передано ему во временное пользование и он пользуется им по своему усмотрению. Если в обязанности лица, в отношении которого оформлена доверенность на право управления, входят лишь обязанности по управлению транспортным средством по заданию и в интересах другого лица, за выполнение которых он получает вознаграждение (водительские услуги), такая доверенность может являться одним из доказательств по делу, подтверждающим наличие трудовых или гражданско-правовых отношений. Указанное лицо может считаться законным участником дорожного движения (пункт 2.1.1 Правил дорожного движения), но не владельцем источника повышенной опасности.

Таким образом, не признается владельцем и не несет ответственности за вред перед потерпевшим лицо, управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого источника (водитель, машинист, оператор и другие).

Учитывая изложенное, Толстова А.В. можно было бы признать владельцем источника повышенной опасности только при условии, что транспортное средство было передано ему для использования по своему усмотрению.

При рассмотрении дела с достоверностью установлено, что большегрузный автомобиль «<…>» использовался 1 октября 2010 г. не по усмотрению Толстова А.В. и не для его личных целей, а по поручению ООО «Дизельмаш-Строй» для доставки в садоводческое товарищество «Черешенка» шлака для отсыпки дорожного полотна.

Из объяснений Толстова А.В. и показаний свидетелей Рымаря А.Ф., Петрова А.А., Шевченко Н.Н., Бородина С.Н., содержащихся в протоколе судебного заседания по уголовному делу в отношении Толстова А.В. следует, что Толстов А.В. перевозку груза в адрес садоводческого товарищества «Черешенка», где произошло дорожно-транспортное происшествие, осуществлял по указанию должностных лиц ООО «Дизельмаш-Строй», с которым находился в фактических трудовых отношениях без оформления трудового договора. В ООО «Дизельмаш-Строй» он получал заработную плату, выпуск на линию автотранспорта осуществлялся механиком ООО «Дизельмаш-Строй», который ежедневно осуществлял осмотр транспортных средств.

Таким образом, по мнению истца Вайкока А.Ш. и по утверждению ответчика Толстова А.В., он использовал автомобиль не по своему усмотрению, а по заданию должностных лиц ООО «Дизельмаш-Строй», <…> которого является супруга собственника автомобиля Бигари А.А. — Бигари Э.Г.

Между тем ни суд первой инстанции, ни суд апелляционной инстанции не установили фактически имевшие место правоотношения между ООО «Дизельмаш-Строй» и Толстовым А.В., между собственником автомобиля Бигари А.А. и Толстовым А.В.

В рассмотрении дела в суде первой инстанции представитель ООО «Дизельмаш-Строй» и Бигари А.А. не участвовали, хотя о рассмотрении дела были извещены. В суд апелляционной инстанции представитель ООО «Дизельмаш-Строй» также не явился, хотя суд предпринял меры по извещению данного ответчика по всем известным адресам. Ни Бигари А.А., являющийся одним из двоих учредителей ООО «Дизельмаш-Строй», ни его жена Бигари Э.Г., являющаяся <…> ООО «Дизельмаш-Строй», также в суд не явились.

При таких обстоятельствах дела отсутствуют основания для вывода о том, что при рассмотрении настоящего дела судом были выяснены все существенные для дела обстоятельства, а именно, кто на самом деле являлся владельцем источником повышенной опасности, в результате использования которого 1 октября 2010 г. наступила смерть Вайкока Ш.М.; в чьих интересах и на каких правовых основаниях осуществлялась эксплуатация и техническое обслуживание автомобиля <…>»; на каких правовых основаниях водители большегрузных автомобилей по указанию руководства ООО «Дизельмаш-Строй» осуществляли работы по отсыпке дороги в садоводческом товариществе «Черешенка».

Установление данных правоотношений между указанными лицами имеет существенное значение для дела, так как от них зависит установление лица, на которое может быть возложена обязанность по возмещению вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

При указанных обстоятельствах решение суда первой инстанции о взыскании в пользу истца компенсации морального вреда с собственника автомобиля и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда о взыскании компенсации морального вреда с водителя автомобиля нельзя признать законными.

В целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судом первой и апелляционной инстанции в применении и толковании норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудного решения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признает апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 23 сентября 2013 г. в части вынесения нового решения о взыскании компенсации морального вреда в сумме <…> с Толстова А.В. в пользу Вайкока А.Ш. и в части отказа в удовлетворения иска в остальной части подлежащим отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, с учетом всех установленных по настоящему делу обстоятельств и с соблюдением требований материального и процессуального закона разрешить возникший спор.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 23 сентября 2013 г. в части вынесения нового решения о взыскании компенсации морального вреда в сумме <…> руб. с Толстова А.В. в пользу Вайкока А.Ш. и в части отказа в удовлетворении остальной части иска отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code